Ст 306 ук рф заведомо ложный донос

Комментарии к СТ 306 УК РФ

Статья 306 УК РФ. Заведомо ложный донос

Комментарий к статье 306 УК РФ:

1. Заведомо ложный донос о совершении преступления представляет общественную опасность в связи с тем, что из-за этого могут быть привлечены к уголовной ответственности невиновные лица. Кроме того, предварительная проверка и тем более возможное расследование уголовного дела, возбужденного в связи с заведомо ложным доносом, отвлекает внимание, силы и время органов дознания и следствия на бесполезную работу, в связи с чем ослабляется борьба с фактически совершенными преступлениями.

2. Непосредственным объектом преступления является нормальная деятельность органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания по осуществлению уголовного преследования, а также деятельность суда по осуществлению правосудия. Дополнительным непосредственным объектом преступления являются честь, достоинство, права и законные интересы личности.

3. Объективная сторона состава преступления состоит в действиях. Это заведомо ложный донос о совершении преступления, под которым следует понимать заведомо недостоверное сообщение о совершении преступления, сделанное в любой форме: как анонимно, так и от собственного имени. Сообщение может быть сделано в правоохранительные органы, а также в государственные органы или органы местного самоуправления, обязанные передать поступившее к ним сообщение о преступлении органам, осуществляющим раскрытие и расследование преступлений.
Данный состав преступления будет иметь место в случае сообщения сведений только о совершенном или готовящемся преступлении. Если передается информация об аморальном поступке или правонарушении, то такой донос не будет преступным.
Заведомо ложное сообщение может содержать любые сведения, которые правоохранительные органы будут рассматривать как повод к возбуждению уголовного дела: о событии преступления, доказательствах преступления, совершении преступления конкретным субъектом и т.п. Состав преступления — формальный. Преступление окончено с момента поступления доноса в соответствующий правоохранительный орган, наделенный правом возбуждения уголовного дела.
Если виновный, совершивший заведомо ложный донос, в дальнейшем в качестве свидетеля или потерпевшего дает заведомо ложные показания в рамках расследования возбужденного по этому доносу уголовного дела, подтверждая факты, заявленные им в доносе, то его действия не образуют совокупности преступлений с заведомо ложными показаниями (ст. 307 УК), так как являются логическим продолжением совершенного ранее заведомо ложного доноса. Эти действия охватываются составом преступления, предусмотренного в ст. 306 УК.

4. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

5. Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что сообщает в правоохранительные органы заведомо для него ложную информацию о совершенном преступлении и желает сообщить такие сведения. Цель как признак состава преступления не указана в статье о заведомо ложном доносе. Однако из смысла рассматриваемой статьи следует, что целью заведомо ложного доноса является привлечение к уголовной ответственности. Мотивами заведомо ложного доноса могут быть месть, карьеризм, корыстные побуждения и др. Они, как и цель, в законе не предусмотрены.

6. Рассматриваемый состав преступления следует отграничивать от клеветы по адресату, которому передаются сведения о совершении преступления, а также по целям. При доносе виновный намеревается ввести в заблуждение правоохранительные органы о виновности невиновного лица, имея цель последующего привлечения лица к уголовной ответственности; при клевете целью виновного является опорочить честь, достоинство и репутацию потерпевшего, но не привлекать его к уголовной ответственности.

7. Часть 2 ст. 306 УК предусматривает повышенную ответственность за заведомо ложный донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (см. комментарий к ст. 15 УК РФ).

8. В ч. 3 ст. 306 УК ответственность усилена за совершение доноса, соединенного с искусственным созданием доказательств обвинения, которое состоит в том, что виновный фальсифицирует доказательства (составное преступление). Данный особо квалифицированный состав заведомо ложного доноса отличается от состава фальсификации доказательств (ст. 303 УК) по субъекту преступления.

Заведомо ложный донос: особенности преступления и ответственность за его совершение

К счастью, времена, когда ложный донос на знакомых был средством проявления гражданской позиции, давно прошли. Сейчас уже не встретишь человека, бегущего доносить, что его сосед – противник власти. Однако ложный донос как предоставление правоохранительным органам неправдивой, порой, просто вымышленной информации о совершении вполне конкретным лицом преступления все же существует, а поэтому имеется в УК РФ соответствующая ему статья.

Итак, давайте для начала разберемся, чем заведомо ложный донос отличается от клеветы.

Отличия злодеяния от клеветы

Клевета, как ни прискорбно, явление довольно распространенное. Разговоры в коллективе за спиной начальства, обсуждения соседей бабушками на лавочке, сплетни подружек. Однако не всякая неправдивая информация признается ложным доносом.

Высказанные в адрес конкретного человека обвинения в совершении какого-либо противозаконного действия только тогда становятся ложным доносом, когда они оглашены в присутствии сотрудников органов, способных возбудить уголовное дело. Это могут быть:

  • Органы дознания;
  • Прокуратура;
  • Отделение полиции;
  • Органы следствия;
  • Таможенные органы;
  • Налоговая инспекция.

Злоумышленник сообщает, что конкретный, известный ему человек совершил конкретное противозаконное деяние, хотя на самом деле знает, что этого не происходило. Если же говорится не о конкретном преступлении, а о тенденции к нарушению закона (например, гражданин заявляет, что какой-то чиновник берет взятки, не указывая на конкретный случай), и данные сведения оказываются ложными, его могут обвинить в клевете, но не в ложном доносе.

Ложные показания свидетеля по какому-либо делу квалифицируются не по ст. 306, посвященной заведомо ложному доносу, а по специальной, 307 статье УК РФ, комментарии в отношении которой довольно разнообразны. В ней рассматриваются ложные показания и результаты экспертиз.

  • Отдельная статья предусмотрена и для ложного доноса о теракте (207 УК).
  • Должностные лица, совершившие ложный донос, отвечают по 285 статье, поскольку подразумевается, что они превышают свои должностные полномочия.
  • Если обвиняемый в целях самозащиты оговаривает кого-либо, то есть пытается переложить вину за преступление, в котором его обвиняют, на другое лицо, по 306 статье этот поступок не квалифицируется. Если же он, из мотива мести, скажем, говорит, что кто-то совершил другое преступление, статья о доносе применяется в обычном порядке.

Теперь, когда вы знаете отличие клеветы от заведомо ложного доноса, рассмотрим и его состав преступления.

О том, что собой представляет заведомо ложный донос, вам расскажут два известных юриста в своем видеоблоге:

Состав преступления

Как и все преступления, которым посвящена 31 глава УК РФ, ложный донос является деянием против правосудия. Основным объектом его выступает нормальная работа органов дознания и следствия. Высказывая ложные обвинения, а тем более, фабрикуя ложные улики, преступник нарушает естественный ход расследования, что, естественно, приводит следствие к неправильным выводам, а суд – к неправосудным решениям.

Кроме того, в качестве дополнительного объекта преступления, затрагиваются права личности, ее интересы, подрывается ее честь, достоинство, а в некоторых случаях и здоровье.

Если же преступления, о котором совершил лжедоносчик, вообще не существовало, следствие и свидетели теряют свое время попусту.

Объективная сторона дела и характер представленной лжедоносчиком информации

Итак, под доносом принято понимать сообщение в правоохранительные органы заведомо ложной информации о лице, совершившем преступление, или о факте совершения преступления. Сведения могут быть частично или полностью ложными. Так, доносчик может сообщить о преступлении, не осуществлявшемся вовсе, или исковеркать ход событий, соврать о месте происшествия или обвинить в реально случившемся злодеянии невиновного человека.

Информацию, предоставляемую во время ложного доноса, можно охарактеризовать следующим образом:

  • Она не соответствует реальной ситуации;
  • В доносе содержится указание на объектную и субъектную стороны преступления. Иными словами, доносчик рассказывает о том, кто, как и когда совершил якобы определенное противозаконное деяние.

Донос может быть оформлен письменно или произведен устно при сотруднике полиции или других правоохранительных органов.

Субъект и субъективная сторона

Ответственность за умышленно предпринятый ложный донос наступает с 16 лет. Завершенным данное деяние признается, как только лицо сообщает правоохранительным органам о якобы совершенном кем-то преступлении (если субъект преступления не указывается, о ложном доносе говорить не приходится). На квалификацию деяния возбуждение дела не оказывает влияния, но учитывается при вынесении приговора.

  • Умысел ложного доноса только прямой, поскольку преступник сообщает заведомо ложные сведения, имея целью ввести сотрудников в заблуждение.
  • Мотив лжедоносчика устанавливается в ходе расследования, однако не сказывается на квалификации его деяния.

Уголовная ответственность и наказание за заведомо ложный донос

В 306 статье УК выделено три части. Последние две раскрывают квалифицированный состав преступления.

За заведомо ложный донос (часть 1, статья 306) предусмотрены такие виды наказания:

  • Штраф (до 120 000 рублей) или конфискация дохода (максимум, за 1 год);
  • Обязательные работы (до 480 часов);
  • Исправительные работы (до 2 лет);
  • Арест (до полугода);
  • Лишение свободы (на 2 года максимум).

Если во время доноса злоумышленник обвинил невиновного человека в тяжком или особо тяжком преступлении (часть 2), наказание будет строже:

  • Штраф (100 000 рублей – 300 000 рублей) или конфискация дохода за 1 – 2 года;
  • Принудительные работы (до 3 лет);
  • Лишение свободы (максимум на три года).

Об удивительном случае человеческой глупости и жадности, приведшем к заведомо ложному доносу, расскажет видеосюжет ниже:

Как составить заявление?

Заведомо ложный донос осуществляется злоумышленником путем обращения в правоохранительные органы. При этом может быть подано заявление с неправдивой информацией, или сведения сообщаются устно, а затем протоколируются сотрудником.

Возбуждение уголовного дела о ложном доносе возбуждается, обычно, когда факты всплывают наружу. Дело, возбужденное по заявлению лжедоносчика, закрывается и возбуждается новое, но уже в отношении его самого. Если сотрудники не возбудили уголовное дело, но Вы знаете, что Вас оклеветали в ложном доносе, обращайтесь в то же отделение с заявлением.

Составляется заявление о ложном доносе так же, как и прочие заявления о преступлении (бланк прикреплен). Вы указываете должность и имя лица, к которому обращаетесь, предоставляете свои личные и контактные данные, излагаете суть дела и просьбу, ставите число и подпись.

Образец заявления за заведомо ложный донос вы можете скачать у нас.

Образец заявления за заведомо ложный донос

О том, возмещается ли моральный ущерб за заведомо ложный донос, читайте далее.

Возмещение морального ущерба

Если Вы желаете добиться от лжедоносчика возмещения причиненного Вам морального ущерба, следует подавать гражданский иск в суд. Основанием для этого действия является 152 статья ГК, посвященная защите чести, достоинства и деловой репутации.

Сумму компенсации Вы указываете, отталкиваясь от тяжести нанесенного Вам морального вреда. В принципе, Вы можете назвать любую цифру, но суд возместить ущерб лишь в том размере, который покажется ему соответствующим реальному положению дел.

Следующее видео содержит консультацию известного юриста по вопросу заведомо неправдивого доноса:

4.2.5. Заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ)

Заведомо ложный донос с объективной стороны заключается в сообще­нии в органы, обязанные принять меры к возбуждению уголовного дела, о яко­бы совершенном преступлении. Ложное сообщение о совершенном преступле­нии может быть устным либо письменным, личным или анонимным.

Такое сообщение направляется в органы, имеющие право возбудить уго­ловное дело и иные органы, на которые возложена обязанность передавать све­дения о совершении преступлений должностным лицам, полномочным возбу­дить уголовное дело. К данным органам относятся суды, органы прокуратуры, дознания; а также налоговые, таможенные органы, органы государственной власти и управления и др. В ложном доносе может быть указано конкретное’ лицо или лица, совершившие преступление. Сообщение только о самом факте; совершения преступления также образует состав данного преступления.

Посягательство считается оконченным с момента, когда заведомо ложное заявление о совершенном преступлении было доведено до сведения прокурора, органа дознания или предварительного следствия.

Квалифицирующими признаками преступления являются: обвинение ли­ца в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а также искусств венное создание доказательств обвинения.

Наиболее сложным и важным в контексте настоящего исследования явля­ется вопрос о разграничении заведомо ложного доноса, совершенного с участи­ем адвоката и аналогичных действий последнего, квалифицируемых по ст. 298] УК РФ «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следом вателя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного испол-j нителя».

Исходя из санкций за эти преступления, максимальные размеры наиболее строгого вида наказания, предусмотренные в ч. 1 ст. 306 и в ч. 1 и 2 ст. 298 УЧ РФ, равны -т- до двух лет лишения свободы. Однако существенно отличаются санкции за квалифицированные составы данных преступлений. Так, по ч. 2 и • ст. 306 УК РФ за донос, связанный с обвинением лица в совершении тяжкогя или особо тяжкого преступления либо с искусственным созданием доказав тельств обвинения (надо полагать — в совершении преступления любой тяже-J сти), виновному может быть назначено наказание в виде лишения свободы срот ком до 6 лет. То есть преступление относится к категории тяжких (ч. 4 ст 15И

Квалифицированный состав преступления, установленный ч. 3 ст, 298 УК РФ за

еяния, предусмотренные ч. 1 или 2 данной статьи, соединенные с обвинением

ца в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, предусматривает

максимальное наказание в виде 4 лет лишения свободы (преступление средней

тяжести^ ч. Зет. 15 УК РФ).

Почему же законодатель считает квалифицированный донос более опас­ным преступлением, чем клевету с отягчающими обстоятельствами?

Заведомо ложный донос отличается от клеветы тем, что в первом случае ложное сообщение характеризуется информацией именно о преступлении и на­ правляется в указанные выше государственные органы со специальной целью _ проявить инициативу в возбуждении уголовного преследования. При клеве­ те распространяемая информация характеризуется тем, что порочит честь и достоинство другого лица или подрывает его репутацию. Речь не обязательно идет о преступлении, хотя и такое при клевете возможно. Но при этом она рас­ пространяется среди окружающих и не имеет конкретной цели возбуждения уголовного дела.

Ранее, в главе 4.2.4 подробно рассмотрена квалификация и примеры со­вершения адвокатами клеветы в отношении судей и других лиц. Остается вы­яснить, в каких же случаях клеветническая информация, распространенная ад­вокатом, может быть квалифицирована как заведомо ложный донос? Для этого, на наш взгляд, необходимо следующее:

Во-первых, чтобы адвокат осознавал, что в распространяемой им инфор­мации содержатся признаки совершения тем или иным лицом деяния, которое при уголовно-правовой квалификации подпадает под признаки какого-либо преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ.

Например, когда в своем ходатайстве защитник указывает, что следова­тель превысил свои полномочия, во время допроса применял физическое наси­лие к допрашиваемому, он осознает, что такие действия подпадают под призна­ки преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ — превышение Должностных полномочий, соединенное с применением насилия или угрозы его применения. Данное преступление относится к категории тяжких. А потому, если будет установлено, что адвокат заранее знал о ложности этих данных, на­пример, они заранее со своим подзащитным спланировали эту заведомую ложь Для осуществления защиты, его действия квалифицируются по ч. 2 или 3 ст. 306 УК РФ.

Во-вторых: эта информация должна быть официально, т.е. открыто, пуб­лично представлена в компетентные органы для решения вопроса о возбужде­нии уголовного дела. Законодатель, формулируя норму, предусмотренную ^ 306 УК РФ, имел в виду, прежде всего, случаи подачи заявления о преступ­лении (ст. 140-141 УПК РФ), предусмотрев при этом обязательное предупреж­дение заявителя об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст — 306 УК РФ с соответствующей отметкой в протоколе и отобранием подпис- Ки (ч. бет. 141 УПК РФ).

Однако представляется, что в качестве заведомо ложного доноса может Расцениваться и информация, содержащаяся в устных и письменных жалобах и

ходатайствах, как защитника, так и подозреваемого, обвиняемого. Ведь, несо. мненно, то, что эта информация носит официальный характер. Письменное \о. датайство (жалоба) приобщается к делу, устное подлежит обязательному зане. сению в протокол следственного действия или судебного заседания (ст. Цф УПК РФ). Суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в жестко уста, новленные законом сроки рассмотреть жалобу или ходатайство и принять по ним правовое решение (гл. 15 и 16 УПК РФ). Несомненно и то, что если в ж», лобе содержится информация о совершении определенным лицом (например следователем) преступления и требование «принять меры», «пресечь», «при-влечь к ответственности», «возбудить уголовное дело» и т.п., то вне зависимо­сти от того, как адвокат (подзащитный) формулирует свое ходатайство (жало­бу), на чем настаивает, какую цель фактически преследует, компетентные орга­ны обязаны рассмотреть данную информацию, в т.ч., и как заявление о престу­плении, т.е. по всем правилам гл. 19 УПК РФ.

Такая жалоба, на наш взгляд, должна быть зарегистрирована в книге уче­та преступлений (КУП-1), и в срок, не позднее трех, максимум десяти суток 195 , должно быть принято одно из трех правовых решений: о возбуждении дела; об отказе в возбуждении; о передаче сообщения по подследственности (ст. 144, 145 УПК РФ).

Подавая такую жалобу, адвокат, как высококвалифицированный юрист (см. ст. 9 Закона об адвокатуре), всегда понимает, как квалифицируется деяние, в котором он обвиняет конкретное лицо, ему всегда известно об уголовной от­ветственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ, так что специаль­ной процедуры предупреждения с отбиранием подписки (ч.

Таким образом, с объективной стороны подобные деяния защитника пол­ностью подпадают под признаки заведомо ложного доноса.

С субъективной стороны адвокат в анализируемых случаях всегда осоз­нает фактический характер и общественную опасность этих своих действий, предвидит реальную возможность либо неизбежность наступления обществен­но опасных последствий (прямой умысел — ч. 2 ст. 25 УК РФ), то есть понима­ет, что по его жалобе (ходатайству) будет проводиться специальная проверка (служебное расследование) в отношении заведомо для него невиновного лиДО по подозрению в совершении им преступления, что этому лицу — потерпевше­му, в данному случае следователю, будет причинен вред, что ущерб наносите* и интересам правосудия и т.д. (см. гл. 4.1).

Субъект анализируемого состава преступления общий, все зависимости от процессуального положения и других признаков.

Л при необходимости проведения документальных |[роверок или ревизий прокурор вправе по )Мв гайству следователя или дознавателя продлить этот срок до 30 суток ч 3 ст 1 44 УПК РФ в ред. ФЗ от 4 07 20 г № 92-ФЗ

Хотя ничто и не мешает компетентным органам отобрать у адвоката такую подписку

Обобщая изложенное, делаем вывод, что нет никаких препятствий к при­менению уголовного закона к этому опаснейшему виду преступлений, если они совершены адвокатами в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей.

Почему же в реальной правоприменительной практике закон в этой части «не работает»? Что не дает прокурорам, надлежащим образом проверять такого рода жалобы и при наличии достаточных оснований возбуждать уголовные де­ла против доносчиков? Ведь практика такова: как мы уже говорили в гл. 4.2.4, по каждой жалобе адвоката (подзащитного) о нарушении закона со стороны следователя проводится проверка. По 9 из 10 таких жалоб служебное расследо­вание приходит к выводу, что «доводы заявителей не подтвердились». Разве итоги такой проверки и их материалы со всеми собранными сведениями не мо­гут служить достаточным основанием к возбуждению уголовного дела (в по­рядке ч. 2 ст. 140 и ст. 144 УПК РФ) по признакам преступления, предусмот­ренного ст. 306 УК РФ? Вместе с тем ясно, что по такому уголовному делу да­леко не во всех случаях удастся установить и доказать вину конкретного доно­сителя, то есть прямой умысел.

Однако уже сам факт возбуждения такого дела, возможность полноцен­ными процессуальными средствами проверить версию о заведомо ложном до­носе со стороны адвоката и/или его обвиняемого, дает огромные тактические преимущества. Появляется шанс «отрезвить» отдельных недобросовестных, уверовавших в свою безнаказанность адвокатов, да и их клиентов тоже.

Причины отсутствия такой практики мы видим в следующем.

Во-первых, вновь вспомним указанное выше толкование Верховного Су­да РФ по вопросу о непривлечении обвиняемого по делу за заведомо ложный донос. Высшая судебная инстанция фактически дала право обвиняемому, а за­одно и его защитнику, защищаться любыми, в т.ч. и преступными средствами, то есть оговаривать кого угодно в совершении чего угодно, если это было в це­лях защиты. В унисон этому противозаконному, на наш взгляд, разъяснению выступили многие комментарии к УК. Причем характерно, что без необходи­мого обоснования позиции. Но иногда с некоторыми оговорками.

Так, в одном из самых популярных среди практиков «Комментарии к уго­ловному кодексу РФ» (под редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева) по су­ществу вопроса изложена любопытная позиция: «Судебная практика склонна признавать субъектами ложного доноса также и обвиняемых по другому делу, если ложный донос не является способом защиты от предъявленного обвине- Ния — Например, подлежит ответственности за ложный донос обвиняемый в Убийстве, если он сообщает суду о применении к нему незаконных методов ве-Д е ния предварительного расследования. Напротив, не подлежит ответственно- Сти за ложный донос, например, обвиняемый в убийстве, если он сообщит о со- е РШении этого преступления абсолютно непричастным к убийству лицом» 197 .

Таким образом, автор комментария к статье 306 УК РФ Т.А. Костарева Р аз Деляет нашу позицию, имея в виду конкретный пример. Но это лишь час-

Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под рсд Ю И Скуратова и В М Лебедева — М , 1997. —

тичное совпадение мнений. Мы считаем, что обвиняемый и его адвокат в пол­ной мере несут ответственность за любой заведомо ложный донос в отношении любого лица, какими бы целями и мотивами не руководствовались доносчи­ки 198 . Иначе, если и далее толковать закон по логике Верховного Суда РФ, так можно, например, не привлекать обвиняемого за дачу взятки следователю, если он совершил это преступление в качестве «способа защиты от обвинения». Ag, сурд! Но аналогия толкования, согласитесь, допустимая.

Другой причиной практики безнаказанности обвиняемых и их защитни­ков за подобного рода доносы и клевету считаем прочно укоренившийся в coj. нании следователей, прокуроров, дознавателей и судей порочный стереотип от­ношения к стороне защиты. В эпоху инквизиционного, обвинительного процес-са обвиняемый, если уж он попал в сферу уголовного судопроизводства, как правило, был «обречен» к тому, что его осудят, и осудят «по всей строгости^ Усилия адвокатов, собственные защитительные действия обвиняемого воспр»^ нимались не иначе как в пословице: «Собака лает —- караван идет», где «кара­ван» — государственное обвинение и суд, часто выполнявший те же функции. В этой обстановке «государственная машина правосудия» могла позволить себе такую роскошь, как «закрывать глаза» на любые, заведомо малоэффективные способы защиты подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

В такой обстановке, которая, к слову сказать, медленно уходит в про4 шлое, многие работники правоохранительных органов рассуждали так: «Пустц уже они защищаются, как хотят, хоть путем преступного оговора».

Пора очнуться от устаревших стереотипов. Перед стороной государст-ii венного обвинения сильный, высококвалифицированный, опытный и наделен­ный обширными полномочиями процессуальный противник. Такому оппоненту в процессе, состязающемуся с государственным обвинением на равных, в усло­виях, когда суды перестали выполнять функции обвинения и смело вынося 1 оправдательные приговоры, уже нельзя давать такую «фору». Пора каждой стороне полноценно пользоваться своими правами и возможностями, но и Ж полной мере нести предусмотренную законом ответственность.

Обратимся к еще одному типичному, распространенному в практике профессиональной защиты примеру. По делу о групповом убийстве из хулиган­ских побуждений (п.

Об ответственности по ст. 306 УК РФ

ПРОКУРАТУРА РАЗЪЯСНЯЕТ ЗАКОН

В настоящее время достаточное большое количество доследственных проверок, проводимых правоохранительных органов, начинаются с поступающих заявлений граждан. В связи с изложенным считаю необходимым довести до каждого требования ст. 306 УК РФ. Уголовная ответственность по ст. 306 УК РФ наступает за заведомо ложный донос о совершении преступления.
С объективной стороны это преступление заключается в сообщении в любой форме (устно или письменно) несоответствующей действительности информации о факте совершения преступления, сообщении заведомо ложных сведений с целью добиться осуждения или привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного лица. Адресатами ложного доноса являются в первую очередь органы, которые осуществляют борьбу с преступностью (милиция, прокуратура, органы безопасности) или правосудие (суд). К ним также следует отнести органы государственной власти и местного самоуправления, которые обязаны передавать сведения о совершенных преступлениях органам и должностным лицам, наделенным правом осуществлять уголовное преследование. Например, сотрудники медицинских учреждений в силу ведомственных нормативных предписаний обязаны сообщить в органы внутренних дел о так называемых криминальных травмах или иных аналогичных видах вреда здоровью.
Данное преступление считается оконченным с момента поступления в указанные органы ложного сообщения о совершении преступления.
Уже по первой части данной статьи предусмотрено наказание в виде штрафа до ста двадцати тысяч рублей, а так же лишение свободы на срок до двух лет, а по второй части указанной статьи – за заведомо ложный донос с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотрено наказание в виде штрафа от ста тысяч до трехсот тысяч рублей, а так же лишение свободы на срок до трех лет.

Заместитель прокурора
Варненского района
юрист 1 класса Бычков Н.Л.

Проблемы квалификации заведомо ложного доноса (ст. 306 УК РФ)

Неня Б.И.
ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»
студент 3 курса

В последнее время заметен рост числа дел, в которых лицо обвиняют по ст. 306 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) «Заведомо ложный донос». Правоохранительные органы перестали закрывать глаза на злоупотребление заявителями своими правами и всерьез начали подходить к деяниям, которые предусмотренным данной статьей. В связи с этим возникло много проблем и спорных вопросов, касающихся применения ст. 306 УК РФ.

В диспозиции разбираемой нормы не указан перечень органов, заведомо ложный донос в которые влечет уголовную ответственность. Из смысла статьи можно сделать вывод, что основным адресатом должны являться правоохранительные органы, которые уполномочены возбуждать уголовные дела. Однако, как показывает практика, если заведомо ложный донос отправлен в органы исполнительной власти или иные компетентные органы, которые обязаны передавать сведения о преступлении в правоохранительные органы, то в таком деянии также будет содержаться состав преступления. Объясняется это тем, что в таком случае действия злоумышленника образуют повод к возбуждению уголовного дела.

Некоторые ученые утверждают, что состав преступления образует только заведомо ложный донос, направленный в орган, уполномоченный возбуждать уголовные дела. Так, В.П. Ефремов утверждает: «Если лицо сообщает заведомо ложные сведения о совершении преступления не в уполномоченный орган, а иным лицам (в иную организацию), его действия сами по себе не образуют повода к возбуждению уголовного дела и не являются обязательным основанием для соответствующей деятельности органов и должностных лиц, поскольку ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [далее – УПК РФ] не обязывает их исследовать каждое где-либо опубликованное сообщение о преступлении, и, например, публикация в СМИ может оказаться вне их поля зрения, так как непосредственно им не адресована» [1].

В противовес высказывается А.В. Бриллиантов: «Под ложным доносом о совершении преступления понимается сообщение, адресованное в итоге правоохранительным органам, о якобы готовящемся или совершенном преступлении или (и) лице, в нем участвующем. Сообщение может быть сделано и другим органам власти, которые обязаны направить указанное сообщение по принадлежности. Вместе с тем представляется, что сообщение о преступлении, сделанное по адресу физических лиц, частных, общественных организаций, не образует состава рассматриваемого преступления в связи с отсутствием обязанности у таких субъектов направлять сообщения по принадлежности и, таким образом, вовлекать органы власти в рассмотрение сообщений» [2].

Спорный вопрос возникает и в случае, когда заведомо ложный донос публикуется в средствах массовой информации (далее – СМИ). В данном моменте необходимо разграничить такие составы преступления, как «клевета» (ст. 128.1 УК РФ) и «заведомо ложный донос» (ст. 306 УК РФ). Некоторые ученые утверждают, что публикацию заведомо ложного доноса в СМИ необходимо квалифицировать как клевету. Обосновывают они это тем, что основной целью этого деяния является опорочить честь, достоинство и репутацию гражданина. Другие ученые имеют противоположное мнение. В соответствии со ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат:

1) заявление о преступлении;

2) явка с повинной;

3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников;

4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Иными источниками признаются также и СМИ. Из этого следует, что по данным, полученным из средств массовой информации, можно возбудить уголовное дело.

Необходимо также разграничить вышеназванные составы. Правильнее всего это будет делать по цели преступления. Как правило, основной целью клеветы и вправду является умаление чести и достоинства человека. Но цели возбудить уголовное дело против него нет, поэтому информация, которая содержит клевету, может поступать неопределенному кругу лиц, а не только органам, уполномоченным возбуждать уголовные дела. Основной же целью заведомо ложного доноса, как правило, является возбуждение уголовного дела против человека, на которого и был совершен донос.

Анализируя это, мы соглашаемся с мнением ученых, которые считают, что опубликование заведомо ложного сообщения о совершении преступления в СМИ необходимо квалифицировать как донос, так как основной целью такого деяния является возбуждение уголовного дела.

Для квалификации деяния по ст. 306 УК РФ не имеет значения, анонимно был совершен донос или нет. Виновному в любом случае должна быть инкриминирована названная статья. Некоторые ученые не согласны с данной позицией. Они опираются на п. 7 ст. 141 УПК РФ – анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела. Обосновывается эта позиция тем, что основной целью заведомо ложного доноса является возбуждение уголовного дела, а по анонимному доносу уголовное дело возбуждено быть не может.

Мы не можем согласиться с последней позицией. Получение правоохранительными органами анонимного заявления не исключает возможность его проверки. Если в ходе проверки были обнаружены признаки преступления, то это и будет являться поводом для возбуждения уголовного дела. То есть если лицо посылает заведомо ложный донос анонимно, то он может быть проверен органами, а значит может ввести их в заблуждение и имеет возможность для достижения своей цели – возбуждения уголовного дела.

Если проверка по анонимному доносу показала отсутствие признаков преступления, то содеянное образует состав преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ. Причем отсутствие информации о доносившем не является поводом размышлять об отсутствии состава преступления. В таком случае виновный, хоть и анонимно, все равно выполняет объективную сторону преступления.

Следует обратить внимание на отграничение заведомо ложного доноса от заведомо ложного сообщения об акте терроризма (ст. 207 УК РФ). Диспозиция данной нормы указывает, что ответственность по ней наступает за ложное сообщение о готовящихся актах терроризма. В случае, если лицо совершило заведомо ложный донос об уже совершенном акте терроризма, то такое деяние следует квалифицировать по соответствующей части ст. 306 УК РФ.

Отметим, что рассматриваемое преступление может совершаться только с прямым умыслом. Об этом говорит слово «заведомо». Оно означает, что лицо умышленно сообщает ложные, придуманные сведения органам власти. В случае, если лицо не может дать правильную юридическую оценку тому или иному деянию и делает донос, основанный на своем субъективном восприятии, то такое деяние не будет являться уголовно наказуемым. То есть если лицо наблюдает со стороны за совершением преступления, полагает, что совершается разбой, но по факту такое деяние квалифицируется как грабеж, в таком случае состава заведомо ложного доноса не образуется.

Если донос содержит в себе лишь мнения и догадки о возможном совершении преступления или уже совершенном преступлении, то деяние нельзя квалифицировать как заведомо ложный донос.

Выделим, что в случаях, когда лицо отправляет донос о намерении совершить преступление, однако виновный не стал совершать преступление и остановился на стадии приготовления, то квалифицировать действия доносившего по ст. 306 УК РФ нельзя.

Несмотря на внешнюю простоту рассматриваемой нормы, в практике ее применения находиться много неразрешенных и спорных проблем. Из этого можно сделать вывод, что ст. 306 УК РФ нуждается в более детальном изучении и толковании.

[1] Ефремов В. П. Заведомо ложный донос: вопросы квалификации в аспекте взаимосвязи норм уголовного и уголовно-процессуального права // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 3. С. 45-49.

[2] Бриллиантов А. В. Заведомо ложный донос: вопросы квалификации // Уголовное право. 2014. № 3. С. 13-18.

Заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ)

Основным непосредственным объектом рассматриваемого преступления является нормальная (законная) деятельность суда, прокуратуры, органов предварительного следствия и дознания. Дополнительными непосредственными объектами преступления выступают честь и достоинство лица, которому приписывается совершение преступления.

Предметом преступления является информация, сведения о факте совершения преступления и (или) лице, его совершившем. Информация должна быть ложной, т.е. частично или полностью не соответствовать действительности. Ложность сообщаемых сведений может выражаться в сообщении о преступлении, которого фактически не было, приписывании нераскрытого преступления определенному лицу, касаться отдельных обстоятельств (места, времени, способа, орудий и средств преступления, размера ущерба, формы вины и т.п.). Неправильная правовая оценка лицом совершенного деяния не образует ложного доноса. Например, лицо сообщает в полицию о факте совершения разбоя, хотя на самом деле имел место грабеж.

Содержание ложного доноса могут составить сведения, как об оконченном преступлении, так и о неоконченной преступной деятельности (приготовлении к тяжкому или особо тяжкому преступлению, покушении на преступление или соучастии в преступлении). Не образуют состав этого преступления ложные сообщения об административных правонарушениях, дисциплинарных проступках, гражданских деликтах, а также аморальных поступках (при определенных условиях речь в этом случае может идти о клевете).

Объективная сторона преступления состоит в заведомо ложном доносе о совершении преступления. Ложный донос – активные действия, которые состоят в сообщении устно или письменно, с помощью других лиц, по почте и т.п. о факте совершения преступления.

К органам, в которые может быть сделан заведомо ложный донос, в первую очередь можно отнести государственные органы, осуществляющие функцию уголовного преследования: прокуратуру, органы внутренних дел, органы Федеральной службы безопасности т.д.

Согласно уголовно-процессуальному законодательству (ч. 3 ст. 15 УПК РФ) суд не является органом, осуществляющим уголовное преследование. Однако следует иметь в виду, что но делам частного обвинения (ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ) заявление о преступлении принимает по общему правилу непосредственно мировой судья (ст. 318 У ПК РФ).

К органам, в которые может быть сделан ложный донос, следует относить и другие учреждения, которые непосредственно не осуществляют функций уголовного преследования, но обязаны передавать сведения о подготавливаемых или совершенных преступлениях учреждениям, наделенным таким правом. Это могут быть органы государственной власти и местного самоуправления (министерства, федеральные службы, агентства, мэрии, управы и др.), налоговые инспекции и т.п.

Заведомо ложный донос относится к преступлениям с формальным составом. Он считается оконченным с момента поступления заведомо ложного сообщения о совершении преступления в орган, осуществляющий уголовное преследование (лично от заявителя, по почте, из других организаций).

Если ложный донос не дойдет до адресата по обстоятельствам, не зависящим от виновного лица (например, из- за утери при пересылке), то содеянное квалифицируется как покушение на преступление. Ответственность за приготовление к рассматриваемому преступлению наступает только при наличии особо квалифицирующих признаков, т.е. по ч. 3 ст. 306 УК РФ.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла – лицо осознает общественную опасность своего деяния и ложность сведений, содержащихся в доносе, и, несмотря на это, желает сообщить их органам, осуществляющим функции уголовного преследования. На умышленную форму вины указывает также термин «заведомо ложный донос».

Если лицо добросовестно заблуждается относительно характера сообщаемых сведений (считает их достоверными, в то время как они являются ложными), такие действия не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ.

Мотив не является обязательным признаком состава данного преступления, но учитывается при назначении виновному наказания. Наиболее распространенными мотивами здесь являются зависть, месть, неприязнь, корысть, карьеризм, боязнь разоблачения совершенного преступления.

Цель преступления в законе также не указана. Обычно такой целью является возбуждение уголовного дела и привлечение невиновного лица к ответственности.

Субъект преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Часть 2 ст. 306 УК РФ признает квалифицирующим признаком соединение заведомо ложного доноса с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 15 УК РФ). В ч. 3 этой статьи речь идет об ответственности за деяния, предусмотренные ч. 1 или 2 ст. 306 УК РФ, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения.

Искусственное создание доказательств обвинения может выражаться в фальсификации документов или вещественных доказательств, якобы указывающих на совершение преступления. Это могут быть: различные предметы, орудия и средства преступления, следы, звукозапись, фотоснимки и т.п.

Заведомо ложный донос следует отграничивать от смежных преступлений, например от клеветы (ст. 1281 УК РФ). Различаются эти преступления прежде всего по объекту посягательства. Заведомо ложный донос посягает на отношения в сфере правосудия, а объектом клеветы является честь, достоинство, репутация личности. Заведомо ложный донос заключается в сообщении вымышленных сведений о совершении преступления, тогда как клевета – в распространении любых сведений, порочащих честь, достоинство или репутацию конкретного лица. При ложном доносе сведения о совершении преступления сообщаются, как правило, в правоохранительные органы, а при клевете – распространяются среди третьих лиц. Клеветник стремится опорочить честь и достоинство потерпевшего. Лжедоносчик обычно преследует цель возбуждения уголовного дела и привлечения невиновного к ответственности.

Заведомо ложный донос следует отграничивать также от заведомо ложного показания, заключения эксперта или неправильного перевода (ст. 307 УК РФ). Заведомо ложный донос состоит в сообщении не соответствующих действительности сведений о совершении преступления, в то время как содержанием заведомо ложных показаний является более широкий круг сведений. Заведомо ложный донос представляет собой активные действия заявителя, а одной из форм заведомо ложного показания может быть и бездействие (например, умолчание об обстоятельствах преступления).

Различаются эти преступления и по субъективной стороне. Заведомо ложный донос, как правило, преследует цель возбуждения уголовного дела и привлечения невиновного к уголовной ответственности. Заведомо ложное показание может быть дано и в пользу виновного с целью его освобождения от ответственности.

Различны и субъекты этих преступлений. Субъект заведомо ложного доноса общий – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъект заведомо ложного показания специальный – свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик.

Укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ)

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения по осуществлению правосудия.

Заранее не обещанное укрывательство может характеризоваться также и наличием предмета посягательства. В качестве такового могут быть признаны, в частности, укрываемые орудия и средства совершения преступления, а также имущество, добытое преступным путем.

Объективная сторона рассматриваемого деяния выражается в активных действиях, заключающихся в укрывательстве самого преступника, совершившего особо тяжкое преступление, или сокрытии такого преступления посредством укрывательства орудий и средств сто совершения, следов преступления или предметов, добытых преступным путем.

Укрывательство преступника состоит в предоставлении ему убежища, соответствующей одежды, изменяющей внешний облик, снабжении его подлинными или подложными документами, предоставлении ему транспортных средств и т.п.

Укрывательство орудий и средств совершения преступления заключается либо в их сокрытии, либо в их уничтожении, либо в изменении их внешнего вида. Сокрытие следов преступления, как правило, предполагает их уничтожение.

Укрывательство предметов, добытых преступным путем, заключается в их сокрытии, переделке, потреблении.

Таким образом, заранее не обещанное укрывательство выражается в самых разнообразных действиях, осуществляемых как непосредственно после совершения преступления, так и через некоторое время, когда над виновным нависла угроза разоблачения.

Заранее не обещанное укрывательство следует отграничивать от соучастия в преступлении. Укрывательство преступления может быть признано соучастием, если действия укрывателя были обещаны исполнителю до или во время совершения преступления либо по другим причинам (например, в силу систематического их совершения) давали основание исполнителю преступления рассчитывать на подобное содействие.

Преступление следует считать оконченным с момента совершения действий, заключающихся в укрывательстве преступления. Это могут быть действия, как одномоментного характера, так и продолжаемые деяния, совершаемые в течение более или менее длительного времени.

В соответствии со ст. 316 УК РФ ответственность наступает лишь за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений (см. ч. 5 ст. 15 УК РФ).

С субъективной стороны укрывательство совершается с прямым умыслом.

Виновный осознает общественную опасность своих действий по укрывательству конкретного преступления и желает их совершить.

Мотивы совершения заранее не обещанного укрывательства могут быть самыми различными. На квалификацию они не влияют, однако, как правило, учитываются судом при назначении наказания.

Субъектом укрывательства признается вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет, не являющееся супругом или близким родственником лица, совершившего преступление. Это вытекает из содержания примечания к ст. 316 УК РФ: «Лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником».

Еще по теме:

  • Варакин адвокат симферополь Обвиняемые в убийстве двух симферопольцев утверждают, что они не скинхеды Лучше отдать эти деньги какому нибудь любителю радикальных решений, с применением экскаваторов и грейдеров. […]
  • Как закрыть чп в лнр Разъяснение ГКНС ЛНР по вопросам снятия с учета ФЛП в связи с ликвидацией Государственный комитет налогов и сборов Луганской Народной Республики в связи со значительным количеством […]
  • Исковое заявление о возмещение морального вреда по побоям Исковое заявление о возмещение морального вреда по побоям В … районный суд Истец: … (ФИО потерпевшего) Место жительства: …, тел. … Ответчик: … (Ф.И.О. причинителя вреда) Место жительства […]
  • Сколько делают машину по каско Правильное КАСКО Киевлянину Антону Кравченко хорошо известны все тонкости общения со страховыми компаниями. «Я свой VW Touareg застраховал по КАСКО еще в 2012 году, как только купил. […]
  • Вступление в силу решения суда упк ВСТУПЛЕНИЕ ПРИГОВОРА В ЗАКОННУЮ СИЛУ И ОБРАЩЕНИЕ ЕГО К ИСПОЛНЕНИЮ В соответствии ст. 390 УПК РФ, если стороны не обжаловали приговор, он вступает в законную силу по истечении срока […]
  • Молодежные правонарушения Движение Молодежных отрядов охраны правопорядка (МООП) Реализация патриотических проектов, охрана правопорядка и профилактика правонарушений в молодежной среде является одним из […]