Статья 318 319 уголовного кодекса рф

Оглавление:

Статья 319 УК РФ. Оскорбление представителя власти (действующая редакция)

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 319 УК РФ

1. В целом о характеристике потерпевшего см. комментарий к ст. 318 УК. Однако надо иметь в виду, что потерпевшими по рассматриваемому составу преступления не могут быть близкие представителя власти. Ответственность за их оскорбление наступает по нормам ст. 130 УК. Оскорбление судьи, прокурора и др. в связи с проявленным неуважением к суду квалифицируется по ст. 297 УК.

2. Объективная сторона преступления характеризуется публичным оскорблением представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Понятие оскорбления содержится в ст. 130 УК. Нормы, указанные в ст. ст. 130 и 319 УК, соотносятся между собой как общая и специальная. По правилам конкуренции уголовно-правовых норм в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК при оскорблении представителя власти подлежит применению ст. 319 УК.

Оскорбление должно быть публичным. Публичность имеет место тогда, когда:

— оскорбительные действия совершаются в присутствии хотя бы одного постороннего лица, не имеющего отношения к органу власти, представляемому потерпевшим (в противном случае не происходит умаления авторитета органа власти в глазах граждан);

— результаты действий, имеющих оскорбительный характер, доведены до сведения неопределенного круга лиц (публики).

Например, публичным признается оскорбление в общественных местах, с использованием средств массовой информации и т.п. Оскорбительные рисунки и подписи к ним, тексты подобного же характера также признаются публичным оскорблением.

При отсутствии признака публичности (т.е. при обстоятельствах, исключающих умаление авторитета государственной власти) ответственность наступает на общих основаниях.

Оскорбление представителя власти должно быть совершено при исполнении им своих обязанностей.

3. Преступление окончено с момента совершения указанного в законе деяния.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. К числу обязательных ее признаков относятся мотив и цель преступления.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Статья 318 УК РФ. Применение насилия в отношении представителя власти

Новая редакция Ст. 318 УК РФ

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Примечание. Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Комментарий к Статье 318 УК РФ

1. Объектами преступного посягательства являются здоровье и психическая неприкосновенность личности потерпевшего, а также нормальная публичная деятельность органов управления.

2. Потерпевшим от этого преступления может быть согласно примеч. к ст. 318 должностное лицо правоохранительного органа либо иное должностное лицо, которое обладает организационно-распорядительными полномочиями в отношении неограниченного и неопределенного круга лиц, независимых от него по службе. Кроме названных лиц потерпевшими от преступления могут быть близкие упомянутых лиц (о понятии «близкие лица» см. коммент. к ст. 317).

3. Объективная сторона состава преступления (ч. 1) выражается в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, к названным в коммент. статье лицам либо угрозе применения к ним насилия. Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, понимается причинение потерпевшему побоев либо совершение других насильственных действий, не влекущих за собой какого-либо вреда его здоровью. Содержание угрозы может быть различным вплоть до угрозы убийством, а также неопределенным. Угроза насилием должна быть реальной, т.е. такой, чтобы у потерпевшего были основания опасаться осуществления данной угрозы. Способы выражения угрозы могут быть различными: устно (словами), жестами, письменно.

4. Необходимым для квалификации деяния как преступления является применение насилия или угрозы в отношении представителя власти или его близких, осуществленное в связи с исполнением ими своих обязанностей. Понятием «в связи с исполнением представителем власти должностных обязанностей» охватывается как время осуществления насилия или угрозы его применения в период выполнения потерпевшим своих должностных обязанностей, так и время, когда они уже выполнены. Применение насилия или угрозы насилием не в связи с исполнением обязанностей должностным лицом не образует преступления, предусмотренного ст. 318.

5. Часть 2 коммент. статьи подлежит применению в тех случаях, когда в отношении представителя власти или его близких применяется насилие, опасное для жизни или здоровья. Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать насилие, которое повлекло за собой причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также насилие, хотя и не повлекшее указанного вреда, однако по своему характеру в момент применения создавало реальную опасность причинения вреда жизни или здоровью указанным лицам. В ч. 2 подразумевается только физическое насилие.

6. Для квалификации действий лица, выразившихся в применении насилия или угрозы его применения по отношению к представителю власти, по ст. 318 необходимо установить, что потерпевший выполнял должностные обязанности на законном основании. Применение насилия или угрозы применения насилия вне связи с исполнением потерпевшим служебных обязанностей следует квалифицировать по статье УК РФ о преступлениях против личности.

7. Преступление окончено (составами) в момент применения физического или психического насилия независимо от того, удалось виновному или нет воспрепятствовать исполнению представителем власти своих должностных обязанностей.

8. Субъективная сторона составов преступления характеризуется прямым умыслом. Мотив и цель не являются конструктивными элементами состава в отличие от ст. 317, однако они не могут быть любыми, не связанными с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей.

9. Субъектом преступного посягательства является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

10. Деяния, закрепленные в ч. 1 коммент. статьи, отнесены законодателем к категории преступлений средней тяжести, в ч. 2 — к категории тяжких преступлений.

Другой комментарий к Ст. 318 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Потерпевшим выступает представитель власти, понятие которого дается в примечании к анализируемой статье, а также его близкие.

2. Понятие должностного лица дается в примечании 1 к ст. 285 УК РФ.

Правоохранительные органы — это органы внутренних дел, прокуратуры, органы федеральной службы безопасности, федеральные органы государственной охраны, органы пограничной службы РФ, службы внешней разведки РФ, таможенные органы.

К контролирующим органам относятся органы налоговой службы, иммиграционного, санитарно-эпидемиологического, ветеринарного контроля и т.п.

О понятии близких см. комментарий к ст. 105 УК РФ.

3. Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена в ч. 1, характеризуется совершением одного из двух действий: а) применение насилия, не опасного для жизни или здоровья (см. комментарий к ст. 161 УК РФ); б) угроза применения любого насилия.

Под угрозой применения насилия следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.).

4. Указанные в законе действия осуществляются в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им должностных обязанностей, т.е. по поводу выполнения им этих обязанностей.

5. Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 2, характеризуется применением насилия, опасного для жизни или здоровья (см. комментарий к ст. 162 УК РФ).

6. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. По смыслу закона виновный либо преследует цель воспрепятствовать исполнению должностных обязанностей представителем власти, либо руководствуется мотивом мести за исполнение таких обязанностей.

Статья 319. Оскорбление представителя власти

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Комментарий к статье 319 Уголовного Кодекса РФ

1. Рассматриваемое преступление посягает на авторитет конкретного органа государственной власти или местного самоуправления. Дополнительный объект — честь и достоинство представителя власти.

2. О понятии чести и достоинства см. комментарий к ст. 129 УК.

3. Потерпевшими от данного преступления могут быть только представители власти, включая представителей власти, осуществляющих предварительное расследование (следователи, дознаватели, прокуроры). О понятии представителя власти см. комментарий к ст. 318 УК.

4. Объективная сторона выражается в публичном оскорблении потерпевшего при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

5. Оскорбление представляет собой унижение чести и достоинства лица, выраженное в неприличной форме. Оскорбление может быть нанесено словесно или устно, а также путем действий (плевок в лицо, пощечина). Необходимым признаком объективной стороны является такой способ как публичность, поскольку только путем публичного оскорбления может быть подорван авторитет органов государственной власти и местного самоуправления. Оскорбление является публичным, если оно совершено в присутствии хотя бы одного постороннего лица. Под посторонним следует понимать лицо, которое не имеет отношение к данному органу власти, т.е. не является представителем данного конкретного органа государственной власти или местного самоуправления.

6. Оскорбление может быть нанесено как при исполнении представителем власти своих должностных обязанностей, так и тогда, когда он не исполняет указанных обязанностей (например, в нерабочее время, во время отпуска, после увольнения), но по поводу их исполнения.

7. Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. Если оскорбление наносится в связи с личными неприязненными отношениями, то деяние квалифицируется по ст. 130 УК.

8. Субъектом преступления может быть лицо, достигшее возраста 16 лет.

9. Анализируемое преступление следует отличать от преступления, предусмотренного ст. 318 УК. Нанося оскорбление, виновный посягает на авторитет органов государственной власти и местного самоуправления и преследует цель унизить потерпевшего, причинить ему моральные страдания. Применяя насилие к представителю власти, субъект стремится причинить физическую боль потерпевшему или нанести вред его здоровью.

Статья 318 УК РФ. Применение насилия в отношении представителя власти (действующая редакция)

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Примечание. Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 318 УК РФ

1. Потерпевшим является представитель власти, понятие о котором содержится в примечании к комментируемой статье, и его близкие. Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Понятие должностного лица дано в примечании 1 к ст. 285 УК.

Правоохранительными являются государственные органы, на которые законом возложена функция борьбы с правонарушениями и обеспечения законности. К ним относятся органы прокуратуры, внутренних дел, федеральной службы безопасности, пограничной службы РФ, Службы внешней разведки РФ, таможенные.

Система государственных органов, основной функцией которых является контроль за соблюдением законности, характеризуется как контролирующая. Она включает органы ветеринарного, государственного страхового, санитарно-эпидемиологического, иммиграционного надзора, государственной налоговой службы и др.

К иным лицам относятся должностные лица, осуществляющие законодательную или исполнительную власть, наделенные властными полномочиями принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, не находящимися у них в подчинении, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, состоящие на государственной службе аудиторы и др.).

Содержание понятия «близких» аналогично такому же понятию в составе преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

2. Объективная сторона характеризуется применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и угрозой применения насилия.

О понятии насилия, не опасного для жизни и здоровья, см. комментарий к ст. 161 УК.

Содержание угрозы в комментируемой статье не конкретизировано, но может включать угрозу убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества и т.д.; может быть высказана непосредственно потерпевшему или передана ему через третьих лиц.

Применение насилия или угроза его применения образуют состав рассматриваемого преступления только в том случае, если указанные деяния были совершены в связи с законной деятельностью представителя власти. Насилие, обусловленное незаконными действиями представителя власти, не образует состава рассматриваемого преступления.

3. Преступление считается оконченным с момента применения физического или психического насилия.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. В качестве ее обязательных признаков выступают:

— цель совершения преступления — воспрепятствовать исполнению представителем власти должностных обязанностей;

— мотив — месть за их исполнение.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет. Лицо в возрасте от 14 до 16 лет в случае применения насилия в отношении представителя власти или его близких, в результате чего был причинен тяжкий или средней тяжести вред здоровью, несет ответственность по ст. ст. 111 и 112 УК.

6. О насилии, опасном для жизни и здоровья (ч. 2 ст. 318 УК), см. комментарий к ст. 162 УК.

Причинение вреда здоровью любой тяжести охватывается нормами ч. 2 ст. 318 УК, и дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не требует. Вместе с тем насилие, совершенное с особой жестокостью, издевательством или мучениями, в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, повлекшее тяжкий вред здоровью, образует совокупность преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 318 и ч. ч. 2 или 3 ст. 111 УК.

Уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Переквалификация на ч. 1 ст. 318 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа

Уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Переквалификация на ч. 1 ст. 318 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа

В настоящей статье на примере конкретного дела из моей адвокатской практики будет рассмотрена организация защиты по уголовному делу по ч. 2 ст. 318 УК РФ – применение насилия, опасного для жизни и здоровья представителя власти, и ч. 1 ст. 319 УК РФ – оскорбление представителя власти.

Фабула дела.

Летом 2016 года мною было принято поручение на защиту доверителя по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Доверителя, мне уже ранее приходилось защищать по аналогичному деянию, только по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Предыдущее уголовное дело в отношении доверителя было прекращено в связи с примирением сторон по ст. 25 УПК РФ, а соответственно не влекло юридических последствий. Однако это только юридически, а фактически предыдущий факт привлечения к уголовной ответственности, да еще и по однородному преступлению, мог существенно влиять на дальнейший ход дела. Этим осложнялась защита.

Ознакомившись с материалами, которые мне могли быть предоставлены на стадии предварительного расследования, пообщавшись с подзащитным, обрисовывалась картина произошедшего и была она следующая. В один из дней подзащитный собирался к себе на дачу, вместе со знакомой они сидели на улице и ожидали такси. В этот момент к ним подошел сотрудник полиции и потребовал предоставить документы. Причиной для предъявления требования о предоставлении документов явилось то, что подзащитный находился в состоянии алкогольного опьянения и вел себя на улице шумно. У подзащитного с собой не было документов, что он и пояснил сотруднику полиции. Сотрудник полиции потребовал, чтобы подзащитный проехал с ним в отделение для установления личности. Последний стал ему объяснять, что скоро за ним приедет такси, и он уедет на дачу, что он не находиться в розыске и т.п.

Однако сотрудник полиции настойчиво продолжал требовать, чтобы подзащитный проследовал в отделение (как было установлено позднее, доставление в отделение полиции было связано с необходимостью составления административного материала, в связи с нахождением подзащитного в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения). Подзащитный решил покинуть место, где происходил разговор, на что сотрудник схватил его за руку и начал заталкивать в автомобиль. Сотрудник полиции надел на левую руку подзащитного браслет наручников и пытался надеть второй браслет на правую руку.

Подзащитный начал оказывать неповиновение относительно действий сотрудника полиции, на что последний применил в отношении подзащитного прием борьбы, от чего они совместно упали на асфальт. В результате падения подзащитный оказался снизу, а сотрудник сверху, после этого сотруднику полиции удалось надеть браслет на вторую руку подзащитного и доставить его в отделение полиции.

После прибытия в отделение полиции, сотрудник обратился за медицинской помощью, и у него был диагностирован перелом пятой пястной кости левой кисти. По версии сотрудника полиции данный перелом образовался от действий моего подзащитного, который, помимо прочего, в ходе произошедших событий оскорбил сотрудника полиции, что и послужило основанием для возбуждения уголовного дела по части 2 статьи 318 УК РФ и статьи 319 УК РФ.

Линия защиты.

В любом уголовном деле важно определить ключевой момент, отталкиваясь от которого необходимо выстраивать позицию защиты. В рассматриваемом уголовном деле таким ключевым моментом выступал умысел подзащитного на применение насилия в отношении представителя власти, точнее сказать его отсутствие.

С субъективной стороны ч. 1 и ч. 2 ст. 318 УК РФ характеризуется виной в форме прямого умысла, то есть лицо должно осознавать общественную опасность своих действий, предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления.

Даже если не рассматривать с точки зрения законности действия сотрудника полиции в описываемой ситуации и допустить, что они были правомерны, то максимум что делал подзащитный, это выражал неповиновение представителю власти. На асфальт подзащитный и сотрудник полиции упали совместно, при этом причиной падения послужили не действия подзащитного, а действия сотрудника полиции в виде применения приема борьбы.

По стечению обстоятельств рука сотрудника в результате применения приема борьбы и падения оказалась под телом подзащитного. Учитывая антропометрические данные подзащитного и сотрудника полиции, который был по комплекции и весу значительно больше, а также учитывая законы физики, следует, что тело, находящееся сверху, будет придавливать тело, находящееся снизу, а учитывая физические параметры участников события, вполне возможно причинение телесных повреждений сотруднику полиции. Только вот такие повреждения не могут состоять в причинно-следственной связи с действиями подзащитного, так как возникли по иной причине, не связанной с действиями подзащитного, а соответственно исключается его умысел на применение насилия. Данное обстоятельство являлось основополагающим элементом защиты в описываемом уголовном деле.

Что касается деяния по ст. 319 УК РФ, выразившегося в оскорблении представителя власти, в рассматриваемом уголовном деле, данное деяние могло иметь «техническое значение». Для лиц, неосведомленных в особенностях уголовного процесса, поясню, что полностью прекращать уголовные дела и оправдывать у нас не любят, такова реальная действительность. Деяние по ст. 319 УК РФ в данном случае позволяло полностью не прекращать возбужденное уголовное дело, а завершить его сугубо в рамках оскорбления, которое подзащитный не оспаривал, если причинение насилия не нашло бы своего подтверждения.

Изначально перелом пальца у потерпевшего подтверждался наличием медицинских документов, однако в ходе предварительного расследования была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая не подтвердила наличие перелома. Так уголовное дело с ч. 2 ст. 318 УК РФ было переквалифицировано на ч. 1 ст. 318 УК РФ, что уже облегчало участь подзащитного, так как ч. 1 ст. 318 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, тогда как часть вторая указанной статьи относится к категории тяжких преступлении.

Далее подзащитному было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Обвинение, предъявленное одновременно по ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ, вызывало сомнения в его законности, так как инкриминируемое причинение насилия и оскорбление происходило по версии обвинения в одно и то же время, в одном месте, одно предшествовало другому. Оба инкриминируемых действий являются взаимосвязанными, соответственно все действия необходимо оценивать как единое преступление.

Такую позицию защиты я решил довести до следствия путем заявления соответствующих возражений. В возражениях была заложена мысль, относительно незаконности квалификации действий подзащитного одновременно по двум составам (ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ), с приведением вышеуказанных доводов об одномоментности совершения инкриминируемых деяний, а соответственно необходимости квалифицировать по наиболее тяжкому составу.

Цель таких возражений была направлена на то, чтобы прокурор, а впоследствии и суд, могли задуматься над изложенной мыслью, и в случае отведения иных доводов защиты исключить хотя бы обвинение по статье 319 УК РФ.

Следственные органы, как и ожидалось, не исключили обвинение по ст. 319 УК РФ и уголовное дело с обвинительным заключением ушло в суд в том же объеме обвинения.

Судебное рассмотрение.

Сложившаяся судебная практика по подобного рода преступлениям в Новосибирской области свидетельствует, что в последнее время осужденным назначается наказание в виде реального лишения свободы. Учитывая тот факт, что подзащитный по прошествии непродолжительного времени совершил аналогичное деяние, последнему в случае вынесения обвинительного приговора с большой долей вероятности могло быть назначено наказание, связанное с реальным лишением свободы.

Наказание по статье 319 УК РФ не предусматривает лишения свободы как такового, а предусмотренный санкцией указанной статьи штраф вполне устроил бы подзащитного. По согласованной с подзащитным позицией, последний не отрицал факта оскорбления, однако отрицал наличие умысла на причинение насилия сотруднику полиции.

В ходе судебного рассмотрения дела, умысел на применение насилия ничем не доказывался. Фактически было установлено все тоже, что и на следствии. Подсудимый и потерпевший вместе упали, рука полицейского оказалась под телом подсудимого. Потерпевший утверждал, что подсудимый руку силой придавливал к асфальту. Однако на уточняющие вопросы защиты потерпевший сказал, что не может однозначно утверждать умышлено или случайно подсудимый силой придавливал его руку. Прямых доказательств, наличия прямого умысла, а соответственно и субъективной стороны в действиях подсудимого на причинение насилия в отношении представителя власти в ходе судебного заседания установлено не было.

Наступило время прений. В ходе прений государственный обвинитель согласился с ранее изложенной мною позицией об одномоментности деяний, и попросил суд квалифицировать деяние, совершенное подсудимым по одной статье 318 УК РФ. Таким образом, результат, который я закладывал, писав ходатайство о необходимости изменения обвинения, был достигнут. Государственный обвинитель попросил назначить подсудимому наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей, то есть ровно в пределах санкции статьи 319 УК РФ.

Итог по делу.

Суд квалифицировал действия подсудимого по оскорблению представителя власти и причинения ему насилия по одной статье 318 УК РФ ввиду одномоментности совершения деяний и назначил наказание в виде штрафа 30 000 рублей. Такое наказание полностью устраивало сторону защиты, так как соответствовало санкции деяния по статье 319 УК РФ, вину, в совершении которого признавал подсудимый.

В конце рассмотрения настоящего дела хотелось бы отметить, что хоть в отношении подзащитного и был вынесен обвинительный приговор по ч. 1 ст. 318 УК РФ, фактически для него такой приговор стал некой «альтернативной реальностью» приговора оправдательного, так как назначенное наказание было ровно таким же, как если бы его назначили только за оскорбление по ст. 319 УК РФ. Главное, чего больше всего опасался подзащитный – реального лишения свободы, не произошло. Вынесенный судом приговор представлял собой «соломоново решение» по столь неоднозначной ситуации, обжаловать такой приговор не захотела ни сторона обвинения, ни сторона защиты.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Статья 319. Оскорбление представителя власти

СТ 319 УК РФ.

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных
обязанностей или в связи с их исполнением —
наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы
или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до
трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Комментарий к Ст. 319 Уголовного кодекса

1. Анализируемая норма предусматривает ответственность за оскорбление представителей власти, осуществляющих любую законную деятельность, в том числе и при отправлении правосудия или осуществлении предварительного расследования. Вместе с тем оскорбление судьи и ряда иных лиц в связи с проявлением неуважения к суду квалифицируется по ст. 297 УК.

2. Объективная сторона — действие — характеризуется: а) унижением чести и достоинства конкретного представителя власти; б) затрагивающим как личное, так и профессиональное (служебное) его достоинство. Оскорбление должно быть совершено при исполнении или в связи с исполнением представителем власти своих обязанностей; в) выраженным в неприличной форме, которая определяется судом в каждом конкретном случае на основе норм морали; г) многообразием внешних форм выражения оскорбления (оскорбление словами, действием, в письменном сообщении и др.); д) публичностью оскорбления. Публичность определяется или присутствием при оскорблении посторонних лиц, или доведением оскорбительного сообщения до сведения третьих лиц. Возможность признания посторонними коллег оскорбляемого представителя власти оценивается в литературе неоднозначно.

3. Если в действиях виновного содержатся признаки нескольких одновременно совершенных посягательств на нормальную деятельность представителей власти в связи с исполнением ими должностных обязанностей, например оскорбление и применение насилия, содеянное, по сложившемуся в судебной практике подходу, квалифицируется по статье УК, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкий вид посягательства.

Еще по теме: