Помогите написать письмо пушкину

Письмо любимому писателю.

Уважаемый, Константин Георгиевич Паустовский!
Я прочитала много ваших интересных рассказов. Такие как: «Корзина с еловыми шишками», «Барсучий нос», «Растрепанный воробей», «Стальное колечко», «Тёплый хлеб», «Подарок».
Особенно мне понравилось произведение «Корзина с еловыми шишками». Как здорово вы описали природу. Какой интересный сюжет. Хотелось бы спросить у вас, это история из вашей жизни или выдумка?
С уважением ваша читательница Лифа Анастасия.

Уважаемый Константин Георгиевич!
Мне очень нравятся ваши рассказы, повести о животных. Из них я узнала много интересного, необычного о жизни и поведении животных. Я бы хотела узнать о кенгуру из ваших рассказов. Напишите, пожалуйста, что вы знаете об этом животном. Я с удовольствием об этом прочитаю.
С уважением Калинина Настя.

Здравствуйте, уважаемый Александр Сергеевич Пушкин!
Вы мой любимый писатель и поэтому я решила написать вам письмо. Вы известны всему миру. Ваши стихи наполнены жизнью, эмоциями, радостью, но бывает и грустью или тоской. Так же мне нравятся ваши сказки. Я прочитала «Сказку о рыбаке и рыбке».
Спасибо вам за ваши произведения! С уважением Калинина Олеся.

Здравствуйте, уважаемый Александр Сергеевич Пушкин!
Вы мой любимый писатель. Читая ваши стихи моё дыхание замирает и я погружаюсь в те чувства, которые вы сами испытывали при написании своих произведений. А сколько эмоций передают мне ваши романы. «Руслан и Людмила».
Я так счастлив, что могу поблагодарить вас за ваш труд.
С уважением Иданов Сергей.

Письмо любимому писателю

Письмо любимому писателю

Здравствуй, Г.Х. Андерсен!

Я пишу тебе письмо из 21 века. Все мои знакомые, одноклассники и я очень любят твои замечательные, волшебные сказки. Ведь в них добро всегда побеждает зло. Дюймовочка нашла своих друзей, Кай вновь обрел Герду, гадкий утенок вытерпел все насмешки и стал очаровательным лебедем, Элиза нашла счастье и братьев, пройдя все трудности на своем пути. Ну, как тут не радоваться!

Много лет назад твои сказки читала моя бабушка, потом мама и папа, а сейчас читаю я и мой брат. Я думаю, что пройдет еще много лет, наступит следующий век, а твои произведения будут также популярны в мире. Их будут читать уже мои внуки, а значит Вы – вечный сказочник, который будет жить в сердцах людей многих поколений!

Твоя читательница Анастасия.

Здравствуйте, уважаемый Корней Иванович Чуковский!

Меня зовут Алина. Я учусь в 3 классе. За это время я прочитала много ваших интересных книг.

С самого раннего детства ваши стихи читала мне мама, а я с удовольствием их слушала и верила в те чудеса. Под эти стихи я сладко засыпала. Но если бы, как в сказке, мне удалось встретиться с вами, то я обязательно рассказала, какие интересные стихи я прочитала в ваших книгах.

Я думаю, что многие дети читают и слушают «Тараканище», «Муха-Цокотуха», «Краденое солнце», «Федорино горе». Очень много поучительного в стихотворении «Мойдодыр». Мое самое любимое произведение «Айболит». Я читала его много раз.

При встрече с вами я бы поблагодарила вас от себя и многих детей, которые выросли на ваших сказках.

С уважением ваша читательница Алина С.

Здравствуйте, дорогой Александр Сергеевич Пушкин!

Пишу Вам с большой благодарностью за созданные чудесные произведения. Мне очень нравится их читать, особенно хочу выделить сказку «О мертвой царевне и семи богатырях». Ваш талант писать в стихах редкий и не каждому это дано.

В моей небольшой библиотеке имеются Ваши книги, чему я очень рада. В любой свободный для меня момент я могу взять и прочитать уже знакомые и любимые стихи или сказки. Из всех прочитанных мной стихов больше всего мне нравится стихотворение «Узник». По-моему мнению, оно подходит каждому человеку, который находится в заточении какого-либо рода. Вот, например, я себя чувствую тем самым «узником», когда наказана мамой и папой. Сидя у себя в комнате, я перечитываю последние четверостишия, хотя знаю его наизусть:

«Мы вольные птицы! Пора брат, пора!

Туда где за тучей белеет гора,

Туда где синеют морские края,

Туда где гуляем лишь ветер да я!»

Даже коту Еше нравятся ваши произведения, ведь он приходит и ложится рядом, когда я их читаю. Спасибо большое за ваши произведения!

Авторское сочинение на тему «Письмо А.С Пушкину»

Авторское сочинение на тему «Письмо А.С Пушкину»

Автор: педагог дополнительного образования

Здравствуйте, Александр Сергеевич!

«Я к вам пишу, чего же боле?»… И сказать Вам хочется очень многое, и понять Вас хочу, и пожалеть… Почему- то так мне Вас жаль, Александр Сергеевич!

…Помнишь, Саша, как неуютно тебе было в кругу семьи, как дичился ты отца и мать, как не понимал и не принимал их легкой и беззаботной жизни? Одна молодая нянька Арина любила и жалела тебя, понимая твою одинокую душу. Одна она да еще дядька Никита Козлов. Твои верные друзья до гробовой доски.

А потом был Лицей, где тебе дали кличку «Француз», где ты был не самым примерным учеником, но где тебя увидел и благословил стареющий Державин, прозорливо увидев в тебе гения. Лицейские годы и друзей – лицеистов ты будешь вспоминать с благодарностью всю жизнь.

Помнишь, Саша, как ты впервые влюбился? Это была Софья Карамзина, чужая жена, намного старше тебя и опытнее. В это время поэтическая Муза посещает тебя все чаще. И постепенно ты превращаешься в великого русского поэта, в гордость нации, в «солнце русской поэзии»…

Александр Сергеевич, как жаль, что мы с Вами не встретились! Почти два века разделяет нас. Я обязательно бы в Вас влюбилась, я просила бы написать стихи в мой альбом. А как бы я ревновала, замечая Ваши пылкие взгляды на Анну Керн, Оленину. Смирнову, Вульф!

Представляю Вашу стремительную походку, курчавые бакенбарды, развевающиеся полы фрака и черную трость… Ах, Александр Сергеевич!

Ваша поэтическая карьера набирает высоту, Вы известны, Вас любят. И однажды Вы

Встречаете ее, «чистейшей прелести чистейший образец». Сердце Ваше покорено навеки. Самая красивая женщина становится Вашей женой. Вы на вершине блаженства. И ничто не предвещает пока беды. Рождаются четверо детей, Вы счастливы и талантливы, стихи Ваши звучат по всей России.

Александр Сергеевич, если бы Вы знали, как трогает меня Ваша судьба, как я снова и снова перечитываю письма и воспоминания Ваших современников, как снова сжимается сердце от жалости к Вам! Даже Ваше творчество не поражает меня так, как Ваша жизнь, Ваш злой рок. Мой Пушкин – это Пушкин в жизни.

Я знаю, Вы обладали всеми чертами простого смертного: любили азартные игры,

веселую пирушку, игривый женский взгляд. Я знаю, как часто Вы сидели без гроша в кармане, будучи величайшим поэтом России. Я знаю, Вас мучили семейные неурядицы.

Но вместе с этим Вы писали ежедневно сотни замечательных строк о любви, о дружбе, о назначении человека, о долге, обо всем, что Вас волновало.

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал…

Это строки из Вашего «Памятника». Вы были ясновидцем, как всякий гениальный человек. Память о Вас живет и будет жить вечно.

И все – таки мне Вас жаль, Александр Сергеевич… Помните предсказание цыганки? Она пророчила Вам смерть. Да вы и сами в стихах не раз писали о смерти, ее дыхание Вы слышали за спиной, от нее, Вы знали, не уйти…

Еще кружится ваша блистательная Натали на балу у царя, еще Вы беззаботны и снисходительны к ее успеху у светских кавалеров. Но красивая женщина всегда опасна. И вот Жорж Дантес, случайный человек в России, все чаще оказывается рядом с Вашей

несравненной «Мадонной». Как шелест листвы, как легкий ветер слышен поначалу салонный шепоток: Натали Пушкина и царь, Натали и Дантес. Ах., как приятно посудачить о чужой жизни обывателям светских салонов! Великий поэт и первая красавица Петербурга – что будет? И уже надвигается на Вас начало Вашего конца.

Светские сплетни все откровенней, ухаживания Дантеса все настойчивее. Натали, Натали, остановиться бы тебе и заглянуть в душу своего Пушкина! Ты хотела уравновесить на весах судьбы жизнь величайшего человека и сиюминутное удовольствие от внимания салонного щеголя. Ах, Натали, как скоро ты поймешь свою ошибку!

И вот начинается 1936 год. Начинается травля поэта. Замкнутый, гордый Ваш, Александр Сергеевич, характер не позволяет Вам делиться с друзьями своими проблемами. Вы в одиночку противостоите свету.

Последний вызов брошен. Найдены секунданты. Не дописано стихотворение. Вы переодеваетесь и, ничего не сказав жене, уходите из дома. В последний раз…

Пушкин, остановитесь! Пушкин, не ходите навстречу смерти! Александр Сергеевич, мне Вас так жаль!

Быстрее и быстрее мчится возок на Черную речку. Десять шагов, барьер, ненавистное, красивое лицо Дантеса…Пушкин, как могли Вы промахнуться! А пуля противника точна. Она уже летит в Вашу жизнь, в Вашу судьбу, в Ваш дар поэта великой страны.

И Вы падаете в холодный и чистый январский снег. На этом месте сейчас строгая колонна. Я была там, и снова сердце от жалости.

Через три дня после дуэли Вас не станет. А до этого будут толпы людей на набережной Мойки, будет терпеливое ухаживание за Вами Даля, Арендта, Карамзиной, Тургенева…

И будет отчаяние Вашей Натали. Последние Ваши часы описаны очевидцами по минутам.

Ваше поведение перед смертью приводят как пример христианского смирения, высокого духа и мужества. Вы умирали величественно и достойно, утешая жену и друзей, испытывая незаметную для других бесконечную тоску. Вы ни в чем не винили Натали…

… «Жизнь кончена».Это были последние Ваши слова. Все очевидцы отмечают необыкновенный покой, разлившийся по лицу в первые минуты смерти. Вы вышли из поединка достойно.

«Солнце нашей поэзии закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в середине своего великого поприща…Пушкин! наш поэт! наша гордость, наша народная слава!»

29 января 1937 года в 14 часов 45 минут Вас не станет. И верный Никита Козлов вывезет ваш гроб в Святые Горы и захоронит в семейном склепе.

И пройдут годы, десятки лет. И слава Ваша станет бессмертной. И книги Ваши будут знамениты. И дети Ваши вырастут. И Натали Ваша состарится и умрет.

А Вы, Александр Сергеевич, живы! Все тот же летящий профиль у Вас, та же стремительная походка и черная трость. Жизнь Ваша бесконечна, а судьба бесконечно трагична. Ах, как мне Вас жаль, Александр Сергеевич!

27 января, в мой день рождения, я всегда вспоминаю Вас. В такой же январский день Вы шли на дуэль…

Помогите написать письмо одному из героев романа А.С. Пушкина «Дубровский» по плану.
1. Выразить свое отношение к герою.
2. «Я возмущен/восхищен Вашим поведением. «
3. «Мне было Вас жаль. «
4.» сожалею..»
5. » Будь я на Вашем месте, я бы. «

Хочешь пользоваться сайтом без рекламы?
Подключи Знания Плюс, чтобы не смотреть ролики

Больше никакой рекламы

Хочешь пользоваться сайтом без рекламы?
Подключи Знания Плюс, чтобы не смотреть ролики

Больше никакой рекламы

Ответы и объяснения

Ответы и объяснения

  • Polari
  • середнячок

Мне очень понравился младший дубровский ,в этом романе он был смелым умным находчивым и хитрым.
я была восхичена ваши повидением так как вы искали в трудную минут ответ и находили его.
мне было вас жаль когда умер ваш отец это был очень сильный переворот в вашей судьбе
А последнее я не могу придумать

Письмо писателю пушкину

Хочешь пользоваться сайтом без рекламы?
Подключи Знания Плюс, чтобы не смотреть ролики

Больше никакой рекламы

Хочешь пользоваться сайтом без рекламы?
Подключи Знания Плюс, чтобы не смотреть ролики

Больше никакой рекламы

Ответы и объяснения

Ответы и объяснения

  • xamzyewa06
  • середнячок

Здравствуйте уважаемый Александр Сергеевич Пушкин! Я так ждал момента , когда смогу написать вам письмо! Вы мой любимый писатель! Весь мир знает о вас!Весь мир вами восхищается! Вы наполнятете стихи жизнью, эмоциями, радостью но бывает и грустью или тоской. Читая ваши стихи мое дыхание замирает и я погружаюсь в те чувства, которые вы сами испытывали при их написании. А сколько эмоций передают мне ваши романы и повести : Дубровский, Капитанская дочка, Барышня-крестьянка и многие другие!

Я так счастлив что смогу поблагодарить вас за ваш труд к всему человечеству.

Александр Сергеевич Пушкин

Алекса́ндр Серге́евич Пу́шкин (1799 — 1837) — великий русский поэт, драматург и прозаик, реформатор русского литературного языка.

Содержание

Вдохновение — это умение приводить себя в рабочее состояние. [источник?]

Во всяком случае, в аду будет много хорошеньких, там можно будет играть в шарады. [1]

Даже люди, выдающие себя за усерднейших почитателей прекрасного пола, не предполагают в женщинах ума, равного нашему, и, приноравливаясь к слабости их понятия, издают ученые книжки для дам, как будто для детей. [1]

Должно стараться иметь большинство на своей стороне: не оскорбляйте же глупцов. [1]

Желудок просвещенного человека имеет лучшие качества доброго сердца: чувствительность и благодарность. [1]

Зависть — сестра соревнования, следственно из хорошего роду. [1]

Зачем кусать нам груди кормилицы нашей; потому что зубки прорезались? [1]

Злы только дураки и дети. [1] — со слов Анны Керн

Кс. находит какое-то сочинение глупым.
— Чем вы это докажете?
— Помилуйте, — простодушно уверяет он, — да я мог бы так написать. [1]

Не откладывай до ужина того, что можешь съесть за обедом. [1]

Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!

Нет ничего безвкуснее долготерпения и самоотверженности. [1] — со слов Анны Керн

Первая любовь всегда является делом чувствительности. Вторая — дело чувственности. [1]

Переводчики — почтовые лошади просвещения. [1]

Поэзия выше нравственности — или по крайней мере совсем иное дело. [1]

Поэзия, прости господи, должна быть глуповата. [1]

Разберись, кто прав, кто виноват, да обоих и накажи. [1]

Точность — вежливость поваров. [1]

Шпионы подобны букве ъ. Они нужны в некоторых только случаях, но и тут можно без них обойтись, а они привыкли всюду соваться. [1]

Я пишу для себя, а печатаю для денег. [1]

Из писем Править

. Ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам бог ее дал.

Мысли в прозе Править

В некотором азиатском народе мужчины каждый день, восстав от сна, благодарят Бога, создавшего их не женщинами.

. Правительство есть единственный европеец в России; оно плохо, но оно могло бы быть ещё в тысячу раз хуже, и никто бы этого даже не заметил. [2] :12

Жеманство и напыщенность более оскорбляют, чем простонародность. Откровенные, оригинальные выражения простолюдинов повторяются и в высшем обществе, не оскорбляя слуха, между тем как чопорные обиняки провинциальной вежливости возбудили бы общую улыбку.

Неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности […] Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие.

Разве у хорошеньких женщин должен быть характер?

Я, конечно, презираю отечество моё с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство.

«Я всякий раз чувствую жестокое угрызение совести, — сказал мне однажды Пушкин в откровенном со мною разговоре, — когда вспоминаю, что я, может быть, первый из русских начал торговать поэзией. Я, конечно, выгодно продал свой Бахчисарайский Фонтан и Евгения Онегина, но к чему это поведет нашу поэзию, а может быть, и всю нашу литературу? Уж, конечно, не к добру. Признаюсь, я завидую Державину, Дмитриеву, Карамзину: они бескорыстно и безукоризненно для совести подвизались на благородном своем поприще, на поприще словесности, а я?» — Тут он тяжело вздохнул и замолчал. — (С. Е. Раич). Галатея, 1839, ч. IV, № 29, стр. 197. Источник: В. Вересаев. Пушкин в жизни.

Ум человеческий, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая — мощного, мгновенного орудия провидения [3] .

Европа в отношении к России всегда была столь же невежественна, как и неблагодарна [4] .

Об известных людях Править

Властитель слабый и лукавый,
Плешивый щеголь, враг труда,
Нечаянно пригретый славой,
Над нами царствовал тогда.

Недаром лик сей двуязычен.
Таков и был сей властелин:
К противочувствиям привычен,
В лице и в жизни арлекин.

В нём много от прапорщика и немного от Петра Великого.

… Сын лени вдохновенный,
О Дельвиг мой.

Ты мешаешь сёстрам, потому что надобно быть твоим мужем, чтобы ухаживать за другими в твоём присутствии. [1]

Приписываемые цитаты Править

Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим. — 1817-1819

Стихотворные отрывки Править

Водились Пушкины с царями,
Из них был славен не один.
Когда тягался с поляками
Нижегородский мещанин.

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьётся в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество и вдохновенье,
И жизнь, и слёзы, и любовь.

Хвалу и клевету приемли равнодушно, и не оспаривай глупца.

Друзья мои, прекрасен наш союз
Он как душа неразделим и вечен —
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина
И счастие куда б ни повело,
Всё те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село. — «19 октября»

Не дай мне Бог сойти с ума
— Уж лучше посох да сума…

И может быть на мой закат печальный блеснёт любовь улыбкою прощальной.

Нет ни в чём Вам благодати,
С счастием у Вас разлад,
И прекрасны Вы некстати,
И умны Вы невпопад.

Льстецы, льстецы! старайтесь сохранить
И в подлости осанку благородства.

Так точно дьяк, в приказах поседелый,
Спокойно зрит на правых и виновных,
Добру и злу внимая равнодушно,
Не ведая ни жалости, ни гнева.

Ах, обмануть меня не трудно.
Я сам обманываться рад!

Глаголом жги сердца людей.

Сильна ли Русь? Война, и мор,
И бунт, и внешних бурь напор
Её, беснуясь, потрясали —
Смотрите ж: всё стоит она!

Корабль испанский трёхмачто́вый,
Пристать в Голландию готовый:
На нём мерзавцев сотни три,
Две обезьяны, бочки злата,
Да груз богатый шоколата,
Да модная болезнь: она
Недавно вам подаренá.

У лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом.

Сущий бес в проказах,
Сущая обезьяна лицом,
Много, слишком много ветрености —
Да, таков Пушкин. [комм. 1]

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

Внемлите истинне полезной:
Наш век — торгаш; в сей век железный
Без денег и свободы нет.

На это скажут мне с улыбкою неверной:
Смотрите, вы поэт уклонный, лицемерный,
Вы нас морочите — вам слава не нужна,
Смешной и суетной вам кажется она;
Зачем же пишете? — Я? для себя. — За что же
Печатаете вы? — Для денег. — Ах, мой боже!
Как стыдно! — Почему ж?

Исполнен мыслями златыми,
Не понимаемый никем,
Перед распутьями земными
Проходишь ты, уныл и нем.
С толпой не делишь ты ни гнева,
Ни нужд, ни хохота, ни рева,
Ни удивленья, ни труда.
Глупец кричит: куда? куда?
Дорога здесь. Но ты не слышишь,
Идешь, куда тебя влекут
Мечтанья тайные; твой труд
Тебе награда; им ты дышишь,
А плод его бросаешь ты
Толпе, рабыне суеты.

Прозаические отрывки Править

Изо всех молодых людей, воспитанных в чужих краях (прости господи), царский арап всех более на человека походит.
— Конечно, — заметил Гаврила Афанасьевич, — человек он степенный и порядочный, не чета ветрогону… Это кто ещё въехал в ворота на двор? Уж не опять ли обезьяна заморская? Вы что зеваете, скоты? — продолжал он, обращаясь к слугам, — бегите, отказать ему; да чтоб и впредь…

Что тебе Литва так слюбилась? Вот мы, отец Мисаил да я, грешный, как утекли из монастыря, так ни о чем уж и не думаем. Литва ли, Русь ли, что гудок, что гусли: все нам равно, было бы вино… да вот и оно.

Как Пушкин стихи пишет — перед ним стоит штоф славнейшей настойки — он хлоп стакан, другой, третий — и уж начнет писать! — Письмо Н. Н. Пушкиной 11 октября 1833 г.

Пушкин был совершенным выражением своего времени. Одаренный высоким поэтическим чувством и удивительною способностию принимать и отражать все возможные ощущения, он перепробовал все тоны, все лады, все аккорды своего века; он заплатил дань всем великим современным событиям, явлениям и мыслям, всему, что только могла чувствовать тогда Россия, переставшая верить в несомненность вековых правил, самою мудростию извлеченных из писаний великих гениев, и с удивлением узнавшая о других правилах, о других мирах мыслей и понятий, и новых, неизвестных ей дотоле, взглядах на давно известные ей дела и события. Несправедливо говорят, будто он подражал Шенье, Байрону и другим: Байрон владел им не как образец, но как явление, как властитель дум века, а я сказал, что Пушкин заплатил свою дань каждому великому явлению. Да — Пушкин был выражением современного ему мира, представителем современного ему человечества; но мира русского, но человечества русского.

При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В самом деле, никто из поэтов наших не выше его и не может более называться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нем, как будто в лексиконе, заключилось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал все пространство. Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла.

В Лицее он превосходил всех чувственностью, а после, в свете, предался распутствам всех родов, проводя дни и ночи в непрерывной цепи вакханалий и оргий. Должно дивиться, как и здоровье, и талант его выдержали такой образ жизни, с которым естественно сопрягались и частые гнусные болезни, низводившее его часто на край могилы. Пушкин не был создан ни для света, ни для общественных обязанностей, ни даже, думаю, для высшей любви или истинной дружбы. У него господствовали только две стихии: удовлетворение чувственным страстям и поэзия; и в обеих он ушел далеко. [5]

Пушкин не пренебрегал ни единым словом русским и умел, часто взявши самое простонародное слово из уст черни, оправлять его так в стихе своём, что оно теряло свою грубость. В этом отношении он сходствует с Дантом, Шекспиром, с нашим Ломоносовым и Державиным. [6] [7]

Пушкин как нельзя более национален и а то же время понятен для иностранцев. Он редко подделывается под народный язык русских песен, он выражает свою мысль такой, какой она возникает у него в уме. Как все великие поэты, он всегда на уровне своего читателя: он растёт, становится мрачен, грозен, трагичен; его стих шумит, как море, как лес, волнуемый бурею, но в то же время он ясен, светел, сверкающ, жаждет наслаждений, душевных волнений. Везде русский поэт реален в нём нет ничего болезненного, ничего из той преувеличенной психологической патологии, из того абстрактного христианского спиритуализма, которые так часто встречаются у немецких поэтов. Его муза — не бледное существо, с расстроенными нервами, закутанное в саван, это — женщина горячая, окружённая ореолом здоровья, слишком богатая истинными чувствами, чтобы искать воображаемых, достаточно несчастная, чтобы не выдумывать несчастья искусственные.

. значение Пушкина неизмеримо велико. Через него разлилось литературное образование на десятки тысяч людей, между тем как до него литературные интересы занимали немногих. Он первый возвёл у нас литературу в достоинство национального дела, между тем как прежде она была, по удачному заглавию одного из старинных журналов, «Приятным и полезным препровождением времени» для тесного кружка дилетантов. Он был первым поэтом, который стал в глазах всей русской публики на то высокое место, какое должен занимать в своей стране великий писатель. Вся возможность дальнейшего развития русской литературы была приготовлена и отчасти ещё приготовляется Пушкиным.

А Пушкин — наше всё: Пушкин — представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остается нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужим, с другими мирами. Пушкин — пока единственный полный очерк нашей народной личности, самородок, принимавший в себя, при всевозможных столкновениях с другими особенностями и организмами, все то, что принять следует, отбрасывавший все, что отбросить следует, полный и цельный, но ещё не красками, а только контурами набросанный образ народной нашей сущности, образ, который мы долго еще будем оттенять красками. Сфера душевных сочувствий Пушкина не исключает ничего до него бывшего и ничего, что после него было и будет правильного и органически нашего. Сочувствия ломоносовские, державинские, новиковские, карамзинские, сочувствия старой русской жизни и стремления новой, — все вошло в его полную натуру в той стройной мере, в какой бытие послепотопное является сравнительно с бытием допотопным, в той мере, которая определяется русскою душою. [8] .

Потом он снял с руки кольцо и отдал Данзасу, прося принять его на память. При этом он сказал Данзасу, что не хочет, чтоб кто-нибудь мстил за него и что желает умереть христианином.
Вечером ему сделалось хуже. В продолжение ночи страдания Пушкина до того усилились, что он решился застрелиться. Позвав человека, он велел подать ему один из ящиков письменного стола; человек исполнил его волю, но, вспомнив, что в этом ящике были пистолеты, предупредил Данзаса.
Данзас подошёл к Пушкину и взял у него пистолеты, которые тот уже спрятал под одеяло; отдавая их Данзасу, Пушкин признался, что хотел застрелиться, потому что страдания его были невыносимы.

Пушкин пользуется своею художественною виртуозностью, как средством посвятить всю читающую Россию в печальные тайны своей внутренней пустоты, своей духовной нищеты и своего умственного бессилия». [9] .

Он дал окончательную обработку нашему языку, который теперь по своему богатству, силе, логике и красоте формы признается даже иностранными филологами едва ли не первым после древнегреческого; он отозвался типическими образами, бессмертными звуками на все веяния русской жизни.

Пушкин как раз приходит в самом начале правильного самосознания нашего, едва лишь начавшегося и зародившегося в обществе нашем после целого столетия с петровской реформы, и появление его сильно способствует освещению темной дороги нашей новым направляющим светом. мы уже можем указать на Пушкина, на всемирность и всечеловечность его гения. Ведь мог же он вместить чужие гении в душе своей, как родные. В искусстве, по крайней мере, в художественном творчестве, он проявил эту всемирность стремления русского духа неоспоримо, а в этом уже великое указание. Если наша мысль есть фантазия, то с Пушкиным есть, по крайней мере, на чем этой фантазии основаться. Если бы жил он дольше, может быть, явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе, чем теперь, может быть, успел бы им разъяснить всю правду стремлений наших, и они уже более понимали бы нас, чем теперь, стали бы нас предугадывать, перестали бы на нас смотреть столь недоверчиво и высокомерно, как теперь еще смотрят. Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь. Но Бог судил иначе.

Чувство красоты развито у него до высшей степени, как ни у кого. Чем ярче вдохновение, тем больше должно быть кропотливой работы для его исполнения. Мы читаем у Пушкина стихи такие гладкие, такие простые, и нам кажется, что у него так и вылилось это в такую форму. А нам не видно, сколько он употребил труда для того, чтобы вышло так просто и гладко. [10]

Прославил Пушкин русских нянек,
Но от убогого ума
Тупых Арин и грязных Танек
Прилипло много к нам дерьма.

Пушкину и в тюрьме было бы хорошо. Лермонтову и в раю было бы скверно. [источник?]

В поэзии Пушкина метонимия и перифраза являются основным элементом стиля. В этом отношении Пушкин продолжает традицию поэтов XVIII в.
. Тема о Пушкине как завершителе русского классицизма давно уже стоит на очереди, но требуются многочисленные предварительные работы по русскому языку XVIII в., которые до сих пор не сделаны. С другой стороны, возникает вопрос о «наследии Пушкина» в XIX в. Поэты XIX в. не были учениками Пушкина; после его смерти возобладала романтическая традиция, восходящая к Жуковскому и воспитанная под немецким влиянием. — Задачи поэтики. 1919-1923

Вошло в обычай называть Пушкина великим национальным поэтом преимущественно перед всеми другими русскими поэтами. В наши дни это почти аксиома; но разрешите трактовать здесь аксиому, как теорему, еще подлежащую исследованию и критике.

Итак, по-видимому, мы приближаемся к выводу, который должен возмутить и оттолкнуть нас: Пушкин не был выразителем русской культуры.
Такой вывод принять трудно. С некоторой тревогой и даже с гневом, мы начинаем перебирать вновь, звено за звеном, всю цепь наших посылок и заключений. Полно, не было ли в них какой-нибудь ошибки?
Да, отвечу я, ошибка была. Мы неправильно отождествили русскую культуру вообще с умственной культурой трех последних четвертей XIX столетия. Такое отождествление слишком узко и грешит отсутствием исторической перспективы.
XIX веку предшествовал XVIII, от него существенно отличный. К XVIII столетию принадлежал и его поэтическим выразителем оказался Пушкин.

Несмотря на всю свою славу, Пушкин при жизни не был достаточно глубоко оценен даже наиболее проницательными из своих современников. Он был любим и ценим как прекрасный лирик, как непревзойденный мастер стиха и слова — не более. Чаадаев всё-таки смотрел сверху вниз на его «изящный гений». Даже Жуковский с высоты своего переводного мистицизма считал его чем-то вроде гениального ребенка. Его истинный удельный вес и его значение далеко не постигались, как сам он, в сущности, не постиг, что такое Гоголь. Это не все: будучи о себе весьма высокого мнения, он все-таки сам себя тоже недооценивал. «Ты, Моцарт, бог, и сам того не знаешь», — эти слова вполне можно было бы применить к нему самому.
Он был ещё жив, когда в довольно широких кругах читателей и критиков с ним начали сравнивать (и не всегда в его пользу) таких авторов, как Бенедиктов, Кукольник. Уже самая возможность сопоставлять эти имена показывает, до какой степени не понимали, о ком и о чем идет речь. В той или иной степени это непонимание продолжалось около полустолетия. Порой, как у Писарева, оно принимало размеры и формы чудовищные . Лишь после знаменитой речи Достоевского Пушкин открылся не только как «солнце нашей поэзии», но и как пророческое явление. В этом открытии и заключается неоспоримое историческое значение этой речи, весьма оспоримой во многих ее критических частностях. Нисколько не удивительно, что, прослушав ее, люди обнимались и плакали: в ту минуту им дано было новое, необычайно возвышенное и гордое понятие не только о Пушкине, но и обо всей России, и о них самих в том числе.

Пушкин — природа, непосредственно действующая самым редким своим способом: стихами. Поэтому правда, истина, прекрасное, глубина и тревога у него совпадают автоматически. Пушкину никогда не удавалось исчерпать себя даже самым великим своим произведением — и это оставшееся вдохновение, не превращенное прямым образом в данное произведение и всё же ощущаемое читателем, действует на нас неотразимо. Истинный поэт после последней точки не падает замертво, а вновь стоит у начала своей работы. У Пушкина окончания произведений похожи на морские горизонты: достигнув их, опять видишь перед собою бесконечное пространство, ограниченное лишь мнимой чертою.

А вот как памятник Пушкина однажды пришёл к нам в гости. Я играла в нашей холодной белой зале. Играла, значит ― либо сидела под роялем, затылком в уровень кадке с филодендроном, либо безмолвно бегала от ларя к зеркалу, лбом в уровень подзеркальнику. Позвонили, и залой прошёл господин. Из гостиной, куда он прошёл, сразу вышла мать, и мне, тихо: «Муся! Ты видела этого господина?» ― «Да». ― «Так это ― сын Пушкина. Ты ведь знаешь памятник Пушкина? Так это его сын. Почётный опекун. Не уходи и не шуми, а когда пройдёт обратно ― гляди. Он очень похож на отца. Ты ведь знаешь его отца?»
Время шло. Господин не выходил. Я сидела и не шумела и глядела. Одна на венском стуле, в холодной зале, не смея встать, потому что вдруг ― пройдёт. Прошёл он ― и именно вдруг ― но не один, а с отцом и с матерью, и я не знала, куда глядеть, и глядела на мать, но она, перехватив мой взгляд, гневно отшвырнула его на господина, и я успела увидеть, что у него на груди ― звезда.
― Ну, Муся, видела сына Пушкина?
― Видела.
― Ну, какой же он?
― У него на груди ― звезда. [13]

Бедный Пушкин! Ему следовало бы жениться на Щёголеве и позднейшем пушкиноведении, и всё было бы в порядке. Он дожил бы до наших дней, присочинил бы несколько продолжений к «Онегину» и написал бы пять «Полтав» вместо одной. А мне всегда казалось, что я перестал бы понимать Пушкина, если бы допустил, что он нуждался в нашем понимании больше, чем в Наталии Николаевне.

Еще по теме:

  • Дилер это за свой счет 9. Логистика распределения и сбыта Определение распределительной логистики, ее важность Распределительная логистика – это управление транспортированием, складированием и всеми […]
  • Вычет ндс на аванс полученный Можно ли принимать к вычету НДС с аванса, полученного от организации на УСН? Здравствуйте! Вы не имеете право принять в вычету НДС с услуг контрагента на УСНДаже если контрагент УСН […]
  • Перевод диплома на английский язык юрист Профессиональный перевод Развитие бизнеса, поиск новых иностранных партнеров и построение деловых отношений с ними немыслимы без использования документации, корректно переведенной на […]
  • Что из перечисленного характеризует главные моральные нормы Задание 6. Что из перечисленного характеризует моральные нормы? Что из перечисленного характеризует моральные нормы? Выберите несколько из 6 вариантов ответа: 1) собраны в […]
  • Купит авто после дтп в донецке Авторынок ДНР / ЛНР продажа авто запчасти Информация О компании: Доска бесплатных объявлений Донецк, Луганск, ДНР, ЛНР 1. По правилам в контакте, в группе можно разместить только 50 […]
  • Займ под залог доверие Заём под залог - КПК "Доверие" Ставропольский край Ставрополь Невинномысск Буденновск Зеленокумск Кисловодск Михайловск Пятигорск Светлоград Краснодарский край […]