Обратная сила закона в международном праве

Обратная сила закона в международном праве

Введение / Обратная сила уголовного закона

Современное уголовное законодательство Российской Федерации основывается на общепризнанных международных принципах справедливости, гуманизма, а также уважении и закреплении прав человека. Именно к такому идеалу стремится российский законодатель.

Ст. 54 Конституции Российской Федерации [1] устанавливает:

«1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.»

Положения ст. 54 Основного закона РФ основываются на положениях международных актах о правах человека: ст. 11 Всеобщей декларации прав человека [2] и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах [3] . Эти нормы служат важным средством обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина, являются неотъемлемым составным элементом правового статуса личности в Российской Федерации.

Казалось бы, что вопрос о действии обратной силы уголовного закона детальным образом урегулирован в Конституции Российской Федерации, действующем Уголовном кодексе Российской Федерации [4] . Однако это далеко не так.

Актуальность исследования данной темы обуславливается следующими обстоятельствами:

Во-первых, на наш взгляд, актуально рассмотрение развития юридико-правовой мысли и взглядов на институт обратной силы уголовного закона.

Во-вторых, даже при поверхностном взгляде на институт обратной силы уголовного закона возникают ряд проблемных моментов. Так, в Уголовном кодексе Российской Федерации (с последними изм. и доп. от 7 июля 2003 года) не решен вопрос о действии во времени уголовного закона, принятого после совершения преступления, но отмененного к началу предварительного расследования или судебного рассмотрения дела (так называемого «промежуточного» закона).

В-третьих, вызывает вопросы неоднозначность законодателя по поводу придания обратной силы «только уголовному, а не любому иному (в том числе административному) закону». Так, например, в середине 2003 года, был поставлен вопрос о конституционности положений ст.10 Уголовного закона [5] .

В-четвертых, определенный интерес представляет анализ практического применения положений об обратной силе уголовного закона.

Между тем, отсутствие законодательных ответов на обозначенные и иные вопросы является благодатной почвой для возникновения многочисленных теоретических споров и практических проблем.

Таким образом, обозначенные выше вопросы требуют однозначного решения.

Цель данной курсовой работы – исследовать институт обратной силы уголовного закона, по действующему законодательству Российской Федерации. Исходя из поставленной цели, автор ставит перед собой следующие задачи:

— рассмотреть правовые основы действие уголовного закона во времени;

— исследовать становление института обратной силы уголовного закона в России;

— дать понятие обратной силы уголовного закона;

— проанализировать практику применения положений об обратной силе уголовного закона;

— рассмотреть проблематику действия «промежуточного» закона.

В заключение работы подвести итоги проделанному исследованию, дать предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства в части регулирования действия обратной силы закона.

В работе будет проанализированы нормы действующего законодательства, монографии ведущих специалистов, как современности, так и начала прошлого века, современная периодика.

[1] Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. – 25 декабря 1993 года.

[2] Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. — 10 декабря 1998 г.

[3] Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. — М., 1978 г., вып. XXXII. — с. 44.

[4] Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. №63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 17 июня 1996 г. — №25. – Ст.2954.

[5] Определение Конституционного Суда РФ от 10 июля 2003 г. N 270-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Курганского городского суда Курганской области о проверке конституционности части первой статьи 3, статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации и пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Действие закона во времени, в пространстве и по кругу лиц

Под действием закона понимается «обязательность исполнения закона в течение определенного времени, на определенной территории (в пространстве) и в отношении конкретного круга лиц, организаций, и иных субъектов права» [117] .

Точное установление границ действия законов является первейшим условием правового регулирования. От того, когда вступает в действие закон, на какую территорию он распространяется, в определенной степени зависит его эффективность, достижение целей правового регулирования. Так, чрезмерно быстрое (после утверждения) введение в действие крупного и сложного закона может вызвать затруднения в работе органов государственной власти, поставить в невыгодное положение отдельных субъектов, повлечь за собой трудности в решении практических вопросов.

Действие законов во времени. Законы начинают действовать с момента вступления их в силу.

Словарь русского языка определяет время как «1) продолжительность, длительность чего-нибудь, измеряемая секундами, минутами, часами; 2) промежуток той или иной длительности, в который совершается, совершилось или совершится что-нибудь, последовательная смена часов, дней, лет; 3) определенный момент, в который произошло, произойдет или происходит что- нибудь; 4) период, эпоха» [118] .

Правовое время — «особая функциональная категория юридической науки и практики, выражающая начало, длительность и окончание какого-либо правового действия, процесса, нормы, события и последовательности смены их состояний» [119] .

Установленные временные параметры взаимодействуют с правовыми отношениями в процессе регулирования поведения людей.

Момент времени — «мгновение, отражающее начало (окончание) взаимодействия правовых субъектов, материальных тел, состояний, событий в правовом пространстве. Это понятие фиксирует с помощью указания наступления юридического факта начало или окончание каких-либо прав в виде определенного календарного срока, даты (например, подготовки или принятия закона, вступления его в силу или отмены)» [120] .

Во многих странах действуют определенные правила вступления в силу законов:

1. Закон вступает в силу с момента его принятия законодательным органом. В этом случае закон сразу приобретает юридическую силу и, следовательно, порождает юридические последствия еще до его официального опубликования. Такой способ вступления в силу законов не может иметь широкого распространения, поскольку нельзя ожидать от лиц строгого соблюдения законов, если последние в той или иной форме еще не доведены до их сведения.

2. Закон начинает действовать по истечении определенного срока после его опубликования. В Российской Федерации согласно статье 6 Федерального закона от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» [121] федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу.

В отношении отдельных актов законодательства федеральным законодателем может быть установлен иной порядок вступления их в силу.

В соответствии с частью 5 статьи 8 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» конституция (устав) и закон субъекта Российской Федерации вступают в силу после их официального опубликования. Законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней после их официального опубликования.

3. Закон вступает в силу со времени, указанного в самом законе или в законе о введении его в действие. Разрыв во времени между официальным опубликованием и вступлением закона в силу необходим не только для ознакомления с вновь принятым законом всех заинтересованных субъектов, но и для прочного усвоения его содержания лицами, осуществляющими применение права.

Установление точного строка вступления в силу закона важно потому, что именно с этого момента их предписания подлежат исполнению.

Новый закон распространяет свое действие только на те отношения, которые имеют место после вступления его в силу. В сфере правового регулирования существует общее правило — «закон обратной силы не имеет».

Обратная сила закона означает распространение действия нового закона на факты и порожденные ими правовые последствия, которые возникли до введения в действие нового закона. Такое положение является надежной гарантией обеспечения прав и обязанностей граждан, поддержания прочного правопорядка. Этот принцип является общим для всех отраслей права. Так, например, в Российской Федерации он применен в гражданском (ст. 4, 422 Гражданского кодекса РФ), уголовном (ст. 10 Уголовного кодекса РФ) законодательстве.

Вместе с тем Конституция Российской Федерации содержит и прямые запреты, касающиеся придания закону обратной силы, которые сформулированы в статьях 54 и 57. Одновременно Конституция Российской Федерации не препятствует приданию обратной силы законам, если они улучшают положение субъектов права.

Обратная сила — это ревизионная сила закона. Такой закон предполагает пересмотр (ревизию) уже урегулированных в соответствии с ранее действовавшими законами прав и обязанностей. Закон, имеющий обратную силу, обязывает пересмотреть правоприменительные акты о размере выплат, привлечении к уголовной ответственности, признании права собственности и т. д.

Придание закону обратной силы возможно в двух случаях: а) если в самом законе об этом сказано; при издании подобного рода актов должны тщательно «просчитываться» все возможные юридические и иные последствия; б) если закон смягчает или вовсе устраняет ответственность.

Законы утрачивают свою силу (прекращают действие) по следующим основаниям:

1) по истечении срока действия, если закон был принят на определенный срок и этот срок истек;

2) в связи с изданием нового закона, заменяющего ранее действующий закон (косвенная отмена);

3) на основании прямого указания законодательного органа об отмене закона (прямая отмена).

Таким образом, действие законов во времени характеризуется двумя основными моментами: а) вступлением закона в силу; б) утратой им юридической силы.

Однако большая часть нормативных правовых актов принимается без указания срока их действия. В этих случаях считается, что акт действует неопределенно-длительный срок, до тех пор пока правотворческий орган не примет специального решения о признании его утратившим силу полностью или частично. До принятия такого решения акт признается действующим даже в тех случаях, когда он фактически устарел и не реализуется в конкретных отношениях. Ибо применяется принцип: государственное право не может быть изменяемо соглашением частных лиц.

Действие закона в пространстве. Действие закона определяется территорией, на которую распространяются властные полномо- чия органа, его принявшего. Под территорией Российской Федерации понимается ее сухопутное и водное пространство внутри государственных границ, воздушное пространство над ними, недра. К ней относится также территория российских дипломатических представительств за рубежом, военные и торговые суда в открытом море воздушные корабли, находящиеся в полете за пределами страны.

Действие законов в пространстве зависит от уровня государственного органа, принявшего данный закон, и от его юридической силы.

Законы распространяют свое действие:

— на территорию страны (как правило, федеральные конституционные законы, федеральные законы);

— территорию субъекта Российской Федерации (федеральные конституционные законы, федеральные законы, законы субъектов Российской Федерации);

— территорию, указанную в самом законе.

Действие законов по кругу лиц. На территории Российской Федерации законы действуют в отношении всех ее граждан, государственных органов, общественных организаций, иностранцев, лиц без гражданства. Вместе с тем существуют специальные законы, распространяющиеся только на отдельные категории граждан или должностных лиц.

Таким образом, закон начинает действовать, порождать определенные права и обязанности только тогда, когда он вступает в силу. Именно с этого момента закон становится обязательным для адресатов правовых норм.

Действие норм международного уголовного права во времени

Действие международных уголовно-правовых норм во времени осуществляется на основе общих принципов уголовного права. В соответствии с ними преступность деяния определяется международными уголовно-правовыми нормами, действующими в момент совершения этого деяния.

Временем совершения преступного деяния считается время осуществления преступного деяния (действия/бездействия) независимо от времени наступления общественно опасных последствий.

Данное положение закреплено общим Принципом права и, в частности, в ч. 2 ст. 9 УК РФ. В ней установлено, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствия. Это правило является универсальным вне зависимости от конструкции состава преступления (усеченный, формальный или материальный).

Преступление может быть совершено не одним лицом, а несколькими в соучастии. При этом деяния, выполняемые соучастниками, чаще всего осуществляются в разное время. В международном уголовном праве ответственность соучастников наступает в соответствии с общими принципами права. В российском праве этот принцип состоит в том, что к каждому соучастнику применяется закон, действовавший в момент выполнения им своих функций.

Согласно Римскому Статуту Международного уголовного суда 1998 г. уголовная ответственность лица наступает, когда оно:

– совершает такое преступление индивидуально, совместно с другим лицом или через другое лицо, независимо от того, подлежит ли это другое лицо уголовной ответственности;

– с целью облегчить совершение такого преступления пособничает, подстрекает или каким-либо иным образом содействует его совершению или покушению на него, включая предоставление средств для его совершения и т.д. Таким образом, ответственность лица предусматривается международно-правовыми нормами, действующими во время совершения его деяния, вне зависимости от того, что другие лица по каким-либо причинам не подлежат уголовной ответственности.

Положение о том, что преступность деяния определяется международно-правовыми нормами, действующими в момент его совершения, закреплено многими международными документами. В Конвенции ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» от 20 декабря 1988 г. отмечается, что каждый участник Конвенции принимает такие меры, которые могут потребоваться, с тем чтобы привлечь виновных к уголовной ответственности за преступления, которые он признал таковыми в соответствии с положениями данной Конвенции в тех случаях, например, когда данное преступление совершено на борту судна, несущего его флаг, или воздушного судна, зарегистрированного согласно его законам в момент совершения правонарушения[35].

Согласно ст. 11 Римского Статута Международный уголовный суд обладает юрисдикцией только в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу этого Статута. Если какое-либо государство становится участником Статута после его вступления в силу, Суд вправе осуществлять свою юрисдикцию лишь в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу этого Статута для такого государства. Кроме того, Международный уголовный суд может распространить свою юрисдикцию и на преступления, совершенные до вступления в силу для государства этого Статута, если только это государство признает юрисдикцию Суда согласно п. 3 ст. 11 Римского Статута.

Правило о том, что преступность и наказуемость деяния определяется международно-правовыми нормами, действовавшими во время совершения преступления, имеет одно исключение в виде обратной силы. Общее правило заключается в отсутствии обратной силы международно-правовых норм, т. е. в невозможности их распространения на деяния, совершенные до вступления в силу соответствующих международно-правовых норм. Об отсутствии обратной силы говорится во многих международных документах. Международный Пакт о гражданских и политических правах 1966 г. гласит:

Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-то действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением. Равным образом не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления (ч. 1 ст. 15).

В этой же части предусматривается, что закон, смягчающий наказание, имеет обратную силу, т. е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника (ч. 1 ст. 15). Похожие положения закреплены в Европейской Конвенции о гражданских и политических правах (ст. 15), Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (ст. 7) и др.

Обратную силу имеют международно-правовые нормы, не только смягчающие наказание. Обратной силой обладает закон, декриминализирующий деяние. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание или ответственность за него устранена, применяется новый закон (ст. 7 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека). В ч. 2 ст. 24 Римского Статута Международного уголовного суда дается следующее понимание обратной силы закона: «В случае внесения изменения в закон, применимый к данному делу до вынесения Окончательного решения, применяется закон, более благоприятный для лица, которое находится под следствием, в отношении которого ведется судебное разбирательство или которое признано виновным».

Обратной силой обладают те международно-правовые нормы, которые любым образом улучшают положение лица, виновного в совершении преступления. В России обратная сила уголовного закона предусмотрена ч. 1 ст. 10 УК РФ. Она устанавливает, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т. е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Некоторыми учеными неправильно раскрывается обратная сила уголовного закона. Например, характеризуя принцип индивидуальной ответственности за международное преступление, С. В. Черниченко отмечает: «Если какое-либо лицо использует государство в качестве орудия совершения международного преступления, оно должно нести уголовную ответственность даже в том случае, если в момент совершения таким лицом соответствующих действий, они не признавались преступными по законодательству заинтересованных государств. Таким образом, правило о недопустимости придания уголовным законам обратной силы в подобных ситуациях не действует[36]. Заблуждение указанного ученого состоит в том, что он видит действие обратной силы закона в ситуации, когда этого действия нет. На самом деле деяние индивидуума признается преступлением не вследствие придания нормам обратной силы, а потому, что в момент совершения этого деяния таковое являлось преступлением в соответствии с нормами международного уголовного права, действующими на момент его совершения.

Преступность и наказуемость деяния в соответствии с международным уголовным правом определяются нормами, действующими в момент совершения этого деяния. При этом данные нормы могут предусматриваться как международными документами, так и быть обычными нормами. Как уже отмечалось, вопрос о действии норм международного уголовного права возникал во время привлечения к уголовной ответственности военных преступников Германии и Японии. В решении о признании этих деяний преступными подчеркивалось, что указанные деяния являлись в момент их совершения военными преступлениями согласно нормам международного права.

Часть 2 ст. 15 Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966 г. устанавливает: «Ничто в настоящей статье не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое деяние или упущение, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом». В данной статье Пакта под общими принципами права, очевидно, нужно понимать конкретные нормы международного права, предусмотренные каким-либо источником международного уголовного права.

К вопросу о действии норм международного уголовного права во времени относится и наступление уголовной ответственности за международное преступление, непосредственно не предусмотренное уголовным законом государства, осуществляющего преследование виновного. Такое положение возможно, в частности, при совершении преступления международного характера, признаваемого таковым во время его совершения международным уголовным правом. Однако имплементация этого преступления в национальное уголовное законодательство еще не осуществлена.

Государство, законодательство которого допускает прямое действие международно-правовых норм, осуществляет уголовную юрисдикцию в соответствии с этими международными нормами. В РФ, где ответственность может наступать исключительно по нормам УК, виновного следует привлекать за такое преступление, признаки которого имеются в совершенном преступлении международного характера.

В соответствии с Международной Конвенцией по охране подводных телеграфных кабелей 1884 г. «разрыв или повреждение подводного кабеля, произведенные умышленно или по преступной оплошности, могущие иметь последствием перерыв или приостановку, вполне или отчасти, телеграфных сообщений, подлежат наказанию, независимо от гражданского иска о вознаграждении издержек и убытков» (ст. 2)[37].

Статья 205 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. устанавливала ответственность за указанное преступление[38]. В УК РФ нет специальной нормы об ответственности за рассматриваемое преступление. Однако отсутствие такой нормы не означает, что совершение подобных деяний в настоящее время в Российской Федерации не наказуемо. Умышленное или неосторожное повреждение подводного телеграфного кабеля должно влечь ответственность по УК РФ на основании общих норм за умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, соответственно, по ст. 167 или 168 УК. Применение последних норм не имеет никакого отношения к аналогии закона.

По аналогии закона наступает ответственность за деяние в том случае, когда не все существенные признаки этого деяния закреплены в уголовно-правовой норме, по которой квалифицировано указанное деяние. В вышеприведенном примере с повреждением телеграфного кабеля подобная аналогия не имеет места. Действительно, все существенные признаки этого посягательства предусмотрены нормами об умышленном и неосторожном уничтожении либо повреждении имущества. Родовое понятие «имущество» охватывает видовое «подводный телеграфный кабель», поэтому существенный признак, предмет преступления в виде указанного кабеля, предусмотрен в законе об уничтожении имущества в обобщенном понятии «чужое имущество».

В случае совершения при аналогичных условиях преступления против мира и безопасности человечества вопрос об ответственности лица следует решать иначе.

Государства, допускающие прямое действие международно-правовых норм, законодательство которых не содержит указанного международного преступления, будут привлекать к уголовной ответственности виновное лицо, непосредственно ссылаясь на международно-правовой акт.

Когда же уголовная ответственность лица может наступить только на основании внутреннего права, а имплементация нормы о международном преступлении еще не осуществлена, то рассматриваемый вопрос, видимо, можно решить двумя способами. Первый состоит в том, что государство выдает виновное лицо другому государству, гражданином которого это лицо является, для привлечения к уголовной ответственности, либо передает для уголовного преследования Международному уголовному суду. При этом конкуренция запросов о выдаче виновного лица согласно международному уголовному праву решается в пользу государства (ст. 14 римского Статута Международного уголовного суда) либо Международного уголовного суда (ст. 9 Международного трибунала по Югославии).

Второй способ касается ответственности собственного гражданина. Общепризнанным принципом международного уголовного права является невыдача своих граждан другому государству для уголовного преследования. Поэтому выдача своего гражданина правоохранительным органам другого государства, даже если на территории последнего и было совершено международное преступление, не согласуется с этим общепризнанным принципом. В рассмотренной ситуации привлечь к уголовной ответственности виновного, видимо, должен Международный уголовный суд.

Отсутствие в национальном уголовном законодательстве соответствующей нормы за международное преступление не позволяет привлечь к ответственности виновного по внутреннему праву. Очевидно, что любое преступление по национальному праву не сравнимо по степени тяжести и опасности с международным преступлением против мира и безопасности человечества.

ОБРАТНАЯ СИЛА ЗАКОНА

ОБРАТНАЯ СИЛА ЗАКОНА — применение закона к общественным отношениям, возникшим до вступления закона в силу.

По об­ще­му пра­ви­лу дей­ст­вие за­ко­на во вре­ме­ни на­чи­на­ет­ся с мо­мен­та всту­п­ле­ния его в си­лу (смотри в статье Опуб­ли­ко­ва­ние за­ко­на). Прин­цип дей­ст­вия обратной силы закона обу­слов­лен за­бо­той о пра­во­мер­ных ин­те­ре­сах уча­ст­ни­ков пра­во­от­но­ше­ний: за­кон, ухуд­шаю­щий по­ло­же­ние фи­зи­че­ских или юри­дических лиц — уча­ст­ни­ков пра­во­отно­ше­ний, не име­ет об­рат­ной си­лы, за­кон, улуч­шаю­щий их по­ло­же­ние, та­кую си­лу име­ет. В Рос­сии по­ло­же­ния об обратной силе закона за­кре­п­ле­ны в Кон­сти­ту­ции РФ. Ста­тья 54 гла­сит, что за­кон, ус­та­нав­ливаю­щий или отяг­чаю­щий от­вет­ст­вен­ность, об­рат­ной си­лы не име­ет. Ни­кто не мо­жет не­сти от­вет­ст­вен­ность за дея­ние, ко­то­рое в мо­мент его со­вер­ше­ния не при­зна­ва­лось пра­во­на­ру­ше­ни­ем. Ес­ли по­сле со­вер­ше­ния пра­во­на­ру­ше­ния от­вет­ст­вен­ность за не­го смяг­че­на или уст­ра­не­на, при­ме­ня­ет­ся но­вый за­кон.

Хо­тя в пра­во­вой док­три­не со­от­вет­ст­вую­щие по­ло­же­ния бы­ли сфор­му­ли­ро­ва­ны уже в про­шлые ве­ка, в российском за­ко­но­да­тель­ст­ве при­ме­ни­тель­но к уго­лов­но­му пра­ву они ут­вер­ди­лись срав­ни­тель­но не­дав­но. Уго­лов­ные ко­дек­сы РСФСР 1922 и 1926 годов не со­дер­жа­ли та­ких пра­вил. Бо­лее то­го, в них при­зна­ва­лась об­рат­ная си­ла ка­ра­тель­но­го за­ко­на: го­во­ри­лось об от­вет­ст­вен­но­сти за борь­бу про­тив ра­бо­че­го клас­са и ре­во­люционного дви­же­ния при преж­нем цар­ском строе или на служ­бе у контр­ре­во­люционных пра­ви­тельств в го­ды Гражданской вой­ны 1917-1922 годов. По­ло­же­ние об об­рат­ной си­ле уго­лов­но­го за­ко­на впер­вые за­кре­п­ле­но в УК 1960 года. Дей­ствую­щий УК 1996 года ус­та­нав­ли­ва­ет, что уго­лов­ный за­кон, уст­ра­няю­щий пре­ступ­ность дея­ния, смяг­чаю­щий на­ка­за­ние или иным об­ра­зом улуч­шаю­щий по­ло­же­ние ли­ца, со­вер­шив­ше­го пре­сту­п­ле­ние, име­ет об­рат­ную си­лу, то есть рас­про­стра­ня­ет­ся на лиц, свер­шив­ших со­от­вет­ст­вую­щее дея­ние до всту­п­ле­ния та­ко­го за­ко­на в си­лу, в том числе от­бы­ваю­щих на­ка­за­ние или от­быв­ших на­ка­за­ние, но имею­щих су­ди­мость. Уго­лов­ный за­кон, ус­та­нав­ли­ваю­щий пре­ступ­ность дея­ния, уси­ли­ваю­щий на­ка­за­ние или иным об­ра­зом ухуд­шаю­щий по­ло­же­ние ли­ца, об­рат­ной си­лы не име­ет. Ес­ли но­вый уго­лов­ный за­кон смяг­ча­ет на­ка­за­ние, ко­то­рое от­бы­ва­ет­ся ли­цом, то это на­ка­за­ние под­ле­жит со­кра­ще­нию в пре­де­лах, пре­ду­смот­рен­ных но­вым уго­лов­ным за­ко­ном.

Эти по­ло­же­ния мо­гут быть при­ме­не­ны и к адм. от­вет­ст­вен­но­сти.

В гражданском за­ко­но­да­тель­ст­ве пра­ви­ла об обратной силе закона име­ют иную фор­му. Ак­ты гражданского за­ко­но­да­тель­ст­ва не име­ют об­рат­ной си­лы и при­ме­ня­ют­ся толь­ко к от­но­ше­ни­ям, воз­ник­шим по­сле всту­п­ле­ния та­ких ак­тов в дей­ст­вие. Дей­ст­вие гра­ж­дан­ско-пра­во­во­го за­ко­на рас­про­стра­ня­ет­ся на от­но­ше­ния, воз­ник­шие до вве­де­ния его в дей­ст­вие, толь­ко в тех слу­ча­ях, ко­гда это пря­мо пре­ду­смот­ре­но за­ко­ном.

В тех слу­ча­ях, ко­гда но­вый за­кон не пре­ду­смат­ри­ва­ет от­вет­ст­вен­но­сти, не ухуд­ша­ет и не улуч­ша­ет по­ло­же­ния сто­рон (например, при пе­ре­име­но­ва­нии тер­ри­то­рий или ор­га­нов), об­рат­ная си­ла мо­жет при­ме­нять­ся и в других от­рас­лях пра­ва в слу­ча­ях, ес­ли о ней ука­за­но в са­мом за­ко­не.(смотри Юридическая ответственность).

ОБРАТНАЯ СИЛА МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА

Экономика и право: словарь-справочник. — М.: Вуз и школа . Л. П. Кураков, В. Л. Кураков, А. Л. Кураков . 2004 .

Смотреть что такое «ОБРАТНАЯ СИЛА МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА» в других словарях:

МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА ОБРАТНАЯ СИЛА — ОБРАТНАЯ СИЛА МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА … Юридическая энциклопедия

МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА ОБРАТНАЯ СИЛА — (см. ОБРАТНАЯ СИЛА МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА) … Энциклопедический словарь экономики и права

Закон — (Law) Определение закона, признаки и классификация законов Информация об определении закона, признаки и классификация законов Содержание Содержание Правовая природа и основные характеристики понятия . . Основные признаки закона. . Классификация… … Энциклопедия инвестора

Договоры международные или государственные — (Traités internationaux, Staatsverträge) соглашения между двумя или несколькими государствами для установления, определения или прекращения юридических отношений. Еще древние говорили, что pacta servanda sunt. Основания, которыми мотивируется… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Договоры международные, или государственные — (Traités internationaux, Staatsverträge) соглашения между двумя или несколькими государствами для установления, определения или прекращения юридических отношений. Еще древние говорили, что pacta servanda sunt. Основания, которыми мотивируется… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Кодекс — (Code) Кодексы Российской Федерации, классификация кодексов РФ, система и доктрина кодекса Уголовный кодекс РФ, кодексы народов майя, трудовой кодекс, гражданский кодекс, налоговый кодекс, жилищный кодекс, административный кодекс, семейный кодекс … Энциклопедия инвестора

КОЛЛИЗИЯ ЗАКОНОВ — (лат. collisio столкновение) расхождение двух или более формально действующих нормативных актов, изданных по одному и тому же вопросу. К.з. связана в первую очередь с отсутствием надлежащего учета предыдущего законодательства при введении новых… … Энциклопедия юриста

Смертная казнь в России — Смертная казнь в Российской Федерации по действующей конституции 1993 года «носила временный характер и была рассчитана лишь на некоторый переходный период» и больше не может применяться с 16 апреля 1997 года, то есть наказание в виде смертной… … Википедия

Курс валют — (Exchange rate) Курс валют это цена одной валюты к другой валюте Курс валют: понятие и форма, методы установления, котировки и виды, динамика и теории регулирования, валютный паритет и таргетирование Содержание >>>>>>>>>> … Энциклопедия инвестора

Китай — Китайская Народная Республика, КНР (кит. Чжунхуа жэньминь гунхэго). I. Общие сведения К. крупнейшее по численности населения и одно из крупнейших по площади государств в мире; расположен в Центральной и Восточной Азии. На востоке … Большая советская энциклопедия

§ 5. Принципы действия международного уголовного права во времени и пространстве

Проблема действия международного уголовного права — одна из самых сложных и спорных в науке. Она включает в себя два основных компонента: действие во времени и в пространстве. Анализ действующих норм позволяет предложить следующие принципы действия международного уголовного права.

Действие международного уголовного права во времени.

В соответствии с принципом «нет преступления без указания на то в законе», преступность деяния определяется только той нормой международного уголовного права, которая имела юридическую силу на момент совершения данного деяния. Это положение является общепризнанным в отечественной и зарубежной теории.

Гораздо более сложным представляется вопрос о том, каково действие во времени самого акта международного уголовного права. На наш взгляд, решение этого вопроса ставится в зависимость от того, какой по своей юридической природе акт может быть применен для юридической оценки содеянного.

Как мы уже говорили, основной перечень источников международного уголовного права сводится, по существу, к следующему: договорная норма (международный договор), принципы международного права и нормы обычного права (в случае нормативного оформления последних), решение международной организации 136

(включая прецедент международного суда). Действие того или иного акта международного уголовного права во времени зависит от его юридической формы.

Исходя из предлагаемого нами понимания источниковой базы международного уголовного права, по существу можно говорить о действии во времени международного договора и решения международной организации.

Действие во времени норм международного уголовного права. В литературе действие международного договора во времени обычно связывается с действием всего договора в целом. При этом подчеркивается, что действие отдельной договорной нормы может существенным образом отличаться от действия договора в целом.205

Следует согласиться с высказанной позицией о начале действия международной договорной нормы с того момента, когда такая договорная норма сформулирована субъектами международного права в тексте договора.206 Но формулирование правовой нормы вовсе не означает придание ей юридической силы. С момента появления договора «на свет» субъекты международного права могут, но не обязаны руководствоваться ею.

Обязанность руководствоваться нормой международного права (в том числе и уголовного) возникает в тот момент, когда сама эта норма приобретает обязательную силу. Международный договор вообще может не вступить в силу, но это, по мнению А. Н. Талалае-ва, не будет препятствовать действию во времени правовых норм,

содержащихся в нем. Jra позиция основана на следующей посылке: действие договорной нормы связано непосредственно с ее реализацией, и начинается оно с возникновением договорной нормы, когда то или иное юридическое правило сформулировано участниками договора. Так как международно-правовые нормы создаются государствами и международными организациями, то соглашение между ними (т. е. подписание договора) является решающим моментом для начала действия этой нормы. 205

Обзор точек зрения по этому вопросу см.: Капустина М. А. Действие норм международных договоров во времени: теоретико-правовой анализ // Правоведение. 1998. №2. С. 51-52. 206

GreigD. W. International Law. London, 1976. P. 462. 207

Тапалаев A. H. Право международных договоров: действие и применение договоров. М., 1985. С. 35-38.

Отраслевые принципы международного уголовного права

Но всегда были и противники этой позиции. Так, Д. Анцилотти указывал, что международная норма действует «с момента вступления ее в силу до момента утраты силы».208

Как известно, принятие нормы и вступление этой нормы в силу — разновременные акты.

В большинстве международных договоров содержатся строго оговоренные условия, при которых принятая международная норма вступает в юридическую силу для государств, ее подписавших. Обычно юридическая обязательность нормы международного права возникает с момента ее ратификации оговоренным в самом договоре количеством государств-подпи-сантов.

Так как нормы международного уголовного права по своей сути носят всегда императивный характер, то надо признать, что их обязательность возникает только в тот момент, когда сам договор вступает в силу.

Это положение подтверждается и Венской Конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года,209 согласно которой до вступления договора в официальную силу государства, которые подписали договор или обменялись документами, образующими договор, под условием ратификации, принятия или утверждения или выразившие согласие на обязательность для них договора до его вступления в силу, должны только «воздерживаться» от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели.

Однако вступление в силу международного договора еще не означает автоматической обязательности его для заключившего государства. Действительно, в международном договоре, как правило, устанавливается «кворум» — ратифицировать его должно определенное количество государств. При этом в ситуации, когда государство — участник договора еще его не ратифицировало, а сам договор приобрел юридическую силу, последний не будет иметь характер обязательного для такого государства. При этом действие вступившего в силу договора, выражающего «согласованную волю» государств, не прекращается из-за его игнорирования каким-либо участником договора. 208

Анцилотти Д. Курс международного права. Т. 1. М.,1961. С. 101. 209

Ведомости Верховного Совета СССР. 1986. № 37. Ст. 772. 138

Как известно, вступление в силу международного договора для России может производиться после его официального признания, ратификации и одобрения. 21° Если международный договор в России не прошел процедуру ратификации в Федеральном Собрании РФ, то нормы, содержащиеся в нем, не подпадают под действие ч. 4 ст. 15 Конституции России— т. е. такие нормы не становятся составной частью правовой системы нашего государства и не имеют приоритета перед национальным законодательством (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).211

Аналогичное понимание момента вступления в силу международного договора характерно для конституционного законодательства многих стран. Например, подобные предписания содержатся в ст. 96 Конституции Испании: «Законно заключенные и официально опубликованные в Испании международные договоры составляют часть ее внутреннего законодательства». Наиболее четкая регламентация применения норм международного права как источников внутреннего законодательства характерна для Конституции Франции (ст. 55): «Договоры или соглашения, должным образом ратифицированные и одобренные, имеют силу, превышающую силу внутренних законов, с момента опубликования при условии применения

каждого соглашения или договора другой стороной».

Таким образом, нормы международного уголовного права начинают иметь юридическую силу после вступления самого договора в силу в соответствии с условиями, указанными в самом договоре. С другой стороны, для государства-участника такой договор становится обязательным при прохождении им процедуры внутреннего утверждения (обычно — ратификации).

Возможна еще одна ситуация — когда договор ратифицирован государством, но сам по себе не вступил в законную силу. Сам факт отсутствия у договора как «согласованной воли» государств 210

Комментарий к Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации». М., 1996. С. 51-53. 211

Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1996. № 1. С. 3. 212

Испания. Конституция изаконодательные акты. М., 1982. С. 63; Французская республика. Конституция и законодательные акты. М., 1989. С. 43.

Отраслевые принципы международного уголовного права 139

обязательной юридической силы вряд ли позволяет говорить об обязательности такого договора для всех государств, подписавших договор.

Только наличие двух условий — вступления самого договора в силу и его внутреннее подтверждение государством-участником — делает такой договор обязательным.

Если же государство присоединяется к уже вступившему в силу международному договору, то последний становится обязательным для этого государства только после вступления в силу для последнего.213

С другой стороны, практика международного права знает ситуации «временного действия» международного договора до его вступления в законную силу. Так, например, Россия может временно применять международный договор или часть договора до его вступления в силу, если это предусмотрено в договоре или если об этом была достигнута договоренность со сторонами, подписавшими договор.214 Но исключительность этого правила подтверждается тем, что при «временном применении» международного договора последний может утратить силу для государства, если оно уведомит о своем намерении не ратифицировать договор.

Прекращение действия международного договора возможно по нескольким основаниям.

Во-первых, такой договор может заключаться на определенный срок, и по его истечении такой международный акт теряет юридическую обязательность для участников.

Во-вторых, бессрочный договор может утратить силу вследствие его замены новым договором. При этом моментом прекращения действия такого договора следует, по всей видимости, считать время вступления в силу нового договора (но не момент принятия последнего). 213

Так, например, «Если какое-либо государство становится участником настоящего Статута после его вступления в силу, Суд может осуществлять свою юрисдикцию в отношении преступлений, совершенных после даты вступления в силу настоящего Статута для этого государства» (ч. 2 ст. 11 Римского Статута Международного уголовного суда). 214

Статья 23 Федерального закона РФ «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 года// Собрание законодательства РФ. 1995. N829. Ст. 2757.

В-третьих, государство-участник обычно имеет право на выход из договора. Представим ситуацию, когда из договора вышли все участники или в договоре осталось меньшее количество государств, которое требовалось для вступления его в законную силу. Будет ли сохранять такой договор обязательную силу? Думается, что нет. Однако в теории права было высказано мнение, что правило, содержащееся в утратившем силу международноправовом акте, может сохранить действие во времени в качестве обычной нормы.215

В-четвертых, в соответствии с Венской Конвенцией о праве международных договоров 1969 года, действие международного договора (или его части) может быть отменено по причине его противоречия основополагающим принципам международного права — принципам jus cogens. Механизм прекращения действия договора по этому основанию достаточно хорошо изучен в литературе.216

Таким образом, действие норм международного уголовного права в целом подчиняется правилам, общим для системы международного права.

Действие во времени решения международной организации. Принятие и вступление в силу решений международных организаций (в том числе прецедентов международных судов) имеет свою специфику.

Во-первых, такое решение не требует «согласования воль» государств, так как принимается от лица организации. Следовательно, момент вступления в силу решения международной организации определяется ею самой в принятом решении.

Далее, решение международной организации со времени вступления его в силу автоматически становится обязательным для всех участников этой организации — так, например, обстоит дело с признанием странами — членами Совета Европы решений Европейского Суда по правам человека («Страсбургских прецедентов»). Примечательно, что игнорирование внутренним законодателем и право-применителем Страсбургского прецедентного права может привести к применению в отношении таких государств международно- 215 Иванов С. И. Действие во времени международных договоров и международных договорных норм. Автореф дис. канд. юрид. наук. Свердловск, 1982. С. 14.

16 См., наир.: Миронов Н. В. Международное право: нормы и их юридическая сила. М., 1980. С. 39.

Отраслевые принципы международного уголовного права 141

правовых санкции, равно как и несоблюдение действующей нормы международного права (в том числе и уголовного).

Соответственно у государства, являющегося членом международной организации, нет права выхода «из решения этой организации» — но, видимо, такое решение может утратить силу с выходом государства из самой организации.

В остальном действие во времени решения международной организации совпадает с действием нормы международного права.

Если в соответствии с международным уголовным правом применяется норма национального уголовного права, то ее действие во времени также определяется согласно правилу «преступность и наказуемость деяния определяется законом, действовавшим на момент совершения деяния» (ч. 1 ст. 9 УК РФ, § 1 ич. 1 § 2 УК Германии, ч. 1 ст. 1 УК Испании и др.).

Обратная сила в международном уголовном праве. По общему правилу, обратная сила — т. е. регулирование отношений, возникших до вступления в силу норм международного уголовного права, не допускается (в равной степени это относится и к другим источникам).

Однако, в соответствии со ст. 10 Проекта Кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества, при применении правила об обратной силе ничто не мешает применить другую норму международного уголовного права, действовавшую на момент совершения деяния.

В связи с этим возникает вопрос: как квалифицировать содеянное, если национальный закон на момент совершения деяния не знал нормы, предусматривающей ответственность за международное преступление, но имелась соответствующая норма международного уголовного права. Так, например, не совсем ясно, как надлежит квалифицировать по УК России деяние, подпадающее под признаки преступления против мира и безопасности человечества, но совершенное до вступления в силу У К России 1996 года?

В соответствии с указаниями норм международного права (отсутствие во внутреннем праве преступности и наказуемости деяния, 217

Клепицкий И. А. Преступление, административное правонарушение и наказание в России в свете Европейской Конвенции о правах человека // Государство и право. 2000. № 3.

признаваемого преступлением по международному праву, не освобождает лицо, совершившее это действие, от ответственности по международному праву),218 мы должны констатировать необходимость применения к такому лицу нормы международного права, в том числе и национальным правоприменителем.

Тем не менее международное уголовное право знает ситуации, когда возможно применение обратной силы. Ранее мы уже говорили об исключительных случаях признания обратной силы при определении преступности и наказуемости деяния (решения Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов).

В силу «правила о сомнениях» (являющегося составной частью принципа nullum crimen sine lege), обратная сила может быть применена в случаях, когда норма международного уголовного права смягчает положение обвиняемого (осужденного). В этом положении находят свое выражение гуманистические начала международного уголовного права.

Но действующее международное уголовное право допускает применение обратной силы «по согласованию». Так, например, допускается применение положений Римского Статута Международного уголовного суда по отношению к деяниям на территории государств, для которых Статут еще не вступил в действие, при условии, что запрашивающее государство обратится с соответствующим заявлением (ч. 2 ст. 11, ч. 3 ст. 12). Подобное положение вещей основано на том факте, что в международном праве отсутствует императивное предписание, запрещающее участникам договора применять обратную силу по их согласию.

Принцип, называемый отсутствием обратной силы правового акта, означает, что невозможно применение нормы международного уголовного права к тем деяниям, которые имели место до ее вступления в законную силу.

С другой стороны, акты международного права прямо указывают: ничто не мешает подвергать ответственности любое лицо за любое деяние, которое на момент совершения являлось преступлением в соответствии с международным правом или внутригосударственным правом, применимым в соответствии с международным правом. 218

II Принцип международного права, признанный Уставом Нюрнбергского трибунала и нашедший выражение в решениях этого трибунала.

Отраслевые принципы международного уголовного права 143

Принцип отсутствия обратной силы является производным от принципов «нет преступления без указания на то в законе» и «нет наказания без указания на то в законе».

И этому принципу присущи качественные характеристики последних.

Так, например, в соответствии со ст.

В соответствии с требованием справедливости, в случае конкуренции двух и более норм, предусматривающих уголовную ответственность за содеянное, должна применяться та

норма, которая более благоприятна для виновного лица (как в плане квалификации, так и наказания).

Исключение. Так как принцип нераспространения обратной силы является производным от принципов преступности и наказуемости деяния по международному уголовному праву, то и для него имеют (вернее — имели) место исключения, о которых было сказано выше.

Принцип неприменимости сроков давности

Учитывая исключительную опасность ряда преступлений по международному уголовному праву, еще в 1968 г. была принята Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества.219

В соответствии с этим документом, никакие сроки давности не исчисляются при совершении ряда международных преступлений, в том числе: —

за военные преступления (нарушения законов и обычаев войны — определены в п. «Ь» ст. 6 Устава Международного Военного трибунала от 8 августа 1945 года), в том числе за «серьезные нару-

‘ Ведомости Верховного Совета СССР. 1971. № 2. Ст. 18. 144

шения», перечисленные в Женевских конвенциях о защите жертв войны от 12 августа 1949 года;220 —

за преступления против человечества, вне зависимости от времени их совершения и того, являются ли они нарушением внутреннего права (определены в п. «с» ст. 6 Устава Международного Военного трибунала от 8 августа 1945 года; —

за совершение актов геноцида (как он определен в соответствующей Конвенции 1948 года).

Таким образом, срок давности не исчисляется не за все преступления по международному уголовному праву, а только лишь за те деяния, которые (вначале в теории, а затем и в международно-правовых нормах) были отнесены к преступлениям против мира и безопасности человечества.

Отсутствие сроков давности за данные преступления было подтверждено и более поздними актами международного уголовного права. При этом произошло расширение перечня деяний, являющихся такими преступлениями.

Так, ст. 29 Римского Статута Международного уголовного суда установила, что ни за одно из преступлений, подпадающих под юрисдикцию суда, не течет срок давности. В соответствии со ст. 5 этого же документа, к юрисдикции суда относятся: преступление геноцида, преступление агрессии, преступления против человечности (11 деяний), военные преступления (среди которых: 8 «серьезных нарушений» Женевских конвенций 1949

года; 26 «других серьезных нарушений» законов и обычаев международных военных конфликтов; 4 особо оговоренных «серьезных нарушения» Женевских конвенций 1949 года, предпринятых в отношении лиц, не принимавших участия в военных действиях; 12 «серьезных нарушений» законов и обычаев, применимых в вооруженных конфликтах немеждународного характера— т. е. всего 50(!) преступлений против законов и обычаев ведения войны и военных действий).221 220

Официальный текст этих документов см.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 16. М., 1957. 221

Подробнее см.: Костенко Н. И. Международный уголовный суд (юрисдикци-онные аспекты) // Государство и право. 2000. № 3. С. 93-95.

•. Отраслевые принципы международного уголовного права 145

Территориальный принцип действия международного уголовного права

В соответствии с общим принципом, действие того или иного

•I права ограничивается какой-либо территорией. По каким правилам

Происходит действие международного уголовного права?

\ Исходя из буквального понимания международных соглашений,

Лдействие международного права имеет место в первую очередь на

территории тех государств, где имело место преступное деяние. При

этом понятие «территория» также обычно корреспондирует к обще-

•му международному праву либо к конституционному праву государств-участников.

Обычно территория государства включает в себя сушу в преде—лах государственной границы, внутренние и территориальные воды и воздушное пространство над ними. В специально оговоренных в международном праве случаях юрисдикция государства может распространяться на его континентальный шельф и исключительную экономическую зону, но с рядом изъятий (так, например, уголовная юрисдикция государства не распространяется на преступления, совершенные на иностранном судне в исключительной экономической зоне государства, если они не затрагивают суверенные права государства, определенные международным правом).222 Кроме этого, к территории государства относятся морские и воздушные суда, зарегистрированные в этом государстве.223

Таким образом, территория государства — это то пространство, на котором применяется правовой порядок государства. В то же время государство, в соответствии с международным правом, может изымать из-под действия той или международноправовой нормы часть своей территории.

Так, например, в силу ст. 25 Европейской Конвенции о правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 года, она приме- 222

Статья 27 Конвенции ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 года // Международное право в документах. М., 1997. С. 366. — Как было отмечено в литературе, ограниченность суверенитета государства на названных территориях требует соответствующего пересмотра ч. 2 ст. 11 УК РФ; ЛукашукИ. И., Наумов А. В, Между- народноеуголовное право. М., 1999. С. 36-37.

Пункт «а» ч. 2 ст. 12 Римского Статута Международного уголовного суда. 224

Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1999. С. 596-602.

няется только к территориям метрополий Договаривающихся сторон: например, Нидерланды могут (но не обязаны) распространить действие Конвенции на свои неевропейские территории.

К тому же в ряде конвенций установлен прямой запрет на их применение на территории государств, причем этот запрет всегда оговаривается наличием дополнительных условий. Так, например, ст. 13 международной Конвенции о борьбе с захватом заложников от 18 декабря 1979 года225 исключает применение Конвенции в случаях, когда «преступление совершено в пределах одного государства, когда заложник и предполагаемый преступник являются гражданами этого государства и когда предполагаемый преступник находится на территории этого государства».

Как показывает анализ норм международного права, территориальный принцип действия международного уголовного права характерен в основном для преследования за конвенционные преступления.

Реальный принцип действия международного уголовного права

В силу этого принципа нормы международного уголовного права могут быть применены на территории государств, не являющихся участниками соглашения.

Условием такого применения нормы международного уголовного права является согласие государства. Так, например, Международный уголовный суд может осуществлять свою юрисдикцию на территории такого государства, если последнее сделало соответствующее заявление (ст. 4, ч. 3 ст. 12 Статута Суда). Но если государство дало такое согласие, то оно обязано действовать «без каких бы то ни было задержек и исключений».

Во многих конвенциях специально оговариваются вопросы выдачи лиц, совершивших преступление, между государствами, не имеющими соглашения о выдаче — т. е. в отношении государства, не имеющего такого договора, нормы международного уголовного права, регламентирующие процедуру выдачи, действуют в соответствии с реальным принципом. 225

Сборник международных договоров СССР. Вып. 43. М., 1989. С. 104-105.

Отраслевые принципы международного уголовного права 147

Так (и хотя пример этот «притянут», мы все же осмелимся его привести), в силу ст. 8 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 года,226 если государство-участник получает просьбу о выдаче от другого государства-участника, с которым оно не имеет договора о выдаче, оно «может по своему усмотрению рассматривать настоящую Конвенцию в отношении такого преступления в качестве юридического основания для выдачи». А Европейская Конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 года227 вст. 15 предусматривает прямой случай реального действия нормы — возможность выдачи лица запрашивающей стороной третьему государству, не являющемуся участником данной Конвенции (при соблюдении строго определенных условий).

Универсальный принцип действия международного уголовного права

Данный принцип действия означает возможность ответственности по международному уголовному праву вне зависимости от того, где и кем было совершено преступление.

Основы этого принципа были заложены в I Принципе международного права, выработанном Уставом Нюрнбергского трибунала: всякое лицо, совершившее какое-либо действие, признаваемое, согласно международному праву, преступлением, несет за него ответственность и подлежит наказанию. При этом действие универсального принципа было распространено на те преступления, которые вошли в юрисдикцию Международного трибунала.

В дальнейшем в международном уголовном праве сформировалось понимание применения данного принципа ко всем преступлениям против мира и безопасности человечества.

Логического завершения формулирование универсального принципа действия международного уголовного права достигло вч. 1 ст. 3 Проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества: «Лицо, которое совершает преступление против мира и безопасности человечества, несет за это ответственность и подлежит наказанию». От себя добавим — любое лицо, где бы оно 226

Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 27. М., 1974. С. 294. 227

Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1999. С. 592.

ни совершило подобное преступление (тем более такое, за которое не исчисляется срок давности) может подлежать юрисдикции любого государства или Международного уголовного суда.

В настоящее время можно говорить о распространении универсального принципа действия международного уголовного права и в отношении ряда конвенционных преступлений. Например, в Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года228 указано, что виновные лица «могут передаваться компетентному суду любого государства — участника настоящей Конвенции, которое может приобрести юрисдикцию над личностью обвиняемых».

Тенденция к расширению универсального принципа действия норм международного уголовного права должна расцениваться как положительная, ведь универсализация последнего будет означать как единообразие в его применении, так и более успешное достижение его задач по поддержанию мирового правопорядка и наказанию виновных.

Итак, международное уголовное право действует во времени и пространстве в соответствии со следующими принципиальными положениями:

Преступность и наказуемость деяния, вопросы наступления уголовной ответственности по международному уголовному праву регулируются только теми актами, которые имели юридическую силу на момент совершения деяния. Обязательная юридическая сила международного акта уголовно-правового характера обычно наличествует при соблюдении двух условий: вступление его в силу, регламентированного в самом документе, и подтверждение обязательности такого акта самим государством-участником.

Прекращение действия международно-правового акта (или его части) во времени может быть произведено: истечением оговоренного срока действия, заменой, выходом необходимого для его действия количества участников, отменой в силу противоречия договора принципам jus cogens. Некоторая специфика присуща действию во времени решений международных организаций.

Конвенции по борьбе с преступлениями международного характера. М., 1990.

ЛОтраслевые принципы международного уголовного права 149

По общему правилу, обратная сила в действии международного уголовного права не допускается.

Территориальный принцип действия означает, что международное уголовное право имеет силу на всей территории государства-участника соглашения, находящейся под его юрисдикцией.

Реальный принцип действия заключается в том, что нормы международного уголовного права могут применяться в отношении деяний, совершенных на территории государств — неучастников соглашения, при условии, что такое государство дает согласие на применение этих норм.

Универсальный принцип действия состоит в том, что, в случае совершения преступлений против мира и безопасности человечества, а также ряда конвенционных преступлений, нормы международного уголовного права применяются вне зависимости гражданства лица и места совершения этого преступления.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что в современном международном уголовном праве сложилась система специфических, присущих в основном этой отрасли принципов: 1)

принцип индивидуальной ответственности физических лиц по международному уголовному праву (но не исключающий иной международно-правовой ответственности государства и юридических лиц); 2)

принцип nullum crimen sine lege (включающий в себя запрет на применение закона по аналогии, а также правило о толковании сомнений в пользу лица, подвергаемого ответственности) и принцип nullum poena sine lege (причем два последних образуют в совокупности своеобразный принцип «законности»); 3)

принципы недопустимости ссылки на официальное или должностное положение лица (включающий в себя положение об ответственности военных начальников и командиров) и недопустимости ссылки на приказ начальника и предписание закона, которые, по своему существу, являются производными от принципа индивидуальной ответственности; 4)

принцип поп bis in idem, аккумулирующий «справедливость» международного уголовного права и оказывающий решающее влияние на возникновение и реализацию материального правоотношения в международном уголовном праве;

принципы действия международного уголовного права во времени и пространстве, включающие положения о недопустимости применения обратной силы международного уголовного права, о неприменении срока давности за преступления против мира и безопасности человечества, а также положения о территориальном, реальном и универсальном действии международного уголовного права.

Еще по теме:

  • Назначить исполняющим обязанности главного инженера Назначить исполняющим обязанности главного инженера День добрый Вобщем имеем в наличии главного инженера (по ДИ - зам.директора) назначенного приказом учредителя (юрлицо) временно […]
  • Если отказался подписывать протокол об административном правонарушении Что мне будет, если я отказался подписывать протокол? Я двигался на автомашине в тёмное время суток меня остановил ДПС подошёл инспектор спросил документы а потом сказал что я был не […]
  • Покупка дома нижний тагил Продажа домов в Нижнем Тагиле этажей 1 , рубленый электричество этажей 1 , соток 22 , рубленый электричество этажей 1 , соток 4 , рубленый электричество этажей 1 , соток 6 , […]
  • 18 Судебное разбирательство гражданских дел uristinfo.net Глава XVII. Судебное разбирательство гражданских дел Литература: Жилин Г.А. Гражданское дело в суде первой инстанции. М., 2000; Комментарий к Гражданскому процессуальному […]
  • Поджог леса ук рф УНИЧТОЖЕНИЕ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЕ ЛЕСОВ - экологическое преступление, предусмотренное ст. 261 УК РФ, представляет собой уничтожение или повреждение лесов, а равно насаждений, не входящих в […]
  • Материнский капитал понятие сущность назначение ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПРО НОВЫЙ ЗАКОН О ПЕНСИЯХ ознакомиться с инфографикой ознакомитьсяс инфографикой скачать брошюру (297 Кб) Материнский (семейный) капитал – это мера государственной […]