Ст коап 12191

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 сентября 2008 г. N 17АП-5457/08 (ключевые темы: административная ответственность — законный представитель — заинтересованное лицо — водный объект — штраф)

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда
от 8 сентября 2008 г. N 17АП-5457/08

8 сентября 2008 г.

Дело N А60-12191/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 1 сентября 2008 года.

В полном объеме постановление изготовлено 8 сентября 2008 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Нилоговой Т.С.,

судей Савельевой Н.М.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Хохловой Ю.А.,

от заявителя (МУП ЖКХ «Северное» МО город Ирбит): не явился, извещен надлежащим образом

от заинтересованного лица (заместитель главного государственного инспектора Свердловской области по охране природы, по контролю за использованием и охраной водных объектов Волынкин В.Н.): Булгакова В.В., доверенность от 16.07.2008 г., паспорт

от третьего лица (СОГУ «Центр экологического мониторинга и контроля»): не явился, извещен надлежащим образом

рассмотрев в заседании суда апелляционную жалобу заинтересованного лица — заместителя главного государственного инспектора Свердловской области по охране природы, по контролю за использованием и охраной водных объектов Волынкина В.Н.

на решение Арбитражного суда Свердловской области

по делу N А60-12191/2008

принятое судьей Хомяковой С.А.

по заявлению МУП ЖКХ «Северное» МО город Ирбит

к заместителю главного государственного инспектора Свердловской области по охране природы, по контролю за использованием и охраной водных объектов Волынкину В.Н.

о признании незаконным и отмене постановления,

МУП ЖКХ «Северное» МО город Ирбит (далее — заявитель, учреждение) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления заместителя главного государственного инспектора Свердловской области по охране природы, по контролю за использованием и охраной водных объектов Волынкина В.Н. (далее — заинтересованное лицо, административный орган) от 28.05.2008 г. N 37 по делу об административном правонарушении, которым учреждение привлечено к административной ответственности, предусмотренной ст. 8.41 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), в виде штрафа в размере 100 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 07.07.2008 г. заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с решением суда, административный орган обратился с апелляционной жалобой, в которой просит указанный судебный акт отменить, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование жалобы заинтересованное лицо указывает на отсутствие процессуальных нарушений при привлечении заявителя к ответственности, поскольку при составлении протокола в соответствии с требованиями ст. 28.2 КоАП РФ законному представителю учреждения были разъяснены его права и обязанности, о чем сделана соответствующая запись и предложено дать объяснения, от дачи которых он отказался. При этом полагает, что КоАП РФ не предписывает обязательное наличие подписи законного представителя в графе о разъяснении прав и обязанностей. Также ссылается на отсутствие процессуальных нарушений при вынесении оспариваемого постановления.

Представитель административного органа в судебном заседании доводы апелляционной жалобы поддержала и дополнительно пояснила, что о дате составления протокола заявителю была направлена повестка, законный представитель учреждения явился для его составления, от подписи отказался; постановление о привлечении к ответственности получил лично. Считает, что права юридического лица не нарушены, а даже если нарушения имели место, то они не нарушили права и интересы заявителя.

Представители заявителя и третьего лица, извещенные надлежащим образом о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание не явились, учреждением представлен письменный отзыв, согласно которому доводы апелляционной жалобы считает необоснованными, решение суда законным.

В соответствии с ч.3 ст.156 , ст.266 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ) неявка лиц, участвующих в деле, не является препятствием для рассмотрения апелляционной жалобы.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения в порядке ст.ст. 266 , 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ, арбитражный апелляционный суд не усматривает оснований для отмены решения суда.

Как следует из материалов дела, на основании требований Ирбитской межрайонной прокуратуры и распоряжения от 20.03.2008 г. N 15 отделом СОГУ «Центр экологического мониторинга и контроля» в период с 21.03.2008 г. по 24.03.2008 г. проведена проверка учреждения по вопросам соблюдения природоохранного законодательства. Результаты проверки оформлен актом N 44-14 ВО (л.д.24-32).

Постановлением от 11.04.2008 г. в отношении заявителя возбуждено дело об административном правонарушении по факту нарушения природоохранного законодательства (л.д.33).

Материалы проверки 19.05.2008 г. письмом N 115 направлены в административный орган (л.д.70-71).

По результатам проверки заинтересованным лицом в отношении учреждения составлен протокол об административном правонарушении от 19.05.2008 г. (л.д. 37-38) и 28.05.2008 г. вынесено постановление по делу об административном правонарушении N 37, которым заявитель признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.41 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 100 000 рублей (л.д. 41-45).

Полагая, что данное постановление является незаконным, учреждение обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что, несмотря на наличие в действиях заявителя состава административного правонарушения, заинтересованным лицом допущены существенные процессуальные нарушения порядка привлечения лица к административной ответственности.

Оценив в порядке ст.71 АПК РФ все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности и проанализировав нормы материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции соответствуют обстоятельствам дела, являются законными и обоснованными.

Судом первой инстанции установлено, материалами дела подтверждается и заявителем фактически не оспаривается наличие события вменяемого правонарушения и его состава в действиях учреждения.

В соответствии с ч. 6 ст. 210 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании, в частности, проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Судом первой инстанции на основании всестороннего и полного исследования представленных доказательств сделан правильный вывод о доказанности административным органом состава правонарушения по ст. 8.41 КоАП РФ.

Суд также сделал правильный и обоснованный вывод о нарушении административным органом порядка привлечения общества к административной ответственности, что не позволяет признать оспариваемое постановление законным.

В силу п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ основанием для отмены постановления по делу об административном правонарушении является существенное нарушение процессуальных требований, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях , если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Как указано в пункте 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 02.06.2004г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях , является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа ( часть 2 статьи 211 АПК РФ) при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют или не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело. Существенный характер нарушений определяется, исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны, и возможности устранения этих последствий при рассмотрении дела.

Согласно частям 3, 4, 5, 6 ст. 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, а также иным участникам производства по делу разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом , о чем делается запись в протоколе.

Физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правонарушении. Указанные лица вправе представить объяснения и заключения по содержанию протокола, которые прилагаются к протоколу. Протокол подписывается должностным лицом, его составившим, физическим лицом или законным представителем юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении. В случае отказа указанных лиц от подписания протокола в нем делается соответствующая запись. Копия протокола под расписку вручается лицу, в отношении которого он составлен, а также потерпевшему.

Приведенные нормы права по своей правовой природе являются регулятивными и призваны обеспечить процессуальные гарантии лица, привлекаемого к административной ответственности. Целью таких гарантий является полное и всестороннее выяснение фактических обстоятельств дела об административном правонарушении.

Положения статьи 28.2 КоАП РФ (в их системном единстве с иными правилами раздела IV Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ) позволяют рассматривать составление протокола об административном правонарушении как одно из важнейших процессуальных действий в рамках административной процедуры, завершающее формирование доказательственной основы, которая в дальнейшем может лишь корректироваться с учетом доводов, выдвигаемых участниками административного производства при рассмотрении дела об административном правонарушении и обжаловании решения административного органа. По смыслу части 2 статьи 26.2 и части 2 статьи 28.2 КоАП РФ как протокол, так и содержащиеся в нем объяснения и сведения являются основными средствами доказывания по делам об административных правонарушениях.

Из приведенных норм также следует, что при составлении протокола об административном правонарушении должностные лица, уполномоченные на это действие, обязаны обеспечить соблюдение прав лица, в отношении которого составляется протокол, в частности, заблаговременно известить это лицо о времени и месте составления протокола по конкретному составу правонарушения, независимо от того, когда он составляется.

Из материалов дела следует и административным органом не отрицается, что о времени и месте составления протокола (19.05.2008 г. в 17-00 час.) заявитель был извещен повесткой, которая была направлена учреждению в 15-00 час. 19.05.2008 г., т.е. за два часа до его составления.

Суд апелляционной инстанции не может признать такое уведомление надлежащим, поскольку даже при получении указанной повестки руководителем учреждения, временной период два часа не является достаточным для своевременного извещения лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении к административной ответственности, т.е. заблаговременно в целях соблюдения его прав на защиту (подготовку возражений, привлечение квалифицированных защитников и т.д.).

Факт явки Чиркова А.Н. к моменту составления протокола также не является безусловным доказательством надлежащего уведомления законного представителя учреждения.

Иных доказательств заблаговременного уведомления заявителя о дате и времени составления протокола материалы дела не содержат.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что законному представителю учреждения не разъяснены права и обязанности, предусмотренные КоАП РФ.

Отметка в протоколе об административном правонарушении «от подписи отказываюсь» расценена судом апелляционной инстанции как отказ законного представителя учреждения от подписи протокола. Однако, она не свидетельствует о разъяснении ему прав и обязанностей или об отказе директора от их разъяснения.

Никаким иным способом права и обязанности, предусмотренные КоАП РФ, законному представителю привлекаемого к ответственности лица не разъяснялись.

Таким образом, составление протокола об административном правонарушении произведено административным органом с нарушением установленных требований, что лишило общество возможности надлежащим образом подготовиться и представить свои замечания, ознакомиться с материалами проверки, квалифицированно возражать и давать объяснения по существу вменяемого правонарушения, найти защитника и обратиться за его помощью, собрать и представить имеющиеся доказательства.

Из материалов дела также следует, что определением от 27.05.2008 г. учреждение извещено о дате рассмотрения административного дела на 28.05.2008 г. в 08 час. 00 мин. (л.д. 39-40). Данное определение получено заявителем в день его вынесения (27.05.2008 г.).

Указанные обстоятельства в совокупности расцениваются судом апелляционной инстанции как нарушение процессуальных прав лица, привлекаемого к административной ответственности, поскольку отсутствие надлежащего извещения о времени и месте составлении протокола об административном правонарушении, отсутствие достаточного времени для подготовки к участию как в составлении протокола об административном правонарушении, так и в вынесении постановления по делу об административном правонарушении не позволили заявителю правильно сориентироваться в создавшейся ситуации в целях, например, заявления ходатайства об отложении процессуальных действий, в том числе разбирательства по делу об административном правонарушении, в связи с необходимостью разрешения вопроса о самостоятельном участии в рассмотрении дела либо с участием защитника, подготовки к участию в деле, как при составлении протокола, так и при рассмотрении дела по существу.

Довод административного органа относительно того, что процессуальные нарушения не повлияли на права заявителя, не соответствует фактическим обстоятельствам рассматриваемого дела.

При привлечении лица к административной ответственности устанавливаются, в том числе обстоятельства, смягчающие либо отягчающие вину, разрешается вопрос о возможности признания правонарушения малозначительным.

Вместе с тем, в оспариваемом постановлении эти вопросы не нашли своего отражения. При этом, штраф учреждению назначен в максимальном размере, предусмотренном санкцией ст. 8.41 КоАП РФ, однако, не приведены обстоятельства, послужившие основанием для назначения наказания в указанном размере, равно как не дана оценка обстоятельствам, которые административный орган посчитал отягчающими при определении такого размера санкции.

То обстоятельство, на которое указал представитель административного органа в суде апелляционной инстанции, что учреждение неоднократно нарушало требования законодательства об охране окружающей среды, судом не может быть принято во внимание, т.к. в силу ст.29.10 КоАП РФ постановление о привлечении лица к ответственности должно быть мотивировано, в том числе размер налагаемого взыскания. Кроме того, доказательств привлечения учреждения к ответственности по результатам проверки, состоявшейся в 2007 г., административным органом не представлено.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции согласен с выводом суда о том, что выявленные нарушения являются существенными и влекущими отмену оспариваемого постановления.

С учетом изложенного, решение суда первой инстанции следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу налогового органа — без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 176 , 258 , 266 , 268 269 , 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 07 июля 2008 года по делу N А60-12191/2008 оставить без изменения, а апелляционную жалобу заместителя главного государственного инспектора Свердловской области по охране природы, по контролю за использованием и охраной водных объектов В.Н. Волынкина — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Свердловской области.

Статья 6.14 КоАП РФ. Утратила силу. — Федеральный закон от 18.07.2011 N 237-ФЗ. (действующая редакция)

Комментарий к ст. 6.14 КоАП РФ

1. Согласно Федеральному закону от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» к алкогольной продукции относится пищевая продукция, произведенная с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, с содержанием этилового спирта более 1,5% объема готовой продукции. Алкогольная продукция подразделяется на следующие виды: этиловый питьевой спирт, спиртные напитки, вино (за исключением пива, производство и оборот которого регулируются отдельным федеральным законом). Под спиртосодержащей непищевой продукцией понимается непищевая продукция (в том числе любые растворы, эмульсии, суспензии и другие виды непищевой продукции), произведенная с использованием этилового спирта, денатурата или спиртосодержащих отходов производства этилового спирта, с содержанием этилового спирта более 1,5% объема готовой продукции. К спиртосодержащей пищевой продукции относится пищевая продукция (в том числе любые растворы, эмульсии, суспензии и другие виды пищевой продукции, за исключением алкогольной продукции), произведенная с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, с содержанием этилового спирта более 1,5% объема готовой продукции.

2. О статусе государственных стандартов см. п. 1 комментария к ст. 9.4, о понятиях санитарных правил и гигиенических нормативов см. п. 1 комментария к ст. 6.3.

По смыслу комментируемой статьи имеется в виду промышленное производство этилового спирта, алкогольной или спиртосодержащей продукции. В соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» деятельность граждан (физических лиц), производящих не в целях сбыта продукцию, содержащую этиловый спирт, не подлежит государственному регулированию в соответствии с данным Федеральным законом. Таким образом, изготовление (производство) гражданами, юридическими лицами продукции, содержащей этиловый спирт, предназначенной для удовлетворения личных (бытовых) потребностей физического лица либо внутренних нужд юридического лица, не соответствующей требованиям государственных стандартов, санитарным правилам и гигиеническим нормативам, не подпадает под действие комментируемой статьи.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» под промышленным производством этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции понимается производство такой продукции юридическим лицом в объеме, превышающем потребности собственного производства, в целях ее продажи и получения прибыли; под оборотом этилового спирта и указанной продукции подразумеваются их закупка (в том числе импорт), хранение и розничная продажа.

3. Требования к производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции определены ст. 8 — 16 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (ст. 8, 9 в ред. Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 109-ФЗ).

Деятельность по производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, за исключением розничной продажи алкогольной и непищевой спиртосодержащей продукции, осуществляется только юридическими лицами независимо от их форм собственности на основании лицензий, выданных уполномоченными Правительством РФ федеральными органами исполнительной власти и действующих на всей территории РФ (федеральных лицензий), а также лицензий, выданных органом государственной власти, определенным законодательством соответствующего субъекта РФ, и действующих на территории данного субъекта РФ или на территориях других субъектов РФ, с которыми субъект РФ, выдавший лицензии, имеет соответствующие соглашения.

Виды указанной деятельности, подлежащие лицензированию, определены п. 2 ст. 18 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Лицензирование деятельности по производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции осуществляется на основе названного Федерального закона. Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» в данном случае не применяется (см. также Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 5-ФЗ «О сборах за выдачу лицензий и право на производство и оборот этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции»).

4. Несоблюдение указанных требований к производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции квалифицируется в качестве рассматриваемого административного правонарушения.

5. Неисполнение, ненадлежащее исполнение лицензиатом требований государственных стандартов, санитарных правил и гигиенических нормативов при производстве либо обороте этилового спирта, алкогольной или спиртосодержащей продукции квалифицируются как нарушение лицензионных требований и условий и влекут за собой санкции в виде приостановления или аннулирования лицензии, применяемые к нарушителю независимо от его привлечения к мерам административной ответственности, предусмотренным комментируемой статьей.

Порядок приостановления действия лицензии и ее аннулирования определен ст. 20 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции».

6. См. примечание к п. 5 комментария к ст. 5.1.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями, рассматриваются судьями арбитражных судов, за исключением случаев, требующих проведения административного расследования (см. подп. Б п. 1 комментария к ст. 29.1).

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей и производство по которым осуществляется в форме административного расследования, рассматриваются судьями районных судов (ср. ч. 1 ст. 23.1 и абз. 2, 3 ч. 3 ст. 23.1 КоАП; см. также комментарий к ст. 28.7).

О соотношении понятий «должностное лицо» и «индивидуальный предприниматель» см. комментарий к ст. 2.4. См. также п. 9 комментария к ст. 23.1.

Решение Арбитражного суда Приморского края от 14.10.2015 по делу N А51-19538/2015

В удовлетворении заявления Департамента здравоохранения Приморского края о привлечении общества с ограниченной ответственностью медицинская организация «Мобильные клиники» к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отказано.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

Именем Российской Федерации

от 14 октября 2015 г. по делу N А51-19538/2015

Резолютивная часть решения объявлена 07 октября 2015 года.

Полный текст решения изготовлен 14 октября 2015 года.

Арбитражный суд Приморского края в составе судьи Турсуновой Ю.C., при ведении протокола судебного заседания секретарем Зоновой Е.Д., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Департамента здравоохранения Приморского края (ИНН 2540018454, ОГРН 1072540000103, дата государственной регистрации в качестве юридического лица: 10.01.2007) к обществу с ограниченной ответственностью медицинская организация «Мобильные клиники» (ИНН 2536206310, ОГРН 1082536009995, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 17.07.2008) о привлечении к административной ответственности, при участии: от заявителя — не явился, извещен, от ответчика — Грац С.В. по доверенности от 06.05.2015,

Департамент здравоохранения Приморского края (далее — Департамент, заявитель) обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества с ограниченной ответственностью медицинская организация «Мобильные клиники» (далее — общество, ответчик, лицо, привлекаемое к административной ответственности) к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, на основании протокола об административном правонарушении от 09.09.2015 N 28/15.

Представитель департамента в судебное заседание не явился, в материалах дела имеется доказательство надлежащего извещения о времени и месте судебного заседания, по тексту заявления указал, что основанием для составления протокола об административном правонарушении послужили факты нарушения обязательных требований лицензии, установленные Положением о лицензировании медицинской деятельности, утвержденным постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 N 291 «О лицензировании медицинской деятельности». Поскольку в действиях ответчика усматриваются признаки состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ, просит привлечь его к административной ответственности.

Ответчик в судебном заседании возражал по заявленным требованиям, пояснил, что в лицензии указаны идентификационные номера автомашин — Мобильных лечебно-профилактических комплексов МЛПК «Диагностика», автомашины располагаются на время стоянки по адресу г. Владивосток, ул. Заречная, д. 51, предрейсовый осмотр водителей проводится в указанных машинах в специально оборудованных кабинетах, располагающих по адресу г. Владивосток, ул. Заречная, д. 51. Просил отказать в привлечении к административной ответственности.

Изучив материалы дела, оценив доводы сторон и представленные доказательства в соответствии со статьей 71 АПК РФ, суд установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «Мобильные клиники» осуществляет медицинскую деятельность, в том числе доврачебную, врачебную и специализированную, медико-санитарную помощь, на основании выданной Департаментом здравоохранения Приморского края 20.11.2014 лицензии N ЛО-25-01-002491.

При проведении, в период с 19.08.2015 по 25.08.2015 на основании распоряжения Территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Приморскому краю от 11.08.2015 N 277/15 в отношении ООО МО «Мобильные клиники», плановой выездной проверки Территориальным органом выявлены нарушения требований, установленных пунктом 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 N 291.

Из материалов дела следует, что в ходе указанной проверки было установлено, что ООО МО «Мобильные клиники» осуществляет работы по медицинскому осмотру (предрейсовым, послерейсовым) по адресу г. Владивосток, ул. Заречная, д. 51.

25.08.2015 специалистами Территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Приморскому краю Нестеренко Т.С., Кузьминовой Е.И. составлен акт проверки N 277/15.

Согласно акта проверки N 277/15 лицензия на осуществление медицинской деятельности у ООО МО «Мобильные клиники» по адресу: г. Владивосток, ул. Заречная, д. 51, отсутствует.

09.09.2015 специалистом-экспертом Департамента здравоохранения Приморского края Проходцевым Д.Д. в отношении общества составлен протокол об административном правонарушении по делу N 28/15ЛОкм и действия общества квалифицированы административным органом по части 3 статьи 14.1 КоАП РФ.

Материалы дела в порядке статьи 23.1 КоАП РФ были направлены в Арбитражный суд Приморского края для рассмотрения вопроса о привлечении общества к административной ответственности.

Суд не усматривает в действиях общества признаков правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ, на основании следующего.

Частью 6 статьи 205 АПК РФ предусмотрено, что при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании устанавливает, имелось ли событие административного правонарушения и имелся ли факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, имелись ли основания для составления протокола об административном правонарушении и полномочия административного органа, составившего протокол, предусмотрена ли законом административная ответственность за совершение данного правонарушения и имеются ли основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол, а также определяет меры административной ответственности.

В соответствии с частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), влечет ответственность в виде предупреждения или наложения административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч

рублей; на должностных лиц — от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

Объективная сторона административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ, выражается в осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией).

Пункт 1 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).

Согласно пункту 2 статьи 2 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее — Закон N 99-ФЗ) задачами лицензирования отдельных видов деятельности являются предупреждение, выявление и пресечение нарушений юридическим лицом, его руководителем и иными должностными лицами, индивидуальном предпринимателем, его уполномоченными представителями требований, которые установлены настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Соответствие соискателя лицензии этим требованиям является необходимым условием для предоставления лицензии, их соблюдение лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Пунктом 2 статьи 3 Закона N 99-ФЗ установлено, что лицензия — специальное разрешение на право осуществления юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем конкретного вида деятельности (выполнения работ, оказания услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности), которое подтверждается документом, выданным лицензирующим органом на бумажном носителе или в форме электронного документа, подписанного электронной подписью, в случае, если в заявлении о предоставлении лицензии указывалось на необходимость выдачи такого документа в форме электронного документа.

Судом из материалов дела установлено, что юридическое лицо — ООО МО «Мобильные клиники», имеет лицензию N ЛО-25-01-002491 на осуществление медицинской деятельности, выданную 20.11.2014 Департаментом здравоохранения Приморского края.

Согласно приложениям N 1 и N 2 к лицензии N ЛО-25-01-002491 при оказании первичной, в том числе доврачебной, врачебной и специализированной, медико-санитарной помощи организуются и выполняются следующие работы (услуги): при оказании первичной доврачебной медико-санитарной помощи в амбулаторных условиях по: лабораторной диагностике; при оказании первичной врачебной медико-санитарной помощи в амбулаторных условиях по: акушерству и гинекологии (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий), дерматовенерологии, детской урологии-андрологии, детской хирургии, неврологии, организации здравоохранения и общественному здоровью.

В соответствии с приложениями N 1 и N 2 к лицензии адрес места осуществления лицензируемого вида деятельности, выполняемых работ: Приморский край, Мобильный лечебно-профилактический комплекс МЛПК «Диагностика», модель 575032.

При этом адрес осуществления медицинской деятельности г. Владивосток, ул. Заречная, д. 51, в лицензии N ЛО-25-01-002491 не прописан. С учетом изложенного административный орган

полагает, что обществом, допущены нарушения обязательных условий лицензии, установленные Положением о лицензировании медицинской деятельности, утвержденные постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 N 291 «О лицензировании медицинской деятельности».

В соответствии с пунктом 7 статьи 3 Закона N 99-ФЗ под лицензионными требованиями понимается совокупность требований, которые установлены положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, основаны на соответствующих требованиях законодательства Российской Федерации и направлены на обеспечение достижения целей лицензирования.

В силу подпункта 46 пункта 1 статьи 12 Закона N 99-ФЗ медицинская деятельность (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково») подлежит лицензированию.

Согласно положениям пункта 2 статьи 2 Закона N 99-ФЗ соответствие соискателя лицензии требованиям, предъявляемым к нему Федеральным законом от 04.05.2011 N 99-ФЗ, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации является необходимым условием для предоставления лицензии, при этом соблюдение их лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Перечень лицензионных требований, которые предъявляются к лицензиату при осуществлении им медицинской деятельности, содержится в пунктах 4, 5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 N 291 (далее — Положение).

Согласно пункту 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 N 291 (далее — Положение) медицинскую деятельность составляют работы (услуги) по перечню согласно приложению, которые выполняются при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях.

Объективная сторона административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ, выражается в осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией).

В пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указано, что при квалификации действий лица по части 3 статьи 14.1 КоАП РФ следует иметь в виду, что под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением или лицензией, понимается занятие определенным видом предпринимательской

деятельности на основании специального разрешения (лицензии) лицом, не выполняющим лицензионные требования и условия, установленные положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, выполнение которых лицензиатом обязательно при ее осуществлении.

Между тем, с учетом вышеизложенных нормативных положений суд полагает, что выявленное департаментом нарушение, выразившееся в осуществлении медицинской деятельности по адресу г. Владивосток ул. Заречная, д. 51, не указанного в лицензии N ЛО-25-01-002491, может указывать на наличие правонарушения, предусмотренного диспозицией части 2 статьи 14.1 КоАП РФ (осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна)), поскольку лицензионные требования, которые должен соблюдать лицензиат, относятся только к тем видам деятельности, на осуществление которые получена лицензия и по адресу, в ней указанному. Оценив представленные департаментом материалы дела об административном правонарушении суд пришел к выводу о том, что административный орган не доказал, что установленное в ходе проверки нарушение следует квалифицировать по части 3 статьи 14.1 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах заявление административного органа о привлечении к административной ответственности и протокол об административном правонарушении содержат неправильную квалификацию совершенного предпринимателем правонарушения.

Кроме того, согласно статье 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Частью 2 статьи 28.2 КоАП РФ установлено, что в протоколе об административном правонарушении указываются, в том числе событие административного правонарушения, а также иные сведения, необходимые для разрешения дела.

При этом суд считает, что протокол об административном правонарушении не содержит четкого описания события правонарушения, а именно, не указано, какое именно условие, предусмотренное лицензией N ЛО-25-01-002491, нарушено обществом, что, в свою очередь, является нарушением требований, закрепленных в статье 28.2 КоАП РФ.

Таким образом, в нарушение положений статьи 28.2 КоАП РФ протокол об административном правонарушении не отражает обстоятельств совершенного обществом правонарушения, вменяемого обществу по ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ, событие административного правонарушения не описано и не конкретизировано должным образом.

В соответствии с пунктом 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» в случае, если заявление административного органа о привлечении к административной ответственности или протокол об административном правонарушении содержат неправильную квалификацию совершенного правонарушения, суд вправе принять решение о привлечении к административной ответственности в соответствии с надлежащей квалификацией.

При этом указанное в протоколе событие правонарушения и представленные доказательства должны быть достаточными для определения иной квалификации противоправного деяния.

Между тем, суд полагает, что в протоколе об административном правонарушении N 28/15ЛОкм от 09.09.2015 не описано событие правонарушения, выразившееся в осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), кроме того, собранных доказательств по делу недостаточно для рассмотрения судом вопроса и принятия решения о привлечении общества к административной ответственности по части 2 статьи 14.1 КоАП РФ. Административным органом не представлены доказательства, подтверждающие факт осуществления лицензируемого вида деятельности по адресу, не указанному в лицензии, а равно доказательства наличия в лицензии конкретного адреса, по которому эта деятельность должна осуществляться. Данные обстоятельства, в свою очередь, свидетельствуют о невозможности установить наличие или отсутствие у общества правовых оснований для получения спорной лицензии на указанный департаментом адрес.

Учитывая установленные судом обстоятельства, оснований для привлечения общества к административной ответственности по части 3 статьи 14.1 КоАП РФ за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), не имеется.

Вопрос о распределении расходов по госпошлине за рассмотрение дела судом не рассматривается, поскольку по правилам АПК РФ заявление о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не оплачивается.

Руководствуясь статьями 167 — 170, 206 Арбитражного процессуального кодекса РФ, арбитражный суд

Отказать в удовлетворении заявления Департамента здравоохранения Приморского края о привлечении общества с ограниченной ответственностью медицинская организация «Мобильные клиники» к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Решение может быть обжаловано в течение десяти дней со дня его принятия в Пятый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Приморского края.

Еще по теме:

  • Использовать материнский капитал до 3 лет на покупку жилья без ипотеки Использовать материнский капитал до 3 лет на покупку жилья без ипотеки Материнский капитал – пособие, которое является частью социальной политики РФ в отношении семей. Семья получает […]
  • Закон о полиции применение силы Закон о полиции применение силы Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства для противодействия […]
  • Как и где прописать новорожденного ребенка Как прописать новорожденного ребенка, необходимые документы для регистрации Регистрация новорожденного ребенка по месту проживания родителей либо одного из них является обязательной […]
  • Юрист в здравоохранении вакансии Юрист в Одессе за 30 дней За 30 дней За 14 дней За 7 дней За 1 день Shipping, International trade lawyer Полная занятость. Опыт работы от 2 лет. Высшее образование. INTERLEGAL, […]
  • Материальная помощь гражданам от государства Материальная помощь в связи тяжелым финансовым положением в 2018-2019 году Законодательством РФ предусмотрена материальная помощь в тяжелой жизненной ситуации для граждан. Поддержка […]
  • Акна вульгарис средней степени тяжести Причины появления и лечение акне вульгарис Акне вульгарис – это угревая сыпь, которая является следствием воспалительного процесса в структурах сальных желез и волосяных фолликулов. […]