Комментарии к статье 416 гк рф

Статья 416 ГК РФ. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарии к ст. 416 ГК РФ

1. Невозможность исполнения, т.е. совершения действий, составляющих содержание обязательств, может быть как фактической, так и юридической. Комментируемая статья имеет в виду первую. Речь идет о невозможности исполнить обязательство в натуре в силу различных обстоятельств фактического характера, в частности гибели индивидуально-определенной вещи, составляющей предмет обязательства.

2. Невозможность исполнения различается по времени ее возникновения: она может быть первоначальной, т.е. существовавшей в момент, когда обязательство должно было возникнуть, и последующей, наступившей уже в период действия обязательства. Комментируемая статья имеет в виду только последующую невозможность исполнения, поскольку при первоначальной обязательство вообще признается не возникшим.

3. В случае, когда невозможность исполнения связана с обстоятельствами, которые в силу ст. 401 ГК (см. коммент.) влекут наступление ответственности, одновременно с прекращением первоначального обязательства возникает обязательство возместить причиненные убытки или уплатить предусмотренную в первоначальном обязательстве неустойку.

4. Пункт 2 комментируемой статьи выделил из всех возможных обстоятельств, повлекших невозможность исполнения, только то, которое вызвано виновными действиями кредитора. Исключительный характер соответствующей нормы позволяет от противного сделать вывод, что во всех не охваченных ею случаях ответственности, т.е. при отсутствии своей вины, кредиторы вправе требовать возвращения исполненного по договору. Такое решение соответствует ст. 1102 ГК, т.к. должник в указанном случае оказывается в положении неосновательно обогатившегося.

5. Комментируемая статья не распространяется на денежные обязательства, поскольку к ним неприменимо понятие невозможности исполнения в натуре. Соответствующий вывод вытекает из п. 3 ст. 401 ГК (см. коммент.).

Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

СТ 416 ГК РФ

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарий к Ст. 416 Гражданского кодекса РФ

1. Особенности прекращения обязательства невозможностью исполнения:

— обязательство может прекращаться полностью или в части;

— невозможность исполнения обусловлена обстоятельством, наступившим после возникновения обязательства, за которое ни одна из сторон не отвечает (например, обстоятельством непреодолимой силы) (см. комментарий к ст. 401 ГК РФ);

— невозможностью исполнения могут прекращаться договорные и внедоговорные обязательства.

Так, например, с учетом имеющихся в деле доказательств, апелляционный суд признал, что обязательства сторон по договору купли-продажи от 29.06.2012 N 4 и соответственно сама спорная сделка в рассматриваемой ситуации являются прекращенными в силу ст. 416 ГК РФ по причине невозможности их исполнения, так как объективная возможность регистрации права собственности общества на приобретенный по договору от 29.06.2012 N 4 участок утрачена (см. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.07.2016 N Ф03-3335/2016 по делу N А59-2963/2015).

2. В случае если правоотношения предусматривали двухсторонние обязательства и одно из обязательств невозможно исполнить по вине кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

3. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (см. п. 23);

— Постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (см. п. 40);

— Постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (см. п. п. 60, 62);

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств» (см. п. 5);

— Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013) (см. п. 9);

— Определение ВС РФ от 28.06.2016 N 18-КГ16-58 (о взыскании долга по договорам займа);

— Определение ВС РФ от 17.05.2016 N 56-КГ16-2 (о расторжении предварительного договора купли-продажи, взыскании денежных средств, процентов, компенсации морального вреда);

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 02.08.2016 N Ф04-2482/2016 по делу N А46-9612/2015 (о взыскании долга за безучетное потребление электроэнергии по договору энергоснабжения);

— Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27.07.2016 N Ф01-2620/2016 по делу N А38-4413/2015 (о взыскании долга по договору об оказании услуг по передаче электроэнергии);

— Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.03.2016 N Ф05-2272/2016 по делу N А40-152235/14 (о взыскании затрат при расторжении инвестиционного контракта);

— Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.02.2016 N Ф02-475/2016 по делу N А33-2637/2014 (о взыскании неосновательного обогащения, расторжении договора аренды нежилого здания).

Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарий к статье 416 Гражданского Кодекса РФ

1. Невозможность исполнения обязательства означает неосуществимость прав и неисполнимость обязанностей, входящих в его содержание.

Правила комментируемой статьи применяются ко всем случаям невозможности исполнения, для которых законом не предусмотрено иное (ст. ст. 417 — 419 ГК, см. коммент. к ним).

2. Формулировка п. 1 комментируемой статьи не вполне корректна, поскольку ставит решение вопроса о судьбе обязательства в зависимость от ответственности сторон за его неисполнение. Вместе с тем между этими вопросами нет (и не может быть) подобной взаимообусловленности. Очевидно, что привлечение должника к ответственности не может сделать неосуществимое осуществимым. Так, в ситуации гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом обязательства, исполнение его становится невозможным независимо от причин, вызвавших такую гибель.

Правопрекращающий эффект имеет любая невозможность исполнения независимо от того, вызвана ли она обстоятельствами, лежащими вне сферы ответственности сторон, или нет. Вместе с тем причины, вызвавшие невозможность исполнения, отнюдь не безразличны для определения дальнейших взаимоотношений между сторонами. В случае когда невозможность исполнения явилась следствием обстоятельств, лежащих вне сферы ответственности сторон, она выступает исключительно в качестве правопрекращающего факта. Если же невозможность обусловлена обстоятельствами, за которые ответственна одна из сторон, одновременно с прекращением первоначального (регулятивного) обязательства возникает новое охранительное обязательство, в рамках которого эта ответственность реализуется.

3. Юридический эффект прекращения обязательства производит лишь постоянная невозможность исполнения, т.е. невозможность, носящая неопределенно длительный характер. В противоположность ей временная невозможность должна рассматриваться лишь как определенного рода затруднительность исполнения. Она не может прекратить обязательство, а лишь отсрочивает момент его исполнения.

4. В зависимости от времени возникновения различают невозможность первоначальную, существующую уже к моменту установления обязательства, и последующую, т.е. наступившую в период действия обязательства.

В доктрине преобладает мнение, что комментируемая статья имеет в виду лишь невозможность последующую, поскольку первоначальная невозможность вообще не допускает возникновение обязательства. При этом в качестве аргумента приводится общепризнанный принцип: «невозможное не может стать предметом обязательства» (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 366 (автор главы — М.И. Брагинский)). Однако ссылка на юридическую максиму двухтысячелетней давности, которая уже в момент своего возникновения знала достаточное число исключений, а ныне не имеет ни прямого, ни косвенного закрепления в законодательстве, вряд ли допустима. Более того, действующее законодательство (в частности, ст. ст. 455 и 826 ГК) недвусмысленно дает понять допустимость и законность установления обязательства по поводу имущества, не существующего к моменту заключения договора. Современные международные правовые акты (например, ст. 3.3 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 4:102 Принципов Европейского договорного права) устанавливают: «Сам по себе факт, что в момент заключения договора исполнение принятого на себя обязательства было невозможным (либо сторона не была управомочена распоряжаться имуществом, к которому относится договор), не влияет на действительность договора».

Таким образом, следует признать, что обстоятельство невозможности во всех случаях должно оцениваться только в момент наступления срока исполнения обязательства, а первоначальная невозможность должна рассматриваться по правилам комментируемой статьи.

5. Последствием невозможности исполнения является прекращение права кредитора и обязанности должника, составляющих содержание обязательства.

В случае, когда указанное обязательство возникло из взаимного договора и являлось встречным и взаимообусловленным по отношению к другому обязательственному отношению, последнее также прекращается. Поскольку тем самым отпадает основание уже совершенного предоставления, оно должно быть возвращено по правилам гл. 60 ГК как неосновательное обогащение.

В изъятие из общего правила п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что, если причиной невозможности явились виновные действия кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им (как должником) по встречному обязательству. Тем самым законодатель создает специальный случай недопустимости возврата неосновательного обогащения.

Статья 416 ГК РФ. Прекращение обязательства невозможностью исполнения (действующая редакция)

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 416 ГК РФ

1. Особенности прекращения обязательства невозможностью исполнения:

— обязательство может прекращаться полностью или в части;

— невозможность исполнения обусловлена обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (обстоятельством непреодолимой силы, случайным обстоятельством);

— невозможностью исполнения могут прекращаться договорные и внедоговорные обязательства.

2. В случае если правоотношения предусматривали двухсторонние обязательства и одно из обязательств невозможно исполнить по вине кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

3. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17;

— Постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9;

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104;

— Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013);

— Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за первый квартал 2008 года (утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 28.05.2008);

— Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.02.2013 N Ф03-49/2013 по делу N А51-9306/2012;

— Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.04.2011 N Ф03-1164/2011 по делу N А37-1339/2010.

Эмбарго, санкции и иные примеры невозможности исполнения: комментарий к новой редакции ст.416-417 ГК РФ

продолжаю традицию выкладывания отдельных блоков подготовленного комментария к новым нормам общей части обязательственного права. На этот раз речь пойдет о новых нормах ГК о невозможности исполнения. Тема эта очень сложная и плохо у нас изученная. В связи с этим отразить основные моменты в формате краткого комментария не так уж и просто. Так что я еще буду этот текст дорабатывать, в том числе, с учетом ваших замечаний и предложений. Так что буду благодарен за любые отзывы и критику.

Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарий:

1. Статья 416 ГК вводит законодательное регулирование классического основания прекращения обязательства – невозможности исполнения.

1.1. По смыслу п.1 ст.416 ГК наступление невозможности исполнения прекращает обязательство автоматически, то есть в силу самого факта возникновения соответствующего препятствия. При этом с учетом того, что юридической невозможности исполнения посвящена ст.417 ГК, следует прийти к выводу о том, что ст.416 ГК вводит общий режим невозможности исполнения, а ст.417 ГК предусматривает особенности регулирования юридической невозможности. Напомним, что под юридической невозможностью понимается ситуация, когда физически исполнить обязательство можно, но это будет противоречить закону. Под фактической же невозможностью понимается ситуация, когда обязательство невозможно исполнить чисто физически.

1.2. Пункт 1 ст.416 ГК, к сожалению, достаточно лаконичен и не проясняет, каким дополнительным условиям должна соответствовать та невозможность, которая будет согласно данной статье прекращать обязательство. Так что здесь требуется толкование.

Невозможность исполнения бывает объективной и субъективной. При объективной невозможности исполнить обязательство не может не должник, ни какое-либо третье лицо, на которое должник в принципе мог бы правомерно возложить исполнение по правилам ст.313 ГК. При субъективной невозможности препятствие мешает исполнить обязательство только должнику, но при этом возможность возложить исполнение на третье лицо не заблокирована законом или договором. По смыслу нормы обязательство прекращается наступлением лишь объективной невозможности исполнения. Если в силу возникшего препятствия должник не может исполнить обязательство лично, но у него есть легальная возможность возложить исполнение на третье лицо по правилам ст.313 ГК, говорить о прекращении обязательства нельзя.

1.3. Невозможность исполнения бывает также временной и перманентной. При временной невозможности речь идет о возникновении неких временных препятствий, которые с той или иной степенью вероятности в будущем могут отпасть (например, перекрытие судоходства по каналу, по которому по договору предусматривалась перевозка груза; кража подлежащей передаче индивидуально-определенной вещи и т.п.). При перманентной невозможности препятствие носит абсолютный и окончательный характер, а шанс на отпадение препятствия в будущем отсутствует (например, гибель подлежащей передаче покупателю индивидуально-определенной вещи). По смыслу п,1 ст.416 ГК обязательство автоматически прекращается только тогда, когда возникает перманентная невозможность.

Если невозможность носит сугубо временный характер, обязательство прекращаться не может, так как есть вероятность того, что препятствие отпадет к моменту наступления срока исполнения или в скором времени после наступления такого срока (например, украденная вещь будет найдена, а остановленное судоходство – возобновлено). Вместо этого договор может быть расторгнут кредитором, если препятствие сохранилось к моменту наступления срока исполнения и привело к существенной просрочке (п.2 ст.405, п.2 ст.328, п.2 ст.450 ГК). Если срок исполнения еще не наступил, но очевидно, что возникшее временное препятствие не отпадет к моменту наступления срока исполнения и спровоцирует в будущем существенную просрочку, кредитор вправе также отказаться от договора по правилам расторжения договора при предвидимом нарушении (п.2 ст.328 ГК). Соответственно, до тех пор, пока договор кредитором не расторгнут, обязательство должника сохраняется. Такая выжидательная позиция кредитора может быть связана с тем, что он рассчитывает на отпадение временного препятствия в ближайшей перспективе. При этом следует только иметь в виду, что в течение всего этого периода возникающие у кредитора убытки в связи с просрочкой не подлежат покрытию, а неустойка за просрочку не подлежит уплате, если должник не отвечает за возникновение данного препятствия по правилам ст.401 ГК.

Может ли отказаться от договора при возникновении временной невозможности исполнения должник? По этому вопросу в законе имеется пробел, который невозможно восполнить аналогией закона. Руководствуясь принципами справедливости, разумности и добросовестности, при помощи которых ст.6 ГК предписывает восполнение таких пробелов в законе, следует прийти к выводу о том, что должник также может отказаться от договора, если он не отвечает за возникновение временного препятствия и при этом само препятствие сохраняется в течение достаточно продолжительного срока. Иначе бы должник оказывался бы в противоестественном и несправедливом положении, становясь заложником прихоти кредитора. Кредитор мог бы по каким-то причинам не расторгать договор годами, и все это время должник был бы должен сохранять готовность немедленно приступить к исполнению, как только препятствие соизволит отпасть.

1.4. Подытожим вышесказанное. В силу ст.416 ГК обязательство прекращается автоматически, если возникает фактическая, объективная и перманентная невозможность исполнения (например, при гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся объектом отчуждения; при травме танцора, исключающей его способность в будущем вернуться на сцену, и т.п.)

1.5. В силу прямого указания в п.1 ст.416 ГК обязательство прекращается, только если препятствие проявилось после возникновения обязательства (последующая невозможность). Этот критерий появился в ГК с 1 июня 2015 года и имеет целью подчеркнуть, что изначальная невозможность исполнения (то есть невозможность исполнения, имеющая место на момент заключения договора) не прекращает обязательство. Стороны могут заключить договор, содержащий обязательства, которые невозможно исполнить немедленно в момент заключения, рассчитывая на то, что возможность исполнения откроется в будущем. В частности, в силу прямого указания в законе стороны могут заключить договор на продажу вещи, которая в момент заключения отсутствует у продавца и должна быть создана им или приобретена у третьего лица в будущем (п.2 ст.455 ГК). Если к означенному в договоре сроку невозможность исполнения сохраняется, должник будет нести ответственность за нарушение договора.

Но тут следует сделать две оговорки.

Во-первых, если будет установлено, что стороны при заключении договора не имели цели осуществить исполнение и не рассчитывали на возникновение в будущем возможности исполнить обязательство, такая сделка должна признаваться мнимой и ничтожной (п.1 ст.170 ГК). Так, например, договор, в котором закрепляется обещание совершить действие, объективно и принципиально невозможное (например, подпрыгнуть до луны), является со всей очевидностью мнимой сделкой.

Во-вторых, возникает проблема с определением правовых последствий ситуации, когда на момент заключения договора имелась объективная перманентная невозможность исполнения, то есть отсутствуют перспективы отпадения препятствия в будущем. Если будет доказано, что обе стороны знали или не могли не знать об этом, то достаточно очевидно, что договор носит мнимый характер. Но что если кредитор не знал и не мог знать о том, что должник обязуется сделать то, в отношении чего на момент заключения договора существует объективная перманентная невозможность? Такая ситуация, в частности, возникает тогда, когда предметом обязательства является отчуждение индивидуально-определенной вещи, которая к моменту заключения договора погибла, о чем покупатель не знает. С точки зрения политики права разумно исходить из того, что добросовестный кредитор (в нашем примере – покупатель) должен иметь право на иск о возмещении убытков. Но возмещение убытков в такой ситуации может в контексте нашего ГК строиться либо по правилам ст.178-179 ГК, либо на основании нарушения обязательства (ст.393 ГК). Первый сценарий исходит из того, что согласно п.6 ст.178 ГК сторона, эффективно оспорившая договор как заключенный в результате заблуждения, вправе требовать возмещения своих убытков. И того же в силу п.4 ст.179 ГК вправе требовать сторона, эффективно оспорившая договор, заключенный в результате обмана. Нам представляется этот первый сценарий не вполне адекватным в силу того, что он требует предъявления иска об оспаривании сделки и сопряжен с риском пропустить короткий годичный срок давности. Кроме того, объем возмещения убытков при признании сделки недействительной традиционно ограничивается так называемым «негативным интересом»: взыскание убытков ставит жертву в то положение, как если бы она данный договор не заключила. В нашем же случае оправдано взыскание убытков по модели защиты позитивного интереса, то есть взыскания такой суммы, которая поставит жертву в то положение, в котором она находилась бы, будь договор надлежащим образом исполнен. Возмещение позитивного интереса есть неотъемлемый элемент ответственности за нарушение обязательства, на что прямо указано в новой редакции п.2 ст.393 ГК. Соответственно, более логичным считаем применение к должнику именно ответственности за нарушение обязательства, что требует предположить, что обязательство сделать объективно и перманентно невозможное все-таки возникает. Вероятно, можно предположить, что на следующую логическую секунду после своего возникновения оно прекращается и трансформируется в обязательство возместить договорные убытки. Но данный вопрос догматического обоснования вывода об оправданности применения к описанной ситуации правил о договорной ответственности (ст.393 ГК) требует дополнительного анализа.

1.6. При этом следует также учитывать, что в ст.416 ГК речь идет именно о невозможности, а не о затруднительности исполнения. Если у должника возникли фактические затруднения в исполнении (например, арест строительной техники лишает подрядчика реальной возможности выполнить свои обязательства по договору строительного подряда), обязательство не прекращается автоматически. Но при этом надо иметь в виду, что при возникновении ситуации крайне затруднительности иск об исполнении обязательства в натуре должен судом отклоняться, если кредитор может относительно легко найти должнику замену (см. комментарий к ст.308.3 ГК). Соответственно, кредитору, осознающему это, во многих случаях нет особой нужды упорствовать и не соглашаться на предложение должника расторгнуть договор с условием о выплате в качестве платы за расторжение договора компенсации, покрывающей его убытки.

Также следует отметить, что, если в связи с возникновением неких обстоятельств для должника исполнение становится крайне убыточным, у него есть возможность обратиться в суд с иском о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст.451 ГК). Ни о каком прекращении обязательства по ст.416 ГК речи здесь быть не может.

1.7. Пункт 1 ст.416.1 ГК вводит еще одно условие, соблюдение которого требуется для того, чтобы обязательство прекращалось невозможностью исполнения. Требуется, чтобы само препятствие возникло не по вине одной из сторон. Данное положение нуждается в телеологическом толковании.

Очевидно, что само обязательство осуществить некое исполнение в натуре прекращается при наступлении последующей, объективной и перманентной невозможности независимо от того, по чьей вине возникла такая невозможность. Даже если индивидуально-определенная вещь, подлежащая передаче кредитору, погибла по вине должника, она тем не менее погибла и произошедшего уже не исправить. Соответственно, обязательство должника в таком случае прекращается, но трансформируется в его обязательство покрыть убытки кредитора. Если таких убытков вовсе нет, значит обязательство прекращается, ни во что не трансформируясь.

Что же касается тех редких ситуаций, когда невозможность исполнения возникла по вине кредитора, тут действует такая же логика: обязательство осуществить исполнение в натуре само по себе прекращается, но у кредитора возникает обязательство покрыть убытки должника, связанные со срывом договора.

При этом если ни должник, ни кредитор не отвечают за возникновение препятствия по правилам ст.401 ГК (отсутствует вина должника, не осуществляющего предпринимательскую деятельность, или невозможность исполнения возникла для должника, осуществляющего предпринимательскую деятельность, по причине непреодолимой силы, и при этом за наступление невозможности не отвечает и кредитор) обязательство прекращается, и никто никому не обязан возмещать убытки.

Следует также заметить, что, несмотря на то, что по общему правилу должник не обязан возмещать кредитору убытки, вызванные прекращением обязательства в силу невозможности исполнения, за которую должник не отвечает, ничто не препятствует сторонам, соответствующим требованиям к субъектному составу соглашения о возмещении потерь (ст.406.1 ГК), отступить от этого правила и согласовать для таких случаев обязательство возмещения потерь кредитора.

1.8. В силу п.1 ст.405 ГК если невозможность исполнения возникла после того, как должник впал в просрочку, должник будет отвечать перед кредитором даже в случае, если он не отвечает за возникновение невозможности исполнения. Это правило следует всячески поддержать.

При этом было бы логично, чтобы в случае возникновения случайной невозможности исполнения после того, как возникает просрочка кредитора (например, уклонение кредитора от принятия вещи), за такую невозможность отвечал кредитор. Этот вывод не следует прямо из ст.406 ГК о просрочке кредитора, но вытекает из общих принципов разумности, справедливости и добросовестности.

1.9. В ст.416 ГК не упоминается о том, что должник, узнавший о невозможности исполнения, которая прекращает обязательство, должен немедленно уведомить об этом кредитора. В то же время такая обязанность недвусмысленно вытекает из положений п.3 ст.1 ГК и п.3 ст.307 ГК (принципа добросовестности). В случае если такое уведомление не представлено, должник отвечает перед кредитором за возникшие у того убытки, связанные с запоздалым получением информации о прекращении обязательства. Обязанность по уведомлению должна отпадать только тогда, когда для должника абсолютно очевидно, что кредитор уже знает или должен знать о наступлении невозможности исполнения.

1.10. В ст.416 ГК опять же не обозначено, но вытекает из самой природы синаллагматических двусторонних договоров, что при прекращении одного из двух взаимных обязательств невозможностью исполнения, встречное обязательство также прекращается. Иное решение приводило бы к превращению договора из синаллагматического двустороннего в односторонний, что очевидно не соответствует воле сторон договора.

Если встречное исполнение было уже произведено, оно подлежит возврату по правилам о неосновательном обогащении с целью выравнивания имущественного положения сторон.

Соответственно, если речь идет о прекращении невозможностью исполнения основного обязательства по двустороннему синаллагматическом договору, следует говорить о полном прекращении договора (фактически его автоматическом расторжении).

2. Пункт 2 ст.416 ГК предусматривает достаточно экзотическую норму. Если в возникновении невозможности исполнения виноват кредитор, он лишается права требовать возврата того, что сам предоставил должнику в обмен на прекращенное обязательство. При этом из п.3 ст.1 ГК и ст.10 ГК вытекает, что такая санкция должна быть в общем и целом соразмерна тяжести вины кредитора. Кредитор не вправе требовать возврата той части своего предоставления, которая соответствует убыткам должника от прекращения договора. Соответственно, если размер предоставленного таким кредитором должнику исполнения значительно выше убытков, которые возникают у должника в связи с прекращением договора и должны быть покрыта кредитором, то кредитор вправе рассчитывать на возвращении хотя бы части предоставленного. Иное толкование приводило бы должника к неосновательному обогащению и превращало бы это правило в крайне странную карательную санкцию, не свойственную гражданскому праву

Статья 417. Прекращение обязательства на основании акта органа государственной власти или органа местного самоуправления

1. Если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части. Стороны, понесшие в результате этого убытки, вправе требовать их возмещения в соответствии со статьями 13 и 16 настоящего Кодекса.

2. Обязательство не считается прекращенным, если издание акта органа государственной власти или органа местного самоуправления, повлекшее невозможность исполнения обязательства, вызвано неправомерными действиями (бездействием) самого должника.

3. В случае признания недействительным либо отмены в установленном порядке акта органа государственной власти или органа местного самоуправления (пункт 1 настоящей статьи) обязательство не считается прекращенным, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа обязательства либо если кредитор в разумный срок не отказался от исполнения обязательства.

Комментарий:

1. Статья 417 ГК посвящена прекращению обязательства в связи с возникновением юридической невозможности исполнения, то есть таких препятствий, которые состоят в издании органами государственных или муниципальной власти актов, препятствующих исполнению должником своих договорных обязательств. По своей сути юридическая невозможность исполнения по определению носит временный характер, так как нельзя исключить того, что в будущем соответствующий акт будет признан недействительным иди просто отменен, и возможность исполнить обязательство снова откроется. А как было отмечено в комментарии к ст.416 ГК, временная невозможность исполнения не прекращает обязательство; вместо этого договор в таких случаях прекращается посредством института расторжения по инициативе сторон. Возникающее противоречие устраняется, если вспомнить про то, что ст.417 ГК является специальной нормой по отношению к ст.416 ГК, а проблема отпадения препятствия решается ею в отношении юридической невозможности посредством института возобновления обязательства с обратной силой (п.3 ст.417 ГК). Это решение не является в полной мере логичным. Более разумно исходить из того, что при возникновении юридической невозможности исполнения обязательство не прекращается автоматически, но договор может быть расторгнут сторонами, если одна из сторон решит больше не ждать отпадения такого препятствия. Тем не менее, в рамках действующей редакции ст.417 ГК мы имеем решение, которому суды должны следовать.

1.1. Согласно п.1 ст.417 ГК в случае, если издание органами государственной или муниципальной власти делает обязательство невозможным к исполнению лишь частично, обязательство должника прекращается в соответствующей части. При этом очевидно, что каждая из сторон должна получить право на отказ от договора в целом, если уменьшение объема обязательств должника существенно меняет предмет договора и лишает стороны интереса в его исполнении.

1.2. В силу прямого указания в п.1 ст.417 ГК в случае, если соответствующий акт носит незаконный характер и признан недействительным, стороны вправе обратиться в суд с иском к соответствующим публичным образованиям о возмещении возникших в связи с прекращением обязательства убытков по правилам ст.13 и 16 ГК. В силу п.3 ст.417 ГК признание такого акта недействительным будет означать возобновление прекращенного обязательства с обратной силой. Но это не исключает того, что у сторон могут возникнуть убытки, вызванные тем, что некоторый период времени обязательство считалось прекращенным.

1.3. К случаям юридической невозможности исполнения подлежат применению ряд положений, которые были выведены из буквального текста или толкования ст.416 ГК, являющейся общей нормой о невозможности исполнения.

В частности, юридическая невозможность прекращает обязательство, только если соответствующий акт издан после заключения договора и невозможность носит последующий характер. Если юридическая невозможность присутствует на момент заключения договора, обязательство сохраняет свою силу, а должник несет ответственность за неисполнение, если к означенному сроку исполнения юридическое препятствие не отпадет (например, действующее на момент заключения договора эмбарго так и не будет отменено).

Также прекращение обязательства должника в силу юридической невозможности влечет синхронное прекращение и встречного обязательства, а также в случае если встречное обязательство было исполнено дает право на истребование осуществленного предоставления по правилам о неосновательном обогащении.

Наконец, в отношении юридической невозможности подлежит применению выведенное из общего принципа добросовестности правило о необходимости направления должником извещения кредитора о выявленном препятствии. Например, если в отношении должника введен судебный запрет на совершение действий, входящих в предмет обязательства, то должник должен немедленно уведомить об этом кредитора. Такая обязанность исключается только в тех случаях, когда должнику очевидно, что соответствующая информация о возникшем препятствии доступна и кредитору (например, о введении эмбарго).

1.4. Из толкования п.1 ст.417 ГК вытекает, что его положения о прекращении обязательств при возникновении юридической невозможности являются диспозитивными. В норме нет прямого запрета на согласование сторонами иного, и при этом императивность данной нормы не вытекает из целей законодательного регулирования и необходимости защиты охраняемых законом интересов (публичных, третьих лиц, слабой стороны договора и т.п.). Более того, перекрытие не самого удачного содержания ст.417 ГК по воле сторон является даже желательным. Сторонам в частности целесообразно договариваться о том, что введение эмбарго, судебных запретов и иных препятствий юридического характера не прекращает само по себе обязательство должника, а договор в такой ситуации расторгается посредством одностороннего отказа кредитора, а в случае, если за возникновение препятствия должник не отвечает, — то и должника.

2. В силу прямого указания в п.2 ст.417 ГК если юридическая невозможность возникла в связи с неправомерными действиями (бездействием) самого должника, обязательство не считается прекращенным. В частности, если у должника, нарушившего лицензионные требования, была отозвана лицензия, его обязательство остается в силе. В такой ситуации до тех пор, пока сохраняется такая юридическая невозможность, иск кредитора об исполнении обязательства в натуре будет отклонен в силу того, что суд не может присудить к совершению неправомерных действий (см. комментарий к ст.308.3 ГК). Но кредитор, не заявляя иска об исполнении в натуре, может ожидать восстановления возможности исполнения тот период времени, который сочтет нужным. Устав ждать, он вправе отказаться от договора в связи с существенной просрочкой (если невозможность исполнения таковую спровоцировала) или по правилам п.2 ст.328 ГК отказаться в связи с предвидимым нарушением. Следует также обратить внимание на то, что в случае, если основанием для возникновения юридической невозможности исполнения стал отзыв у должника лицензии, на право кредитора отказаться от договора прямо указывает также и п.3 ст.450.1 ГК

3. Норма п.3 ст.417 ГК крайне важна, так как она решает проблему, возникающую в связи с тем, что любая юридическая невозможность носит по определению лишь временный характер и может рано или поздно отпасть. Если закон вводит лицензирование соответствующего вида деятельности, либо у должника истекает срок лицензии, либо вводится эмбарго на поставку той или иной продукции, либо вводятся санитарные или иные ограничения на экспорт или импорт, либо суд накладывает судебный запрет на совершение действий по отчуждению того или иного актива, то позже или раньше такое препятствие может исчезнуть. После введения лицензирования ранее нелицензируемой деятельности или окончания срока лицензии должник может оформить лицензию, введенные эмбарго часто отменяются по прошествии некоторого времени или изменения политических обстоятельств, санитарные запреты на импорт отменяются после соблюдения экспортерами соответствующих предписаний государственных органов, а судебные запреты снимаются по окончании судебных разбирательств. Бесповоротное прекращение обязательств в таких ситуациях было бы крайне неадекватным и подрывало бы стабильность договорной связи. Достаточно представить себе положение сторон внешнеторгового контракта, когда государственные власти вводят тот или иной санитарный запрет на импорт мясной продукции, а потом через две недели отменяют его в связи с соблюдением страной экспортера предъявленных условий возобновления поставок. Как уже отмечалось, оптимальным решением этой проблемы был бы вовсе отказ от идеи о прекращении обязательств при возникновении юридической, а значит по определению временной невозможности. Но законодатель решил по-иному и прибег к следующему решению. Если соответствующий акт государственных или муниципальных властей впоследствии отменяется или признается недействительным, обязательство не считается прекращенным (то есть возобновляется с обратной силой), если кредитор в разумный срок не отказался от договора.

Указание на разумный срок логично понимать так: кредитор вправе сделать это не позднее истечения разумного срока после отпадения юридической невозможности. При этом логично исходить из того, что кредитор вправе отказаться от договора в любой момент в период после возникновения юридической невозможности и до ее отпадения под условием будущего отпадения такой невозможности (то есть поставить свой отказ под условие того, что в будущем юридическая невозможность отпадет). Последний вариант очень удобен: если кредитор не хочет находиться в подвешенности в течение неопределенного срока, он может положить этой ситуации конец, заявив об отказе от договора.

Соответственно, после возникновения юридической невозможности кредитор должен принять решение. Если он будет бездействовать, то рано или поздно препятствие может отпасть, и тогда обязательство, а вслед за ним и весь договор в целом возобновятся и при этом возобновятся с обратной силой, вследствие чего кредитору придется принимать исполнение от должника. Если же кредитор не желает столкнуться с такой перспективой, он вправе отказаться от договора и прекратить неопределенность. В последнем случае отпадение препятствия в будущем уже не возобновит обязательства.

3.1. В принципе, закрепленное в п.3 ст.417 ГК решение нельзя признать удачным, так как оно оставляет множество сложнейших вопросов. Например, вправе ли кредитор, не воспользовавшийся правом на отказ от договора, требовать возврата своего осуществленного встречного исполнения? Из буквального толкования закона вытекает положительный ответ, ведь прекращение обязательства должника лишает последнего оснований для удержания полученного от кредитора. Но тогда какова судьба этого возвращенного кредитору предоставления, если впоследствии (возможно, очень нескоро) препятствие отпадет и обязательство должника возобновится. Получается, что возобновится и весь договор, включая встречное обязательство кредитора, и он снова должен будет осуществить свое предоставление.

Радует лишь то, что норма п.3 ст.417 ГК является диспозитивной (в силу прямого в ней указания), и стороны вправе оговорить иные последствия отпадения юридической невозможности. Как уже отмечалось, избежать этих проблем применения п.3 ст.417 ГК можно, если стороны договорятся о том, что юридическая невозможность вовсе не приводит к автоматическому прекращению обязательств, но дает кредитору и должнику, не отвечающему за возникновение такой невозможности, право на отказ от договора.

3.2. Пункт 3 ст.417 ГК не вполне удачен еще и потому, что он говорит лишь о праве кредитора отказаться от договора и снять тем самым угрозу последующего ретроспективного возобновления обязательства при отпадении юридических препятствий. Аналогичное право должника не упоминается. При этом должник мог не быть ответственным за возникновение препятствия (например, введение эмбарго) и по справедливости не должен страдать от вечной неопределенности и риска последующего возобновления его обязательства при отпадении препятствия. Ведь если кредитор в такой ситуации не пожелает отказаться от договора, должник оказывается заложником положения и вынужден сохранять свою готовность исполнить обязательство в любой сколь угодно отсроченный во времени момент отпадения препятствия. В данных обстоятельствах очевидно, что право должника, не отвечающего за возникновение юридического препятствия, на отказ от договора должно быть также признано. Это вытекает из применения для восполнения пробела закона принципов справедливости, разумности и добросовестности (ст.6 ГК). Соответственно, должник, не отвечающий за возникновение юридической невозможности, вправе также отказаться от договора, как минимум, если юридическое препятствие сохраняется в течение продолжительного периода времени.

Еще по теме:

  • Ищу работу юриста в якутске Работа юриста в Якутске По запросу работа юристом в Якутске на сайте HotWork.ru собрано 5 вакансий. За эту неделю добавлено 30 свежих вакансий. Успешно закрыто 25 вакансий. Новые вакансии […]
  • Мировой суд участок 408 Мировой суд участок 408 Фаюстова Мария Михайловна Телефон: 8(495) 408-23-95 Руководитель аппарата мирового судьи Захарчук Анна Александровна секретарь суда Пестова Ксения […]
  • Займ денег у теле2 Займ денег у теле2 Одним из главных приоритетов Теле2 является предоставление бесперебойной связи и доступа в интернет при любых условиях, даже если на счёте абонента закончились деньги. […]
  • Расчет неустойка по алиментам образец заявления Расчет неустойка по алиментам образец заявления Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные […]
  • Переоформить автомобиль на себя после смерти мужа Переоформить автомобиль на себя после смерти мужа Получите квалифицированную помощь прямо сейчас! Наши адвокаты проконсультируют вас по любым вопросам вне очереди. Переоформление […]
  • Гпк рф п 2 ст 96 Статья 96 ГПК РФ. Внесение сторонами денежных сумм, подлежащих выплате свидетелям, экспертам и специалистам Новая редакция Ст. 96 ГПК РФ 1. Денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, […]