По п2 ст245 коап

Оглавление:

Статья 12.36 КоАП РФ. Утратила силу. — Федеральный закон от 24.07.2007 N 210-ФЗ. (действующая редакция)

Комментарий к ст. 12.36 КоАП РФ

1. О мерах обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применяемых в соответствии с КоАП к собственникам, владельцам, водителям транспортных средств, иным участникам дорожного движения, см. п. 2 комментария к ст. 12.35.

Указанные меры применяются к лицам, подозреваемым в совершении административного правонарушения; их применение обусловлено необходимостью осуществления предусмотренных КоАП процессуальных действий по пресечению, предотвращению и раскрытию административных правонарушений. Применение должностными лицами иных мер административного принуждения, кроме случаев, предусмотренных КоАП, квалифицируется в качестве рассматриваемого административного правонарушения.

2. Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, квалифицируется как преступление (ч. 1 ст. 286 УК).

3. Применительно к отношениям, существовавшим до введения в действие КоАП, эвакуация и задержание транспортных средств регламентировались правовыми актами субъектов Федерации, причем некоторые из них действуют и после вступления в силу КоАП. Согласно Положению о специальных стоянках для хранения транспортных средств, задержанных на основании ст. 245 КоАП РСФСР, утвержденному Постановлением Правительства Москвы от 9 апреля 2002 г. N 276-ПП, хранение транспортных средств, задержанных на основании ст. 245 КоАП РСФСР, осуществляется на специальных стоянках городской и иной формы собственности (далее — специальные стоянки).

Специальные стоянки создаются распоряжением первого заместителя мэра Москвы в Правительстве Москвы, руководителя Комплекса городского хозяйства по представлению Управления транспорта и связи Правительства Москвы по согласованию с Управлением Госавтоинспекции ГУВД г. Москвы.

Прием на хранение задержанных транспортных средств на специальные стоянки производится уполномоченным сотрудником организации, эксплуатирующей данную стоянку, на основании протокола об административном правонарушении с соответствующей записью о задержании транспортного средства либо документа о его задержании с составлением акта приема-сдачи, опечатыванием либо опломбированием транспортного средства.

Выдача транспортного средства владельцу либо уполномоченному им лицу производится под их роспись после устранения причин задержания, подтвержденных в письменном виде уполномоченным сотрудником подразделения органа внутренних дел, принявшего решение о задержании транспортного средства. Форма акта приема-сдачи на хранение транспортного средства утверждена указанным Постановлением Правительства Москвы.

4. Дела о комментируемых административных правонарушениях рассматриваются судьями (см. п. 5 комментария к ст. 12.35).

Статья 26.2 КоАП РФ. Доказательства (действующая редакция)

1. Доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

2. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

3. Не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, в том числе результатов проверки, проведенной в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 26.2 КоАП РФ

1. Согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

По смыслу ч. 2 комментируемой статьи КоАП имеются в виду объяснения лица, подозреваемого в совершении административного правонарушения. В процессе получения и оценки доказательств могут быть выявлены факты, исключающие производство по делу (см. комментарий к ст. 24.5).

Потерпевшим является лицо, которому административным правонарушением причинен имущественный ущерб, физический (телесный) или моральный вред.

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства дела, подлежащие установлению (ч. 1 ст. 25.6 КоАП).

Различия в статусе потерпевшего и свидетеля условны: если известные потерпевшему обстоятельства по делу необходимы для осуществления органом (должностным лицом) предусмотренных КоАП процессуальных действий, он может быть опрошен как свидетель и в этом качестве обязан давать показания.

2. Фактические данные по делу об административном правонарушении, относимые к доказательствам, могут быть установлены протоколом об административном правонарушении, составляемым должностным лицом органа, уполномоченного рассматривать указанное дело в соответствии с гл. 23 КоАП, протоколом о применении меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, а также протоколом о рассмотрении дела об административном правонарушении, составляемыми при рассмотрении дела коллегиальным органом.

3. Объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего и свидетелей представляют собой сведения, имеющие отношение к делу и сообщенные указанными лицами в устной или письменной форме (см. комментарий к ст. 26.3).

4. Под показаниями специальных технических средств, которыми могут быть установлены доказательства, понимаются измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую проверку (см. комментарий к ст. 26.8).

Показания указанных средств необходимо отличать от информации, получаемой при использовании в процессе оперативно-розыскной деятельности специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Административная ответственность за незаконное использование указанных средств предусмотрена ст. 20.24 КоАП.

О статусе вещественных доказательств и документов см. комментарии соответственно к ст. 26.6, 26.7.

По п2 ст245 коап

24 января 2012 г. г. Пыть-Ях

Пыть-Яхский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры Тюменской области в составе судьи Балицкой Н.А.

при секретаре Коршуновой С.И.,

с участием лица, привлеченного к административной ответственности, Колисан А.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по жалобе Колисан А.С. на постановление об административном правонарушении,

У С Т А Н О В И Л :

Постановлением мирового судьи судебного участка № г. Пыть-Яха от ДД.ММ.ГГГГ г. Колисан А.С. по ч. 1 ст. 26.25 КоАП РФ была оштрафована на 1000 руб..

Колисан А.С. обратилась в суд с жалобой на указанное постановление, обосновав ее тем, что материал в отношении нее был рассмотрен в ее отсутствие при том, что о рассмотрении дела она не извещалась, находясь с это время за пределами г. Пыть-Яха. Вместе с тем, факт совершения правонарушения она отрицает (штраф за правонарушение от ДД.ММ.ГГГГ г. ею был оплачен не позднее ДД.ММ.ГГГГ г., а затем, так как квитанция от ДД.ММ.ГГГГ г. не сохранилась, еще и второй раз — ДД.ММ.ГГГГ ).

Заявитель в судебном заседании существо жалобы поддержала, представив суду копии проездных документов и приказ об отпуске.

Исследовав материалы дела, показания допрошенного в качестве свидетеля СВИДЕТЕЛЬ копию исполнительного производства (на исполнение материалы судебным приставам-исполнителям поступил ДД.ММ.ГГГГ г.), суд полагает жалобу Колисан А.С. обоснованной и подлежащей удовлетворению, поскольку та в нарушение ст. 25.1 КоАП РФ была лишена права на защиту: не будучи своевременно уведомленной о рассмотрении административного материала, была лишена возможности дать объяснения по существу инкриминируемого правонарушения, представить доказательства, пользоваться юридической помощью защитника и т.д..

Поступившие из мирового суда материалы административного дела в отношении Колисан А.С. не содержат подтверждения о надлежащем уведомлении правонарушителя о времени рассмотрения материала; утверждение Колисан А.С. о том, что о рассмотрении ДД.ММ.ГГГГ материала в отношении нее она не была уведомлена, подтверждается почтовым конвертом с отметкой о возврате за истечением срока хранения.

Поскольку факт уклонения от уплаты административного штрафа, назначенного Колисан А.С. постановлением ИДПС ОГИБДД ДД.ММ.ГГГГ подтверждения не нашел, дело подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ (за отсутствием состава административного правонарушения).

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.1, 30.7 КоАП РФ, суд

Жалобу Колисан А.С. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка № г. Пыть-Яха от ДД.ММ.ГГГГ г. № в отношении Колисан А.С. отменить, производство по делу прекратить за отсутствием состава административного правонарушения.

Комментарии к СТ 245 ГПК РФ

Статья 245 ГПК РФ. Дела, возникающие из публичных правоотношений

Комментарий к статье 245 ГПК РФ:

1. Публичные правоотношения представляют собой правоотношения между субъектами, один из которых обладает властными полномочиями и определяет порядок и условия вступления в данные правоотношения другого участника. К властным субъектам относятся государственные, муниципальные органы, должностные лица. К публичным правоотношениям, из которых возникают дела, рассматриваемые в гражданском судопроизводстве, относятся административные, финансовые, налоговые и иные правоотношения. К таким делам ГПК РФ относит, в частности, дела по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (см. комментируемую статью, а также ст. ст. 254 — 258 гл. 25) и специальной нормой устанавливает для дел по заявлениям граждан альтернативную подсудность: по усмотрению гражданина заявление может быть подано в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решения, действия (бездействие) которых оспариваются (ч. 2 ст. 254).

Новой категорией дел являются дела об реадмиссии, введенной Федеральным законом от 23 июля 2010 г. N 178-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» (см. комментарий к ст. ст. 261.1 — 261.4 ГПК РФ).

Действующий ГПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 (в ред. Федерального закона от 14 декабря 1995 г. N 197-ФЗ) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», не допускает возможность оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций и их объединений, а также общественных объединений. Следовательно, с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций и их объединений, а также общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права.

2. К иным делам, возникающим из публичных правоотношений и отнесенных федеральным законом к ведению суда (абз. 5 комментируемой статьи), можно отнести дела по жалобам на отказ в регистрации общественных и религиозных объединений, о прекращении их деятельности.

3. Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, имеет существенные отличия от искового производства. Так, участники публичных правоотношений не обладают равенством в материальных правоотношениях: одной из сторон всегда выступает представитель публичного образования, обладающий властными полномочиями; основная цель суда при рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений, — не разрешить спор о праве, а осуществить судебный контроль за законностью действий государственных и муниципальных органов и их представителей.

Необходимо различать дела искового производства и дела, возникающие из публичных правоотношений. Так, например, дела об оспаривании руководителями организаций, членами коллегиальных исполнительных органов организаций (генеральными директорами акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ и т.п.), а также членами советов директоров (наблюдательных советов) организаций, заключивших с данными организациями трудовые договоры, решений уполномоченных органов организаций либо собственников имущества организаций или уполномоченных собственниками лиц (органов) об освобождении их от занимаемых должностей рассматриваются в соответствии с нормами искового производства. Данные правоотношения не являются публично-правовыми, и по ним имеют место споры о праве, которые согласно ч. 3 ст. 247 ГПК РФ должны рассматриваться и разрешаться в исковом производстве (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 ноября 2003 г. N 17 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ»).

При решении вопроса о том, в каком производстве (исковом, особом или в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений) рассматриваются заявления граждан о сохранении жилого помещения в переустроенном и (или) перепланированном состоянии, Верховный Суд РФ разъяснил, что данный вопрос может быть решен судом при рассмотрении иска органа, осуществляющего согласование, о продаже жилого помещения с публичных торгов или о расторжении договора социального найма (при наличии заявления гражданина о сохранении жилого помещения в существующем виде), а также в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, по заявлению гражданина об оспаривании отказа органа местного самоуправления в согласовании самовольно выполненных переустройства и (или) перепланировки жилого помещения .

———————————
Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2006 года

4. Раньше ГПК РСФСР предусматривал в числе категорий дел, возникающих из административно-правовых отношений, дела по жалобам на действия государственных органов и должностных лиц в связи с наложением административных взысканий. В настоящее время данные вопросы регулируются разд. IV КоАП РФ. Судьи рассматривают дела об административных правонарушениях, указанных в ст. 23.1 КоАП РФ. Судьи районных судов рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 ст. 23.1 КоАП РФ, производство по которым осуществляется в форме административного расследования, а также дела об административных правонарушениях, влекущих административное выдворение за пределы Российской Федерации. В остальных случаях дела об административных правонарушениях, указанных в ч. 1 и 2 ст. 23.1 КоАП РФ, рассматриваются мировыми судьями.

Процессуальные особенности рассмотрения дел об административных правонарушениях также определены в КоАП РФ.

5. В порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, должно рассматриваться судом заявление осужденного об оспаривании применения к нему администрацией исправительного учреждения мер взыскания. За нарушение установленного порядка отбывания наказания к осужденным к ограничению или лишению свободы могут применяться такие меры взыскания, как выговор, водворение в штрафной изолятор и др. (ст. ст. 58, 115 Уголовно-исполнительного кодекса РФ). Согласно ч. 3 ст. 59 и ч. 2 ст. 117 Уголовно-исполнительного кодекса (далее — УИК) РФ наложение предусмотренных данным Кодексом мер взыскания осуществляется начальником исправительного учреждения или лицом, его замещающим. Следовательно, оспаривая действия администрации исправительного учреждения, осужденный фактически оспаривает действия должностного лица. Поскольку комментируемой статьей дела по заявлениям об оспаривании решений и действий должностных лиц отнесены к делам, возникающим из публичных правоотношений, заявление осужденного об оспаривании применения к нему администрацией исправительного учреждения мер взыскания должно рассматриваться в порядке, предусмотренном ГПК РФ для дел, вытекающих из публичных правоотношений (гл. 25) .

———————————
Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2007 года (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 30 мая 2007 г.)

6. Необходимо разграничивать подведомственность дел, возникающих из публичных отношений, судам общей юрисдикции и арбитражным, конституционным судам. Как разъясняется в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ N 48, исходя из положений комментируемой статьи суды не вправе рассматривать и разрешать дела, возникающие из публичных правоотношений, в том числе по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании полностью или в части нормативных правовых актов, в случаях, когда федеральным законом их рассмотрение прямо отнесено к ведению арбитражных судов (например, абз. 1 п. 2 ст. 138 НК РФ, п. 4 ст. 5 Таможенного кодекса РФ, ст. 36 Федерального закона «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров», ст. 7.1 Федерального закона «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации», ст. 23 Федерального закона «О защите конкуренции»).

При наличии в субъекте Российской Федерации конституционного (уставного) суда субъекта Федерации суды общей юрисдикции не вправе рассматривать дела о проверке соответствия законов субъекта Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Федерации, органов местного самоуправления конституции (уставу) субъекта Федерации, поскольку рассмотрение этих дел ч. 1 ст. 27 Закона о судебной системе отнесено к компетенции конституционного (уставного) суда субъекта Федерации.

Вместе с тем если в субъекте Федерации такой суд не создан (т.е. отсутствует возможность осуществления иного судебного порядка оспаривания нормативных правовых актов на предмет соответствия их конституции или уставу субъекта Федерации), то в целях реализации гарантированного ч. 1 ст. 46 Конституции РФ права на судебную защиту рассмотрение названных выше дел осуществляется судами общей юрисдикции. Исключение составляют случаи, когда рассмотрение дел о проверке соответствия законов субъекта Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Федерации, органов местного самоуправления конституции (уставу) субъекта Федерации передано Конституционному Суду РФ заключенными в соответствии со ст. 11 Конституции РФ договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Федерации (п. 7 ч. 1 ст. 3 Закона о Конституционном Суде РФ).

По п2 ст245 коап

Статья 30.1. Право на обжалование постановления по делу об административном правонарушении

О порядке обжалования постановления по делу об административном правонарушении см. Письмо Верховного Суда РФ от 20.08.2003 N 1536-7/общ.

1. Постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицами, указанными в статьях 25.1 — 25.5 настоящего Кодекса:

1) вынесенное судьей — в вышестоящий суд;

2) вынесенное коллегиальным органом или судебным приставом-исполнителем — в районный суд по месту нахождения коллегиального органа или судебного пристава-исполнителя;

(п. 2 в ред. Федерального закона от 02.10.2007 N 225-ФЗ)

3) вынесенное должностным лицом — в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу либо в районный суд по месту рассмотрения дела;

4) вынесенное иным органом, созданным в соответствии с законом субъекта Российской Федерации, — в районный суд по месту рассмотрения дела.

1.1. Постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное судьей, может быть также обжаловано в вышестоящий суд должностным лицом, составившим протокол об административном правонарушении.

(часть 1.1 введена Федеральным законом от 23.07.2010 N 171-ФЗ)

2. В случае, если жалоба на постановление по делу об административном правонарушении поступила в суд и в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу, жалобу рассматривает суд.

По результатам рассмотрения жалобы выносится решение.

3. Постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

4. Определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении обжалуется в соответствии с правилами, установленными настоящей главой.

Комментарий к статье 30.1

1. Право граждан на судебное обжалование предусмотрено ч. 2 ст. 46 Конституции РФ, согласно которой решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Частями 1, 2 комментируемой статьи определен порядок обжалования постановления по делу, вынесенного в отношении физического, юридического лица, за исключением лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Порядок обжалования решения по делу в последнем случае определен ч. 3 комментируемой статьи (см. п. 4 данного комментария).

Постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицом, в отношении которого оно вынесено; потерпевшим (см. комментарий к ст. 25.2), законным представителем физического лица (см. комментарий к ст. 25.3), законным представителем юридического лица (см. комментарий к ст. 25.4), защитником и представителем (см. комментарий к ст. 25.5) в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления по делу (см. комментарий к ст. 30.3).

2. В соответствии с ч. 1, 2 комментируемой статьи обжалованию подлежит постановление о назначении административного наказания. Постановление о прекращении производства по делу, вынесенное при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу (п. 1 — 3 ст. 24.5 КоАП), может быть обжаловано потерпевшим, иным оспаривающим правомерность вынесенного постановления заинтересованным лицом, которое вправе подать жалобу.

При обжаловании постановления по делу лицом, в отношении которого оно вынесено, необходимо учитывать, что постановление о назначении административного наказания обжалуется лицом, вина которого в совершении административного правонарушения доказана при рассмотрении дела.

3. Постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное судьей гарнизонного военного суда, обжалуется в окружной (флотский) военный суд. Постановление по делу, вынесенное судьей районного суда, обжалуется в вышестоящую судебную инстанцию, действующую на территории соответствующего субъекта Федерации. В зависимости от административно-территориального деления субъекта Федерации вышестоящей судебной инстанцией по отношению к районному суду может быть суд автономного округа, суд автономной области, суд города федерального значения, краевой (областной) суд, верховный суд республики (см. также ч. 3 ст. 30.9). Решение по делу об административном правонарушении, вынесенное мировым судьей, обжалуется в районный суд.

4. Применительно к делам об административных правонарушениях, подведомственных судьям арбитражных судов, указанным в абз. 3 ч. 3 ст. 23.1 КоАП, дела об оспаривании решений государственных органов, иных органов, должностных лиц, о привлечении к административной ответственности лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным АПК, с особенностями, установленными в § 2 гл. 25 АПК (см. ч. 1 ст. 207 АПК). Согласно ч. 2 ст. 207 АПК производство по делам об оспаривании решений административных органов возбуждается на основании заявлений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, привлеченных к административной ответственности в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

При корреляции гл. 30 КоАП и § 2 гл. 25 АПК следует иметь в виду, что обжалуется решение, вынесенное судьей арбитражного суда по результатам рассмотрения дела, а не постановление по делу, как это предусмотрено ч. 3 комментируемой статьи (см. п. 1 комментария к ст. 29.1). По смыслу п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 порядок пересмотра постановления по делу об административном правонарушении, вынесенного судьей районного суда, мировым судьей, в соответствии с подведомственностью рассмотрения указанных дел, установленной соответственно абз. 2 и 4 ч. 3 ст. 23.1 КоАП, определяется гл. 30 КоАП.

В соответствии со ст. 245 ГПК дела об обжаловании постановления по делу, вынесенного судьей районного суда, мировым судьей, относятся к делам, возникающим из публичных правоотношений. Согласно ст. 5 Федерального закона «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» до назначения (избрания) мировых судей в субъектах Федерации дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются районными судами.

5. О статусе коллегиальных органов административной юрисдикции и должностных лиц, рассматривающих дело на основе единоначалия, см. комментарий к ст. 29.8.

По смыслу п. 2 ч. 1 комментируемой статьи постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное районной (городской), районной в городе комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав, обжалуется в районный суд по месту нахождения соответствующей комиссии.

6. Согласно п. 3 ч. 1 и ч. 2 комментируемой статьи постановление по делу, вынесенное должностным лицом, может быть обжаловано одновременно в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу и в районный суд по месту рассмотрения дела; жалоба в этом случае подлежит рассмотрению районным судом по месту рассмотрения дела.

Определение об отказе в возбуждении дела выносится должностным лицом в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 28.1 КоАП.

О решении, выносимом по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, см. комментарий к ст. 30.7.

Ст245 коап рф 2014

Статья 16.11 КоАП РФ. Уничтожение, удаление, изменение либо замена средств идентификации

Уничтожение, удаление, изменение либо замена средств идентификации, используемых таможенным органом, без разрешения таможенного органа или повреждение либо утрата таких средств идентификации —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот до одной тысячи рублей; на должностных лиц — от пятисот до двух тысяч рублей; на юридических лиц — от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Комментарии к ст. 16.11 КОАП РФ

1. Объектом правонарушения по данной статье являются общественные отношения, связанные с проведением таможенными органами таможенного контроля. 2. В соответствии со ст. 109 ТК ТС товары, находящиеся под таможенным контролем, транспортные средства, помещения, емкости и другие места, где находятся или могут находиться товары, подлежащие таможенному контролю, могут идентифицироваться таможенными органами.

Согласно ст. 170 Закона о таможенном регулировании порядок применения средств идентификации определяется ФТС России.

Идентификация производится путем наложения пломб, печатей, нанесения цифровой, буквенной и иной маркировки, идентификационных знаков, проставления штампов, отбора проб и образцов, подробного описания товаров, составления чертежей, изготовления масштабных изображений, фотографий, иллюстраций, использования товаросопроводительной и иной документации, а также иными способами. Данный перечень является открытым. В качестве средства идентификации могут признаваться номер грузовой таможенной декларации или средства таможенной идентификации другого государства, средства идентификации отправителя или перевозчика.

ТК ТС установлены специфические средства идентификации при переработке товаров (ст. ст. 242, 255, 267 ТК ТС, ст. ст. 245, 256, 266 Закона о таможенном регулировании).

Средства идентификации могут изменяться, удаляться или уничтожаться только таможенными органами или с их разрешения, за исключением случаев, если существует реальная угроза уничтожения, безвозвратной утраты или существенной порчи товаров. Об изменении, удалении, уничтожении или о замене средств идентификации таможенным органом составляется акт по форме, устанавливаемой решением Комиссии Таможенного союза (решение Комиссии Таможенного союза от 20 мая 2010 г. N 260 «О формах таможенных документов»).

3. Объективная сторона данного правонарушения выражается либо в форме действия (уничтожение, удаление, повреждение, изменение, замена средств идентификации), либо в форме бездействия (утрата этих средств).

Данной статьей установлена также ответственность за замену средств идентификации, т.е. за наложение лицом другого средства идентификации.

Данный состав является формальным. Следовательно, если измененное средство идентификации использовалось в целях перемещения через таможенную границу товаров и транспортных средств, такие действия подлежат дополнительной квалификации в соответствии со ст. 16.1 настоящего Кодекса как сокрытие от таможенного контроля путем использования поддельного средства идентификации (см. комментарий к ст. 16.1).

4. Субъектом такого нарушения могут быть как физические лица, в том числе должностные лица, так и юридические лица, виновные в совершении соответствующих действий (бездействия), либо лица, которые обязаны были обеспечить сохранность средств идентификации. Такая обязанность возложена, в частности, на перевозчика (п. 2 ст. 156 ТК ТС).

5. Субъективная сторона правонарушения характеризуется наличием вины как в форме умысла, так и в форме неосторожности. Утрата средств идентификации характеризуется виной в форме неосторожности.

6. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных данной статьей, рассматривают должностные лица таможенных органов (ст. 23.8).

Протоколы составляют должностные лица таможенных органов (ч. 1 ст. 28.3).

Статья 245 УК РФ. Жестокое обращение с животными (действующая редакция)

1. Жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и (или) страданий, а равно из хулиганских побуждений или из корыстных побуждений, повлекшее его гибель или увечье, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в присутствии малолетнего;

в) с применением садистских методов;

г) с публичной демонстрацией, в том числе в средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть «Интернет»);

д) в отношении нескольких животных, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

Комментарий к ст. 245 УК РФ

1. Объективная сторона преступления заключается в совершении действий, состоящих в жестоком обращении с животными, безжалостном отношении к ним: причинение боли животному, лишение его воды и пищи, содержание его на морозе или жаре, нанесение ранений, членовредительство и другие бесчеловечные, негуманные способы воздействия на него.

Организация собачьих, петушиных и иных боев, проведение научно-исследовательских работ, тренировка и дрессировка животных, сопряженные с их мучением, также подпадают под действие комментируемой статьи.

2. Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности является совершение деяния с применением садистских методов или в присутствии малолетних, т.е. лиц в возрасте до 14 лет. Садистскими признаются методы, которые представляют собой особо изощренные способы издевательства над животными, а также мучительное их умерщвление или истязание в целях получения болезненного самоудовлетворения. Мотивы при этом могут быть различными, кроме хулиганских и корыстных.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

4. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

5. Деяние, повлекшее гибель или увечье животного, принадлежащего физическому или юридическому лицу, образует состав преступления, предусмотренного ст. 167 УК.

О необходимости совершенствования норм об ответственности за жестокое обращение с животными (Осокин Р.Б.)

Дата размещения статьи: 18.04.2016

Анализ данных уголовной статистики и материалов уголовных дел, опрос сотрудников и работников дознания, следствия, прокуратуры, суда, адвокатов свидетельствуют о том, что криминогенная ситуация в сфере гуманного обращения с животными усугубляется высокой латентностью жестокого обращения с животными и неправильным применением уголовно-правовой нормы о жестоком обращении с животными. В этой связи особо актуализируются не только вопросы разработки эффективных мер уголовно-правового противодействия жестокому обращению с животными, но и проблемные вопросы квалификации жестоких действий в отношении животных.

———————————
На основании формы государственного статистического наблюдения «Единый отчет о преступности» (форма 1-Г) за 1997 — 2014 гг. / По данным ГИАЦ МВД России.

Как отмечает С.И. Данилова, отсутствие в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ отдельной статьи, предусматривающей административную ответственность за жестокое обращение с животными, обусловило существование в действующем российском законодательстве единственной уголовно-правовой нормы (ст. 245 УК РФ), предназначенной для противодействия жестокому обращению с животными .
———————————
Данилова С.И. Жестокое обращение с животными: особенности квалификации и производства неотложных следственных действий // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сб. науч. тр. N 225. М.: ВНИИ МВД России, 2008. С. 89.

Вместе с тем данное утверждение ошибочно ввиду наличия конституционно закрепленной возможности (ст. 72 Конституции Российской Федерации) субъектам РФ иметь административное законодательство. Из проанализированных законов об административных правонарушениях г. Москвы, г. Санкт-Петербурга, Белгородской, Воронежской, Курской, Ленинградской, Липецкой, Омской, Республики Саха (Якутия), Саратовской, Тамбовской областей только Областным законом Ленинградской области «Об административных правонарушениях» , Законом Воронежской области «Об административных правонарушениях на территории Воронежской области» , Законом Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» и Кодексом города Москвы об административных правонарушениях запрещено под угрозой административного наказания в виде штрафа совершение жестоких действий в отношении животных.
———————————
Областной закон Ленинградской области от 2 июля 2003 г. N 47-оз «Об административных правонарушениях» (ред. от 09.04.2014), принят Зак. Собр. Ленинградской области 24 июня 2003 г. // Вестник Правительства Ленинградской области. 2003. 23 июля. N 15.
Закон Воронежской области от 31 дек. 2003 г. N 74-ОЗ «Об административных правонарушениях на территории Воронежской области» (ред. от 25.12.2013), принят Воронежской областной Думой 16 дек. 2003 г. // Коммуна. 2004. 13 янв. N 4; Молодой коммунар. 2014. 10 янв. N 2.
Закон Санкт-Петербурга от 31 мая 2010 г. N 273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» (ред. от 10.04.2014), принят ЗС СПб. 12 мая 2010 г. // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. 2010. 14 июня. N 21; 2014. 3 марта. N 7; 21 апр. N 14.
Кодекс города Москвы об административных правонарушениях: Закон г. Москвы от 21 нояб. 2007 г. N 45 (ред. от 22.01.2014) // Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2007. 12 дек. N 69; 2014. 11 февр. N 2.

Таким образом, не только в ст. 245 УК РФ, но и в статьях законов ряда субъектов РФ об административных правонарушениях устанавливается ответственность за жестокое обращение с животными. Вместе с тем юридическая техника УК РФ и законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях характеризуется отсутствием определения жестокости при обращении с животными.
Сопоставительный анализ содержания уголовно-правового и административно-правового запрета жестокого обращения с животными свидетельствует о запрещении таких действий, как калечение и истязание животного. Все остальные случаи жестокого обращения с животными, совершаемые при нарушении правил их содержания, обращения с ними, использования животных в быту, на производстве и в научных исследованиях, зрелищных мероприятиях и т.д., выпадают из сферы действия как уголовного закона, так и большинства законов субъектов об административных правонарушениях, оставаясь тем самым не наказуемыми.
Кроме того, налицо необоснованная и неразрешаемая с точки зрения действующего законодательства конкуренция ст. 245 УК РФ, закрепившей уголовную ответственность за жестокое обращение с животными, и ст. 49 Закона Воронежской области «Об административных правонарушениях на территории Воронежской области», ст. 5.7 Кодекса города Москвы об административных правонарушениях, ст. 2.3 Областного закона Ленинградской области «Об административных правонарушениях», ряда аналогичных норм законов об административных правонарушениях иных субъектов Российской Федерации, установивших административную ответственность за жестокое обращение с животными, при тождественности объективных признаков составов соответствующего преступления и административных правонарушений соответственно.
В связи с этим правильный выбор той или иной нормы для квалификации жестокого обращения с животными диктует необходимость поиска критерия разграничения соответствующего уголовного и административного правонарушения.
С точки зрения многих ученых-криминалистов и административистов при выборе нормы для квалификации преступлений, граничащих с административными правонарушениями, соблюдается правило выбора норм федерального законодательства . Разделяя позицию ученых в случаях с жестоким обращением с животными, в условиях отсутствия соответствующей нормы в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, совершение любых жестоких действий в отношении животного должно квалифицироваться по ст. 245 УК РФ как преступление. Памятуя о различном характере и степени антисоциальности административных правонарушений и преступлений, представляется целесообразным в качестве меры предупреждения необоснованно широкого применения средств уголовно-правовой репрессии в отношении лиц, совершивших жестокое обращение с животными, предложить законодателю внести в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях норму, запрещающую совершение жестоких действий в отношении животных, в следующей редакции:
———————————
Николаев А.М. Криминализация общественно опасных деяний, граничащих со сферой административных правонарушений (основания и направления совершенствования): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004. С. 14; Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Науч. ред. В.Н. Кудрявцев. М.: Городец, 2007. С. 208 — 210; Россинский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право. М.: Норма, 2009. С. 574; Елагин Р.И. Административное право России. М.: Книжный мир, 2011. С. 250.

«Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ, — влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от трех до пяти тысяч рублей».
Понимая, что подобная законодательная новелла сместит конкуренцию уголовно-правовых и административно-правовых норм о жестоком обращении с животными в плоскость конкуренции норм федерального законодательства, для дальнейшего разграничения составов жестокого обращения с животными как преступления и административного правонарушения представляется целесообразным одновременно использовать позитивный современный опыт технико-юридического конструирования большинства административно-правовых норм и исторический опыт уголовно-правовой и административно-правовой борьбы с жестоким обращением с животными.
Сравнительный анализ норм УК РФ и КоАП РФ свидетельствует, что удачна конструкция тех статей Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в диспозициях которых имеется формулировка «если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния». По мнению Н.Ф. Кузнецовой, количество подобных оговорок рационально увеличить в целях обращения внимания правоприменителя на необходимость надлежащего разграничения норм УК РФ и КоАП РФ, снизив при этом количество квалификационных ошибок . В конструировании новой административно-правовой нормы о жестоком обращении с животными подобный технико-юридический прием, безусловно, был бы уместен.
———————————
Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Науч. ред. В.Н. Кудрявцев. М.: Городец, 2007. С. 210.

К сожалению, российский законодатель, криминализировав жестокое обращение с животным, в настоящее время не поставил наступление уголовной ответственности в зависимость от административной. Вместе с тем история российского законодательства в части противодействия жестокому обращению с животными с позиции профилактического значения как административно-правовой, так и уголовно-правовой нормы, вопреки возражениям некоторых ученых , имеет положительный пример. Так, УК РСФСР 1960 г. в ст. 230.1 закреплял однократную административную преюдицию в составе жестокого обращения с животными . Восстановление административной преюдиции в ст. 245 УК РФ в этой связи заслуживает всемерной поддержки, поскольку наличие административной преюдиции в ст. 245 УК РФ позволит более эффективно разграничивать жестокое обращение с животными как преступление и жестокое обращение с животными как административное правонарушение, повысить эффективность уголовного законодательства в части предупреждения случаев жестокого обращения с животными, так как лицо, совершившее административное правонарушение, будет предупреждено о возможности привлечения к уголовной ответственности по ст. 245 УК РФ за совершение аналогичных действий.
———————————
Данилова С.И. Указ. соч. С. 89 — 90; Лопашенко Н.А. О недопустимости административной преюдиции в уголовном праве // Уголовное право и криминология: современное состояние и перспективы развития: Сб. науч. трудов. Вып. 7. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2011. С. 118 — 138.
Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (ред. от 30.07.1996) (утратил силу) // Ведомости ВС РСФСР. 1960.

Вопросы квалификации жестоких действий в отношении животных, граничащих с соответствующими административными проступками, не исчерпываются выяснением соотношения состава жестокого обращения с животными с тождественными по объективным и субъективным признакам составами административных проступков и практики их применения. Не включив в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. состав жестокого обращения с животными, законодатель предусмотрел в законе норму об ответственности за уничтожение (разорение) муравейников, гнезд, нор или других мест обитания животных (ст. 8.29 КоАП РФ) как последствие нарушения установленной ст. 40 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире» обязанности пользователей объектами животного мира не допускать разрушения или ухудшения среды обитания диких животных. Как показывает анализ Модельного закона об обращении с животными от 31 октября 2007 г., муниципальных нормативных правовых актов, проектов федеральных законов о защите животных от жестокого обращения и об ответственном обращении с животными, разрушение мест обитания, влекущее за собой увечье, травму, истощение от длительного голодания или гибель животных, является одним из способов жестокого обращения с животными. На это обоснованно обращает внимание ряд авторов .
———————————
Дубовик О.Л. Административная ответственность за экологические правонарушения: предварительная оценка реформы законодательства // Экологическое право. 2002. N 2. С. 10 — 15; Волков А.М. Спорные вопросы новой редакции статей КоАП РФ // Административное право и процесс. 2011. N 1. С. 41 — 43.

В этой связи напрашивается обоснованный вывод о признании ст. 8.29 КоАП РФ специальной нормой по отношению к действующим составам жестокого обращения с животными, закрепленным в некоторых законах субъектов РФ об административных правонарушениях. Более того, конструкция административно-правовой нормы об уничтожении мест обитания животных (ст. 8.29 КоАП РФ) по объективным признакам соответствует признакам уголовно-правового покушения на преступление, предусмотренное ст. 245 УК РФ.
Учитывая формальный состав правонарушения, предусмотренного ст. 8.29 КоАП РФ, обычная практика ее применения характеризуется нарушением правил квалификации и неустановлением правоприменителем в нарушение административно-правового, уголовно-правового — процессуального принципов законности последствий в виде увечья или гибели животных.
Так, Постановлением по делу об административном правонарушении от 27 ноября 2009 г. N 20/38, вынесенным начальником Управления по охране, контролю и регулированию использования животного мира Приморского края, А. подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 300 рублей за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 8.29 «Уничтожение мест обитания животных» КоАП РФ, выразившегося в том, что он 19 ноября 2009 г. в 17:15 раскапывал нору барсука в охотничьих угодьях «Петровское» в 5 км севернее г. Фокино. Однако в Постановлении не указано о последствиях в виде увечья, травмы, истощения от длительного голодания или гибели животного, при наличии которых в действиях виновного усматривались бы признаки состава преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ. Не обратил на это внимание и судья Фрунзенского районного суда г. Владивостока, который в случае их наличия обязан был на основании п. 3 ч. 1.1 ст. 29.9 КоАП РФ прекратить производство по делу об административном правонарушении и передать материалы дела прокурору или в орган дознания .
———————————
Решение Фрунзенского районного суда г. Владивостока от 28.12.2009 по делу N 5а-517/09 // СПС «КонсультантПлюс».

С целью разрешения существующих проблем применения ст. 8.29 КоАП РФ и учитывая, что по объективным признакам основные действия, установленные составом правонарушения, предусмотренного ст. 8.29 КоАП РФ, являются способом жестокого обращения с животными, с учетом авторского предложения о введении в КоАП РФ административно-правовой нормы о жестоком обращении с животными представляется целесообразным ст. 8.29 КоАП РФ признать утратившей силу.
Подытоживая исследование вопросов уголовно-правовой оценки жестоких действий в отношении животных, граничащих с соответствующими административными проступками, а также в целях недопущения необоснованно широкого применения мер уголовно-правовой репрессии представляется целесообразным внести в Кодекс РФ об административных правонарушениях норму, запрещающую совершение жестоких действий в отношении животных с учетом позитивного современного опыта технико-юридического конструирования большинства административно-правовых норм и исторического опыта административно-правовой борьбы с жестоким обращением с животными, признать ст. 8.29 «Уничтожение мест обитания животных» КоАП РФ утратившей силу, восстановить административную преюдицию в составе преступления, предусмотренном ст. 245 УК РФ.

Список использованной литературы

1. Данилова С.И. Жестокое обращение с животными: особенности квалификации и производства неотложных следственных действий // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сб. науч. тр. N 225. М.: ВНИИ МВД России, 2008. С. 87 — 99.
2. Николаев А.М. Криминализация общественно опасных деяний, граничащих со сферой административных правонарушений (основания и направления совершенствования): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004. 29 с.
3. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Науч. ред. В.Н. Кудрявцев. М.: Городец, 2007. 336 с.
4. Россинский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право. М.: Норма, 2009. 927 с.
5. Елагин Р.И. Административное право России. М.: Книжный мир, 2011. 384 с.
6. Лопашенко Н.А. О недопустимости административной преюдиции в уголовном праве // Уголовное право и криминология: современное состояние и перспективы развития: Сб. науч. трудов. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2011. Вып. 7. С. 118 — 138.
7. Дубовик О.Л. Административная ответственность за экологические правонарушения: предварительная оценка реформы законодательства // Экологическое право. 2002. N 2. С. 10 — 15.
8. Волков А.М. Спорные вопросы новой редакции статей КоАП РФ // Административное право и процесс. 2011. N 1. С. 41 — 43.

О вопросе квалификации действий, связанных с ненадлежащим содержанием животных на территории округа

На федеральном уровне отсутствует единый нормативный правовой акт, регулирующий правила содержания домашних животных и птиц.

Вместе с тем, имеется законодательство, распространяющееся в равной мере на всех животных, как представляющих собой объекты животного мира, так и не являющихся таковыми. Это законодательство о ветеринарии, предмет которого составляет регулирование деятельности по профилактике и борьбе с болезнями животных, о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, предусматривающее, в том числе обязанность граждан выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц, не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания (ст. 10 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»)

Таким образом, правила содержания животных содержатся в ряде нормативных правовых актов федерального уровня, которые до настоящего времени не оспорены, сохраняют свою силу и подлежат применению. В числе таких актов: Закон Российской Федерации от 14.05.1993 № 4979-1 «О ветеринарии», Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», санитарно-эпидемиологические правила и нормативы «Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации. СанПиН 3.2.1333-03», введенные в действие постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 30.05.2003 № 105, санитарно-эпидемиологические правилаСП 3.1.7.2627-10 «Профилактика бешенства среди людей», утвержденные постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 06.05.2010 № 54, санитарно-эпидемиологические правилаСП 3.1.7.2835-11 «Профилактика лептоспирозной инфекции у людей», утвержденные постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 26.01.2011 № 6, Правила содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР (утверждены Министерством жилищно-коммунального хозяйства РСФСР 12.06.1981, Министерством сельского хозяйства РСФСР 24.06.1981, Министерством здравоохранения РСФСР 24.06.1981, Министерством юстиции РСФСР 03.07.1981).

Гражданское законодательство относит животных к имуществу, распространяя на них право собственности, запрещая жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности (ст. 137 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) предусмотрена административная ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и нарушение ветеринарно-санитарных правил.

Учитывая изложенное, в КоАП РФ имеются специальные нормы: ст. 6.3, 6.4, 7.17, 8.26, 10.6 КоАП РФ, по которым, в зависимости от объективной стороны деяния, возможна квалификация административного правонарушения, связанного с нарушением правил содержания животных.

Следует отметить, что аналогичной позиции по рассматриваемому вопросу придерживается Верховный Суд Российской Федерации (определения от 04.10.2017 N 51-АПГ17-16, от 15.03.2017 N 10-АПГ17-1, от 19.11.2014 N 55-АПГ14-11).

Кроме того, жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности, недопустимо. В соответствии со ст. 245 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних.

Путин ужесточил наказание за жестокое обращение с животными

Президент Владимир Путин подписал поправки в Уголовный кодекс, усиливающие ответственность за живодерство. За жестокое обращение с животными будут сажать в тюрьму на пять лет.

Поправки вносят изменения в ч. 1 ст. 245 УК (жестокое обращение с животными) и устанавливают максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет. Таким образом, это преступление останется в категории преступлений небольшой тяжести.

А вот часть 2 этой статьи предусматривает более строгое наказание в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет. Под нее попадут преступления, совершенные группой лиц или по предварительному сговору. Кроме того, если насилие над животным было в присутствии ребенка или, например, если его сняли на видео и выложили в интернет, то такое деяние также будут квалифицировать по ч. 2 ст. 245 УК.

Тюрьма будет максимальным наказанием за живодерство, но законопроект предлагает и альтернативные санкции, такие как штрафы, обязательные и исправительные работы, ограничение свободы. Так что наказание будет устанавливаться индивидуально в зависимости от обстоятельств.

Уголовная ответственность наступит и в том случае, если жестокое обращение с животным, повлекшее его гибель или увечье, совершено в целях причинения животному боли или страданий. Равно как при наличии у совершившего лица хулиганских или корыстных побуждений. Такая расширенная формулировка позволит привлекать к уголовной ответственности живодеров и садистов, которые убивают или калечат животных, не имея при этом корысти либо хулиганских мотивов.

Положения закона не регулируют проведение религиозных обрядов.

Ознакомиться с текстом Федерального закона № 412-ФЗ «О внесении изменений в статьи 245 и 258-1 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» можно здесь.

Верховный суд и Правительство считают, что статью о жестоком обращении с животными менять не надо!

Жестокое обращение с животными является уголовно наказуемым деянием. Однако многие деяния, по сути также являющиеся жестоким обращением с животными, не содержат признаков состава преступления, предусмотренного действующей редакцией ст.245 УК РФ, и, соответственно, не подлежат наказанию и осуждению государством, хотя общество уже давно требует актуализации состава преступления данной статьи.

В положениях действующей ст. 245 Уголовного кодекса РФ состав преступления прописан таким образом, что привлечь к ответственности лиц, совершающих жестокие действия по отношению к животным, даже если животное погибло или сильно покалечено, практически невозможно. В статье 245 указывается, что жестокие действия по отношению к животным, повлекшие их гибель или калечение, влекут наказание только в том случае, если они совершены из хулиганских или корыстных побуждений, или использованы садистские методы, или совершены в присутствии малолетних. Отсутствие одного из указанных в статье условий приводит к ненаказуемости за отсутствием полного состава преступления. Также не предусматривается ответственность за такого же рода деяния, если они совершены по иным побуждениям: из мести, для получения иной, нежели корыстная, выгоды, из соображений личного удобства и иное.

Однако перечисленные деяния также входят в противоречие с требованиями морали, отрицательно сказываются на окружающих и наносят ущерб делу воспитания подрастающего поколения. Кроме того, подобная формулировка, сужающая область применения статьи, затрудняет привлечение к ответственности лиц, совершающих жестокие деяния из хулиганских или корыстных побуждений, так как доказать наличие тех или иных побуждений достаточно трудно, и виновные будут объяснять свои действия другими мотивами.

Инициированные депутатом Дорониным С.А. поправки в ст. 245 УК РФ, в случае их принятия, сделали бы реально исполняемым наказание за жестокое обращение с животными и превентивно предотвращали бы случаи жестокости.

К сожалению, Верховный суд посчитал, что «предложение о криминализации деяний требует веских обоснований, в том числе наличия убедительных сведений и статистических данных, свидетельствующих о распространённости этих правонарушений, о недостаточности существующих мер административной ответственности за нарушение правил пользования объектами животного мира, предусмотренных статьёй 8.37 КоАП РФ, за жестокое (негуманное) обращение с животными, установленных в ряде субъектов Российской Федерации, и о неэффективности средств защиты, предусмотренных действующей статьёй 245 УК РФ».

Из процитированной выше фразы можно сделать следующие выводы:

1. Верховный суд считает, что жестокое обращение с животными – совершенно не распространённое правонарушение, которое требует подтверждения статистическими данными (регулярные репортажи в СМИ о таких случаях, не повлекших в дальнейшем привлечения к ответственности и наказания, а часто даже возбуждения дела по данным фактам, являются, видимо, недостаточными). При этом Верховный суд не учёл, насколько сложно собирать и анализировать статистику по тому, ЧТО НЕ ДЕЛАЕТСЯ;

2. Верховный суд считает, что статья 8.37 КоАП под названием «Нарушение правил охоты, иных правил пользования объектами животного мира и правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства и других видов рыболовства» (!) решает в административном порядке на федеральном уровне все проблемы жестокого обращения с животными, не подпадающие под регулирование Уголовного кодекса;

3. Верховный суд считает, что жестокое обращение с животными, не подпадающее под регулирование действующей редакции ст. 245 УК РФ, имеет место только в нескольких субъектах Федерации, в которых уже введена административная ответственность за такие действия. А в других субъектах всё отлично и им нет нужды стремиться к гуманизации общества. Там, наверное, и случаев жестокого обращения с животными вообще нет!

4. Верховный суд считает действующую редакцию ст. 245 УК РФ эффективной и не требующей никаких изменений. Она и так хороша!

Правительство РФ также отказало в поддержке данного законопроекта, указав в своём отзыве, что только и исключительно гибель животного является обязательным критерием для установления уголовной ответственности за жестокое обращение с животными, а также что предлагаемые законопроектом изменения не соотносятся с законодательством в области охоты (проект предусматривал ответственность за использование животных с причинением им страданий как живой приманки при охоте, улове и других формах добычи диких животных).



Как видно из ответов государственных органов, мотивировки отказа, конечно, притянуты за уши. Никто из властей не проявил желания хотя бы доработать законопроект или найти компромисс. Проще было отказать полностью. Очевидно, что они не видят необходимости ничего менять, их всё устраивает!

Такие ответы Правительства и иных государственных органов к сожалению, отражают пока еще превалирующее отношение к «животным вопросам» на федеральном уровне — заметное нежелание что-либо менять, двигаться вперед, вдаваться в подробности проблем, связанных с животными, и находить пути их решения. Видимо, именно поэтому так долго согласовывается законопроект «Об ответственном обращении с животными». Вопрос явно считается третьестепенным по важности. А тем временем проблемы сами не рассосутся и будут только нарастать.

Друзья, давайте покажем властям, что мы не согласны!

МЫ ТРЕБУЕМ ПЕРЕСМОТРА СТАТЬИ 245 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ В СТОРОНУ ЕЁ ЭФФЕКТИВНОГО ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ!

МЫ ТРЕБУЕМ СЕРЬЁЗНОГО ОТНОШЕНИЯ К ПРОБЛЕМЕ ГУМАННОГО ОБРАЩЕНИЯ С ЖИВОТНЫМИ!

МЫ УСТАЛИ ОТ ОТПИСОК И ПАССИВНОСТИ ГОСУДАРСТВА В ОТНОШЕНИИ ЖИВОТНЫХ ВООБЩЕ НА ФОНЕ ВОПИЮЩЕГО БЕСПОРЯДКА ПО ВСЕМ АСПЕКТАМ «ЖИВОТНЫХ ПРОБЛЕМ» В РОССИИ!

Еще по теме: