Судебная власть в монголии

Оглавление:

Особенности судебной власти

Монголия / Особенности судебной власти

Согласно конституции, судебную власть в Монголии осуществляет исключительно суд (ст, 47). Функции верховной судебной власти возложены на Суд конституционного надзора и Верховный суд.

Суд конституционного надзора Монголии является полноправным органом, осуществляющим высший контроль за соблюдением конституции (ст. 64). Он состоит из 9 членов, назначаемых на эту должность Великим государственным хуралом (трое — по предложению самого Великого государственного хурала, трое — по предложению Президента и трое — по предложению Верховного суда). Председателем Суда конституционного надзора выбирают сроком на 3 года одного из его членов, получившего большинство голосов членов суда. Он может быть переизбран один раз (ст. 65).

Суд конституционного надзора разрешает споры, касающиеся нарушения конституции, в соответствии с заявлениями и сообщениями граждан, по собственной инициативе, по просьбе Великого государственного хурала, Президента, Председателя правительства, Верховного Суда, Генерального прокурора (ст. 66). Если закон, указ, другие акты Великого государственного хурала и Президента, а также решения Правительства, международные договоры Монголии не соответствуют конституции страны, то по решению Суда конституционного надзора эти акты признаются недействительными (ст. 66). Решение Суда конституционного надзора вступает в силу сразу же после его принятия (ст. 67).

Верховный суд Монголии является высшим судебным органом и имеет следующие функции: 1) осуществляет проверку и принимает решение на первом этапе рассмотрения уголовных дел и правовых споров, подпадающих под статью закона, 2) осуществляет кассационно-ревизионный контроль за решением судов низших инстанций, 3) осуществляет надзор за переданными Судом конституционного надзора и Генеральным прокурором вопросами, касающимися законов и законных прав и свобод человека, 4) даёт официальное толкование всех законов, кроме конституции, 5) принимает решения по другим вопросам в соответствии с предоставленным законом правом. Решения Верховного суда являются окончательными (ст. 50). Верховный суд, равно как и все другие суды, не имеет права применять законы, не соответствующие конституции или официально неопубликованные.

Верховный суд состоит из Генерального судьи и судей. Генерального судью назначает Президент сроком на 6 лет по предложению судей Верховного суда. Судьи Верховного суда также назначаются Президентом с согласия Великого государственного хурала.

← Назад | Особенности судебной власти | Вперёд →

Судебная система Монголии в XIII веке

Образование единого централизованного Монгольского государства на рубеже XII-XIII веков означало, прежде всего, создание государственного аппарата, формирование принципов управления и судопроизводства. Особое место в системе управления занимали органы, наделенные правом рассматривать и разрешать различные социальные конфликты, связанные с нарушением установленных правил. Началом организации органов, отправлявших правосудие в Монгольской империи, явилось назначение Чингисханом Шихихутуга Верховным судьей государства – Гурдэрин Заргу. В § 154 «Сокровенного сказания» упоминается распоряжение Чингисхана о наделении Бэлгудэя правом разрешать дела, связанные с кражей, ссорами, драками. Позже, через 4 года, в 1206 г. издан указ о назначении Шихихутуга главным судьей во всей державе.

Лица, отвечающие за соблюдение закона в государстве, назывались заргач. Об этом свидетельствует Рашид-ад Дин в «Сборнике летописей»: «На великом царском совете «Их Хуралдае» в 1206 г. в совершенстве владеющий китайской письменностью Чингай, служивший до этого десятником, был назначен сотником и младшим судьей». Этот факт упоминают в первом томе «Вчерашние следы монголов» Алтанша, действительный член международной Академии информатики, академик, профессор Бадарчи. Эту же историю о Чингае можно найти в летописи «Династии Юань».

В основе организации судов была положена численная система, согласно которой лица, занимавшие средние и высшие военные должности, осуществляли судебные функции. Соединение военно-административной и судебной функций было характерно для многих средневековых государств.

Так, статус младшего судьи имел сотник, по отношению к которому тысячник являлся вышестоящим судом, а десятитысячник — третье звено в системе судов, в свою очередь, был вышестоящим по отношению к тысячнику. Назначенный указом Чингисхана Бэлгудэй, позже Шихихутуг имели статус главного судьи, сам хан находился на вершине пирамиды.

Правосубъектность лиц, осуществлявших правосудие, проявлялась в их полномочиях. В XIII в. функции предварительного следствия и судебного расследования не были разделены. Поэтому расследование преступлений и назначение меры наказания за совершенные противоправные деяния было делом заргач и багатуров- хэшигтэнов.

Прерогативой хана было привлечение к исключительной мере наказания — к смертной казни. Согласно указу Чингисхана, судьи обязаны были писать подробный рапорт на имя хана о делах приговоренных к смертной казни и только после получения официального указа имели право приводить приговор в исполнение.

В случае помилования, что также было правом хана, смертная казнь заменялась на более мягкую меру наказания. Есть факты, свидетельствующие о том, что по одним делам хан сам выносил приговор, а по другим устанавливал подсудность и передавал их тому или иному судье для решения. К исключительным полномочиям главного судьи относились:

— дача разрешения на судебную деятельность на основе кабалы — официального ордера;

— назначение судей в селах и племенах;

-ежемесячная проверка приговоров нижестоящих судей.

На местах судебные функции осуществляли главы местных административно-территориальных единиц. Так, если преступление было совершено на территории города или против интересов города, то оно рассматривалось в городском суде.

Должность городского судьи была ниже должности главного судьи. Городской судья лично осуществлял функции предварительного расследования, судебного разбирательства и выносил приговор. Для вынесения правильного приговора по сложным, запутанным делам городской судья имел право проводить ревизию всех процессуальных документов, посланных сельскими судьями.

Права сельского судьи были ограничены, в частности он не имел права проводить судебное разбирательство, принимать решение, выдавать свидетельство на право владения недвижимостью. По сути, сельский судья не обладал судебными полномочиями, а выполнял вспомогательные функции.

Право вышестоящего судьи осуществлять надзор за деятельностью нижестоящих определяло характер взаимоотношений «главного судьи», назначенного ханом, и других судей.

По указу Чингисхана была установлена территориальная подсудность дел, согласно которой суды делились на полевые и обычные, «домашние». К подсудности полевых (военных) судов относились дела, связанные с потомками хана, подданными, имевшими свои территории и владения. Полевые дела разбирались на территории военного поселения военачальниками или главами местных территорий. «Сокровенное сказание» свидетельствует о том, что установление подсудности дел относилось к исключительной компетенции самого хана. Основными критериями отбора кандидатов на должность судьи были:

— знание, соблюдение законов;

— развитое логическое мышление.

Большое значение имели нравственные качества кандидатов. Судьями назначали людей мудрых, глубоко верующих, имеющих четкое убеждение, способность вникать в суть дела. Признавалось, что хорошее знание законов — необходимое условие устранения «душевных грехов» злоумышленников. Четкое знание закона служило основой этики судьи и руководством в работе.

Великая Яса предписывала судьям особое внимание уделять анализу и проверке доказательств при расследовании и раскрытии преступных деяний. Высоко ценилось профессиональное мастерство судей по оценке доказательств и проверке свидетельских показаний, улик.

При вступлении в должность судьи давали присягу следующего содержания: «Начиная с сегодняшнего дня я буду неукоснительно выполнять все обязательства, не уклоняясь от закона и не переступая его во всех делах, связанных с судопроизводством, регулированием спорных вопросов, примирением враждующих сторон. В случае нарушения своей присяги я готов нести любое наказание. Я беру себе в свидетели верных и надежных людей из общества».

В случае нарушения присяги судья смещался с должности, а также мог быть приговорен к телесным наказаниям. Содержанием ответственности судей выступало принуждение со стороны ханской власти. Ответственность судей носила публичный характер, субъектом привлечения к ответственности выступало государство в лице хана.

«Гните только свое, не вставайте ни на чью сторону, не давайте шансов проходимцам и сутяжникам, притупляйте их интриги, не давайте мудрым старцам повода для недовольства и власть хана не увидит оплошности и заблуждения в грехах, не прикрепляйте колокол к подолу и саней между ног». Чингисхан.

Так сформулированы моральные нормы, общие правила руководства судей при отправлении правосудия. Содержание требований свидетельствует о том, что в системе управления суду отводилось особое место. Судья должен был подчиняться только закону и придерживаться справедливости во имя укрепления политики государства. Указ Чингисхана предписывал судьям служить только «Великой Ясе», служить честно и благородно, не поддаваясь никаким соблазнам, руководствуясь советами старцев, умудренных жизненным опытом, уважать обычаи и традиции своего народа с тем, чтобы судебный процесс не влек за собой пересудов, жалоб.

Судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен был не допускать того, что могло умалить авторитет, достоинство суда, вызвать сомнение в его справедливости. Признавалось недопустимым для судьи принимать приглашения от частных лиц, получать что-либо материальное в качестве вознаграждения за вынесение приговора, передавать произвольно другим лицам судебные полномочия.

Данный указ Чингисхана и в будущем в Монгольской империи служил законом, определявшим этические нормы поведения судей. Важным условием осуществления объективного правосудия был запрет вмешательства в деятельность судьи. Так, никто не имел права освободить преступника, заключенного, в отношении которого вынесен приговор судьи.

Гарантией независимости судей было установленное Чингисханом правило осуществления суда, запрещавшее воздействие со стороны на деятельность судей. Того, кто затеял «незаконное дело» или добился решения суда путем принуждения, следовало жестоко избить, сбрить бороду, посадить верхом на вола и водить по всему городу. Пресекалось высокомерное и пренебрежительное отношение к суду, за что предусматривалась уголовная ответственность.

Существенная особенность судебной власти состояла в особой процедуре, методах ее осуществления, основной постулат которых сводился к тому, чтобы разбирать права и требования сторон в равных условиях, и только при соблюдении данных положений мог быть вынесен приговор. Осуществление правосудия происходило в установленном процессуальном порядке, базировавшемся на принципах:

1. Законности и взаимного исключения, а именно для установления факта совершения преступления следовало ответить на вопросы: «Имело ли место данное преступление?», «Достаточно ли улик, доказательств, показаний свидетелей для возбуждения уголовного дела?».

2. Равенство всех перед законом, свидетельством чего может служить § 276 «Сокровенного сказания о монголах», в котором говорится: «Ты беспомощный, властный Арасун, с кем ставишь себя в один ряд, ведешь себя высокомерно, суешь свой нос в дела нашего рода, казнить тебя стоит! Но это сочтут самоуправством, поэтому отправлю тебя вместе с Гуюком.

Мы считаем, что суд должен достигать всех и все, от знати до простого люда, от столицы до самых окраин империи. За это мы боремся всей душой». Данный принцип требовал подчинения всех, в том числе вышестоящих лиц, установленным нормам, тем самым в известной степени ограничивал власть держащих.

3. Принцип справедливости. В летописи «Свод Чингисхана» записано: «Чье это право, этот и должен пользоваться им! Наши воля и душа стремятся к тому, чтобы вообще искоренить из жизни людей несправедливость, насилие, ущемление, взяточничество. Боремся за то, чтобы навсегда были закрыты двери мошенничеству, коварству, принуждению».

4. Принцип искоренения преступности. Чингисхан, определяя главное направление и круг деятельности чербов и судей, сказал: «Исправить раздоры и вранье! Пресечь ложь, наказать преступление!». Наказание имело своей целью искоренить ссоры, тяжбы в обществе.

5. Принцип соответствия меры наказания и содеянного. В системе уголовного, административного и военного права Монгольской империи одним из главных принципов являлся принцип соответствия меры наказания содеянному. Доказательством может быть содержание § 278 «Сокровенного сказания» о недопустимости произвола.

6. Принцип неизбежности наказания. Всякое преступление обязательно влекло наказание. Надпись на памятнике Елюю Чуцаю гласит: «Если допустил погрешности, совершил преступление, то будь уверен, что наказание неминуемо!».

7. Осуществление допроса свидетелей по отдельности с тем, чтобы путем сравнения всех показаний установить их разницу и уловить слабые стороны. Различие свидетельских показаний служило основанием для дальнейшего изучения дела.

Большое внимание уделялось тактике ведения допроса свидетелей, каждый свидетель подвергался допросу несколько раз для внесения уточнения в разборе дела. При этом должны были учитываться количественные и качественные критерии: время, место и обстоятельства совершения преступления. Считалось, что «сомнение само по себе предостерегает от принятия неправильного решения», потому любые сомнения в виновности обвиняемого толковались в его пользу.

Свидетелей подвергали допросу несколько раз с целью выявления противоречий в их показаниях. Считалось, что ошибки в решениях судей допускаются тогда, когда решения принимаются поспешно.

8. Принцип презумпции невиновности. Одним из основных принципов судопроизводства был принцип, гласивший: « Не доказана вина — не виновен». Устанавливалось правило о недопустимости смертной казни, если вина подсудимого не доказана.

По установленному Чингисханом закону главы областей и округов не имели права заключать под стражу и освобождать из-под стражи людей без указа или соответствующего документа, заверенного подписью хана. Чиновники не имели право произвольно лишать свободу, ограничивать права. Потерпевший или другие лица, заставшие преступника на месте преступления с поличным, могли задержать его, и только судья имел право вынести окончательный приговор и привести его в исполнение.

9. Коллегиальность судопроизводства. Сложные дела, споры должны были рассматриваться совместно на хуралдае судьями, военачальниками, мэликами, местными управителями.

. Новое законодательство формировалось десятилетия. Для всех монгольских племен Чингисова улуса Яса была опубликована на Великом Курултае в 1206 г., одновременно с провозглашением Темуджина Чингисхан ом всей Великой Степи. Но и после этого Яса дополнялась и расширялась. Это произошло в 1218 г., перед войной с Хорезмийским султанатом, и в 1225 г., перед завоеванием Тангутского царства. Но элементы нового стереотипа поведения начали слагаться, надо полагать, до 1206 г. Зачем создают новые законы? Только для того, чтобы обеспечить существование новому стилю поведения, непривычному, но целесообразному. Это значит, что каждый закон запрещает то, что ранее считалось допустимым или извинительным.

Законы Чингисхан а карали смертью за: убийство; блуд мужчины и неверность жены; кражу, грабеж, скупку краденого, сокрытие беглого раба; чародейство, направленное ко вреду ближнего; троекратное банкротство, т.е., невозвращение долга; невозвращение товарищем оружия, случайно утерянного владельцем в походе или в бою («Если кто-нибудь, нападая или отступая, обронит свой вьюк, оружие или часть багажа, то находящийся сзади его, должен сойти с коня и возвратить владельцу упавшее, в противном случае он предастся смерти»); отказ путнику в воде и пище.

Неоказание помощи боевому товарищу приравнивалось к самым тяжелым преступлениям. Яса воспрещала кому бы то ни было есть в присутствии другого, не разделяя с ним пищу. В общей трапезе ни один не должен был есть более другого.

Наказанием за тяжелые преступления была смертная казнь, за малые преступления полагались телесные наказания или ссылка в отдаленные места (Сибирь). Иногда за конокрадство и убийство на монгола накладывалась пеня.

Самым значительным нововведением надо считать закон о взаимопомощи, точнее — взаимовыручке. Обыватель охотно признает запреты, ограничивающие его свободу, но не может даже представить, что он кому-то чем-то обязан, если он не видит в этом выгоды. Зато члены консорций — группы космонавтов, экипаж корабля, экспедиции в безлюдные места, банды разбойников, батальона солдат и т.п. — имеют диаметрально противоположный стереотип поведения. Без взаимовыручки они обречены на гибель и должны быть уверены, что боевой товарищ их не бросит. Чингис сделал из своих подчиненных организацию фазы этнического подъема с общественным императивом «Будь тем, кем ты должен быть».

Новый общественный императив монголов — взаимовыручка — включал в себя гарантию, даваемую боевому товарищу, ставшему жертвой предательства. Если его не могли спасти, то за него следовало отомстить нарушителям закона гостеприимства. Противники монголов на это возражали, что и на войне убивают, и что обман, ныне называемый дезинформацией, дозволен, и что те, кто не убивал посла, не виноваты, а, следовательно, не несут за чужой поступок ответственности.

На это монгольское правосознание возражало, что смерть на войне действительно естественна, ибо «за удаль в бою не судят». Более того, самым доблестным противникам, попавшим в плен, предлагалась не только лошадь, но и прием в ряды монгольского войска с правом на выслугу. Дезинформацию монголы, как митраисты, делили на обман противника, который должен воспринимать обстановку критически, и на предательство или обман доверившегося клятве, т.е. договору или обычаю гостеприимства. Предателей и гостеубийств уничтожали беспощадно вместе с родственниками, ибо, полагали они, склонность к предательству — наследственный признак.

Власть монгольских правителей в покоренных странах была ограничена; им не было предоставлено право предания смерти без предварительного суда. Взимание налогов производилось на основании строго определенной системы; особенными установлениями регулировалось несение государственной службы; всегда вводились казенная почта, административные реформы. Иногда во главе управления отдельных частей государства оставлялись свои, туземные, правители; так, например, по покорении северного Китая он был разделен на десять провинций с китайскими чиновниками во главе.

И, наконец, истребление населения городов, где были убиты послы, с точки зрения монголов, было тоже логично. Народ, поддерживающий своего правителя, должен делить с ним ответственность за его поступки. Для классовых обществ, где народ угнетен, такое мнение нелепо, но монголы такого безобразия, как классовый гнет, не могли вообразить. Города, в которых были убиты парламентеры, монголы называли «злыми городами» и громили их, считая, что это справедливо. Так были разрушены Балх и Козельск. Позднее из-за убийства послов погибла империя Суй и была разорена Венгрия.

Нет, конечно, монголы не были добряками! Иначе они не могли поступать, ибо на всех трёх фронтах — китайском, переднеазиатском и кумано-русском — против них стояли силы, значительно превышающие их по численности и вооружению. Побеждали они благодаря дисциплине и мобильности, но ведь и то и другое возможно только при высокой пассионарности, и эта последняя, в свою очередь, порождает оригинальную ментальность и стереотип поведения. Монгольские воины не рассчитывали последствий своих поступков, потому что на войне думать некогда. Они вели себя так, как им подсказывала их природа, изменившаяся из-за пассионарного толчка. Им и в голову не приходило спрашивать себя: правы ли они или в чем-то виноваты? На популяционном уровне действия этноса запрограммированы окружающей средой, культурой или генетической памятью. На персональном — они свободны. То, что среди монголов, как, впрочем, и среди их противников, были люди добрые и злые, жадные и щедрые, храбрые и слабодушные, для статистической закономерности этногенеза не имело никакого значения. Важно другое: столкновение разных полей мироощущения всегда порождает бурную реакцию — гибель избыточных пассионариев, носителей разных традиций.

Но то, что остается, уже не похоже на исходные компоненты процесса. Уцелевает серая посредственность, прозябающая до очередного пассионарного взрыва. А поскольку здесь описан природный процесс, то моральные оценки к нему неприложимы.

Таким образом, в монгольском обществе в регулировании общественных отношений важное место занимали правопорядок, законность. Исследование практики рассмотрения, пресечения нарушений установленных правил в монгольском обществе в XIII веке позволяет сделать вывод о том, что для укрепления установленного порядка была создана разветвленная система судов. Порядок назначения на должность судьи, нормы, определявшие статус лиц, отправлявших правосудие, четкие принципы судопроизводства свидетельствуют о наличии в монгольском обществе институтов публичной власти.

Судебная власть в монголии

В судах всех инстанций дела и споры рассматриваются и разрешаются в соответствии с принципом коллегиальности. Судья может самостоятельно решить некоторые дела, особо обозначенные в законе. В рассмотрении дел и споров судами первой инстанции, согласно порядку, предусмотренному законом, участвуют представители граждан.

В соответствии с Конституцией (ст.56) прокурор осуществляет надзор за регистрацией, расследованием дела, отбыванием наказания, от имени государства принимает участие в судебном заседании. Генеральный прокурор страны и его заместители по согласованию с ВГХ назначаются Президентом сроком на 6лет.

Суд конституционного надзора Монголии, согласно ст.64 Конституции, является полноправным органом, осуществляющим высший контроль за соблюдением Конституции. Он состоит из 9 членов. Трое из них по предложению ВГХ, трое — по предложению Президента, трое — по предложению Верховного суда назначаются на эти должности ВГХ сроком на 6 лет. Председателем Суда конституционного надзора выбирают сроком на 3 года одного из его членов, получившего большинство голосов членов суда. Он может быть переизбран один раз.

Суд конституционного надзора разрешает споры, касающиеся нарушения Конституции, в соответствии с заявлениями и сообщениями граждан, по своей инициативе, по просьбе ВГХ, Президента, Премьер-министра, Верховного суда, генерального прокурора.

Суд конституционного надзора представляет ВГХ заключения по нижеследующим спорным вопросам:

1) соответствие законов, указов, решений ВГХ и Президента, в том числе решений Правительства, международных договоров Монголии Конституции страны;

2) соответствие Конституции решений Центральных избирательных органов по выборам членов в ВГХ, Президента, решений по проведению всенародных референдумов;

3) наличие или отсутствие нарушения закона со стороны Президента, Председателя ВГХ, его членов, Премьер-министра, члена Правительства, генерального судьи Верховного суда, генерального прокурора;

4) наличие или отсутствие оснований для отставки Президента, председателя ВГХ, Премьер-министра, для отзыва члена ВГХ.

Если ВГХ не принимает вышеуказанного заключения, Суд конституционного надзора рассматривает его повторно и принимает окончательное решение.

Если закон, указ, другие акты ВГХ и Президента, а также решения Правительства, международные договоры Монголии не соответствуют Конституции, то по решению Суда конституционного надзора эти акты признаются недействительными. Решение Суда конституционного надзора вступает в силу сразу же после его принятия.

В заключении, говоря об особенностях и значении Конституции Монголии для национального государственного строительства целесообразно выделить следующие характерные критерии:

1. Конституция — основной источник конституционного (государственного) права и системы права Монголии. В Конституции устанавливаются принципы и правовые нормы общего характера, являющиеся основополагающими для всех отраслей права, в которых развиваются, детализируются, конкретизируются положения конституционных норм, закрепляется механизм их реализации. Конституция регулирует наиболее важные общественные отношения, способствует согласованности всего правового регулирования и систематизации Монгольского права.

2. Конституция Монголии обладает высшей юридической силой по сравнению с другими правовыми актами. Все нормы и институты текущего законодательства должны соответствовать нормам и принципам, закрепленным в Конституции.

В случае возникновения противоречий, коллизий между нормами конституции и иного правового акта, они разрешаются на основе принципа верховенства основного закона. Идея высшей юридической силы конституции имеет большое практическое значение, она служит установлению единых начал законодательства, развитию единства права в целом, укреплению законности и правопорядка в обществе.

3. Конституция принимается народом или от имени народа Великим Государственным Хуралом Монголии. В Конституции 1992 года наиболее последовательно, по сравнению со всеми предшествующими, отражен данный признак.

4. В демократическом государстве, каковым является Монголия, народ является носителем суверенитета и единственным источником власти. Действующая конституция Монголии имеет учредительный характер, который проявляется в принципиальных положениях: провозглашении Монголии демократическим и правовым государством с республиканской формой правления, закреплении разделения властей, утверждении конституционных основ создания и деятельности парламента — Великого Государственного Хурала Монголии.

Сущность действующей Конституции Монголии выражается в закреплении правового баланса экономических, политических, социальных и культурных интересов различных социальных групп и слоев Монголии. В реальной жизни не всегда достигается такого рода баланс. Для того чтобы демократические нормы и принципы Конституции Монголии не остались черными буквами на белой бумаге, необходимо создать механизмы реализации их предписаний, обеспечить соответствие Конституции законов, нормативных актов Президента Монголии, Великого Государственного Хурала Монголии, Правительства, норм, принимаемых на уровне административно-территориальных единиц.

5. Конституция Монголии — это результат сплава исторического и современного опыта, сочетание идей конституционного строительства ряда стран Запада, России, Китая и, безусловно, собственного, национального.

6. На основе анализа информации об общественно-политической ситуации в стране, то есть путем сопоставления юридической и фактической конституции, можно сделать вывод о том, что конституция Монголии обладает высокой степенью реальности.

По сравнению с предыдущими, существовавшими в истории, правовыми актами аналогичного значения действующая Конституция Монголии должна быть признана значительно более прогрессивной.

Сколько стоит судебная власть? Данные Росстата

Численность работников, замещавших должности гражданской службы в федеральных государственных органах, на конец июня 2015г. составила 39,8 тыс.человек или 80,6% от общей численности работников этих органов). Штаты должностей гражданской службы были укомплектованы на 84,7% (в соответствующем периоде 2014г. — на 82,7%). Среднемесячная начисленная заработная плата гражданских служащих в федеральных государственных органах составила 96,5 тыс.рублей (104,9% к I полугодию 2014г.).
Данные о численности, укомплектованности должностей и среднемесячной начисленной заработной плате гражданских служащих по ветвям власти приведены по I полугодию 2015г.:

Росстат опубликовал на своем сайте данные о численности и оплате труда гражданских служащих федеральных органов судебной власти, СКР, Генпрокуратуры и ФССП за первое полугодие 2015 года.

Так, численность гражданских служащих Конституционного суда РФ составила 251 человек. Среднемесячная заработная плата сотрудников аппарата КС РФ равняется 153 076 руб. – это на 4,6 % меньше, чем в первом полугодии минувшего года.

В Верховном суде РФ численность гражданских служащих достигла 890 человек, что на 25 служащих больше, чем в прошлом году. Их среднемесячная заработная плата за год составила 128 457 руб., что на 6 % больше чем в январе – июне прошлого года.

Численность персонала Судебного департамента при Верховном суде РФ за шесть месяцев с начала года выросла на трех сотрудников и достигла 447 человек. Среднемесячная зарплата сотрудников Суддепартамента составила 74 504 руб. Доходы работников СД по сравнению с аналогичным периодом прошлого года упали на 14,7 %.

В Генпрокуратуре РФ насчитывается 451 гражданский служащий, что на девять человек меньше, чем на конец 2014 года. Их среднемесячная зарплата в первой половине года составила 72 097 руб., упав на 6,5 %.

В Следственном комитете РФ трудится 15 гражданских служащих, средние доходы которых составили 46 729 руб. в месяц. По сравнению с 2014 годом они уменьшились на 17,2 %.

В Федеральной службе судебных приставов числится 597 гражданских служащих. Их средний доход по итогам января – июня составил 70 076 руб. в месяц, что на 14,4 % меньше, чем в первой половине прошлого года.

Судебная власть в монголии

Конституционный цэц (суд) в системе государственной власти

Конституция Монголии 1992 г . впервые разделяет государственную власть на законодательную, исполнительную и судебную ветви, сформулированные ещё мыслителями XVII–XVIII вв. Новая Конституция, разделив власть на три ветви, установила основы их организации и деятельности. В настоящее время привлекают внимание монгольских исследователей такие проблемы, как взаимодействие государственных органов, обеспечение их независимости, взаимные сдержки и противовесы. Кроме того, прошло уже свыше 10 лет, как в Монголии начал функционировать институт конституционного контроля, вследствие чего опыт, набранный Конституционным цэцом (судом) Монголии, стал предметом широкого комплексного научного исследования.

1. Конституция и Конституционный цэц (суд)

Конституционный контроль является одной из главных проблем теории и практики Конституции и важным объектом исследования науки Конституционного права. Идея конституционного контроля не осталась вне внимания и создателей новой монгольской Конституции.

Сущность теории разделения властей состоит в том, что законодательная ветвь принимает законы, исполнительная ветвь обеспечивает их выполнение, а судебная ветвь толкует действующие законы и решает споры, возникающие между перечисленными ветвями власти. Эта концепция сдержек и противовесов считается основополагающей для защиты свободы. Тем не менее, Конституция Монголии сразу не установила, что Конституционный цэц (суд) является одной из составных частей судебной власти. Так, третья глава Конституции 1992 года, закрепляющая государственное устройство Монголии, установила положение и компетенцию Великого Государственного Хурала Монголии, полномочия Президента, полномочия Правительства Монголии и судебной власти. Но положение Конституционного цэца (суда) Монголии установлено в самостоятельной, пятой, главе Конституции. Поэтому определенное время политическая и юридическая общественность путалась в вопросе о том, к какой именно ветви власти относится Конституционный цэц (суд).

В последнее время ученые и исследователи, также общество в целом рассматривают Конституционный цэц Монголии как судебный орган. В статье 64 Конституции Монголии определено, что «Конституционный цэц Монголии есть уполномоченный орган, осуществляющий высший контроль за выполнением Конституции, выносящий заключение о нарушении ее положений, рассматривающий и разрешающий споры, является гарантией неукоснительного соблюдения Конституции». При исполнении своих обязанностей Конституционный цэц и его члены подчиняются только Конституции, не зависят от любых организаций, должностных лиц, других людей. Независимое положение членов Конституционного цэца обеспечивается гарантиями, установленными Конституцией, другими законами.

По Конституции 1992 г . Конституционный цэц (суд) действует в составе 9 членов, назначаемых на 6 лет Великим Государственным Хуралом Монголии. По три кандидатуры вносятся в Великий Государственный Хурал, соответственно, самим Хуралом, Президентом и Верховным Судом.

В системе конституционного права Монголии институт Конституционного цэца(суда) является совершенно новым и чтобы понять его сущность и перспективы развития, необходимо провести сравнительно-правовое исследование функционирования аналогичных институтов в других странах, выявить современные формы, модели, сферы действия института конституционного контроля.

Так, более чем 200 летний опыт судов Соединенных Штатов может стать для других стран определенным ориентиром в этой области. Судебная система США представляет собой федеральную систему, состоящую из федеральных судов и судов штатов. Тем не менее, эта судебная система объединяется под началом одного Верховного суда.

Начиная с 1803 г , Соединенные Штаты разработали доктрину судебного контроля или судебного верховенства. Это означает, что федеральные суды не только интерпретируют законодательство, но и определяют его неоспоримость с точки зрения Конституции и в процессе подобного определения иногда лишают действующие законодательные акты их юридической силы.

Примером этой доктрины служит решение Верховного суда в деле Мэрбури против Мэдисона, в котором председатель этого суда заявил следующее: «Нет никакого сомнения в том, что компетенцией и обязанностью судебной власти является толкование того или иного закона»[1]. Те, кто применяют это правило к конкретным делам по необходимости обязаны разъяснять и интерпретировать его. Если законы входят в противоречие друг с другом, суды должны принимать решение о характере действия каждого из этих законов. Эти полномочия, предоставленные Верховному суду, обусловливают тот факт, что и суды более низких инстанций тоже обладают такими же полномочиями и пользуются ими на практике. Каждый раз, когда в судебной системе Соединенных Штатов на том или ином уровне возникает какой-либо вопрос о конституционности законодательных актов или действий и решений исполнительной власти, суд сначала обязан определить соответствие Конституции конкретного закона, действия или решения прежде, чем вынести определение по рассматриваемому им делу.

Разумеется, когда суд более низкой инстанции решает вопрос о конституционности, его решение подлежит пересмотру дела в апелляционном порядке, иногда даже на более чем одном уровне. Окончательной инстанцией в подобных случаях выступает Верховный суд Соединенных Штатов. Обычной моделью здесь является поднятие вопроса о конституционности на уровне слушания дела по существу судом первой инстанции в контексте общего противоречия, а затем окончательное решение этого вопроса путем пересмотра в апелляционном порядке решения по этому делу суда первой инстанции.

Однако существуют пределы осуществления судебного надзора. Эти пределы определены рамками утвержденных полномочий, которые можно найти в деле Мэрбури против Мэдисона, а именно: суды могут устанавливать правовую норму только в определенных случаях или при наличии определенных противоречий; судебная система может действовать только в условиях, когда предмет спора передается на рассмотрение в качестве судебного дела.

Согласно Основному закону ФРГ, Федеральный конституционный суд является одной из составных частей судебной власти. Устройство этого органа и порядок судопроизводства в нем в значительной степени определяются законом. Только в случае принятия дополнений к Основному закону, вызванных необходимостью оборонительных мер, предусматривается особое положение Федерального конституционного суда по сравнению со всеми прочими судами. Поскольку Федеральный конституционный суд выносит решения по применению и толкованию правовых норм, в рамках которых действуют политические силы, его компетенция должна регламентироваться основным законом. Федеральный конституционный суд выносит решения в случаях, отнесенных к его компетенции.

Согласно Закону о Федеральном конституционном суде, он состоит из федеральных судей и является «самостоятельным и независимым от всех других конституционных органов судом федерации»[2].

Федеральный конституционный суд состоит из двух сенатов, в каждый из которых избираются по 8 судей сроком на 12 лет. Судьи должны иметь право на занятие судебной должности в соответствии с требованиями закона о судьях. Три судьи каждого сената должны избираться из судей высших судебных органов.

Как судебный орган, Федеральный конституционный суд одновременно является и высшим конституционным органом. Такой статус не предусмотрен для него Основным законом, да и не мог быть предусмотрен, поскольку в ФРГ как правовом государстве, согласно Основному закону, высшим конституционным органом является народ[3]. Однако в юбилейном сборнике, посвященном Федеральному конституционному суду, названы следующие его полномочия и черты:

  • право подбора научных кадров и чиновников – не судей;
  • самостоятельное планирование работы и использование бюджета;
  • особый статус членов суда, на которых не распространяются общие нормы о чиновниках;
  • полное уравнивание в правах с другими конституционными органами, такими, как Федеральный президент, Бундестаг и Бундесрат.

Особым Конституционным принципом деятельности Федерального конституционного суда ФРГ является обеспечение защиты субъективных прав граждан. Основные права являются следствием незыблемого господства права. Поскольку другие, не правовые нормы, не являются обязательными, все граждане, независимо от их политических убеждений, должны участвовать в осуществлении основных прав, пользуясь ими или содействуя их реализации.

Конституционный Суд Российской Федерации – судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством Конституционного судопроизводства[4].

В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации осуществляются полномочия Конституционного Суда Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы права.

Конституционный Суд Российской Федерации состоит из девятнадцати судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации не ограничены определенным сроком.

Судьей Конституционного Суда Российской Федерации может быть назначен гражданин Российской Федерации, достигший ко дню назначения возраста не менее сорока лет, с безупречной репутацией, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пятнадцати лет, обладающий признанной высокой квалификацией в области права.

Независимость судей Конституционного Суда Российской Федерации обеспечивается их несменяемостью, неприкосновенностью, равенством прав судей, установленных Федеральным конституционным законом.

В Республике Болгария в 1991 г была принята Конституция нового демократического государства. Впервые в конституционной истории страны учрежден институт Конституционного суда[5].

Статус Конституционного суда Республики Болгарии урегулирован гл. 8 Конституции 1991 г . и законом о Конституционном суде от 30 июля 1991 г . Процедурные правила рассмотрения дел в Суде установлены Регламентом организации деятельности Конституционного суда от 20 декабря 1991 г . с последующими изменениями и дополнениями.

Регулирование статуса Конституционного суда в отдельной главе Конституции и отсутствие упоминания о нем в главе, посвященной судебной власти, позволяют сделать вывод, что Конституционный Суд Болгарии (также, как и Конституционный Суд Италии) не считается органом судебной власти[6].

Закон о Конституционном суде Болгарии содержит норму, устанавливающую его независимость от законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. В решении №18 от 16 декабря 1993 г . Конституционный суд в связи с обращением 52 народных представителей подчеркнул, что Конституционный суд Болгарии не является составной частью судебной системы, он находится вне трех ветвей власти, предусмотренных Конституцией, и осуществляет свою компетенцию независимо и наряду с руководящими органами этих ветвей власти.

Согласно части 1 ст. 149 Конституции Болгарии Конституционный суд осуществляет следующие полномочия:

  • дает обязательные толкования Конституции;
  • выносит решения по искам об установлении конституционности законов и других актов Народного Собрания, а также актов Президента;
  • разрешает споры о компетенции между Народным Собранием, Президентом и Советом министров, как и между органами местного самоуправления и центральными исполнительными органами;
  • выносит решения по спорам о конституционности политических партий и объединений и другие.

Конституционный Суд Болгарии — единственный институт, уполномоченный толковать Конституцию, разрешать противоречия, касающиеся конституционности законов, принимаемых парламентом.

Интересно, что Конституция не наделяет Конституционный суд Болгарии правомочием рассматривать жалобы отдельных граждан.

Как видим, компетенция Конституционных судов других стран достаточно обширна.

2. Роль Конституционного цэца (суда) в системе конституционных институтов.

Поскольку институт Конституционного цэца (суда) для монгольского конституционного права является новым, привлекают внимание исследователей вопросы, связанные с обоснованием теории его возникновения и развития, с кругом субъектов и объектов, формами осуществления Конституционного контроля. Конституция Монголии как правовая основа текущей законодательной деятельности обладает высшей юридической силой. Все другие законы и нормативные правовые акты должны соответствовать основному источнику – Конституции Монголии.

Конституционный цэц (суд) Монголии не имеет полномочий по своей инициативе поднимать, проверять и решать вопросы о конституционности тех или иных законов, нормативных правовых актов. Согласно статьи 13 Закона «О конституционном судопроизводстве» независимым может считаться только такой суд, который вправе признавать недействующими, как противоречащие Конституции, нормативные акты органов государственной власти. Конституционный цэц (суд) выносит акты только по предмету, затронутому в представлении или ходатайстве, и лишь в отношении той части нормативного акта, конституционность которой подвергается сомнению. Вместе с тем, Конституционный цэц (суд) может, проверив конституционность нормативного акта, одновременно вынести решение и в отношении других нормативных актов, основанных на проверенном нормативном акте. Конституционный цэц (суд) может рассматривать законы или иные нормативные правовые акты в целом, структурную часть правового акта, статьи правового акта, правовую норму.

Важным моментом в деятельности Конституционного цэца (суда) является закрепление в Конституции Монголии положения, что решение Конституционного суда является окончательным и обжалованию не подлежит.

Согласно закону, Конституционный цэц (суд) рассматривает дела, касающиеся нарушения Конституции и проистекающие из ниже перечисленных актов, и выносит по ним решения. В число таких актов входят:

1) законы и другие постановления, принимаемые Государственным Великим Хуралом;

2) указы и другие постановления Президента;

3) постановления и другие решения Правительства;

4) международные договоры, заключенные Монголией;

5) решения Центральной избирательной комиссии относительно результатов выборов в Государственный Великий Хурал и Президента.

Кроме того, Конституционный цэц (суд) проводит рассмотрение и выносит решения по вопросам нарушений Конституции, касающимся:

1) нарушений Конституции Президентом; нарушений Конституции Президентом и членами Государственного Великого Хурала;

2) нарушений Конституции премьер-министром и членами Правительства;

3) нарушений Конституции Председателем Верховного суда и Генеральным прокурором;

4) наличия правовых оснований для импичмента Президента или премьер-министра и отзыва членов Государственного Великого Хурала.

Конституционный цэц (суд) представляет свои выводы в Государственный Великий Хурал. В случае несогласия Государственного Великого Хурала Конституционный цэц (суд) разрешает спор и принимает окончательное решение по данному вопросу большинством голосов 7–9 членов. Решения Конституционного цэца (суда) вступают в силу в момент принятия. Все граждане обязаны соблюдать это решения, которые являются окончательными для всей страны.

Таким образом, в соответствии со статьей 64 Конституции Конституционный цэц (суд) Монголии является высшим органом контроля за соблюдением Конституции, принимающим решения по вопросам нарушений ее положений и разрешая конституционные споры. Он является гарантом строгого соблюдения Конституции.

Конституционный цэц (суд) отличается от аналогичных организаций в других странах тем, что он принимает окончательные решения после представления предварительных выводов в соответствии с правилами, закрепленными в законодательстве.

Конституционный цэц (суд) не принимает решений по собственной инициативе. Конституционный цэц (суд) рассматривает и разрешает споры только на основе обращений компетентных должностных лиц, организаций и по жалобам граждан.

Конституционный цэц (суд) является судом в обычном понимании слова, но имеет специфические особенности ввиду содержания и сферы разрешаемых споров.

Судьи Конституционного цэца (суда) при разрешении конституционных споров должны руководствоваться принципами, которыми руководствуются судьи всех судебных инстанций. Но по сравнению с обычными судами, Конституционный цэц (суд) больше участвует в отношениях, возникающих между законом и политикой. Решение Конституционного цэца (суда) касается деятельности политических органов, имеет юридические последствия и носит общеобязательный характер.

[1] Конференция МФИС «Решение споров о правильности выборов: судебная власть и независимость». София, Болгария. 25–27 апреля, 2002. C . 8.

[2] Изензее Н., Кирххоф П. Государственное право Германии. Т. 1. M ., 1994. С. 272.

[4] Федеральный закон. О конституционном суде Российской Федерации. Вып. 3. М ., 2002. С. 3.

[5] Опря О. В. Конституционный суд Республики Болгарии // Журнал рос. права. 2002. №9. С. 131.

Еще по теме:

  • Финансовая полиция закон Работники будущей финансовой полиции будут получать от 16 тысяч гривен зарплаты - законопроект Проект законопроекта предусматривает, что руководитель ведомства будет получать около 64 […]
  • Статья ук рф 3541 Попадает ли статья 339 УК РФ под амнистию? Здравствуйте подскажите пожалуйста статья 339 уголовного кодекса Российской Федерации попадает ли подам нести и уточните до какого периода будет […]
  • Почта россии извещение на заказное письмо Волгоград-66 заказное письмо — от кого Если вы получили заказное письмо от Волгоград-66, то наверняка хотите узнать, от кого оно пришло. Рассылкой подобной корреспонденции занимаются […]
  • Мировой суд обь Обращения граждан Вы имеете право обратиться в судебный участок с запросом (предложение, заявление, жалоба), который будет зарегистрирован и рассмотрен в соответствии с порядком, […]
  • Статья 103 уголовного кодекса Уголовный кодекс Украины (УК Украины) с комментариями к статьям ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ (495) 662-98-20: 441 Стаття 103. Призначення покарання 1. При призначенні […]
  • Все о дтп в калуге 26092018 Появилось видео жуткого ДТП под Калугой, где погибли граждане Молдовы На опубликованных кадрах виден момент столкновения автобуса, в котором ехали граждане Молдовы, с легковым автомобилем. […]