Православие измена развод

Развод по-христиански?

Итак, если даже учеников Христа испугало Его бескомпромиссное отношение к браку, что уж говорить про современных читателей Нового Завета! Они и впрямь «не вмещают». Запрет на развод кажется жестоким. Житейский опыт усиливает сомнения: разве не бывает так, что дальнейшее пребывание в браке невыносимо и невозможно? Протоиерей Алексий Уминский, настоятель московского храма Святой Троицы в Хохлах, автор и ведущий программы «Православная энциклопедия» на ТВЦ, ищет, по сути, ответ на вопрос: как современному человеку принять и исполнить Евангелие?

И ненормальное нормально…

Отношение к браку, семье зависит от времени и социальных установок. Есть какие-то вещи, которые сознанием человек воспринимает как «возможность» или «невозможность». Например, сейчас возможно думать о том, что если первый брак неудачен, то не возбраняются новые попытки создания семьи. Или допускается иметь отношения с кем-то на стороне. Современное сознание воспринимает это как норму. В прежние века это воспринималось как отклонение от нормы, и хотя романтизация подобных отклонений в литературе сделала свое черное дело, взаимоотношения не были настолько свободными и люди не были так готовы к романам вне брака, как сейчас. Кроме того, вступающие в брак в большинстве своем были целомудренны и не имели опыта любовных приключений, что очень много значит.

Не хочу преувеличивать, говоря, что до революции все было так хорошо — сплошное благочестие, а сейчас времена такие плохие: если бы это было так, тогда бы мы до сих пор жили «до революции». Понятно, что не все было хорошо, а многое было совсем плохо, но, однако же, сознание людей отличалось от сегодняшнего.

Люди были более ответственны за свои поступки и более, я бы сказал, трезвенны: они с самого начала понимали, что такое супружество, и имели вполне реалистичный, немечтательный взгляд на своего избранника. Например, познакомили родители молодых людей друг с другом: «Приглянулся он тебе? — Да вроде симпатичный…». «А тебе? — Да вроде ничего…». И начинается более близкое узнавание: они пьют чай в присутствии родителей, ходят на прогулки вместе, общаются друг с другом, осторожно друг друга узнают. Ко дню венчания и он, и она уже имеют представление: с кем придется строить дальнейшую совместную жизнь. И не было ни романтики, ни страсти, ни мечтательства, которые так часто встречаются у нашей православной (да и не только) молодежи. Было четкое понимание ответственности и долга: я как муж должен буду делать для своей избранницы то и то, должен буду уважать ее и заботиться о ней. И жена знала: я должна быть с мужем ласковой и внимательной, должна заботиться о детях — быть «доброй супругой и добродетельной матерью». Взаимоотношения основывались, прежде всего, на уважении, симпатии и трезвом понимании, что это — на всю жизнь. А если так, значит, обоим надо стараться делать все, чтобы благополучно созидать семью. Сейчас у подавляющего большинства молодых людей вместо подобного мировосприятия — туман в голове, ни на чем не основанная мечтательность и инфантильность.

Расторгнуть нельзя. Только разрушить

В каких случаях допускается развод? Многие относятся к разводу именно с точки зрения причинности, повторяя вопрос фарисеев: по какой причине человеку можно разводиться? (ср.: Мф. 19, 3; Мк. 10, 2). А Христос отвечает, что нет таких причин, и только по жестокосердию вашему Моисей заповедал давать разводное письмо (ср.: Мф. 19, 8; Мк. 10, 5). Поэтому когда мы будем говорить о причинах развода, то вернемся к этому самому жестокосердию, или нежеланию, или невозможности, или неимению сил человеку нести свой крест до конца. По сути своей природа брака такова: его нельзя расторгнуть, его можно только разрушить.

Посему канонических причин, которые допускали бы развод, нет: развод недопустим в принципе! Христос говорит в Евангелии, что никто не может отказаться от своей жены, если только по причине прелюбодеяния (см.: Мф. 19, 9; Мк. 10, 11, 12). Но это не столько допуск к разводу, сколько констатация разрушенной любви, разрушенной семьи, невозможности сохранять то, чего уже нет. Потому что супружеская измена — это та убийственная сила, которая может все уничтожить. Это то, о чем Христос говорит как о наиболее весомом обстоятельстве, которое может разбить любовь, а значит, и семью до основания, когда от нее уже ничего не остается. И тогда пострадавшая сторона может отпустить вторую половину, так как между ними уже нет того, что их может связывать. Даже насилие в семье — не причина развода, а свидетельство того, что брака как такового уже давно нет.

Хотя, конечно, известны случаи, когда даже супружеская измена не приводит к разводу; брак сохраняется, несмотря на такое тяжелейшее испытание грехом. И покаяние человека — с одной стороны, прощение — с другой могут восстановить уже, казалось бы, сломанные отношения. Это говорит о том, что и прелюбодеяние не всегда повод к тому, чтобы расставаться.

Можно сказать, что все, приведенное в канонах или обозначенное Синодальными решениями (за последнее столетие), фиксирует не столько процедуру развода, сколько распад самого брака, его несостоятельность. А вот причиной распада может быть перечисленное там, например: все то же прелюбодеяние, детоубийство во чреве матери, алкоголизм или наркомания одного из супругов, скрытое сумасшествие — когда человек знает, что он психически болен, но скрывает это, обманывая того, с кем собирается вступить в брак.

Самая большая проблема нашего времени — проблема психических повреждений, причем в разной степени: заметных, малозаметных, воспринимаемых просто как форма поведения, даже поведения религиозного. Смещение целых пластов общественного сознания, происшедшее за последнее столетие, повредили очень многих людей,— тех, которых раньше общество держало в состоянии более-менее стабильном и адекватном.

Бурное развитие тоталитарных сект стало возможным только благодаря появлению в огромном количестве садомазохистов. Ведь они нуждаются в подобных организациях. Мазохисту нужен жесткий лидер, который всячески уничтожал бы его и унижал. А человеку с садистическими наклонностями нужен тот, кого он мог бы давить, над кем он мог бы издеваться. И они друг друга находят. К сожалению, это и в Церкви существует, и в огромных количествах, просто мы не умеем трезво на это взглянуть, честно назвать все своими именами. Меж тем понять, с чем мы имеем дело, просто необходимо. Тем более что и в семье мы тоже можем столкнуться с подобными вещами. Поэтому священнику необходимо знать, какие бывают патологии, как устроена человеческая психика. Для этого нужно, чтобы в семинариях были прочитаны серьезнейшие курсы по психологии и психиатрии. Да еще и каждый священник сам должен быть серьезно проверен на этот счет.

Была без радости любовь…

Но все-таки в большинстве своем браки рушатся не по таким серьезным и явным причинам, а по обыденным и бытовым, причем как невенчанные, так и венчанные. Подчас просто от того, что людям скучно друг с другом. Потому что они или изначально не были близкими, или не сумели сохранить любовь. Современное сознание успокаивает разводящихся супругов: «Никто не виноват, просто вы не сошлись характерами» и т. д. Но когда исчезает любовь — люди ответственны за это. Ведь сама по себе она не умирает. Просто ее не берегут, и она не сохраняется. А любовь надо поддерживать, как огонь, в который кладут дрова, чтобы он не потух.

Давайте вспомним слова апостола Павла о любви, а соответственно, о семье, потому что она на любви должна строиться. Там написано: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1 Кор. 13, 4–8). К сожалению, это те свойства любви и супружества, которые мало кому сейчас доступны.

Долготерпит, не раздражается — когда теряются эти свойства любви, то что угодно может произойти с браком. Любовь не ищет своего, а в браке люди часто ищут именно своего: дай, принеси, приготовь, почему не так постирала, почему не то сделала. Или: почему так мало денег принес, почему ты делаешь то и не делаешь это, почему ты мне не помог. И начинается дележка: кто кому должен. Когда вопрос ставится: ты должен мне, а не наоборот: я всегда должен тебе, тогда и уходит любовь. Тогда люди стремятся расстаться и начать все заново с кем-то другим.

Что Церковь может сделать, чтобы предотвратить такие браки без любви? Надо создать, причем законодательно (как обязательное для исполнения в каждом приходе), своего рода «защитное поле для брака» — испытательный срок до венчания, некую катехизацию, чтобы людей к браку подготовить, дать им возможность и время присмотреться друг к другу, пройти определенный путь в Церкви через общую молитву, участие в богослужении. Тогда многие браки и не состоялись бы. У меня в приходе было несколько таких случаев: люди симпатичные, очень верующие, нравятся друг другу, желают вступить в брак. Говоришь им: «Хорошо, давайте так: помолитесь, походите друг к другу в гости, поезжайте вместе в паломничество…». Смотришь, а через три-четыре месяца они «остаются лишь хорошими друзьями». И слава Тебе, Господи.

Подводные камни православных браков

Итак, первая опасность — браки по легкомыслию. Вторая причина недолговечности браков в православной среде — женская неустроенность. Женихов мало православных! И у девиц возникает «навязчивая идея» — выйти замуж за православного при первой же возможности. «Господи, я молюсь Тебе об этом! Где он? Подай мне знак!». Такой человек может принять за знак свыше любое обстоятельство, истолковать его по-своему и — замуж выйти. Почему, зачем. Да потому, что очень хотелось, потому что надо замуж! «Хочу замуж! Но я православная, значит, мне надо православного мужа!». Такие скоропалительные браки во многом являются «браками риска» — есть очень большая вероятность, что в этом случае ничего может не получиться с семейной жизнью.

Третье, что требует правильного осмысления и разрешения, это то, что священники начинают заниматься не свойственным им делом — составлять внутриприходские пары. Благословлять на супружество под тем видом, что «вот хорошая девушка, вот хороший юноша, пора бы им пожениться». Это так называемые «браки по послушанию». Таких браков, к сожалению, очень много, они даже популярны. Такова беда некоторых приходов, где царит такое умонастроение: батюшка лучше знает и видит людей. И по послушанию духовнику, без особой любви и даже симпатии создаются семьи. Они бывают довольно крепкими, но не уверен, что счастливыми. Они призваны являть собой пример образцовой многодетной православной семьи, но что они являют собой на самом деле? Ну, дети рождаются. Жена занимается детьми, всю нерастраченную любовь она отдает им. И слава Богу. А муж — уходит с головой в работу, в зарабатывание денег. Какие у них между собой отношения? Да, по большому счету, никаких. Радости большой в этих браках нет.

Расставаться или нет?

Один из русских классиков сказал, что все семьи счастливы одинаково, а несчастливы по-разному. И это несчастье всегда имеет множество выражений и оттенков. Поэтому невозможно назвать однозначно повод (входящий ли, нет ли в каноны или Синодальные постановления), достаточный для развода, потому что названный сам по себе, отдельно от ситуации, он никогда не будет звучать достаточно убедительно. Оправданно говорить что-то только в контексте конкретного случая. Слишком тонкий вопрос: взаимоотношения в браке.

Но развод, как, например, и аборт,— те случаи, которые священник вообще не может благословлять, поскольку это в принципе противоречит Евангелию. Он не может даже советовать, но может сказать так: если ты считаешь, что так нужно, делай так. Он может, скажем, не противодействовать, а оставить это решение на волю самого человека.

Но есть одно правило на все случаи жизни. Если семейный корабль дал течь, то супругам надо прежде всего подумать над вопросом: можно ли вообще сохранить семью? И если да, то каким образом? Если есть хоть какой-то шанс восстановить брак, то его, конечно, надо использовать. Это возможно при условии ясного видения причин разлада, искреннего раскаяния и желания сохранить семью. Но, к сожалению, чаще всего человеку не хочется смотреть на себя критически, признавать свою вину. Потому-то они и рассматривают разрушение взаимоотношений как уже свершившийся факт.

Конечно, жизнь многообразна и многосложна, она не вмещается в схемы. Это надо четко понять, соотнести с нашим временем, с современным сознанием. Втянуть всех в каноническое поле XIX века уже невозможно. Сейчас люди нередко даже не понимают того, что послужило причиной развала их семьи. Поэтому Церковь колоссально снисходительно, по сравнению с прошлыми столетиями, относится ко вторым бракам. Этот процесс ничем нельзя остановить. Сказать человеку: «Неси свой крест, это твоя судьба» — по сути, это, без сомнения, правильно. Но реальность остается реальностью, и человек не может жить, противореча самому себе, если он не умеет относиться к жизни как к несению креста, как к подвигу, как к духовной борьбе. И заставить делать его то, к чему он не способен, невозможно. Говорить об ответственности и долге тоже оказывается бесполезным. Эта проблема, по большому счету, неразрешима. Сегодня Церковь не может подвести законную (каноническую) базу под бракоразводный процесс, потому что хотя и есть утвержденные основания для расторжения брака, о которых мы говорили выше, но в большинстве своем супружеские союзы распадаются по иным, не подпадающим под каноны, причинам.

Да, нельзя исправить мир и вернуться туда, откуда пришли, но можно, общаясь с каждым конкретным человеком, пытаться в нем что-то преобразить, затормозить или удержать в узде. Для этого нужно, по крайней мере, понимать, кто он, современный человек, и что в нем есть.

Мы сейчас переходим в новую эпоху, а что она принесет — пока непонятно. Компьютерный виртуальный мир уже сдвинул новый пласт сознания общества — жизнь в блогах, не имеющая ничего общего с реальностью, бурлящий мир сериалов, реклама безнравственности — все это сейчас окончательно разрушает ту социальную атмосферу, которая может защитить супружеские отношения. Поэтому семья в современном мире может держаться только на настоящей, серьезной, ответственной любви, когда люди действительно уверены, что любят друг друга, и что за эту любовь они будут бороться и нести ее до конца. А иначе в супружестве и смысла нет.

Записала Татьяна Бышовец

«Церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости православного брака. Крайне беспокоит современное положение, при котором расторгается весьма значительная часть браков, особенно среди молодежи. Происходящее становится подлинной трагедией для личности и народа. Единственным допустимым основанием развода Господь назвал прелюбодеяние, которое оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской верности. В 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в ”Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью” признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также отпадение супруга или супруги от Православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения, заболевание проказой или сифилисом, длительное безвестное отсутствие, осуждение к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния, посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неизлечимую тяжкую душевную болезнь и злонамеренное оставление одного супруга другим. В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа».

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви

«Любовь дано пережить всем, но не все на это согласны»

Большинство женится и выходит замуж по любви, но счастливых семей не так много. Даже у людей, которые стараются не доверять порывам, проверяют чувства временем, советуются с духовниками, часто в семейной жизни наступает время, когда чувства угасают. Как пережить этот трудный период? Как вернуть любовь? Как взрастить ее в браке? Об этом мы говорим с настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы в Крылатском, духовником города Москвы протоиереем Георгием БРЕЕВЫМ.

– Бывает, что люди хранят верность, ценят и берегут друг друга, но честно говорят, что любви нет. Ушла, хотя начиналось-то все у большинства с любви. Но мало кто задумывается, почему ушла. А ведь сами же ее и не сберегли — с первых дней недооценили важность и глубину брака, недостаточно уделяли внимания друг другу, не постарались по-настоящему друг друга понять и принять. Другие до брака имели не одну связь. Неудивительно, что человек, который не раз шел незаконным путем, не чувствует в себе способности любить, и веры в любовь другого человека к нему у него тоже нет. Такие семьи создаются по необходимости — есть потребность в домашнем очаге, какая-то симпатия, но не более.

По-настоящему любить все мы учимся постепенно, но, чтобы научиться, надо искать любви, жаждать ее, понимать, что без любви жизнь вялая и бесцветная. А кто внутренне соглашается с тем, что любить он не может, сам обрекает себя на жизнь без любви, неинтересную и некрасивую. Я видел людей, проживших вместе по шестьдесят и более лет, и они так трепетно ухаживали один за другим. Чувствовалось, что они действительно одно целое. Когда один из супругов умирал, другой очень болезненно переживал потерю — а если бы не любил, думаю, в таком возрасте отнесся бы с безразличием. Но эти люди воспитывались в старых традициях, семья была для них основным содержанием жизни. А сейчас вся жизнь настолько изменилась, что иногда мы думаем, смиряясь, чтобы дай Бог сохранить то, что есть.

– То есть даже при сохранении супругами верности друг другу брак без любви ущербен?

– Наверное, нельзя так категорично утверждать. Апостол говорит: «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно» (Евр. 13: 4). Дело в другом — не только брак, но вся наша жизнь неполна без любви. Бог есть Любовь! Он любит каждого человека, даже самого закоренелого грешника. И любовь к человеку дано пережить всем, но не все это принимают, не все на это согласны. Ведь настоящая любовь связана со страданиями. Не каждый может с ними справиться. Знаю один случай — десятиклассник влюбился в молодую учительницу, ходил за ней как тень, страдал! Мать пыталась объяснить, что у него впереди вся жизнь, он еще найдет свое счастье, но он только твердил, что не может без нее жить. И в конце концов покончил с собой.

– Разве могут быть примером чувства, завершившиеся так трагически?

– Юноша рос в нецерковной семье, не имел никакого духовного опыта. Любил искренне, чисто, но, не встретив ответного чувства, не смог справиться со страданиями. Его мать потом пришла в храм, воцерковлялась и работала в храме — решила всю оставшуюся жизнь посвятить Богу. Редко я видел такое смирение. Как горячо она молилась за сына! И я верю, что она вымолила его у Бога. Но, конечно, лучше с самого начала строить семью на правильных духовных основах и прививать эти основы детям, чтобы они входили во взрослую жизнь духовно крепкими, умеющими преодолевать трудные ситуации. Но если между мужем и женой нет любви, духовные основы семьи вряд ли можно назвать правильными.

Конечно, любовь у каждого начинается по-своему и в течение жизни понимание того, что такое любовь, может меняться. Есть такое понятие — глубина сердца. Преп одобный Макарий Египетский называл сердце человеческое неизмеримой бездной. Один сразу хочет проверить чувство разумом, анализирует, надо ли связывать жизнь с этим человеком, в итоге разум побеждает. А другой отдается чувству беззаветно, он пленен образом другого человека, любит его всем сердцем. И ему кажется, что без этого человека все в мире будет бесцветно. В любви все в другом принимается. А когда спрашивают влюбленного, за что ты его или ее любишь, отвечает: просто люблю. Если анализировать человеческие качества любимого, обязательно найдешь теневую сторону. Разум, логика, последовательность убивают непосредственное чувство любви. Вспомните русские романсы. Как они прекрасны, какая мелодия, гармония, и везде поется о пережитой любви. Кончившейся, как правило, расставанием (сам человек изменил своей любви или ему изменили), но человек навсегда запомнил это удивительное чувство совершенного очарования другим. Это чувственные образы, а есть более высокие, истинные, которые преобразуют человека. Святые были охвачены беззаветной любовью к Богу. Они своей цельной душой чувствовали любовь Бога к себе, понимали, что Он источник любви. И целиком посвящали жизнь Ему. Конечно, мы все призваны к этой любви, но для семейного человека именно семья — главная школа любви, духовного возрастания.

– Почему же на практике часто бывает наоборот — именно в совместной жизни чувства угасают, на смену очарованию другим приходит равнодушие к нему, раздражение?

– Сегодня многие женятся очень быстро, при этом даже не стремятся предварительно узнать друг друга, каждый думает только о том, чтобы понравиться. Характер же и привычки друг друга узнают только после свадьбы. И открываются такие противоположности, что принять друг друга очень трудно. А думать об этом надо было до брака. Жениховство — очень ответственный период, именно тогда надо понять человека, с которым хочешь соединить жизнь. Нет, тогда только любовались и восхищались друг другом, а теперь начинаются претензии. Да еще родственники вмешиваются, что уж совсем недопустимо. Родители жены внушают ей: если сразу не возьмешь его в ежовые рукавицы, будешь бесправна. Родители мужа подначивают сына: сразу поставь ее на место, дай понять, что ты мужчина, глава семьи. И некоторые молодожены по неопытности прислушиваются к этим советам, часто небескорыстным, например, обусловленным завистью к красивой жене или неприятием ее семьи. Советы ненужные, непрошенные, а атмосферу любви, доверия, открытости друг другу отравляют.

Брак — не иерархия отношений, наоборот, его цель в том, чтобы двое стали едины. И когда люди вступили в брак, никакие их недостатки, различия воспитания, образования не должны влиять на тот факт, что они муж и жена, единое целое. Если даже самый близкий человек говорит, что он (она) тебе не пара, его совет должен отметаться с порога. До брака можно было прислушаться, теперь это неактуально, теперь надо становиться единым целым.

Еще, на мой взгляд, одна большая ошибка многих в том, что они сводят свои отношения к физиологии. Юноша созревает, его тянет общаться с девушкой, и это естественно. Возможно, в недалеком будущем они станут мужем и женой. Дай Бог! Но если они в семье на первое место будут ставить физическую любовь, могут на этом и остановиться. Впечатление от первой близости бывает очень сильным, а потом плотские чувства приедаются, потребности в них могут и не совпадать, отсюда ревность, основанная на восприятии другого как собственной вещи. А о том, что нужно глубже понять другого, преодолеть разности привычек, подходов, принять друг друга, стать единым целым, и не думают. Отношений подлинных нет, они просто созрели для половой жизни.

Вот если на первый план выходят духовные отношения, муж и жена и через много лет будут по-новому узнавать друг друга и каждый раз как заново радоваться своей любви. Плотские отношения в браке естественны, но ни в коем случае нельзя ставить их на первое место.

– Часто ли к вам приходят за советом люди, брак которых на грани распада? Как вы пытаетесь им помочь?

– Очень часто приходят, и не только молодые, но и прожившие не один десяток лет, причем оба воцерковленные. Бывает, что у них разные духовники. В таких случаях я всегда своим чадам говорю: либо ты иди к духовнику мужа (жены), либо оба приходите ко мне. Только выслушав обе стороны, священник сможет хоть частично разобраться в сути конфликта, дать какой-нибудь совет. Преподобный Амвросий Оптинский в таких случаях всегда говорил: «Супруги, не будьте взаимноупруги». В этих простых словах старца Амвросия выражена вся суть проблемы — в основе семейных конфликтов лежит гордыня, нежелание супругов уступить друг другу ни в чем. Особенно у людей 60-70 лет, проживших жизнь, вырастивших детей, внуков, начинается придирка по мелочам.

Чтобы остановить этот процесс, человек должен понять, на чем зиждется его недовольство. Главная причина — охлаждение. На смену живому чувству, вниманию, милости приходит теплохладность. Это свойство нашей падшей человеческой природы. Вспомните слова, переданные Господом Ангелу Ефесской церкви: «Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр. 2: 4-5). Так и в малой церкви, в семье, всегда есть угроза, что огонь первой любви ослабнет, и будет больше дыма и копоти, чем чистого пламени. Апостол Павел говорит: «Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследуйте» (2 Кор. 13: 5). И в любви надо испытывать себя, искать причину охлаждения чувств. А готовый рецепт, воспользовавшись которым человек сразу заново воспылает любовью к избраннику, никто дать не может. Сколько семей, столько и ситуаций. Но легко не будет никому. Если не смогли сохранить любовь, для восстановления утраченного чувства придется потрудиться.

– Но ведь есть немало примеров несчастливых первых браков и очень крепких и счастливых вторых. Почему же Церковь категорически против развода, настаивает, что, если любовь ушла, надо не расходиться, а всеми силами пытаться ее возродить?

– Действительно, нередко вторые браки бывают счастливее. Учатся люди на ошибках, анализируют, почему разрушился первый брак. И многие из тех, кто сумел сделать вывод, научился ценить ближнего, заботиться о нем, дорожить миром в семье, единством, во втором браке находят счастье.

Но это мы говорим о том, что имеет место в современной жизни. А в Священном Писании написано: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть» (Быт. 2: 24). Вот именно в этой глубине Божественного Промысла о человеке и заключается суть брака. Если человек понимает, как он возвышен Богом (даже назван царем творения), он чувствует и ответственность, вступая в брак. Наша трагедия в том, что мы перестали понимать, как священно слово, данное другому человеку. А ведь это слово и лежит в основе брака. На основании этого слова, внутренних обетов верности священник венчает брачующихся, надевает на них кольца. То есть констатирует, что Бог благословил их свободный и осознанный выбор. Вот эта глубина брака от нас сейчас ускользает. О том, что нужно из глубины души сказать: «Я тебя люблю и буду всегда верен, мне больше никто не нужен», многие даже не задумываются. Церковь же борется за то, чтобы эти глубокие отношения не ушли из нашей жизни совсем, напоминает людям о высоком идеале брака. Понятно, что при таких отношениях развод невозможен. А если от этого идеала отказаться, брачные отношения сведутся к минимуму, который сегодня называют гражданским браком: без обетов, без обязанностей, без желания продолжения рода.

– Можно ли простить измену в браке? Ведь Сам Господь допускает развод в случае прелюбодеяния.

– Да, поэтому тот, кто уличил супруга в прелюбодеянии, имеет право на развод. Но вспомните, что, когда ко Христу приводят женщину, изменившую мужу, и хотят побить ее камнями, Господь говорит: «Кто из вас без греха, первый брось на нее камень» (Ин. 8: 7). И все разошлись. Грех прелюбодеяния — наша визитная карточка. Мы живем в нецеломудренное время. Не сегодня это началось. Блуд — один из самых тяжелых грехов, он объемлет и все остальные наши грехи. Но наша природа вся греховна, недаром же читаем мы в 50-м псалме: «Во гресех роди мя мати моя». И если жена или муж в силах простить измену, лучше простить. Но не все чувствуют в себе для этого силы. Простить, продолжать терпеть измены или разводиться, может решить только сам человек. Мы, священники, должны принять любой выбор человека, который не нарушал супружеской верности, и ни на чем не настаивать, тем более склонять к разводу. Если разводятся из-за измены, на пострадавшей стороне нет греха, но все равно это трагедия для обоих.

– Бывает, что во время угасания отношений один из супругов начинает с интересом заглядываться на других людей противоположного пола, но буквально не изменяет. Тем не менее вторая половина это чувствует и страдает.

– Поэтому Господь и говорит: «…Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5: 28). Плохо ведает человеческое сердце, чему отдает себя. Пусть только платонически, но душа уже прилепилась к другому, соединилась с ним. И если муж заглядывается на другую женщину, его сердце радуется при встрече с ней, жена это чувствует и страдает. При этом со стороны все это может выглядеть благопристойно. Но для Бога важно не внешнее благочестие, а состояние нашего сердца. Каждый человек должен быть честным перед собой, не заниматься самооправданием. В случае платонического увлечения один начнет оправдывать себя, что раз он не изменяет жене физически, то нет ничего предосудительного. Но это лукавство. А другой признает свою немощь, обратится к Богу с сердцем сокрушенным: «Господи, я окаянный грешник, прелюбодей в мыслях и чувствах, я не в силах исправить свое сердце, но Ты помоги мне Своей благодатью, дай сердцу чистоту». И Господь непременно поможет!

Во всех сферах нашей жизни бывают периоды становления, возрастания, угасания — она же временная, то есть проходит во времени. В этом мире, где нет конечной завершенности, человек может испытывать спад во всем. И в семейной жизни… Не просто так говорят: седина в бороду — бес в ребро. Сорок лет — опасный возраст: молодость проходит, медовые отношения заканчиваются, хочется новизны. Если человек понимает это свойство своей природы, он глубже заглянет себе в душу, постарается выйти на духовный уровень развития, займется творчеством, а не станет решать проблему простейшим (а на самом деле тупиковым) способом и не впадет в уныние. Человек разумный должен разбираться во всем, что с ним происходит. Как в природе есть обновление, так и в душе человеческой. Почему в зрелом возрасте многие тянутся к Церкви? Потому что на смену буйной чувственности приходит духовная потребность, начинается созревание души. Жизнь в сорок лет не кончается, а начинается, все становится осознаннее, чище. Чистая энергия должна сублимироваться из телесной в душевную, а из душевной в духовную. И человек восстанавливается. Знал я многих людей, которые достойно жили, развивались духовно, не впадали в уныние. И как же прекрасно выглядели они в преклонном возрасте! Как осень чарует поэтов, так и у человека наступает духовная осень: духовные плоды укрепляют разум, в сердце утверждается вера, и на человека не налюбуешься — так он прекрасен!

– Измена наносит другой стороне душевную травму. А, например, мужья-алкоголики угрожают физическому здоровью жен и детей. Неужели надо терпеть?

– Многие женщины терпят, надеются, призывают супругов идти в храм. Но если человек не принимает меры, не хочет бороться со своей страстью, другая половина имеет право расторгнуть брак.

Преподобный Серафим Саровский не раз исцелял людей от тяжелых болезней: помажет маслицем, благословит, и человек уходит здоровый. Но когда один юноша попросил его спасти своего отца от пьянства, преподобный ответил: избавить человека от пьянства равносильно тому, чтобы душу его вытянуть из ада. Ушел в отдельную комнату, долго молился, потом какая-то хмарь келью накрыла. Юноша испугался, а преподобный Серафим вышел и сказал ему, что умолил Бога и отец его пить не будет. Вот каких сил стоило это святому, который без особых внешних усилий исцелял больных. Поэтому, конечно, нельзя принуждать женщину к сохранению такого брака. А если человек становится совсем невменяем, приближается к психической аномалии, еще чуть-чуть — и жена сама в психбольницу попадет… Когда я это вижу, объясняю женщине, что уже самим мужем все давно попрано и отвергнуто. Но если есть у женщины силы терпеть, надеется она вымолить своего мужа — молюсь за обоих. А говорить жене алкоголика: «Это твой крест, терпи до конца» — недопустимо.

Развод: взгляд церковного канониста

Именно с этой точки зрения необходимо рассматривать канонические основания для развода, существующие сегодня, что является лишь его юридической, формальной стороной, логика которой такова: он допускается, когда брак фактически утратил свой смысл. Это не инструкция о том, как разводиться «по-церковному», а всего лишь указания на то, что делать, если брак уже распался. Недаром в Церкви нет никакого чина «развенчания» или «церковного» развода. Есть только благословение на второй брак, которое необходимо получить у епископа, если человек после распада брака решил вновь создать семью.

Основной вопрос темы нашей беседы должен был бы звучать иначе: «При каких обстоятельствах можно говорить о том, что брак утратил смысл?» Сам Господь в Евангелии вполне определенно указывает на одно единственное основание для расторжения брака – это вина прелюбодеяния: «кто разводится с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19:9).

Исповедуя этот взгляд на брак, Церковь, однако, не могла не считаться с человеческими слабостями, со злой волей людей, находящихся внутри Церкви. Исходя из принципа икономии снисхождения и милости к немощам людей, но основываясь на двух первоначальных причинах развода (смерти одного из супругов и измены одного из них) она сформулировала целый ряд других. Как например, к смерти супруга приравнивается его безвестное отсутствие в течение долгого времени: в таком случае оставшаяся сторона признается вдовствующей и не обязана томиться далее в безнадежном ожидании.

Развод, как наказание

Церковное брачное право, в том числе нормы, касающиеся расторжения брака, формировалось на протяжении столетий. При этом канонисты опирались на евангельские заповеди, хотя им приходилось учитывать особенности светского законодательства. Основные условия заключения и расторжения брака, запечатленные в канонах Русской Православной Церкви, заимствованы из Византии, однако со временем они претерпели некоторые изменения, впрочем, не очень существенные.

Когда развод на основании лишь взаимного согласия супругов был исключен из византийской правовой практики, сохранилось несколько причин, дававших законное основание для расторжения брака: прежде всего, измена, а также те случаи, которые можно было рассматривать как аналогию супружеской неверности или смерти.

Измена одного из супругов доказывалась в суде с помощью свидетельских показаний, либо фактом рождения ребенка или беременностью, при условии долговременного отсутствия мужа. К измене приравнивалось и добрачное распутство жены, в том случае если муж не знал о нем до свадьбы. Измена переставала быть причиной для развода, если обе стороны оказывались виновны в ней, а также, если пострадавшая сторона уже простила супругу его преступление прямо или косвенно, т.е. продолжая с ним жить семейной жизнью. Государственный преступник лишался гражданских прав, поэтому супруга была обязана прекратить брак. В России до 1917 года не требовалось обязательно разводиться с политическим преступником (всем известен случай с женами декабристов), однако лишение свободы на длительный срок или ссылка на вечное поселение в Сибирь давало право другой стороне требовать развода.

Расторжение брака не по вине супругов

Причинами безусловного расторжения семейного союза, не связанного с проступком одного из супругов, являлась, например, неспособность к супружескому сожитию, приобретенная до вступления в брак (жена могла искать развода по этой причине лишь через 2 года с момента начала семейной жизни). Бесплодие жены, в отличие от языческого римского права, не признавалось основанием для развода. Сумасшествие супруга, будучи препятствием к браку, не могло служить основанием для его расторжения, если проявлялось уже после создания семьи. По византийским нормам безвестное отсутствие одного из супругов в течение 5 лет для гражданского лица и 10 лет для воина, пропавшего на войне, приравнивалось к смерти, и оставшийся супруг был волен заключить новый союз. В том случае, если после вступления жены во второй брак первый муж возвращался, он имел право вернуть свою супругу. Однако, пленение воина не являлось основанием для развода с ним. Брачный союз также расторгался при обоюдном произнесении супругами монашеских обетов, равно как и в силу монашеского пострига одного из них, с согласия другого. При этом гражданские законы Византии, приравнивая монашество к естественной смерти, не лишали оставшегося в миру возможности вступления во второй брак.

Возрастные ограничения

Если браку предшествовали обстоятельства, делавшие его заключение невозможным, это также было основанием для расторжения семейного союза. В частности, это касалось возраста вступления в брак. В византийском праве он составлял 12-13 лет для женщины и 14-15 для мужчины. В России в начале XIX века было введено так называемое гражданское брачное совершеннолетие: 16 лет для женщины и 18 лет для мужчины соответственно (византийские нормы остались действительными для Кавказа). Если супруги по факту оказывались моложе, брак немедленно должен был быть прекращен принудительно, если только не родился ребенок или не наступила беременность. По достижении брачного совершеннолетия семейные отношения могли быть возобновлены без повторного венчания. Если муж и жена отказывались от этого, семейный союз считался расторгнутым. При вступлении во второй брак такие лица считались второбрачными и на них канонами налагались соответствующие ограничения.

Возрастные ограничения касались и вдовствующих, и старых дев, и старых женихов в равной степени. Предельным возрастом для вступления в брак для женщин считалось 60 лет, для мужчин предельный возраст канонами не был определен.

Вопросы, связанные с расторжением брака, рассматривались на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1917 году. Перечень оснований для развода в итоговых документах Собора был значительно расширен. К их числу отнесено подтвержденное отпадение одного из супругов от Православной Церкви, систематическое издевательство одного супруга над другим либо тяжелая, неизлечимая душевная болезнь одно из них, причем приобретенная в браке. Причиной расторжения семейного союза признавалось также неизлечимая тяжкая заразная болезнь, в частности, сифилис и проказа.

О второбрачии

Церковь неодобрительно относится к повторным бракам и допускает их только по снисхождению к человеческим немощам. По каноническому праву повторно вступить в церковный брак может только тот супруг, который при расторжении брачного союза оказался пострадавшей стороной. Виновник развода мог вновь создать семью только в случае покаяния и готовности понести определенное Церковью наказание на это. Намеренное оставление супруга со времен Византии также рассматривалось, как основание для развода. При расторжении брака сторона, признанная виновной, лишалась права на создание новой семьи, невиновная сторона это право получала. С начала ХХ века было разрешено вступать во второй брак и тому, кто совершил супружескую измену, ставшую причиной развода. Однако, это было возможно не ранее срока окончания церковной епитимии, определяемого в 3,5-7 лет. Данная норма действует по сей день.

Как правило, вопрос о церковном разводе встает в тот момент, когда один из расторгнувших семейный союз супругов – как правило тот, который не был виновником распада семьи, избирает нового спутника жизни и решает обвенчаться с ним. Однако после отделения Церкви от государства гражданско-правовые последствия имеют только акты, совершенные в ЗАГСе, либо через суды, поэтому церковное признание факта прекращения брачных отношений ничего не значит при отсутствии государственной регистрации развода. Церковь может только учитывать сложившиеся семейные отношения. Если распад семьи – это объективная данность, в частности, если супруги уже давно не живут вместе, и восстановление семьи невозможно, церковный развод допускается по пастырскому снисхождению.

Церковное право, допуская повторный церковный брак (венчание), третий брак разрешает лишь в порядке исключения, при обязательном выполнении двух требований: лицо, вступающее в новый семейный союз, должно быть в возрасте не старше 40 лет и не иметь детей. Если после двух браков, даже в случае раннего вдовства, человек имеет ребенка, церковный брак не дозволяется. Если детей нет, но миновал сорокалетний возраст, брак также не дозволяется. Возможность четвертого брака церковными канонами вообще не рассматривается.

Беседовали Савельева A. и Кирьянова О.

Еще по теме:

  • Деловое письмо это документ Деловые (служебные) письма – понятие, виды, составление и оформление Как известно, всю информационную документацию, на основе которой принимаются управленческие решения, условно разделяют […]
  • Аршавин зарплата алименты Андрей Аршавин зажал деньги для детей Футболист Андрей Аршавин не платит алименты троим детям Юлия Барановская, бывшая супруга российского футболиста Андрея Аршавина недовольна тем, как […]
  • Алименты на ребенка 2018 сумма Минимальная сумма алиментов на ребенка в 2018 Материальное обеспечение детей — долг всех родителей. После развода актуальным становится вопрос выплаты алиментов, как способа выполнения […]
  • Где подают на развод если нет детей Как развестись с мужем без детей? У каждой женщины могут быть собственные причины для развода. В глазах общества, родителей, друзей и знакомых они могут быть уважительными (например, муж […]
  • Уголовный кодекс украины самоуправство Уголовный кодекс Украины (УК Украины) с комментариями к статьям ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ (495) 662-98-20: 441 Стаття 356. Самоправство Самоправство, тобто […]
  • Что платят за второго ребенка в 2016 Пособия на детей в 2016 году Внимание, эта статья устарела! Обо всех основных изменениях в порядке выплат, видах и размерах детских пособий в России в 2017 году читайте в новом материале […]