Особенности квалификации преступления ук рф

Оглавление:

Прокуратура Московской области

В соответствии со ст. 159.1 УК РФ под мошенничеством в сфере кредитования понимается хищение денежных средств заемщиком путем предоставления в банк или иную кредитную организацию заведомо ложных и (или) недостоверных сведений.

К уголовной ответственности за данное преступление может быть привлечено любое физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Преступление может быть совершено только с прямым умыслом.

О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности:

1) заведомое отсутствие у заемщика реальной финансовой возможности исполнить обязательство по кредитному договору или отсутствие необходимой лицензии на осуществление какое-либо деятельности;
2) использование защитником фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, а также поддельных документов, удостоверяющих личность;

3) сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества;

4) создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

УК РФ не содержит перечня этих сведений и не указывает их содержания. Недостоверные данные фиксируются в документах, предоставляемых заемщиком, а также в формулярах банка, которые заполняет и подписывает заемщик.

Преступление, предусмотренное ст. 159.1 УК РФ, считается оконченным с момента, когда сумма кредита поступила и незаконное владение виновного или других лиц, и они получили реальную возможность пользоваться или распорядиться средствами по своему усмотрению.

Для привлечения к уголовной ответственности по этому составу имеет значение размер похищенного кредита. В случае если сумма похищенных средств не превышает 2500 рублей, лицо может быть привлечено не к уголовной, а к административной ответственности по ст. 7.27 КоАП РФ при отсутствии квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2, ч. 3 и ч. 4 ст. 159.1 УК РФ.

Кроме того, размер хищения имеет значение как квалифицирующий признак для привлечения к ответственности по с. 3 и 4 ст. 159.1 УК РФ. Крупным признается размер кредита, превышающий 1 500 000 рублей, а особо крупным – 6 000 000 рублей (для сравнения: сообщая норма мошенничества предусматривает крупный размер – 250 000 рублей, особо крупный – 1 000 000 рублей).

§ 2. Особенности квалификации преступлений в досудебном производстве

Похожие главы из других книг

32. Полномочия прокурора в досудебном производстве

32. Полномочия прокурора в досудебном производстве Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной

29. Предварительное расследование в досудебном производстве и его формы

29. Предварительное расследование в досудебном производстве и его формы Предварительное расследование – деятельность органов расследования по собиранию, проверке и оценке доказательств, на основе которых устанавливаются имеющие значение для дела обстоятельства в

2. Научные основы квалификации преступлений

2. Научные основы квалификации преступлений В соответствии со ст. 8 УК РФ единственным основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего признаки состава преступления, предусмотренного нормой Особенной части УК. Например, в гл. 21 УК выделены

52. Понятие, виды и значение квалификации преступлений. Процесс квалификации преступлений

52. Понятие, виды и значение квалификации преступлений. Процесс квалификации преступлений Квалификация преступления – это установление и юридическое закрепление тождества между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления. Квалификация

Тема 24. Предварительное расследование в досудебном производстве и его формы

Тема 24. Предварительное расследование в досудебном производстве и его формы Предварительное расследование – деятельность органов расследования по собиранию, проверке и оценке доказательств, на основе которых устанавливаются имеющие значение для дела обстоятельства

§ 2. Значение квалификации преступлений

§ 2. Значение квалификации преступлений При рассмотрении квалификации преступлений представляется целесообразным раскрыть ее общесоциальное и политическое значение, обусловленное применением уголовного закона в целях предупреждения преступности и соблюдения

§ 2. Процесс квалификации преступлений

§ 2. Процесс квалификации преступлений Квалификация как процесс познания юридической сущности совершенного преступления состоит в использовании таких логических форм мышления, как понятие, суждение, умозаключение. Квалификация как вывод о юридической сущности

§ 3. Принципы квалификации преступлений

§ 3. Принципы квалификации преступлений Как и всякая научная теория, теория квалификации преступлений должна основываться на определенных принципах, соблюдение которых обеспечивает максимальную эффективность и достоверность процесса познания, то есть установление

Глава 1 Понятие квалификации преступлений

Глава 1 Понятие квалификации преступлений

§ 1. Понятие и виды квалификации преступлений

§ 1. Понятие и виды квалификации преступлений Основанием уголовной ответственности, согласно ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК, Кодекса), является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления предусмотренного этим Кодексом.

§ 2. Этапы процесса квалификации преступлений

§ 2. Этапы процесса квалификации преступлений Квалификация преступлений, которая, как уже отмечалось, является лишь частью процесса применения уголовно-правовой нормы[14], представляет собой процесс установления юридического тождества между признаками совершенного

§ 3. Принципы квалификации преступлений

§ 3. Принципы квалификации преступлений Общеправовые принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма[33] впервые закреплены в УК 1996 г. и сформулированы применительно к задачам уголовно-правового регулирования. Несмотря на то, что до

Глава I Понятие квалификации преступлений

Глава I Понятие квалификации преступлений

§ 1. Определение квалификации преступлений

§ 1. Определение квалификации преступлений Квалификация преступлений — это установление соответствия в содеянном признаков общественно опасного деяния признакам состава преступления, предусмотренного в нормах Общей и Особенной частей УК с выводом о применении той

Глава II Процесс квалификации преступлений

Глава II Процесс квалификации преступлений § 1. Этапы квалификации преступлений Квалификация преступлений проходит ряд этапов в направлении все более точного установления соответствия состава содеянного признакам состава преступления по данной уголовно-правовой

§ 1. Этапы квалификации преступлений

§ 1. Этапы квалификации преступлений Квалификация преступлений проходит ряд этапов в направлении все более точного установления соответствия состава содеянного признакам состава преступления по данной уголовно-правовой норме. От первого этапа — возбуждения

3 Основы квалификации преступлений. Квалификация различных составов преступлений

В данной главе будут рассмотрены вопросы квалификации преступлений в соответствии с уголовно-правовыми нормами Особенной части Уголовного кодекса РФ.

По общему правилу, под квалификацией преступлений понимается определение соответствия совершенного общественно опасного деяния преступлению, признаки которого изложены в диспозициях соответствующих статей Уголовного кодекса РФ.

Под квалификацией в уголовном праве понимается процесс установления взаимосвязи совершенного общественно опасного деяния с наступившим результатом, то есть устанавливается факт соответствия совершенных деяний составу преступления, предусмотренному диспозицией уголовно-правовых норм. Квалификация необходима для установления основания уголовной ответственности для виновного лица.

Квалификация – процесс, состоящий из нескольких этапов. На начальном этапе надлежит установить, имело ли место само событие преступления, то есть определить – было ли вообще совершено общественно опасное деяние с признаками преступления (ст. 14 УК РФ), время и место его совершения, способ и мотив его совершения и другие обстоятельства, которые, на основании ст. 73 УПК РФ, составляют предмет доказывания по уголовному делу.

Необходимо определить вред от совершенного деяния и его причины. В ходе последующей квалификации, после установления события преступления, можно решать вопрос, присутствует ли в действиях лица состав преступления.

На первом этап квалификации надлежит установить определенную уголовно-правовую норму, которая описывает соответствующий состав преступления.

Определение соответствия состава рассматриваемого общественно опасного деяния составу преступления, описанному в диспозиции отобранной уголовно-правовой нормы – задача второго этапа квалификации. Состав преступления состоит из следующих элементов: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона. Именно в такой последовательности элементы состава надо рассматривать на втором этапе квалификации. Представляется, что элементы, характеризующие субъективную сторону состава преступления (вина, мотив, цель) необходимо рассматривать на заключительном этапе, когда будут установлены объективные элементы состава и признаки субъекта. Это позволит точнее определить внутренние психологические процессы и установить психическое отношение лица к содеянному.

Следующий этап квалификации – вывод о наличии или отсутствии в конкретных действиях лица состава преступления. Необходимо идентифицировать состав по формулировке в диспозиции конкретной статьи (статей) УК РФ с составом, содержащимся, в совершенном общественно опасном деянии. Вопросы, затрагивающие санкции, освобождение от уголовной ответственности и наказания при квалификации преступлений не участвуют. Непосредственно уголовную ответственность и наказание, как и освобождение от них можно рассматривать как итоговые последствия квалификации.

Таким образом, квалификация преступлений – это основа применения уголовного закона, состоящая в решении вопроса о выявлении, в совершенном деянии наличия всех признаков состава преступления, которые предусмотрены в диспозиции соответствующей уголовно-правовой нормы, то есть выявление наличия или отсутствия основания наступления уголовной ответственности.

Преступления со смежным составом – это преступления, обладающие некоторыми отдельными общими признаками, но по другим признакам, различающиеся. Преступления со смежным составом схожи по характеру общественной опасности. Примером такого вида преступлений являются кража (ст. 158 УК РФ) и разбой (ст. 162 УК РФ). Общим признаком – общественно опасным деянием для обоих преступлений выступает хищение чужого имущества. Различие состоит в том, что в объективной стороне кражи присутствует признак тайности, которого нет в разбое, а в объективной стороне разбоя – признак открытости, отсутствующий в краже.

При квалификации преступлений со смежным составом необходимо определить разграничительные признаки, присутствующие либо отсутствующие в рассматриваемом деянии. Также при квалификации преступлений со смежным составом необходимо установить общие признаки.

Некоторые трудности возможны в случае квалификации составов преступлений с какими-либо оценочными признаками. В диспозициях статей Уголовного кодекса РФ признаки составов преступлений по степени определенности делятся: на конкретные (постоянные) и оценочные. Конкретные признаки либо присутствуют, либо отсутствуют, поэтому задача квалификации преступлений по таким признакам заключается, по сути, в выявлении ответа «да» – «нет». Оценочные признаки присущи элементам объективной стороны составов – предметам, способам, последствиям преступления.

Элементы составов преступлений с оценочными признаками в диспозициях статей Уголовного кодекса РФ представлены обобщенно и требуют обязательной конкретики в зависимости от совершения данного деяния (место, время, обстановка и др.). Их квалификация не исключает возможных разночтений у правоприменителей. Поэтому следует придерживаться ряда критериев:

1. Оценочные признаки присущи только тем элементам составов преступлений, которые невозможно сформулировать количественно.

2. Оценочные признаки обязательны содержанием нанесенного ущерба и причиненного вреда.

Оценочные характеристики сформулированы в Уголовном кодексе РФ как «иные», «иные тяжкие последствия», «иная личная заинтересованность», «иные низменные побуждения». Такие словесные приемы позволяют раскрывать такие характеристики. В диспозициях статей УК РФ перед словом «иные» указывается конкретный признак. Именно в сравнении с ним «иные» определяются как близкие по степени общественной опасности элементы. Следовательно, категории преступлений с конкретными и оценочными признаками должны быть одинаковыми.

Например, в составе преступления, связанного с подменой ребенка ст. 153 УК РФ перечисляет мотивы совершения «… из корыстных и иных низменных побуждений». Здесь мотив представлен оценочно, так как все возможные мотивы перечислить в диспозиции данной статьи УК РФ не представляется возможным.

В то же время, для полного раскрытия сущности оценочных признаков надо учесть содержание родового, видового и непосредственного объектов совершенного преступления. Именно объект выступает определяющим при установлении характера общественной опасности деяния, а значит и всех элементов состава преступления, в том числе, имеющих оценочный признак.

Уголовный кодекс имеет достаточно значимое количество бланкетных норм. Это связано, как с развитием в нашей стране социального и научно-технического прогресса, так и с развитием и совершенствованием системы российского законодательства. При таком подходе возникает опасность угрозы коллизии правовых норм, но такую угрозу можно исключить, если в каждой статье Уголовного кодекса РФ выделить криминообразующие признаки: последствия (вред, ущерб), цели и низменную мотивацию, насильственность деяния, обман, совершение преступлений с использованием должностного положения, преступление совершенное группой, рецидив и неоднократность. Именно криминообразующие признаки устраняют угрозу смешивания уголовной и неуголовной противоправности.

Бланкетные нормы способствовали включению ряда оценочных признаков. Например, кратковременное расстройство здоровья или незначительная стойкая утрата общей трудоспособности (ст. 115 УК РФ). Для выявления и установления вреда от совершения преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ следует обратиться к «Медицинским критериям определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (приказ Минздравсоцразвития РФ № 194н от 24.04.2008 г.) Ст. 111 УК РФ содержит критерий стойкой утраты общей трудоспособности – не менее чем на одну треть. Аналогичные критерии содержатся в иных статьях УК РФ.

Бланкетные нормы отсылают к другим правовым документам: кодексам – гражданскому, бюджетному, налоговому, трудовому, воздушному, водному, к конвенциям международного права, федеральному законодательству и указам Президента РФ, постановлениям Правительства РФ и другим подзаконным актам.

При квалификации составов преступлений, предусмотренных нормами с бланкетной диспозицией, необходимо, в обязательном порядком, указать конкретные правовые акты, к которым эти нормы отсылают. Необходимы ссылки на конкретный текст правовых актов, раскрывающих сущность нарушенных запретов. Только это будет способствовать четкой и правильной квалификации составов преступлений, описанных в нормах с бланкетной диспозицией, позволит выявить и избежать коллизии в отраслях права.

Состав преступления – основа квалификации преступления, позволяющая выделить преступление из массы правонарушений. Преступления, в зависимости от структуры состава, можно разделить на два вида преступления: с простым составом и преступления со сложным составом. Способ описания состава преступления определяет его структуру.

Для простого состава основной чертой является одномерный набор признаков состава: один объект, одно действие или бездействие, одна форма вины, одно последствие. Примером преступления с простым составом является кража (статья 158 УК РФ): один объект – общественные отношения, регулирующие институт собственности, одно действие – тайное хищение, одна форма вины – прямой умысел, одно последствие – нанесение ущерба собственнику.

Множественность признаков образует сложный состав. В сложных составах возможны, например, два объекта, два действия, две формы вины. В случае, когда конструкцией состава преступления осуществляется посягательство на два объекта одновременно, то это будет двухобъектный состав преступления. Примером может выступать, преступление, которое предусматривается статьей 162 УК РФ («Разбой»). Объектами в данном преступлении являются общественные отношения, регламентирующие институт собственности и общественные отношения, регламентирующие отношения в вопросах здоровья и жизни человека. Разнородные действия, которые составляют объективную сторону состава преступления образуют сложный состав с двумя действиями. Примером является вымогательство (ст.163 УК РФ), при котором выполняются действия в виде требований передачи чужого имущества, угрозы применения насилия и т.д. Если требование по передаче имущества не сопровождается действиями, предусмотренными ст. 163 УК РФ, то отсутствует состав вымогательства. Сложные составы с двумя формами вины требуют для своего определения различного психического отношения субъекта к совершенному им деянию и наступившим, в результате таких действий, последствиям. Например, ч.4 ст.111 УК РФ, предусматривает случай, когда умышленное причинение тяжкого вреда здоровью привело к наступлению по неосторожности смерти человека. В данном преступлении присутствует две формы вины: прямой умысел к последствиям по причинению тяжкого вреда здоровью и неосторожность по отношению к смерти человека.

Единый состав, состоящий из нескольких простых составов является составным преступлением. Хулиганство является примером подобного преступления. Часть 1 ст. 213 УК РФ состав хулиганства определяет как нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу. В ч. 2 этой же статьи предусмотрено хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти. Массовые беспорядки представляют сложное составное преступление. В ч. 1 ст. 212 УК РФ указаны их характерные черты насилие, погромы, поджоги, уничтожение имущества, применение огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказание вооруженного сопротивления представителю власти. В обоих примерах законодатель полностью перечислил простые составы, которые впоследствии были включены в сложные составные преступления.

Основополагающий вопрос квалификации составных преступлений состоит в определении того, охватываются ли указанные в них простые составы сложным составом или необходима отдельная квалификация по совокупности преступлений.

Составные преступления, слагаемые в единое сложное, из указанных в диспозициях уголовно-правовых норм простых составов, нельзя объединять с конструкцией составов, при которой более тяжкие преступления могут способствовать совершению преступления. На практике подобные преступления квалифицируются как один квалифицированный состав преступления, или по совокупности составов преступлений.

Таким образом, квалификация составных преступлений осуществляется в одной статье (или части статьи) как единый сложный состав. Объект преступлений является главным при определении тяжести, категории, характера общественной опасности преступлений с простым составом, образующим составное преступление, а также сопоставляет соответствие, вышеуказанных характеристик аналогичным характеристикам сложного состава. В случае, если характеристики простого состава окажутся выше, то имеет место совокупность преступлений.

Еще один вид сложного состава, квалификация которого имеет определенную специфику – это состав с альтернативными элементами. Законодатель конструирует составы преступлений не с одними действиями или бездействиями и способами их совершения, а с рядом альтернативных действий, предметами, мотивами, целями. Аналогично сформулированы и несколько квалифицирующих признаков. Зачастую в диспозициях статей Уголовного кодекса РФ альтернативно указаны предметы преступлений, действия, а также способы их совершения, квалифицирующие признаки. Для обозначения альтернативности законодатель использовал слова: «а также», «либо», «равно», «или». Альтернативно описываются и составы преступлений с несколькими последствиями: например, в диспозиции статьи 112 УК РФ указано «… вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть». Некоторые сложности вызывает квалификация составов, в которой альтернативные элементы, сформулированы оценочно.

При квалификации составов с альтернативными элементами надо придерживаться следующих правил:

1) наличие одного из альтернативных элементов достаточно для наличия состава преступления. При наличии, в совершенном деянии, нескольких альтернативных составов наказание ужесточается;

2) на любой из альтернативных элементов состава преступления распространяется форма вины, изложенная в диспозиции конкретной статьи Уголовного кодекса РФ;

3) если в диспозиции статьи Уголовного кодекса РФ присутствует формулировка о сопряженности составов преступления, то это значит, что один состав преступления имел место в ходе совершения другого. При этом квалификация происходит по совокупности, или как единое преступление с квалифицированным составом в зависимости от категории преступлений;

4) альтернативные элементы состава имеют однородный характер и близки по степени общественной опасности. Исходя из этого, законодатель использует слова, «а также», «равно», «либо», «или» при конструкции составов преступлений.

Преступление, имеющее конструкцию состава, при которой менее тяжкое преступление выступает способом совершения более тяжкого, является еще одним видом сложного преступления. Основным вопросом квалификации подобных преступлений является определение квалификации содеянного по совокупности простых составов или как единого сложного преступления. Самыми распространенными способами совершения подобных преступлений Уголовный кодекс РФ определяет различные способы насилия, использование должностного положения и обман. В случае, если преступление является способом совершения другого, более тяжкого, то в таких случаях, совокупность преступлений не усматривается. При таком условии содеянное должно квалифицироваться как единое сложное преступление. Такие способы, хоть и не всегда, но излагаются в диспозициях соответствующих уголовно-правовых норм Уголовного Кодекса РФ.

Например, насилие нередко не раскрывается по степеням причинения вреда здоровью потерпевшего: можно сравнить ч. 1 ст. 131 УК РФ и ч. 1 ст. 120 УК РФ, где указаны одинаковые формулировки «… с применением насилия или с угрозой его применения…». Представляется, что в данном случае, надо определить в какой форме проявлялось насилие, и сделать вывод о наличии единого сложного состава преступления или квалифицировать действия по совокупности.

В ряде статей Уголовного кодекса РФ конкретизирован вид насилия, но при этом не уточнена степень насилия и угрозы потерпевшему, например, в составе преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК квалифицирующим признаком указано «насилие, не опасное для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия». Рассматривая состав, предусмотренный ч. 1 ст. 162 УК РФ, можно отметить другую разновидность насилия – насилие, опасное для жизни или здоровья. В то же время можно отметить, что насилие, не опасное для жизни или здоровья, не попадает даже под признаки ст. 115 УК РФ, а опасное для жизни или здоровья можно трактовать, как насилие, сопряженное с причинением тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью. Все приведенные выше и подобные им составы образуют единый сложный по способу совершения состав и не требуют какой-либо квалификации по совокупности.

Основным критерием, используемым в сложных составах, для квалификации насилия является сопоставление категорий составов преступлений (основного и того, который выступает способом совершения основного). Например, принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ) относится к категории преступлений средней тяжести. По правилам квалификации преступление, которое может являться способом совершения преступления, предусмотренного этой статьей УК РФ, может являться только то преступление, санкция за совершение которого не предусматривает причисление преступления к категории выше, чем преступление небольшой тяжести. Например, умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ). Именно такой критерий необходимо применять в случаях, если в диспозициях уголовно-правовых норм категория «насилие» присутствует, но не имеет конкретного выражения.

В качестве квалифицирующих признаков в Уголовном кодексе РФ нередко указывается должностное положение субъекта преступления. Это усиливает антикоррупционную направленность Уголовного кодекса РФ. Использование должностного положения в случаях, где оно прямо предусмотрено, исключает квалификацию по совокупности с должностными преступлениями, и, напротив, там, где этот способ применяется при совершении преступления, но в диспозиции соответствующей статьи не предусмотрен, возникает вопрос о конкуренции норм и разделении смежных составов. В данном случае, опять же, как и в случаях описанных выше, надо применять правило о категорийности преступлений: если использование должностного положения выступает как способ совершения более тяжкого преступления, то содеянное надо квалифицировать как единое сложное преступление. В случаях, когда использование должностного положения, по категории соответствует или является более тяжким преступлением, в сравнении с основным, то его следует квалифицировать по совокупности.

Длящиеся преступления также относятся к сложным единичным составам. При квалификации таких составов требуется определить признаки «непрерывности» и «длительности» осуществления деяния. Такие преступления, как уклонение от службы в армии, дезертирство, незаконное хранение и оборот оружия или наркотиков и т.д. являются длящимися и прекращаются только в случаях явки с повинной, задержании виновного и при утрате обязанностей субъектом.

При квалификации длящегося преступления надо учитывать ряд особенностей.

1. Любое первое действие уклонения от исполнения каких-либо возложенных обязанностей образует оконченный состав длящегося преступления.

2. Длящееся преступление прекращается только в случаях явки с повинной, задержании виновного и при утрате обязанностей субъектом, которые возлагает на него закон.

3. Приготовление и покушение на преступление будут иметь место только до выполнения первого акта уклонения от выполнения обязанностей.

4. Соучастием в преступлениях такого вида признаются действия от первых стадий исполнения деяния до его окончания по основаниям, изложенным в п. 2.

Исходя из изложенного, заранее не обещанное укрывательство будет квалифицироваться как сокрытие длящегося преступления до момента его прекращения по вышеизложенным основаниям.

Продолжаемые преступления также являются преступлениями со сложным составом. В общем смысле, продолжаемые преступлениях характеризуются действиями или бездействием, схожими по характеру и направленными на достижение общей цели, то есть именно такие действия (бездействие) составляют единое преступление. Например, совершение преступления в виде систематические дача и получение взятки (статьи 291, 292 УК РФ). В преступлениях такого вида умысел может быть как конкретный, так и неконкретизированный. Момент окончания такого преступления – совершение завершающего деяния, то есть достижение цели виновным. Каждое деяние, которое входит в состав продолжаемого преступления, имеет признаки самостоятельного состава, но не может быть квалифицировано, поскольку сам умысел виновного в полном объеме не реализован.

При решении вопроса квалификации длящегося преступления следует учитывать, что:

1. Продолжаемое преступление должно быть квалифицировано по соответствующей статье (части статьи) Уголовного кодекса РФ как единое сложное преступление.

2. Исходя из цели и умысла субъекта, длящееся преступление квалифицируется как приготовление к преступлению или покушение на преступление либо как оконченное преступление с наступившими общественно опасными последствиями, охваченными преступным умыслом.

Таким образом, основной задачей квалификация преступлений со сложным составом является необходимость установления именно всех признаков, присущих преступлениям данного вида.

Итак, правильная квалификация составов преступлений – главная составляющая, обеспечивающая законность в вопросах борьбы с преступностью, поскольку имеет не только уголовно-правовое, но и уголовно-процессуальное, криминологическое и криминалистическое значения. Именно правильная квалификация влияет на меру и степень уголовной ответственности. Квалификация составов преступления – важная часть применения Особенной части Уголовного кодекса РФ, поскольку диспозиции статей Уголовного кодекса РФ накладываются на конкретные жизненные ситуации. Именно благодаря правильной квалификации уголовный закон выполняет свое предназначение.

Вопросы для самоконтроля

Что такое особенная часть уголовного права?

Как соотносятся между собой понятие особенной части уголовного права и уголовного законодательства?

В чем состоит значение особенной части?

Что понимается под системой особенной части?

В чем состоит особенность имплементации норм особенной части?

Что понимается под квалификацией в уголовном праве?

Каковы принципы квалификации преступлений и их содержание?

Что является основанием квалификации преступлений?

Каковы этапы процесса квалификации преступлений?

Каковы правила квалификации неоконченных преступлений, преступлений в соучастии, при множественности преступлений?

Каковы особенности квалификации преступлений с оценочными признаками?

Каковы правила квалификации сложных единичных преступлений?

Каковы основные причины квалификационных ошибок?

В чем состоит отличие конкуренции норм от их коллизии?

Особенности квалификации преступления ук рф

По общепризнанному методологическому правилу, квалификация любого преступного деяния начинается с установления и анализа объекта преступного посягательства, что позволяет правоприменителю ориентироваться в первоначальном подборе уголовно-правовых норм, одна из которых впоследствии будет применена.

Квалификация похищения человека, незаконного лишения его свободы, а также захвата заложника имеет свои особенности, связанные в первую очередь с тем, что они являются смежными преступлениями, так как в каждом из них в обязательном порядке присутствует такой объект преступного посягательства, как физическая свобода живого человека.

Основным непосредственным объектом преступлений, предусмотренных ст. 126 и 127 УК РФ, а также дополнительным объектом захвата заложника (ст. 206 УК РФ), является физическая свобода живого человека.

Квалификация анализируемых составов преступлений обусловлена особенностями объекта преступного посягательства и объективной стороны.

К особенностям объекта необходимо отнести юридически значимые свойства лица, незаконно лишаемого физической свободы, либо его количественную характеристику. К первым относятся случаи, когда потерпевшими являются несовершеннолетний или женщина, находящаяся в состоянии беременности, незаконно лишаемые физической свободы (п. «д» и «е» ч. 2 ст. 126, ст. 127 и 206 УК РФ), а также иные лица. К числу вторых — два или более лица, незаконно лишенные физической свободы (п. «ж» ч. 2 ст. 126, ст. 127 и 206 УК РФ).

Данные квалифицирующие признаки должны вменяться виновному в том случае, если он достоверно знал о состоянии похищенной женщины либо о возрасте несовершеннолетнего.

Сложная для квалификации преступления ситуация может возникнуть, если виновный считал, что посягает на физическую свободу женщины,

находящейся в состоянии беременности, однако на самом деле она не являлась беременной. Например, потерпевшая при совершении преступления может умышленно заявить о мнимой беременности, рассчитывая на снисхождение. В действиях виновного в такой ситуации, по нашему мнению, возможны одновременно два вида субъективной ошибки: фактическая — в определении личности потерпевшего, а также юридическая — относительно квалификации действий.

До настоящего времени в теории и практике не выработаны четкие критерии решения данной проблемы. Применительно к убийствам, где имеется аналогичный квалифицированный состав, предусматривающий повышенную ответственность за лишение жизни женщины, находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ), имеется три варианта оценки действий виновного. Первый: в действиях лица усматривается только покушение на преступление с отягчающими обстоятельствами (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Второй: в действиях лица усматривается одновременно оконченный состав неквалифицированного убийства и покушение на убийство беременной женщины (ч. 1 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, п «г» ч. 2 ст. 105 УК). Третий: в действиях виновного содержится оконченный состав убийства беременной женщины [1] . Между тем постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийствах (ст. 105 УК РФ)» не дает разъяснений и рекомендаций по данному вопросу.

На наш взгляд, следует согласиться с первым вариантом решения применительно к похищению человека, незаконному лишению его свободы, а также захвату заложника. То есть, действия виновного предлагается квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за конкретное преступление, с обязательной ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ. Максимальное наказание, в случае похищения женщины, находящейся в состоянии беременности, — 15 лет лишения свободы. Следовательно, в случае покушения на данное преступление на основании ст. 66 УК РФ виновный может получить немногим более 11 лет лишения свободы. Учитывая максимальный срок наказания за оконченное неквалифицированное похищение человека (ч. 1 ст. 126 УК РФ) в виде 8 лет лишения свободы, при такой квалификации будет адекватно учтено осознание виновным того обстоятельства, что он покушался на свободу женщины, находящейся в состоянии беременности. В данном случае налицо юридическая фикция, однако в соответствии с принципом субъективного вменения, впервые объявленного на законодательном уровне, такое решение будет полностью соответствовать принципу справедливости также закрепленному законодателем в ст. 6 УК РФ.

Аналогичной должна быть квалификация действий виновного, допускающего ошибку относительно возраста лица, на физическую свободу которого он посягает, например, считает, что похищает несовершеннолетнего, тогда как ему уже исполнилось 18 лет.

Потерпевшим в результате похищения человека или незаконного лишения его свободы, кроме названных выше лиц, может быть и лицо правоохранительного органа, следователь либо государственный или общественный деятель, а также их близкие, когда действия виновных направлены на прекращение правомерной деятельности данных лиц либо из мести за указанную деятельность. Например, следователь, расследующий дело, может быть похищен с целью последующего «развала» этого дела либо из мести за уже расследованное ранее уголовное дело. Представляется, что захват в качестве заложника или удержание в качестве заложника указанных лиц могут быть совершены, но только с целью, указанной в ст. 206 УК РФ, а не из мести за правомерную деятельность.

В такой ситуации действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 126, 127 или 206 УК РФ, а также ч. 1 или 2 ст. 318 УК РФ в зависимости от объема примененного насилия. Если же потерпевшим было лицо, осуществлявшее иную служебную деятельность или выполнявшее общественный долг, а равно их близкие, действия виновного квалифицируются только по соответствующей статье, предусматривающей ответственность за посягательство на физическую свободу человека. Однако данное обстоятельство должно быть учтено судом в качестве отягчающего в соответствии с п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

К особенностям, относящимся к признакам объективной стороны анализируемых составов преступлений, можно отнести применение в ходе их совершения насилия, опасного для жизни или здоровья человека, либо угрозу применения такого насилия, а также применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «в» и «г» ч. 2 ст. 126, ст. 127 и 206 УК РФ), и др.

Отсутствие прямого указания на пределы насилия приводит к противоречивой трактовке его содержания как в теории, так и правоприменительной деятельности. Учитывая, что законодательное понятие насилия, опасного либо неопасного для жизни или здоровья человека, отсутствует, следует обратиться к судебному толкованию такого насилия. В то же время судебное толкование такого объема насилия юридически некорректно, так как постановления Пленума Верховного Суда не могут носить обязательный характер в принципе.

В настоящее время по вопросам применения законодательства, предусматривающего ответственность за посягательство на физическую свободу живого человека, постановления Пленумов Верховного Суда РФ не существует, что затрудняет его применение. По этой причине правоприменитель нередко вынужден использовать постановления по другим делам, перенося их рекомендации на расследуемые преступные деяния.

Так, применительно к определению насилия, опасного или неопасного для жизни, прокуроры, следователи и дознаватели ориентируются на постановления Пленумов ВС РСФСР (РФ) и СССР еще 1966, 1986, 1990 гг. и другие, обобщающие практику и содержащие руководящие разъяснения относительно грабежей, разбоев и иных противоправных посягательств на собственность.

Совершение любого анализируемого преступления с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, позволяет квалифицировать деяние только по части первой соответствующей статьи УК РФ. В случае применения виновным насилия, опасного для жизни или здоровья, его действия квалифицируются по п. «в» части второй соответствующей статьи УК РФ

При квалификации действий виновных, посягающих на физическую свободу живого человека, сопряженных с насилием, опасным для его жизни или здоровья, логично возникает вопрос о совокупности с преступлениями, предусматривающими ответственность за причинение ущерба здоровью человека (ст. 111, 112 или 115 УК РФ).

По нашему мнению, квалификация преступлений по совокупности со ст. 111 или 112 УК РФ необходима в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, при незаконном лишении свободы (ст. 127 УК РФ). Данный вывод следует исходя из наличия относительно мягкой санкции за незаконное лишение свободы при наличии особо квалифицированных признаков (до 5 лет лишения свободы) по сравнению с ч. 1 ст. 111 УК РФ (до 8 лет).

В случае же причинения фактического вреда здоровью человека при совершении похищения или захвата заложника квалификация преступлений по совокупности не должна производиться в связи с тем, что санкции за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 126 и 206 УК РФ, выше, чем за причинение тяжкого вреда здоровью, в том числе при совершении квалифицированного и особо квалифицированного составов, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 111 УК РФ.

При причинении вреда здоровью человека, повлекшего по неосторожности его смерть, действия виновных также не должны квалифицироваться по совокупности с ч. 4 ст. 111 УК РФ, а подлежат квалификации только по ч. 3 ст. 126 или 206 УК РФ как причинившие по неосторожности смерть потерпевшего, согласно которой максимальное наказание предусматривается в виде 20 лет лишения свободы.

В случае причинения смерти потерпевшему по неосторожности квалификация действий виновного дополнительно по ст. 109 УК РФ не требуется. Вместе с тем такая квалификация будет правильной только в том случае, если причинение смерти потерпевшего по неосторожности будет связано с процессом незаконного завладения живым человеком, его перемещения и удержания, т.е. в момент выполнения виновным объективной стороны любого из анализируемых преступлений.

С учетом особой ценности человеческой жизни в случае причинения смерти человеку при его похищении, незаконном лишении свободы или захвате заложника должна учитываться повышенная общественная опасность действий, причинивших смерть, даже по неосторожности, что, на наш взгляд, совершенно адекватно отражено в действующем уголовном законодательстве Российской Федерации.

Судебно-следственная практика исходит из того, что «дополнительное» деяние, входящее в составное (в том числе насильственное) преступление, следует квалифицировать по совокупности с ним во всех случаях, когда санкция нормы, предусматривающей наказание за «дополнительное» деяние как самостоятельное преступление, выше санкции нормы об ответственности за составное преступление или одинакова с ней [2] .

Не могут быть квалифицированы действия лица как «повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего», если отсутствует причинная связь между его действиями и наступившим результатом.

Действия лица, совершившего похищение человека, незаконное лишение его свободы, а также захват заложника, составляют совокупность преступлений в том случае, если по отношению к смерти потерпевшего будет установлен умысел, вне зависимости от его вида (прямой или эвентуальный). На практике вопросы, связанные с разграничением, с одной стороны, убийства и причинения смерти по неосторожности, а с другой — причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть, и причинение смерти по неосторожности, всегда вызывали значительные трудности. Отличие данных преступлений содержится именно в субъективной составляющей действий виновного. При убийстве умысел виновного направлен именно на лишение жизни человека, на что указывается в постановлении Пленума Верховного Суда от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». При решении вопроса о направленности умысла необходимо исходить из всех конкретных обстоятельств происшедшего (учитывая их взаимосвязь и взаимозависимость), в том числе способа и орудия совершения преступления, количества, характера и локализации телесных повреждений (нанесение, например, ударов в жизненно важные органы человека), а также поведения потерпевшего и виновного как до преступления, так и после него (например, виновный при наличии реальной возможности лишить потерпевшего жизни отказался продолжать наносить удары).

Потерпевшим в подобной ситуации может быть не только лицо, лишаемое физической свободы, но и иные лица, например, работники правоохранительных органов, принимающие участие в освобождении захваченного [3] . При этом вне зависимости от наличия иных квалифицирующих признаков действия виновного квалифицируются, с одной стороны, по ч. 3 любого из анализируемых составов как повлекшие наступление иных тяжких последствий, а с другой — по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ при похищении человека или захвате заложника либо по ч. 1 ст. 105 УК РФ при незаконном лишении свободы [4] .

С введением в УК РФ таких новых по сравнению с УК РСФСР квалифицирующих признаков убийства, как «сопряженное с похищением человека, захватом заложника, разбоем, вымогательством и бандитизмом», среди специалистов возникла дискуссия о квалификации в указанном случае действий виновного. Некоторые авторы считают, что в данной ситуации необходима квалификация только по статье, предусматривающей ответственность за квалифицированное убийство.

Действующая судебно-следственная практика признает необходимым квалифицировать действия виновного, совершившего убийство, сопряженное с похищением человека и захватом заложника, по правилам совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и 126, 206 УК РФ. По этому поводу имеется специальное указание в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». На наш взгляд, квалифицировать действия виновного в такой ситуации надлежит именно по совокупности преступлений. Данный вывод вытекает из того, что виновный фактически совершает два хотя и связанных друг с другом, но совершенно разных уголовно наказуемых деяния. При этом не имеет значения, кому причинена смерть: заложнику или похищенному либо иным лицам, например, лицу, препятствующему захвату, или сотруднику спецподразделения при освобождении заложника.

В случае лишения жизни в процессе совершения похищения человека или захвата заложника не одного, а двух или более лиц, действия виновного наряду с п. «в» ст. 105 УК РФ подлежат квалификации и по п. «а», если смерть указанных лиц охватывалась его сознанием. Аналогичные мнения высказываются по этому поводу М. Феоктистовым и Е. Бочаровым [5] .

При квалификации действий виновного по совокупности преступлений возникает вопрос, по какому пункту и какой части ст. 126 и 206 УК РФ квалифицировать действия виновного, совершившего убийство, сопряженное с захватом заложника. Здесь возможны два варианта: первый — квалификация по п. «в» ч. 2 ст. 126 или 206 УК РФ, т.е. похищение человека или захват заложника с применением насилия, опасного для жизни или здоровья; второй — квалификация по ч 3 ст. 126 или 206 УК РФ, т.е. по признаку наступления иных тяжких последствий.

По нашему мнению, более предпочтительным будет второй вариант, так как нелогично при совершении преступления, повлекшего причинения смерти по неосторожности, квалифицировать действия виновного в соответствии с нормой, предусматривающей более строгую ответственность, а в случае совершения умышленного убийства квалифицировать действия по норме, предусматривающей менее строгую ответственность (п. «в» ч. 2 ст 126 или 206 УК), причем не за причинение смерти, а за насилие, опасное для жизни или здоровья.

Свою особенность имеет квалификация действий лица, посягающего на физическую свободу человека с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы такого насилия. Учитывая, что угроза насилия является квалифицирующим признаком только похищения человека (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ), действия лица, захватившего заложника или похитившего человека при применении такой угрозы, квалифицируются по частям первьм соответствующих статей при отсутствии иных квалифицирующих признаков.

Однако в случае угрозы убийством лица, захваченного в качестве заложника, действия виновного не могут дополнительно квалифицироваться по ст. 119 УК РФ, так как ч. 1 ст. 206 УК охватывает своим составом как угрозу убийством, так и угрозу причинением тяжкого вреда здоровью. Данное положение следует из сравнения максимальных санкций ч. 1 ст. 206 и ст. 119 УК РФ (соответственно 10 и 2 года лишения свободы). В случае угрозы убийством при незаконном лишении человека свободы в результате сопоставления санкций за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 и 119 УК РФ, можно сделать вывод о необходимости квалификации по совокупности указанных преступлений, поскольку они являются преступлениями небольшой тяжести; и в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательное наказание не может превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений, т.е. не более 2 лет лишения свободы.

На практике нередко возникают вопросы, касающиеся содержания угрозы насилия, опасного для жизни или здоровья человека. В подобной ситуации должны оцениваться в совокупности все обстоятельства совершенного преступления: время совершения преступления, количество нападавших, их (либо его) физические данные, характер предметов, использованных преступниками, а также содержание их действий. которые должны восприниматься жертвой как реальная опасность для своей жизни и здоровья Решение вопроса о признании угрозы насилия опасным или неопасным для жизни и здоровья потерпевшего имеет квалифицирующее значение, как указывалось выше, только применительно к похищению человека (п. «в» ч. 2 ст 126 УК РФ). Действия же виновного, захватившего заложника или незаконно лишившего свободы человека, квалифицируются по ч. 1 ст. 206 или 127 УК РФ при отсутствии иных квалифицирующих или особо квалифицирующих обстоятельств, однако имеют уголовно-правовое значение, влияя на степень общественной опасности его действий.

В последние годы действия преступников становятся все более изощренными, например, виновный угрожает введением наркотика человеку, захваченному или удерживаемому в качестве заложника, который в результате этого может стать наркоманом [6] . Данные действия виновного являются угрозой насилия, т.е. причинением вреда здоровью человека, который в случае реализации угрозы может быть определен судебно-медицинской экспертизой как тяжкий.

В случае если лицу, похищенному, незаконно лишенному свободы либо захваченному в качестве заложника, в течение длительного периода времени не давали пищи, воды, держали его связанным в не удобном положении, надевали на голову полиэтиленовый пакет, заклеивали рот скотчем либо совершали иные действия, причиняющие ему как физические, так и моральные страдания, действия виновных должны быть квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 126, ст. 127 и 206 УК РФ, если указанное насилие было опасно для жизни или здоровья, тогда как совокупность со ст. 117 УК РФ отсутствует. Однако в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ данное обстоятельство может быть учтено судом в качестве отягчающего при назначении наказания.

Таким образом, при применении уголовного закона, предусматривающего ответственность за посягательство на физическую свободу человека, возникают трудности и при квалификации действий, совершенных с помощью оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126, 127 и 206 УК РФ)

Так, в судебной практике встречаются случаи, когда виновный угрожает не настоящим оружием, а его макетом или заведомо негодным оружием. Применительно к разбою по данному поводу имеется разъяснение Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. (в ред. от 23 декабря 1970 г.) [7] , в соответствии с которым указанные действия виновного надлежит квалифицировать как разбой без отягчающих обстоятельств. В случае похищения человека, незаконного лишения его свободы, когда виновный угрожает, например, макетом пистолета, гранаты или кейсом, в котором якобы находится бомба, но он не желает и физически не в состоянии применить указанные предметы по их прямому назначению, такие действия при захвате заложника также должны быть квалифицированы по части первой соответствующей статьи УК РФ при отсутствии иных квалифицирующих обстоятельств.

В случае применения в процессе захвата заложников не оружия, а боеприпасов, взрывных устройств или взрывчатых веществ, действия виновного также должны квалифицироваться по п. «г» ч 2 ст 126, 127 и 206 УК РФ как применение предметов, используемых в качестве оружия. Степень защиты прав и свобод в значительной мере зависит от точного определения конкретных форм и способов посягательства на них [8] .

[1] Бородин С.В. Преступления против жизни. — М., 1999 г. С. 104-105.

[2] Насильственная преступность / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А В. Наумова. — М., 1997. — С. 64.

[3] Бородин С.В. Указ. соч. С. 102.

[4] Данное обстоятельство служит дополнительным аргументом как неосторожности, так и умысла виновного по отношению к наступлению иных тяжких последствий, предусмотренных в качестве особо квалифицирующего признака анализируемых деяний.

[5] Феоктистов М., Бочаров Е. Квалификация убийств: некоторые вопросы теории и практики // Уголовное право. — 2000. — № 2. — С. 66.

[6] Современные синтетические наркотики (например, ЛСД) вызывают наркотическую зависимость уже после одной инъекции.

[7] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 марта 1966 г № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» /Сб постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 — 1993. — М Юридическая литература, 1994.

[8] Минская В., Каледина Р. Преступления против собственности. Проблемы и перспективы законодательного регулирования. // Российская юстиция. 1996. № 3. С. 12.

Еще по теме:

  • Фз о ветеранах статья 16 п 1 Пояснение п. 1 ст. 16 ФЗ "О ветеранах" Доброе утро, у меня муж ветеран боевых действий и имеет льготы по п. 1 ст.16. При постановке ребенка в очередь на садик, сказали что категория таких […]
  • Мировой суд г саров нижегородской области Мировой суд г саров нижегородской области Участок №3 607182, Нижегородская область, г. Саров, ул. Советская, д. 18 Потапова Татьяна Васильевна Границы участка Проспект Музрукова. Улицы: […]
  • Юрист марина борисовна Уманская Марина Борисовна Юрист , 4 000 грн Возраст: 41 год Город: Харьков Контактная информация Соискатель указал телефон, адрес и эл. почту. Чтобы открыть контакты, войдите как […]
  • Севастополь закон 106 Закон г. Севастополя от 23 января 2015 г. N 106-ЗС "О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан, проживающих на территории города Севастополя" (с изменениями и […]
  • Норма продолжительности рабочего времени на 2018 год в россии Норма продолжительности рабочего времени на 2018 год в россии О переносе рабочих дней в 2018 году ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 29 ноября 2018 г . № 903 В […]
  • Можно ли расторгнуть договор страхования жизни по осаго Можно ли расторгнуть договор страхования жизни по осаго Получите квалифицированную помощь прямо сейчас! Наши адвокаты проконсультируют вас по любым вопросам вне очереди. Страхование ОСАГО […]