Методики для юристов

Методики для юристов

Формирование профессиональной позиции является длительным и многоплановым процессом, основы которого закладываются на разных стадиях профессионального становления личности. Если рассматривать позицию как статус личности, отношение ее к каким-либо явлениям и как некую роль, то можно определить профессиональную позицию через систему отношений к профессиональной деятельности. Анализ определений данной дефиниции показал, что профессиональная позиция является базой профессионального становления и развития специалиста, она определяет его отношение к трудовой деятельности, профессионально-творческое саморазвитие и самореализацию в профессии. В этой связи очень важно сформировать профессиональную позицию у представителей юридической деятельности. Профессиональная деятельность юриста отличается повышенными требованиями к ней как общества, так и государства. Она характеризуется наличием властных полномочий и относится к государственной деятельности, включая в себя нормотворческую, правоприменительную, правоохранительную, экспертно-консультационную, педагогическую и другие виды деятельности. Все вышесказанное указывает на значимость формирования профессиональной позиции будущего юриста.

В связи с тем, что профессиональная позиция является компонентом жизненной позиции важно понимать особенности ее формирования на разных стадиях становления личности. Согласно психологическим теориям жизненная позиция формируется в юности, это возраст профессионального самоопределения [6, 3]. Он приходится на период завершения школьного обучения и начало профессиональной подготовки в вузе. Тогда возникает вопрос, когда происходит формирование профессиональной позиции личности? Специалист в области психологии профессиональной деятельности Ф. Зеер говорит о том, что профессиональная позиция формируется уже в процессе осуществления трудовой деятельности на этапе первичной профессионализации. При этом сам же автор отмечает, что многие молодые люди разочаровываются в собственном профессиональном выборе на разных стадиях профессионального становления.

Данное утверждение позволяет нам утверждать о необходимости не стихийного формирования профессиональной позиции, которое может привести к негативным результатам, а важности организации целенаправленного и грамотно организованного процесса. Такой организованный осознанный и управляемый процесс поэтапного культурного профессионального восхождения юриста можно определить как принцип регулируемого эволюционирования, сформулированный Д. Ф. Ильясовым [2]. Причем считаем, что данное формирование профессиональной позиции будет успешным через коммуникации будущего юриста с компетентными специалистами в этой области, через освоение юридической роли в профессиональном общении. Таким образом, под формированием профессиональной позиции будущего юриста будем понимать организованный процесс освоения профессиональной роли юриста, его культурного восхождения путем опредмечения его потребности в общении через профессиональные коммуникации.

Чтобы выстроить именно организованный процесс формирования профессиональной позиции будущего юриста, необходимы конкретные условия, оформленные в определенной методике. Под методикой будем понимать совокупность методов, средств, приемов, которые позволяют провести работу целесообразно. Методика реализуется на основе педагогических условий, описание которых и будет развернуто в статье.

В основе реализации методики формирования профессиональной позиции будущих юристов в процессе профессиональной подготовки в вузе мы заложили четыре подхода: акмеологический, герменевтический, доминантно-позиционный и личностно-деятельностный. Использование акмеологического подхода ориентировано на понимание будущим юристом значимости профессионального самосовершенствования, заложенного в формировании его профессиональной позиции. Герменевтический подход подразумевает понимание глубинных смыслов нормативно-правовых документов и других информационных источников, осознание связи правовой сферы с историческими, политическими и религиозными процессами. Подход под названием «доминантно-позиционный» предполагает множество позиций внутри жизненной и непосредственно профессиональной позиции будущих юристов. И, наконец, личностно-деятельностный подход принимает во внимание феномены уникальности и неповторимости личности, он оптимальным образом развивает личностные и профессиональные качества юриста в учебно-профессиональной деятельности.

Для формирования профессиональной позиции будущих юристов мы использовали ресурсы дисциплин основной образовательной программы по направлению подготовки 030900 юриспруденция (квалификация (степень) «бакалавр»). В частности акцент делался на ресурсы таких дисциплин, как «Профессиональная этика» и «Психология». Однако они не в полной мере отражают возможности формирования профессиональной позиции юриста, что привело нас к необходимости внести адресную дисциплину — факультатив «Искусство публичных выступлений», который выступил в качестве первого педагогического условия формирования профессиональной позиции будущих юристов в процессе профессиональной подготовки в вузе. Понимая, что красивая и грамотная речь очень важна для убедительности юриста, мы именно таким образом обозначили название и содержание факультатива. Укажем название основных тем: «Публичное выступление: понятие, функции, механизмы», «Подготовка к публичному выступлению», «Страх публичных выступлений: выявление причин и скрытых механизмов воздействия», «Коммуникативная фаза публичного выступления», «Дискуссия в публичном выступлении», «Вопросы аудитории в публичном выступлении», «Эффекты публичного выступления: обращение к аудитории, комплименты, юмор, бессознательные сигналы, время выступления», «Использование средств наглядности в процессе выступления», «Анализ наиболее известных и успешных публичных выступлений», «Судебное красноречие юриста», «Тренинг развития коммуникативных умений». Завершается освоение факультативной дисциплины выполнением проектной работы студентов на тему «Успешное публичное выступление юриста».

Отметим, что в данном факультативе включены три обучающие модели контекстного обучения. В нашем исследовании признается решающая роль контекстного обучения в формировании профессиональной позиции будущего юриста. Контекстное обучение определяется как обучение, в котором динамически моделируется содержание профессионального труда, создающее условия для превращения учебной деятельности студента в профессиональную деятельность специалиста [1]. Такое обучение включает три модели: семиотическую, имитационную и обучающую. Так, семиотическая модель представлена непосредственно в лекционных занятиях, раскрывающих различные темы факультатива. Причем помимо классических лекций информация предоставлялась также в форме проблемной лекции, лекции с заранее запланированными ошибками, лекции-консультации и пр.

Для развития рефлексии будущих юристов на лекциях применялись психологические техники (упражнения, игры, притчи) [5]. Этот опосредованный способ воздействия является наиболее эффективным в плане формирования профессиональной позиции по сравнению с обычными догматичными убеждениями. Использование данных техник относится как семиотической, так и имитационной обучающей модели. Сущность данной модели заключается в моделировании отдельных аспектов профессиональных ситуаций, в нашем случае правовых, в условиях учебного занятия.

Следует напомнить, что имитационная обучающая модель представляет собой смоделированную ситуацию будущей юридической деятельности. Такое моделирование основывается на теоретической информации, анализе и принятии правовых решений. Помимо прочего факультатив содержит ресурсы и третьей модели контекстного обучения — социальной. Социальная модель представляет собой типовую ситуацию, фрагмент профессиональной деятельности, которые исследуются в совместной деятельности студентов. Взаимодействие в интерактивных группах (социальных моделях профессиональной среды) способствует формированию как предметной, так и социальной компетентности студента. Таким образом, социальное содержание включается в учебный процесс благодаря совместной деятельности будущих специалистов. Такая деятельность подразумевает обязательный учет личностных особенностей, предпочтений и интересов каждого, принятие группой нравственных нормам коллектива.

Перейдем к описаниюреализации второго педагогического условия методики формирования профессиональной позиции будущих юристов в процессе профессиональной подготовки в вузе — применение кейс-метода как основного ресурса имитационной обучающей модели.

Кейс-метод представляет собой проблемную профессиональную ситуацию (реальную или вымышленную), которую необходимо решить. Профессиональная деятельность юриста насквозь пронизана множественными проблемными ситуациями. Способность решать такие ситуации в нормотворческой, правоприменительной, правоохранительной, экспертно-консультационной и других видах деятельности является важной профессиональной компетенцией юриста. Работа с кейсами осуществлялась как средство формирования профессиональных компетенций студентов-юристов [4]. Кейсы, которые использовались на занятиях, отличались по объему, глубине, формату принимаемого правового решения. Следуя классификации кейсов, по такому параметру как «цель применения в учебном процессе», применялись кейсы практические, обучающие, научно-исследовательские [7]. Практические кейсы отражали реальные жизненные ситуации, они представляли анализ одного или нескольких документов (судебный акт, ходатайство, исковое заявление). Обучающие кейсы, содержащие характерные ситуации из правовой области, позволяли осуществить перенос частных знаний и умений в решении конкретных юридических дел на типичные ситуации из практики юриста. Также использовался ряд научно-исследовательских кейсов, в которых студенты исследовали пакет нормативно-правовых документов и пр. На семинарских занятиях применялись нормативные и функциональные кейсы. Особенностью последних являлся детальное исследование противоречивой информации, где студентам необходимо было выдвинуть решение, а затем аргументировать его степень доказательности. Периодически использовались стратегические кейсы, которые содержат множество противоречивых фактов, не полную информацию, и поэтому они не имеют однозначного решения. Студенты отмечали, что данные кейсы достаточно сложные, поэтому для их решения требовались не только теоретические знания, но творческий подход, аналитическое мышление. Решая такие ситуации, будущие юристы организовывали активную дискуссию, споры, поэтому преподавателю приходилось включаться в совместное решение для искусного управления ситуацией.

Таким образом, кейсы использовались в рамках одного занятия, по итогам обобщения полученной информации из нескольких семинарских занятий. Формы работы над кейсами варьировались от индивидуальных до групповых. Стратегические кейсы применялись для контроля знаний на итоговых занятиях (зачетах, экзаменах). Отдельное внимание уделялось развитию не только профессиональных качеств, связанных с академическими знаниями, требующимися для юридической деятельности, но и психических процессов будущих юристов. Применялись кейсы для развития восприятия, памяти, воображения, внимания, логического мышления. Данные способности важны в профессиональной деятельности юриста, поэтому на занятиях подбирались соответствующие кейсы.

Для формирования профессионально позиции будущих юристов была осуществлена реализация третьего педагогического условия — организация онлайн консультирования в процессе прохождения производственной практики будущих юристов.

Производственная практика в контекстном обучении рассматривается как социальная обучающая модель, в которой реализуются профессиональные коммуникации, очень важные для формирования профессиональной позиции юриста. Студенты проходили практику в различных организациях и учреждениях по профилю подготовки, включая студенческие правовые консультации. Основным условием по итогам прохождения практики являлась отчетность в форме плана практики, характеристики на студента с места практики, отчета самого обучающегося по практике, а также отзыва руководителя. В процессе прохождения практики студенты выступают сначала как пассивные наблюдатели. Затем их роль менялась на активное наблюдение. Однако приоритет отдавался осуществлению реальной профессиональной деятельности в форме изучения правовых документов, исков, заявлений и пр.

Полагаем, что реальная юридическая деятельность студентов должна реализовываться в разных формах: оказание правовой помощи населению в виде консультаций по юридическим вопросам; разработка проектов нормативно-правовых документов; представительство в судах; написание заключений (устных и письменных), составление справок по вопросам гражданского законодательства; составление и проведение экспертизы юридических документов и пр.

Производственная практика относится к социальной обучающей модели, так как студент осуществляет предметные действия и поступки в моделируемых и реальных ситуациях профессиональной деятельности, а преподаватель сопровождает его на данном этапе обучения в вузе. Специфика развития личности будущего юриста в этой модели заключается в развитии и реализации социальной и предметной компетентности, формировании профессиональной мотивации, личностных смыслов профессиональной деятельности.

Однако акцент в профессиональной практике мы делали на онлайн консультировании в юридической сфере. Такое консультирование достаточно распространено в последнее время. Причем оно осуществляется по разным темам: по вопросам воспитания и развития детей, уходу за домашними животными, профессиональному обучению в онлайн режиме. Получение профессиональной юридической помощи в дистанционном режиме также достаточно востребовано.

Получить экспресс ответ на актуальный вопрос сейчас можно в любое время в любой части страны. Поэтому считаем, что участие студентов в таком формате правового консультирования будет носить серьезный формирующий эффект профессиональной позиции будущего юриста.

Студенты на практике сначала изучали особенности онлайн консультирования, анализируя сайты, в которых оказываются данного рода услуги. Исследовали страницы социальных сетей по правовому консультированию, форумы профессиональных юридических сообществ. Далее организовывали под контролем руководителя практики, а затем самостоятельно юридическое онлайн консультирование в форматах вопрос-ответ на сайте, через электронную почту, либо в реальном режиме через Skype.

Отметим, что знакомство с консультациями, уже осуществленными другими специалистами юридического профиля, позволяет будущему юристу получить реальное представление о наиболее актуальных вопросах в таких отраслях, как трудовое, финансовое, гражданское, земельное, административное, уголовное, семейное, уголовно-процессуальное право и др. Помимо прочего студенты получают ценный опыт самостоятельных консультаций как юридических, так и физических лиц по темам, наиболее ими изученным и освоенным. Однако следует отметить, что онлайн консультации наиболее востребованы физическими лицами.

Таким образом, описание методики формирования профессиональной позиции будущих юристов опиралось на уже реализованной методике, включающей в себя педагогические условия. Такая методика позволила на основе ресурсов контекстного обучения сформировать профессиональную позицию будущих юристов, что является важным условием не только адаптаций в профессии, но и самореализации в ней.

Рецензенты:

Ильясов Д. Ф., д.п.н., профессор, зав. кафедрой педагогики и психологии ГБОУ ДПО «Челябинский институт переподготовки и повышения квалификации работников образования», г. Челябинск;

Ярычев Н. У., д.п.н., зав. кафедрой теории и истории социальной работы ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет», г. Грозный.

ТЕСТ НА ПРОФЕССИЮ «ЮРИСТ»

Данный онлайн-тест предназначен для всех, кто хотел бы знать насколько бы ему подошли образование и работа в сфере юриспруденции.

Бесплатный тест на профессию «Юрист» содержит 96 вопросов, направленных на диагностику Ваших интересов, способностей и личностных особенностей. Примерное время тестирования составляет 30 минут. В процессе тестирования Вам предстоит решить достаточно большое число интеллектуальных заданий.

После прохождения теста Вы получите подробное описание результатов тестирования с рекомендациями, стоит ли Вам получать юридическое образование, и какая специализация для Вас предпочтительна, например, адвоката или нотариуса.

Узнать, какие ещё профессии подойдут Вам в большей степени из всего спектра существующих сходных специальностей, Вы можете, пройдя комплексное тестирование по методике «Профориентатор» и побеседовав с профориентологом-консультантом непосредственно в Центре профориентации.

Методика подготовки к профессии юриста

Методика подготовки к профессии юриста определяется конкретными условиями развития того или иного типа общества, особенностями правовой и образовательной систем, принятых в данном государстве.

Методика подготовки российского специалиста в области юриспруденции определяется: во-первых, ФГОС ВПО; во-вторых, конкретизацией этого стандарта в учебном плане юридического вуза; в-третьих, учебными планами специализации. Вместе взятые, они дифференцируют подготовку к профессии юриста по учебным дисциплинам, семестрам, объему учебных часов, объему учебной нагрузки обучающихся.

Раскроем эти три компонента, для того чтобы показать структуру подготовки к профессии юриста.

Так, ФГОС ВПО устанавливает самые общие требования к содержанию высшего юридического образования. Он содержит нормы, образцы, оценки образовательной деятельности и служит инструментом контроля за соблюдением конституционного права российских граждан на образование. Государственный стандарт определяет обязательные дисциплины, которые должен изучать каждый студент. Чаще всего это общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины, например логика, социология, культурология, а также общепрофессиональные, такие как теория государства и права и др., специальные дисциплины — судоустройство и правоохранительные органы, право Европейского Союза, юридическая психология и т. д. Данный стандарт также определяет обязательный минимум содержания основных образовательных программ, требования к уровню подготовки специалистов в области юридической деятельности.

В 1996 г. был принят первый стандарт, или государственный стандарт первого поколения, его сменил в 2000 г. ГОС ВПО второго поколения, в настоящее время разработан ФГОС ВПО третьего поколения.

Что касается учебных планов вузов, то последние достаточно самостоятельны в их разработке и определяются возможностями того или иного вуза, потребностями региона в юридических кадрах в соответствии с запросами рынка труда, образовательными традициями данного региона, собственными методическими разработками и т. д. Современный ФГОС ВПО предоставил юридическим вузам большую самостоятельность в разработке учебных планов. В то же время исходные позиции учебных планов должны соответствовать образовательному стандарту.

Аналогичное положение складывается с учебными планами специализации, поскольку специализация выпускников юридических вузов также определяется возможностями конкретного учебного заведения и запросами практики на специалистов конкретного профиля.

Характерная особенность юридического образования в нашей стране состоит в том, что оно основывается на многоуровневой базе. В настоящее время в системе высшего профессионального образования юристов, как уже отмечалось выше, предусмотрены три самостоятельных уровня: первый уровень — бакалавриат (срок обучения — четыре года); второй уровень — магистратура (срок обучения — два года); третий уровень — подготовка специалиста (срок обучения — не менее пяти лет).

Уже начиная с 2011/12 учебного года все вузы России перешли на прием в бакалавриат, а также на программы подготовки магистров и специалистов (сохранены в отдельных вузах). Следует иметь в виду, что первый уровень высшего профессионального образования по юридической специальности — бакалавриат дает общее высшее юридическое образование, которое, однако, не рассматривается как законченная профессиональная подготовка. На данном уровне ставится задача привить навыки профессиональной деятельности, но эта подготовка является фундаментальной. На втором уровне — в магистратуре проводится углубленная профессиональная подготовка с опорой на знания, полученные на уровне бакалавриата, но значительная часть магистерских программ ориентирована на лиц, обладающих определенным опытом практической работы и нацеленных на профессиональный рост. Магистратура имеет целью подготовку высокопрофессионального элитного слоя юристов, в том числе для работы в научно-исследовательских учреждениях.

Говоря о многоуровневом образовательном процессе в России, необходимо указать, что в некоторых ведомствах имеется уровень среднего профессионального образования, например, в системе МВД России функционируют девять средних школ полиции, а при Российской академии правосудия есть колледж.

К уровневой системе относятся: второе высшее юридическое образование; дополнительное образование (повышение квалификации и переподготовка юридических кадров); послевузовское образование (аспирантура, докторантура).

Таким образом, можно констатировать структурную завершенность системы высшего юридического образования в нашей стране, наличие системы учреждений, обеспечивающих преемственность и непрерывность процесса юридического образования.

В литературе высоко оцениваются возможности многоуровневого образования. Оно позволяет, в частности, разнообразить виды выпускаемых специалистов и образовательные формы. Например, многоуровневая образовательная модель может быть реализована в учебно-исследовательских комплексах нового типа, создаваемых на базе университетов и объединяющих все указанные выше ступени образования. Примером такого рода комплекса может служить Высшая школа экономики, где функционируют и научные лаборатории, сопровождающие учебный процесс, и учебные факультеты. Тем самым обеспечивается тесная связь науки, процесса образования и практических задач, а сами вузы преобразуются в центры науки и образования.

Создание таких комплексов целесообразно путем объединения маломощных и малочисленных вузов и факультетов.

Другая особенность юридического (любого высшего) образования в современной России заключается в переходе на компетентностный подход к подготовке юристов. Данный подход обладает рядом преимуществ, так как, во-первых, позволяет объединить теоретическую и практическую составляющие юридического образования; во-вторых, содержит главную целевую его направленность — достижение конкретного результата; в-третьих, усиливает реализацию полученных знаний, в том числе формирование у обучающихся готовности использовать теоретические знания в практической профессиональной деятельности.

Обучение юристов в России всегда характеризовалось такой спецификой, как серьезный акцент на глубокую теоретическую подготовку, в то время как на Западе этот акцент смещен в сторону практики. В результате в Германии, например, дипломы ведомственных учебных заведений имеют исключительно ведомственное значение и не воспринимаются работодателями системы государственной службы. В нашей стране диплом юриста имеет универсальное значение независимо от того, в каком вузе он получен.

Выбор методики обучения юридической профессии предполагает решение вопросов: как учить и для чего учить, т. е. какие задачи — профессиональные, предметные, жизненные, этические и т. д. — должен уметь решать выпускник юридического вуза.

Образовательный процесс состоит из трех стадий (этапов):

1) подготовительной, когда проводится или должна проводиться диагностика обучаемых с точки зрения их подготовленности для познания конкретных учебных дисциплин, определяются цели, формы, методы и средства педагогического воздействия на обучаемых;

2) организация и осуществление собственно образовательного процесса;

3) анализ результатов образовательного процесса, выявление причин отклонения от поставленных целей, разработка мер по устранению недостатков, проведение контроля за процессом обучения: текущего, рубежного и итогового.

Реализация всех трех этапов позволяет обеспечить качественное профессиональное образование, достижение определенного уровня профессионализма, т. е. совокупности профессионально значимых знаний, умений, навыков и качеств личности, которые позволяют успешно решать профессиональные задачи.

Методика подготовки к профессии юриста имеет направленностью два аспекта:

1) подготовку к профессиональной деятельности юриста, правоведа как общего специалиста;

2) подготовку к работе в конкретной сфере с учетом выбранной специализации — в качестве следователя, адвоката, нотариуса, работника правового подразделения фирмы, компании, холдинга и т. д.

Первый аспект предполагает овладение базовыми категориями и понятиями, развитие правового мышления и навыков юридического анализа, умения ориентироваться в законодательстве, квалифицировать как юридически значимые отдельные факты, обстоятельства, отношения, условия и др.

Второй аспект направлен на формирование у выпускника юридического вуза знаний, навыков и умений как специалиста в определенной сфере юридической работы. Это, в свою очередь, предполагает:

а) знание нормативной правовой базы деятельности в данной сфере;

б) знание своих прав и обязанностей по конкретной специальности;

в) умение принимать решения в соответствии со своей компетенцией, их реализовывать, рационально организовывать собственные рабочее время и труд.

Таким образом, современное юридическое образование имеет главной направленностью подготовку такого специалиста, который бы не только имел основательные правовые знания, но и мог гибко реагировать на изменяющиеся потребности общественного развития, обладал устойчивой правовой культурой, уважением Конституции РФ законов, прав, свобод и законных интересов человека, готовностью их защищать и способностью к саморазвитию и самосовершенствованию.

Вместе с тем в юридической среде не утихают споры относительно необходимости реформирования юридического образования, переориентации его на практические цели.

Эти дискуссии имеют многовековую историю. Такого рода споры возникали уже в 60-х гг. XIX в. Дело в том, что в российском юридическом образовании лекции всегда занимали доминирующее положение. Однако, по мнению некоторых русских профессоров, лекционный метод обучения имел немало недостатков. Прежде всего ему была свойственна пассивность студентов, поскольку они не могли в ходе лекции продумать и усвоить новую информацию. Кроме того, по итогам лекций в памяти студентов оставались лишь фрагментарные знания. Наконец, лекции не позволяли учитывать индивидуальность каждого слушателя, поскольку давали одинаковый объем знаний.

Предлагалось расширить организационные формы учебного процесса за счет введения практических занятий и увеличения объема самостоятельной работы студентов.

В ходе дебатов по поводу изменения форм обучения юристов, которые на рубеже XIX—XX вв. приобрели большую остроту, многие преподаватели пришли к выводу, что необходимо лекционный курс сохранить, однако одновременно ввести систематические практические занятия, которые способны приучить студентов к самостоятельному мышлению и научной работе. Эти занятия также способствуют закреплению теоретических знаний и их пополнению, нацеливают на изучение юридической практики.

Было установлено, что формированию практических навыков способствуют:

а) написание и защита курсовых работ;

б) проверка знаний учебного материала в ходе опроса на семинарах;

в) отработка тем пропущенных занятий или неудовлетворительно подготовленных заданий;

г) подготовка докладов по отдельным вопросам и их изложение на семинарах;

д) проведение рубежных итоговых занятий по нескольким пройденным темам (чаше всего в письменном виде);

е) разбор некоторых наиболее важных законов, в том числе их толкование.

Указанные формы применяются в обучении юридической профессии и в настоящее время, так как они доказали свою эффективность.

Представляется, что в традиции российских юридических вузов всегда было давать студентам фундаментальную теоретическую подготовку. Что касается практических навыков, то здесь следует соблюдать определенный баланс теоретических и практических знаний. Однако специалист, имеющий глубокую и всестороннюю теоретическую подготовку, всегда сможет довольно быстро усвоить практические навыки и постичь изменяющееся законодательство.

Какие проводятся тесты для юристов при приеме на работу

Тестирование при приеме на работу – обязательное требование в большинстве компаний. Главным образом это касается работников умственного труда, или «информационных работников», к которым относятся и юристы. Поэтому соискателям нужно знать, каким образом применяются тесты для юриста при приеме на работу, какие их виды бывают и кем интерпретируются результаты.

Зачем нужно тестировать юристов?

В последнее время встретить компетентного и опытного юриста все сложнее. Рынок труда наполняют люди с юридическими дипломами, но порой не владеющие даже азами профессии. Поэтому и спрос на хороших юристов достаточно высок. Ведь нужно не только знать законодательство, но и уметь его применять на практике, а еще лучше (будем говорить честно) – уметь его обходить.

Временное отсутствие юриста тормозит судебные дела компании. Кроме того, в такой ситуации нельзя ручаться за правильное оформление важных документов. Лишь грамотный юрист способен правильно:

  • готовить к подписанию договоры,
  • выносить заключения по приказам,
  • представлять интересы фирмы в судебных органах.

При поиске юриста, как правило, есть немало кандидатов, прошедших положительно первый этап собеседования. Чтобы среди них выделить тех, кто действительно обладает нужным набором знаний, требуется проводить специальные тесты для юристов при отборе и приеме на работу.

Требования к юристам

Представляя интересы компании в различных государственных инстанциях, юрист, по сути, является ее лицом. Соответственно, его внешний вид должен быть статным и внушающим доверие. Он должен уметь себя подать, при этом владея навыками убеждения: эти качества важны при разрешении любых проблемных ситуаций.

Не менее важным условием является способность юриста мыслить и изъясняться так, чтобы его понимали и к его мнению прислушивались. Отличительные черты хорошего юриста – это внимательность к деталям и сдержанность в рассуждениях.

С формальной точки зрения требования к юристу при приеме на работу выглядят так:

  • владение знаниями об основных отраслях российского законодательства;
  • способность применять имеющиеся знания на практике, в том числе при разрешении проблемных ситуаций;
  • способность мыслить структурно и ясно, разбивая явление на составные части;
  • способность к выводам;
  • владение собой в стрессовых ситуациях;
  • умение слушать других;
  • умение при рассмотрении вопросов осуществлять системный подход;
  • наличие опыта проведения различных сделок.

Особенности собеседования с кандидатом на должность юриста

Первоначальное собеседование с кандидатом проводит специалист по персоналу. Подбирая юриста, специалист должен готовиться заранее и особо тщательно. Как правило, собеседование начинается с общих вопросов, касающихся его биографических данных. Выясняются его прежние места работы, а также причины увольнения с последнего места работы.

Далее следует переходить к более профессиональным и сложным вопросам. Эту часть собеседования менеджер по персоналу готовит при помощи специалистов в области юриспруденции: советуется, составляет вопросы, делая акцент на тех аспектах, которые для данной компании наиболее важны.

В качестве устного теста для юриста при собеседовании и приеме на работу можно предложить оценить договор, в котором намеренно сделаны юридические ошибки. После этого попросить его прокомментировать прочитанное.

Подготовка к тестированию при приеме на работу

Тестирование как важная часть процесса собеседования

Итак, первый этап пройден, часть кандидатов отсеяна. Что делать с остальными? Организовать их тестирование. Оно бывает нескольких видов:

  • устное – менеджер по персоналу должен знать ответы на вопросы, уметь анализировать ответы кандидата и принимать решения о том, пройдено ли тестирование сразу после его окончания;
  • письменное – в этом случае потребуется некоторое время на обработку результатов;
  • компьютерное – наиболее оптимальный вариант, поскольку каких-либо затрат на обработку результатов со стороны сотрудников компании не требуется. По окончании тестирования результат выводится на экран автоматически.

Чаще всего используются тесты, в которых от 30 до 50 вопросов по самым разным аспектам юриспруденции. Для их проведения можно использовать типовые тесты для юристов при приеме на работу с ответами. Есть вопросы, где из нескольких вариантов требуется выбрать правильный. Другая часть вопросов предполагает свободный комментарий кандидата. Еще один вариант – моделирование ситуаций, которые типичны для юридической сферы деятельности.

Тематика вопросов тестов

Наиболее объективным будет тест, включающий в себя все перечисленные варианты. Что касается тематики вопросов, она обычно следующая:

  • коммерческая тайна и авторское право;
  • особенности получения патента;
  • особенности договоров аренды и лизинга;
  • убытки и все что сними связано;
  • особенности заключения разных типов договоров;
  • выплата неустоек и выполнение обязательств;
  • участие в судебных процессах;
  • тонкости корпоративного права;
  • работа с кредитами, с наличными и безналичными расчетами;
  • налоговое право, предпринимательство;
  • все, что связано с перевозкой груза, его хранением, возмещением ущерба и работой с договорами;
  • основные положения законодательства, связанные со строительством и недвижимостью;
  • законодательство о рекламе;
  • владение законодательством о страховании;
  • владение вопросами лицензирования;
  • знание основ трудового законодательства, особенности регулирования взаимоотношений между работником и работодателем;
  • знание основ уголовного законодательства и понимание того, как эти положения применяются на практике.

Еще один способ изучения кандидата – свободная беседа на темы, связанные с юриспруденцией и ее практическим применением в организации. Это своеобразный способ психологического тестирования, при котором следует обратить внимание на следующие особенности кандидата:

  • темп речи, определяющий скорость мышления и темперамент кандидата;
  • интонации голоса – властные, заискивающие, деловые, детские;
  • жестикуляция и мимика – активные, спокойные, свободные, скованные.

Подчеркнем: эти наблюдения не могут и не должны быть решающими при определении общего впечатления о кандидате. Но, тем не менее, они могут дать некоторую поверхностную информацию о чертах его личности. В случае наличия двух равных кандидатов результаты помогут определить, какой из них обладает более презентабельными и привлекательными качествами.

Как правильно отвечать юристу на вопросы во время собеседования

Увольняясь с предшествующего места работы, каждый юрист обязан соблюдать коммерческую тайну, в том числе при собеседовании. Поэтому, отвечая на вопросы специалиста по персоналу, следует говорить в общих чертах, опуская конкретные детали ранее проведенных сделок. Работодатель отнесется к этому с уважением, а кандидат заработает дополнительный плюс.

Если на собеседовании специалист задал вопрос, на который соискатель не знает ответ, то юлить, скорее всего, не получится: это будет заметно и сыграет не в пользу кандидата. О своем незнании лучше сразу сказать, но при этом подчеркнуть свою готовность детально изучить вопрос. Поэтому прежде чем отправиться на собеседование, следует как можно тщательнее изучить ту сферу деятельности, в которой работает компания.

Законно ли проведение тестирования при приеме на работу

В трудовом законодательстве этот вопрос не урегулирован, поэтому зачастую возникают споры о правомерности действий работодателя при отборе кандидатов. Существует две точки зрения:

  • Если в Трудовом кодексе прямо не разрешено устраивать тесты, то их устраивать нельзя. Ведь в этом случае работодатель может сознательно ущемить права кандидата. Например, дать кандидату заранее непроходимый тест и тем самым избавиться от неугодной ему персоны.

Если говорить о проверке знаний, то есть диплом, для получения которого юрист уже прошел все установленные государством тесты и экзамены. Подтверждением предшествующего опыта работы будет также запись в трудовой книжке. А для понимания того, насколько кандидат будет успешен на работе, трудовым законодательством предусмотрен испытательный срок.

  • Другие специалисты говорят о правомерности проведения тестирования, но только в том случае, если осуществляется проверка именно профессиональных знаний. При этом они выступают против дискриминации кандидатов по различным признакам: полу, национальности, цвету кожи, языку, то есть по тем признакам, которые не связаны с деловыми качествами кандидата.

Поэтому если кандидат пройдет тест неудовлетворительно или откажется его пройти, то отказ в приеме на работу будет все же правомерным. В первом случае – в связи с нехваткой профессиональных знаний сотрудника, во втором случае – с тем, что работодатель не может проверить уровень этих знаний. Приверженцы этой точки зрения ссылаются на постановление Пленума Верховного Суда, в котором говорится: отказ в приеме на работу, основанный на недостаточности деловых качеств, является вполне обоснованным.

Чтобы процесс тестирования в компании проходил правомерно, следует выполнить ряд условий:

  1. Принять внутренний документ, в котором будет закреплены все особенности тестирования: кто проводит тестирование, порядок проведения, порядок утверждения вопросов к тестам, процедура назначения ответственного лица и т.д. Такой документ будет юридической основой для проведения тестирования.
  2. Обратить внимание на содержание теста. В нем должны быть только вопросы, направленные на определение уровня профессиональных знаний кандидата.

Процесс прохождения тестов для юриста при приеме на работу вполне законная и часто применяемая процедура. Но для того, чтобы она была юридически правильно оформлена, следует об этом позаботиться заранее.

Методики ухищрений юристов для принуждения заказчиков к счастью

Юридические семинары для профессионалов

Видеокурс «Право недвижимости»

Подписка на журналы для юристов

Похожие материалы

Комментарии (43)

Владислав, альтернативно это можно сделать, добавив обсуждение в избранное.

Виталий, доброго дня!

В виду отсутствия сейчас времени попробую тезисно.

После, если тем более, завяжется интересная дискуссия, постараюсь поподробнее.

1. Очернить коллег.

Когда приводят с пример, что такой-то коллега предлагает услугу или дороже (или дешевле), очернять не пытаюсь.
Если коллега действительно специалист в этом направлении, тогда спрашиваю: а ко мне-то зачем тогда пришли? Вася Пупкин — уважаемый человек, вполне справится с этим делом, желаю вам с ним успехов

Если приведенный пример мне ни о чем не говорит, либо говорит об обратных качествах коллеги, просто говорю, что я не видел подобного рода дел, успешно проведенных данным субъектом. Если подобная категория у меня была, но заказчик об этом не знает, показываю решения по им.

После чего предлагаю заказчику самому решить, кому ему стоит отдать предпочтения.

2. «Залечить» потенциала рассказами об экономике юридического труда.

Не думаю, что это ему особо надо.
Просто говорю, что меньше, чем вот за такие деньги мне ваше дело не интересно, поскольку взявшись за работу с вами, буду вынужден отказать клиенту, который может прийти завтра-послезавтра с подобным заказом, а в сутках 24 часа, и провести одновременно два дела просто физически невозможно. У вас бизнес, и меня своего рода — бизнес. Зачем мне изначально обрекать себя на потерю дохода?
Иногда не срабатывает, особенно, когда клиент «залетный», то есть просто с улицы и ранее мы с ним не работали. Идет искать дешевле.

3. Рассказывать потенциалу/заказчику страшилки о чужих Больших Попандосах.

Использую. Есть особенность. Если клиент уже пришел с попандосом, то такая страшилка, как правило, является стимулом (независимо от разрешения имеющегося попандоса) для последующего сотрудничества. То есть совершив ошибку, и поняв, что не один он такой в этой жизни, люди как-то начинают задумываться о недопущении пожара в будущем, чем о поисках способа экстремального тушения.
Особенно, если текущий попандос меньше, чем у другого.

4. Завлечь потенциала бесплатной услугой, «услугой-приманкой».

Бывает. Вот недавно у двух заказчиков (раньше с ними сотрудничал по одному разу) возникла необходимость в двух судебных делах по взысканию долгов, причем у обоих одинаковая ситуация: один должник крупный, второй — так, мелочь.
Предложил обоим такой вариант: дело по крупному долгу будет стоить ХХХ денег, а мелочь — проведу за символическую плату. Были очень довольны.

1. Тут ведь ещё и такой момент, кроме «не этично», что очерняющий коллег в глазах потенциала, сам выглядит неприглядно — как самоутверждающийся за чужой счёт.

2. Сергей, как вижу и описал в соответствующей теме чуть ранее (а ещё см. комменты там), даже коллеги не всегда понимают разницу между зарплатой и гонораром. Потенциалы тем более.

Наши потенциалы — почти полностью предприниматели. Они видят, что штатные юристы их партнёров работают порой за 20,000 р/мес, а 40-60,000 для штатного юриста считается высокой зарплатой. И у них, простите, «шары на лоб вылазят», когда они обнаруживают, что им придётся заплатить, скажем, за 100 ч/ч 600,000. Они добросовестно не понимают, за что с них хотят получить «такие деньги».

Разъяснения же обращают фокус внимания потенциалов на собственный бизнес. Они ведь знают структуру и объёмы своих расходов. Правда, для многих потенциалов становятся откровением данные об их _истинных_ расходах на работников.

Есть ещё вот какой забавный феномен. Напр., потенциал обоснованно неудовлетворён качеством своей бухгалтерской службы. У него два работника-бухгалтера. Мы видим, что можем обеспечить ему желаемый функционал, затратив на это (после выхода на производственную мощность) раза в 4-5 меньше времени (4 дня в нед. по 4 часа времени нашего специалиста). То есть, потенциал получит ощутимо больше, чем имеет сейчас. И нам это по силам. Сколько это может стоить?

В моём понимании, уж никак не меньше современных затрат потенциала на бухгалтеров. Вы согласны, Сергей? Зарплата двух бухгалтеров — 60,000+40,000=100,000х2(не только налоги, но и множество др. выплат, связанных с работниками)=200,000. «Многовато будет», — говорит потенциал. Почему? А фиг его знает. Ведь в этой ситуации потенциал покупает не время, а желаемый функционал. Он приобретает больше за те же деньги. Верно? Почему же он не согласен платить даже не больше, а столько же?

4. Здесь попрошу у Вас уточнения.

Разве трудоёмкость дела о взыскании долга зависит от суммы долга? Есть ли какая-то разница, при прочих равных, взыскивается ли 100,000 рублей или 100,000,000?

« Предложил обоим такой вариант: дело по крупному долгу будет стоить ХХХ денег, а мелочь — проведу за символическую плату. Были очень довольны. »
Сергей, у меня не получилось увидеть здесь «услугу-приманку». В первом случае это обыкновенная услуга. Во втором услуга была бы «приманкой», если б Вы уже ранее не оказывали услугу этому заказчику. Что важное для понимания этой ситуации я не увидел?

« Для того вы эту статью и выпустили для обсуждения. »
Да-да, Сергей, именно для этого.

Тут ведь вот ещё что важно. Подобного рода методики должны быть комфортны как для юриста, так и для его заказчика. Правильное ≠ комфортному.

Ну вот я тут описываю, что мы сбрасываем часть времени на оффтоп. Но так делают не все коллеги. И не обязательно потому, что они рвачуги. А, напр., потому, что принципиально не сближаются с заказчиками. Вот сблизишься, а заказчик в беду попал, у него деньги закончились. Как бросить? Близкого-то. И т.п.

Такое отношение, по моим небольшим (т.е. не факт, что везде) наблюдениям, характерно для относительно крупных юрпартнёрств, где юристы «чиста косят капусту». А для нас деньги хотя и важны (очень важны!), но таки не главное. Главнее для нас, напр., делать интересное дело с интересными и порядочными людьми. Когда труд — наслаждение, за которое ещё и деньги платят.

У нас почему-то нет ярко выраженного антагонизма между дружбой и бизнесом. Порой деловые отношения возникают после многолетних дружеских. Или наоборот. И дружеские отношения нам в бизнесе скорее помогают, чем мешают. Много вопросы решаются намного быстрее и проще. Ведь нет «проблем доверия».

Но наш подход годен далеко не для всех. Другие подходы не обязательно лучшие или худшие. Часто они просто другие.

« при удачном исходе на выходе получается гораздо больше »
Нам это не подходит хотя бы уже потому, что так мы ставим результаты своего труда в зависимость от обстоятельств, на которые не можем повлиять.

« Дружеские же отношения совершенно не мешают брать с таких людей деньги »
Мне вот что интересно в этом смысле. Часто слышу о том, что там где деньги, дружбы быть не может. А вот как же отношения с супругом, с детьми? Дети всегда на иждивении до достижения некоторого возраста, порой сильно позднего. Нередко на иждивении родители. Бывает, что и супруг.

То есть, деньги между членами семьи так и снуют, так и снуют, изо дня в день. И ничего, «родной» у нас синоним слова «близкий». Вот не мешают деньги близким отношениям между членами семьи и всё тут. (Само собой, что так не всегда, имею в виду нормальную семью.)

Поэтому думаю, что всё это ерунда. Думаю, что могут быть отношения с деловыми партнёрами дружеские, вот такие по-семейному близкие. А срачи, предательства, подлость. Так и они и в семье бывают, среди самых близких людей бывают. Предать ведь может только близкий человек, чужой предать не может.

Виталий, Ваш коммент опять содержательный и полезный. 🙂 Особенно благодарю за ссылку на статью.

« я стараюсь предоставить качественную консультацию, например по перспективе судебного процесса »
По моим наблюдениям, такого рода консультация часто требует немалых затрат времени и сил. Как мин., необходимо изучить матдела, законодательство и судпрактику. В то же время текучка потенциалов и заказчиков у литигаторов специфично высока. Это влечёт особенно высокие затраты на первичные консультации, если он за счёт исполнителя.

Виталий, что Вы делаете с этими расходами, если сотрудничество «не срослось»? Списываете в убытки? Если так, то каков объём таких убытков в год?

« Вряд ли он пойдет дальше в поисках другого юриста. »
Некоторые потенциалы, и таковых весьма немало, особенно в крупных городах, обходят юристов «в поисках идей». Особенно большую радость им доставляют письменные консультации. Но сойдёт и аудиозапись. Найдя концепт решения задачи, они обращаются к наиболее дешёвому исполнителю для детализации и исполнения (иногда исполняют сами). Мы испытали некоторую фрустрацию, столкнувшись с такими потенциалами.

Собсно, мой вопрос коррелирует с предыдущим. Пытаетесь ли Вы как-то бороться с такими убытками?

« Я объявляю цену и если она большая для клиента, мы ее разбиваем на несколько этапов. »
Так Вы поступаете и при защите в угделах? Если так, то что делаете в случае прекращения платежей? Саботируете защиту? Терпите, скрепя зубы?

Если не угдела, предусматриваете ли в договоре обязанность исполнителя (Вашу) прекратить оказание услуг после исчерпания аванса под угрозой уплаты крупного штрафа? Или продолжаете оказывать услуги, списывая расходы в убытки, если оплата не будет получена? Или взыскиваете их, вчиняя иски бывшим заказчикам?

« по выигрышу процент от взысканной суммы. »
Затруднений со взысканием КСР не возникает? Такой подход используете только для исков с большой ценой? Для других фикс?

« я с ним вплоть до исполнения решения »
Сильно рискованно. 🙂 Говорили с Вами об этом ранее и в статье случай рассказал.

« относительно почасовой оплаты »
Виталий, для нас «почасовка» не какой-то бзик, придурь, эксперимент «а посмотрим что получится». Это выстраданная необходимость, к которой мы шли несколько лет. «Почасовка» даёт нам в т.ч. следующее:

1. Радикальное снижение объёмов воровства времени заказчиками. Речь даже не о приятных и полезных разговорах с некоторыми из них, которыми совсем не тяготимся, а только радуемся. Напр., такой сценарий.

— Приходим вовремя на встречу с руководителем заказчика в его контору. А у него там «важные посетители». Что делать? Уйти или остаться ждать? Можно и уйти, можно и разосраться с заказчиком.

Но мы не хотим так поступать, потому что жаль плодов своего труда, независимо от того, что они оплачены. А руководитель на самом деле хороший человек, с ним реально приятно, продуктивно и прибыльно сотрудничать. Просто он не понимает цену нашему времени. Да и откуда ему её понимать при фиксе-то?

Хорошо, остаёмся. Можно использовать это время для совершения звонков, для писанины на «Законе», труда над документами, для игры в DT2 и т.п. А что делать, если после этой встречи ещё встреча? Отменить эту встречу, а потом перелопачивать расписание и обнаружить, что следующее «окно» только через две недели? О, мамочки.

— Руководитель заказчика приходит к нам в контору. На значок с перечёркнутым переносным телефоном внимания не обращает. Начинаем обсуждение. Ему непрестанно кто-то телефонирует. Потом он спохватывается, что сам забыл кому-то телефонировать. Сосредоточиться на обсуждении он не в состоянии.

Да и мы теряем нить мысли. Приходится начинать обсуждение почти сначала после таких прерываний. Нередко посетитель вообще встаёт, объявляет, что ему пора и уходит. Вежливые беседы приносят мало пользы. Обязательства ведь не бывает без ответственности. А ответственности при фиксе никакой.

«Почасовка» почти полностью ликвидирует эти затруднения. Правда, после некоторого переходного периода, необходимого для осознания заказчиками «правил игры».

2. Наглядный учёт доходов и расходов. Только введя «почасовку», мы получили точную картину убытков, приносимых «холодными» первичными консультациями. И они нас ужаснули.

600,000 в год для нашего маленького бизнеса большие деньги. Конечно, полностью от такого рода убытков избавиться невозможно. Да и не всегда нужно, не всегда хочется (напр., задушевные беседы с заками). Но их можно радикально сократить, а также контролировать.

Появилась возможность справедливо учитывать вклад партнёров при смешанном труде над одним делом или какой-то его частью, «проблемным вопросом». Появились вопросы вроде: «А действительно ли надо тратить время партнёра на участие в этом обсуждении?». У самого партнёра появилась «объективка». Некоторые партнёры с удивлением обнаружили, что их субъективное ощущение вклада не соответствует этой «объективке». В результате исчезло ненужное психонапряжение.

3. Заказчики стали чувствовать себе комфортнее, видя наглядно обоснование своих затрат. Особенно это важно для строителей, которые хорошо понимают только подряд, а услуги вызывают у них дискомфорт или даже возмущение. Без сметы они ощущают себя слепыми и облапошенными.

В статье описываются несуществующие в России «гонорары успеха». Крайне редкий случай, когда «гонорар успеха» у нас превышает 10% от цены иска. Даже если оговорить 30-50%, мне не верится, что в этом случае можно взыскать КСР. Многие ли заказчики согласятся получить половину от взысканного? Даже не знаю.

Ну и, до взыскания могут пройти годы, а кушать надо каждый день. Каждый месяц надо нести расходы, не зависящие от доходов. И что же, брать кредит в надежде помаять «гонорар успеха»? А если с должника в итоге и взять нечего?

Мне очень близко такое понимание, изложенное в статье:

—— начало цитаты ——
Они устанавливают безумно низкие цены в надежде найти клиента, а когда находят его, пытаются судорожно придумать, как бы им выполнить то, за что они взяли деньги… Клиент же пребывает в изумлении по поводу качества услуг.
—— конец цитаты ——

—— начало цитаты ——
Важно, что юридические отделы осознают: тяжбы не так уж таинственны. Там существуют определенные правила. Нужно уметь оценить большую часть возможных вариантов развития процесса и обговорить с юридическим представителем со стороны компенсацию в случае непредвиденной ситуации.
—— конец цитаты ——

Много раз обдумывая то дело из статьи, с которым провозился четыре года, вижу, что его развитие было совершенно непредсказуемым. Интересно, как мне надо было обговорить неизвестную в тот момент необходимость борьбы с продажным следователем? Хорошо, обговорили некую абстрактную «непредвиденную ситуацию». Она наступила. Что писать в дополнении к договору?

Не, наверное, зарегулировать можно всё. Только вот в результате регулирование отношений с заказчиком станет чрезмерно громоздким. Стороны начнут напоминать сороконожку, которая задумалась над тем, как она ходит, и в результате разучилась ходить.

Отход от «почасовки», по сути, следствие обеднения потенциалов и нехватки заказов у юристов. По сути, это разновидность дэмпинга, когда под фиксом прячутся разрушительные скидки. Вероятно, фикс может быть временной антикризисной мерой, но он не пригоден для регулярного качественного труда юриста. В связи с этим становится понятным вот это суждение:

—— начало цитаты ——
Меня теперь почти не оттесняют [юридические фирмы], а два-три года назад это случалось постоянно.
—— конец цитаты ——

Ясно море. На то и дэмпинг.

Ну и, в подтверждение моих предположений:

—— начало цитаты ——
теперь, когда экономическая ситуация изменилась
—— конец цитаты ——

Похоже, что речь действительно идёт о дэмпинге, когда стыдно или тактически неверно снижать стоимость ч/ч, но завуалированно это можно сделать через фикс.

Относительно консультаций, они у меня платные. Если необходимо изучать мат. дела, это уже не первичная консультация. Она стоит дороже.

Если клиент все-таки ушел, да и бог с ним. причины две либо я дал плохую консультацию, либо клиент пытается схитрить или жадничает. В обоих случаях нам лучше не работать совместно.

По уголовным делам никогда не разбиваю гонорар. только 100% оплаты.

Про часовую оплату ничего не могу сказать. С удовольствием работал бы с некоторыми клиентами по такому принципу, но надо продумать как это работает. жду от Вас образец договора)))

« жду от Вас образец договора »
Чёт сейчас подумал — а зачем весь договор тащить? Обезличивать его ещё надо. Я и так могу рассказать, как это у нас происходит. Подозреваю, что мы тут не придумали ничего нового.

1. Согласовывается стоимость ч/ч. Изначально согласовывали стоимость за полный и неполный час. Затем решили округлять с точностью до 15-ти минут при телефонных и т.п. консультациях. Установили ощутимо пониженную ставку для дистанционных консультаций, чтобы побудить заказчиков осваивать современные технологии (сработало).

2. Когда начинается консультация, вкл. таймер. Когда заканчивается, выключаем и сверяем с заказчиком время. Он расписывается в «почасовке» (почасовой ведомости). Время также можно проверить по таймеру аудиопротокола. Так как почти все заказчики ещё и приятные собеседники, а для нас это непритворный бонус, сбрасываем с учёта часть времени (оффтоп) «по внутреннему убеждению».

3. В согласованный срок, период или загодя до исчерпания аванса направляем заказчику отчёт (оч.удобна для этого заметка EN’а). В отчёте последовательно, наглядно расписаны и расценены все действия. По мере прочтения отчёта заказчик открывает документы, фото-, видео-, аудиофайлы. Отчёт выглядит подобно веб-странице.

4. Несколько сложнее с документами. Тут, наверное, надо признать, что де факто это фикс. Но не высосанный из пальца, а измеренный в часах и согласованный с заказчиком. Мы исходим из количества времени, которое необходимо для разработки и изготовления документа юристу, уже имеющему специальные познания в предмете документа.

То есть, сначала приобретался опыт, делался хронометраж, а потом уже появилось понимание необходимого количества времени.

Есть и другое решение. Можно подключить через TV заказчика и он сможет дистанционно контролировать количество времени. Похожие решения встречал ещё много лет назад. Обычные возражения против них:

1) Ненавижу, когда кто-то висит над душой, стоит за спиной и смотрит как я тружусь.
2) Как заказчик поймёт, что ты реально трудишься, а не имитируешь для накрутки часов?

Первый случай это, наверное, абсолютное противопоказание. Второй. Ну а что, руководитель работодателя всегда понимает, чем занимается юрист-работник на рабместе?

Как бы то ни было, мы не паримся и просто согласовываем с заказчиком трудоёмкость для конкретных документов. Где-то ошибаемся в плюс, где-то в минус, в целом всё срастается. С каждым годом оценка всё точнее.

Вроде ничего не упустил.

Вспоминается старый анекдот
Клиент просматривает счета, выставленные адвокатом:
— Что это значит: «Советы во время обеденного перерыва»?
— Разве вы не помните? Я тогда посоветовал вам заказать рыбное филе.

Вопрос: часто ли происходят разногласия и конфликты по поводу кол-ва часов?

« Я тогда посоветовал вам заказать рыбное филе. »
:)))

« часто ли происходят разногласия и конфликты по поводу кол-ва часов? »
Дайте подумать. Был конфликт с заказчиком-«мозгоклюем» в конце декабря 2,005 года. Он зажал 20,000. Мы ему их простили от великой радости, что более никогда (очень надеемся!) его не увидим. Да и это была мизерная часть от всего гонорара. Но тогда ещё был фикс.

В 2,009 году был конфликт уже именно из-за количества часов. Притом, со старым заказчиком, у которого дотоле применяли фикс. Он принёс половину взысканной КСР. На вопрос «А где остальные?» покраснел, сильно растерялся (нам тоже стало сильно неловко) и сообщил, что подумал, будто «почасовка» была раздута для целей взыскания КСР. А нам он принёс «обычный гонорар».

Мы же при этом считали, что отбили заказчику почти безнадёжные убытки (даже не хотели браться за это дело), а КСР даже в случае 100% взыскания покрывает только половину наших расходов. Мы ещё разинули рот на щедро взысканные проценты и считали, что заказчику более чем достаточно основной суммы долга. Хех.

Мы сотрудничали с этим заказчиком к тому времени лет десять. И поверили ему, что он бы принёс ещё денег, если б к тому времени уже не растратил их. Должок был великодушно прощён. Собсно, это тоже конфликт не из-за количества часов. Получается, что в чистом виде таких конфликтов не было.

« Приходим вовремя на встречу с руководителем заказчика в его контору. А у него там «важные посетители». Что делать? Уйти или остаться ждать? Можно и уйти, можно и разосраться с заказчиком »
Знакомая картина.
Варианты по ситуации: если клиент старый и проверенный, ну можно минут 10-15 подождать и попить кофе, предложенный секретаршей, после чего попросить напомнить о том, что время было согласовано и как-бы кроме него есть ряд других проблем.
Если это кто-то из не совсем «близких» людей, то разворачиваюсь, сообщая, что эта встреча больше в интересах заказчика, чем в моих, я пришел в согласованное время, но не имею возможности срывать встречи с другими людьми в угоду непунктуальности данного руководителя.

Как правило, на такой исход не обижаются, при перезвоне приносят извинения, на что замечаю, что в следующий раз потеря времени будет включена в качестве дополнительной оплаты

Цитата из статьи по ссылке:
————
Почасовая оплата грешит неопределенностью; ни клиент, ни юрист не знают, какова будет итоговая сумма, так что это история с открытым финалом. Неопределенность в принципе не симпатична клиентам, поскольку они предпочитают держать ситуацию под контролем.
————-
Я ее раньше не читал, но мой комментарий, приведенный Виталием в статье практически равнозначен.

Но я вот никак не пойму, как можно заставить (или убедить) клиента поверить, что работа над иском, например, заняла у меня 6 часов?
А если о мне скажет, что я непродуктиво работал, потому и время такое вышло?

Буду признателен за апробированные аргументы от практиков в этой сфере.

« если клиент старый и проверенный, ну можно минут 10-15 подождать »
У нас других заказчиков уже давно нет. Кстати, сейчас отметил для себя, что уже и не помню, когда в последний раз происходило описанное затруднение. А когда-то оно донимало нас чрезвычайно. Если б 10-15 минут, даже 20, то это ерунда. Мне всегда есть чем заняться во время вынужденных перерывов. Достаю планшет и понеслась. Но когда это час или два. Или вот эти докучливые отвлечения во время встреч.

Забыл отметить вот ещё какой аспект. В некоторых ситуациях мы привлекаем для решения задач заказчика третьих лиц. При этом обязательства возникают не непосредственно между заказчиком и этими лицами, а между нами и третьими лицами. Часто заказчик даже не видит этих людей, не знает их должностей и имён. Бывает так, что запускается весьма сложный и дорогостоящий механизм решения задачи. И я не могу сказать этим лицам, что всё отменяется только потому, что я не дождался встречи с заказчиком.

« в следующий раз потеря времени будет включена в качестве дополнительной оплаты »
Сергей, «почасовка» напрочь избавляет от всех этих ненужных телодвижений изначально. До такого просто не доходит. Если, конечно, заказчик прочитал договор достаточно внимательно. :))

Тут ведь ещё такое дело, что у нас с заказчиками, как правило, абондоговор. Цена часа в урочное время согласно абондоговору весьма существенно отличается от цены часа за пределами абондоговора.

Однако мы имеем в виду, что всё это «крайние меры» воздействия на нерадивого заказчика. Мы до последнего стараемся поддерживать тёплые, безконфликтные отношения. И вообще. милосердие превыше справедливости. 🙂

Сейчас всплыло в памяти, как несколько лет назад мы потеряли доброжелательного, дружелюбного, порядочного, но несколько нерасторопного, неловкого и неорганизованного заказчика. Мы слишком давили на него, но нам так не казалось. В результате он тихо, незаметно сбежал. Недавно вызвонил его и мы снова задружились. 🙂

« А если о мне скажет, что я непродуктиво работал, потому и время такое вышло? »
Сергей, поэтому-то время согласовывается заранее. Ну, у нас, во всяком случае. Насколько знаю, не у всех «почасовиков» так. Намедни читал у коллег, что они ведут хронометраж в Outlook’е, а потом выставляют заказчикам по факту. У меня такой подход вызывает недоумение. У меня документ может висеть открытым днями хотя бы даже потому, что «мысля не прёт».

И ещё. Вот скажите, если Вы назовёте заказчику не 6 часов, а 36,000, он Вам тоже может сказать, что Вы непродуктивно трудились?

У нас физические ч/ч в части документалистики обычно отличаются от расчётных ч/ч. Как в ту, так и в другую стороны. Бывает так, что нужный документ уже был разработан для другого дела. Достаточно только поменять реквизиты (изготовить документ). Кто-то может сказать: «Хорошо устроились — сделали один документ и продаёте его сто раз». Мне вот интересно, а кинематографисты и литераторы в этом смысле тоже «хорошо устроились»?

Есть и другой аспект этого вопроса. Бывает так, что расходы на разработку документов неадекватны задачам заказчика. В прошлом году мы решили задачу, над которой трудились полтора года. Расходы на разработку составили несколько миллионов. Материальное выражение этого труда — несколько документов общим объёмом где-то в четверть тома.

Точнее, даже меньше. Основную ценность там представляет концепция, изложенная на одной странице формата А4. Пакет документов это уже детализация концепции. Матвыгода заказчика относительно немалая, но не настолько большая, чтобы заплатить за этот пакет документов даже миллион. Да у него просто рука для этого не поднимется. Итоговое решение из разряда «всё гениальное просто».

Поэтому будет многократно продаваться пакет документов. До тех пор, пока он естественным путём не поступит в общественное достояние. Концепция будет развиваться и адаптироваться для решения других задач. Если повезёт, она будет приносить нам доход долгие годы, как это произошло с некоторыми другими концепциями.

Еще по теме:

  • Статья 255 упк рф Уголовный процесс Сайт Константина Калиновского Калиновский К. Б., Смирнов А. В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Постатейный. / Под общ. ред. А.В. […]
  • Ст 238 ук рф такси Какова ответственность за перевозку детей в такси без детского кресла? Какая ответственность за перевозку детей в такси без детского кресла, это КОАП или 238 ст. УК. Ответы юристов […]
  • Классный час по правам ребёнка 6 класс Классный час по праву (6 класс) по теме: ИГРА - ВИКТОРИНА «КОНВЕНЦИЯ О ПРАВАХ РЕБЕНКА» Обобщить знания детей об основных правах ребёнка Предварительный просмотр: Игра - викторина […]
  • Таро карта развода Онлайн гадание на цыганских картах Таро «Развод» Расклад на цыганских картах Таро «Развод» незаменим в ситуации, когда семья близка к разводу, и гадающего интересует, есть ли возможность […]
  • Место регистрации ип по енвд Можно ли при регистрации ИП, подавать Заявление на ЕНВД или все же нужно УСН? Заявление на ЕНВД вы можете подать в любой день. На ЕНВД подается в течении 5 дней после начала деятельности Я […]
  • Статья уголовного кодекса рф 2014 Уголовный кодекс Российской Федерации Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (внесены правки от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 […]