Коап экстремизм статья

Оглавление:

Статья 20.29. Производство и распространение экстремистских материалов

СТ 20.29 КоАП РФ

Массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства; на должностных лиц — от двух тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства; на юридических лиц — от ста тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства.

Комментарий к Ст. 20.29 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Объектом правонарушений по комментируемой статье являются общественные отношения в сфере противодействия экстремистской деятельности (экстремизму), защиты прав и свобод человека и гражданина, безопасности общества и государства.

Под экстремистскими материалами понимаются предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистической рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие либо оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы.

На территории Российской Федерации запрещается распространение экстремистских материалов, а также их производство или хранение в целях распространения. В случаях, предусмотренных законодательством РФ, производство, хранение или распространение экстремистских материалов является правонарушением и влечет за собой ответственность.

Информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании заявления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уголовному делу.

Одновременно с решением о признании информационных материалов экстремистскими судом принимается решение об их конфискации.

Копия вступившего в законную силу решения о признании информационных материалов экстремистскими направляется судом в трехдневный срок в федеральный орган государственной регистрации.

Федеральный список экстремистских материалов подлежит размещению в Интернете на сайте Минюста России. Указанный список также подлежит опубликованию в СМИ.

2. Объективную сторону правонарушения, ответственность за которое предусмотрена комментируемой статьей, составляет деятельность по массовому распространению экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения.

В качестве характеристики состава административного правонарушения указаны два важных условия: информационные материалы должны быть признаны экстремистскими по решению суда, на основании решения такие материалы должны быть включены в федеральный список экстремистских материалов, составляемый Минюстом России и подлежащий опубликованию.

3. Субъектами административных правонарушений по анализируемой статье могут быть граждане, должностные и юридические лица.

4. С субъективной стороны правонарушение характеризуется прямым умыслом.

5. Дела об административных правонарушениях возбуждаются прокурором (ч. 1 ст. 28.4 КоАП РФ). Протоколы об административных правонарушениях также вправе составлять должностные лица органов внутренних дел (полиции) (п. 1 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ).

6. Дела об административных правонарушениях рассматриваются судьями (ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ).

Статья 20.29 КоАП РФ. Производство и распространение экстремистских материалов (действующая редакция)

Массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства; на должностных лиц — от двух тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства; на юридических лиц — от ста тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства.

Как могут скорректировать «экстремистские» статьи, о которых Путина спросили на прямой линии

На прямой линии с президентом Владимиром Путиным писатель и депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов поднял актуальную проблему необоснованного преследования по «экстремистской» 282-й статье УК РФ. Путин согласился с тем, что ситуация требует внимания, и допустил возможность корректировки законодательства. После этого в экспертных и политических кругах началось обсуждение судьбы одной из самых противоречивых статей Уголовного кодекса.

«Доходит буквально до маразма, — сказал Путину Шаргунов. — Например, молодых патриотичных ребят решили осудить за создание утопической группы по проведению референдума об ответственности власти в стране. Казалось бы, чего здесь преступного? Вот — „экстремистское сообщество“. Я понимаю, что ни вы, ни я не можем вмешиваться в судебные дела, но давать определенные оценки же можно. Иногда такое ощущение, что если буквально воспринимать 282-ю статью Уголовного кодекса, то некоторым ревнителям надо бы посмертно осудить Пушкина, Толстого, Достоевского, Маяковского, а их сочинения изъять».

«Нужно определиться с самими понятиями, что это такое? Не нужно доводить всё до маразма и до абсурда, как вы сказали. Полностью с вами согласен», — сказал Путин, предложив Шаргунову поработать вместе с Общероссийским народным фронтом над конкретными предложениями.

По информации Znak.com, по линии ОНФ вопрос будет курировать депутат Госдумы Наталья Костенко, первое обсуждение пройдет уже после июньских праздников.

Зарубежный опыт

Сторонники сохранения статей 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности») и 282 («Возбуждение ненависти или вражды») обычно апеллируют к зарубежному опыту и приводят многочисленные истории, как блогеров в Европе так же сажают за репосты или посты в соцсетях.

С одной стороны это верно, с другой — подходы сильно различаются.

Опыт США для России не очень релевантен: там свободу слова, в том числе в интернете, защищает Первая поправка к Конституции, признающая ограничение свободы слова только в случае, если высказывания приводят к противозаконным действиям.

В европейских странах наказания сильно дифференцированы в зависимости от тяжести преступления. Так, к примеру, если в соцсетях во Франции начать призывать к вооруженному восстанию, то можно получить по соответствующей статье УК Франции за «Провоцирование вооруженного сборища» до года лишения свободы. Если же на призыв к вооруженному восстанию откликнулись и наступили последствия, то наказание увеличивается до семи лет лишения свободы.

Аналог статьи 282 во Франции дифференцирован: есть статья за унижение достоинства человека по факту принадлежности к некоей группе, расе, религии, а есть более тяжелая статья за подстрекательство к дискриминации, выражению ненависти или применения насилия. Однако данные преступления не караются тюремным заключением — только штрафом и общественными работами.

Одно из наиболее жестких законодательств в части противодействия дискриминации в ЕС принято в Германии. Там статьи 130, 166, 167 предусматривают наказание на срок до пяти лет лишения свободы и денежный штраф за оскорбление вероисповедания граждан и религиозных обществ, подстрекательство к разжиганию ненависти против «определенной части населения», а также за воспрепятствование отправлению религиозных обрядов, если такие действия вызывают нарушение общественного порядка. В последний год криминализовано также оскорбление людей на сексуальной почве и с сексуальным подтекстом.

В Великобритании можно пострадать за высказывания, разжигающие расовую ненависть, и получить за это до семи лет лишения свободы.

Вместе с тем европейский подход призывает при разбирательстве оценивать не только высказывания, но и их последствия, но главное — умысел на подстрекательство, возбуждение ненависти и так далее, что позволяет избежать ответственности за случайный лайк или репост.

Российская практика

В 2013 году Европейская комиссия против расизма и нетерпимости потребовала от России «четко изложить критерии, которые должны соблюдаться для того, чтобы объявить какой-либо материал экстремистским» и сузить само понятие экстремизма только до «серьезных случаев, связанных с ненавистью и насилием», чего, однако, сделано не было.

Из ратифицированных Российской Федерацией международных документов определение экстремизма дается в Шанхайской конвенции по борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом (ратифицирована в 2001 году).

Там сказано: «„Экстремизм“ — какое‑либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них».

Очевидно, что данное определение сильно отличается от его трактовки в России — к примеру, объяснить, чем картина Ложкина «Великая прекрасная Россия» призывает к насильственному захвату власти, невозможно.

Российская практика не учитывает ни наличия у обвиняемого умысла, ни ситуации добросовестного заблуждения (например, когда человек публикует некое изображение, не зная, что оно признано экстремистским). Кроме того, в УК и КоАП РФ есть много статей, по факту дублирующих 282-ю и 280-ю статьи, например, статья 20.29 КоАП «Производство и распространение экстремистских материалов».

Еще две проблемы, с которыми российская практика сталкивается постоянно: это плохое качество экспертизы (а учитывая обвинительный характер российского правосудия, эксперт, чьи суждения ложатся в основу обвинительного заключения, по факту подписывает подсудимому обвинительный приговор), а также провокации со стороны самих сотрудников правоохранительных органов. Так было с недавней историей «экстремистского сообщества „Новое величие“», когда в телеграм-чате идею создания сообщества нескольким молодым людям предложил внедренный сотрудник ФСБ. Потом этот же сотрудник написал устав организации, в котором содержались признаки экстремизма, после чего доложил о раскрытии дела, в результате чего молодые люди, в том числе несовершеннолетние, оказались под арестом.

Судебный департамент не предоставляет отдельной статистики по 282-й и 280-й статьям УК РФ и оперирует лишь общими данными по 29-й главе УК («Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства»), куда входят эти две статьи. Согласно статистике, за такого рода преступления в 2017 году были осуждены 644 человека, из них 98 приговорены к реальному лишению свободы, 383 — к условному лишению свободы.

Что делать?

Разговор о том, что статьи 280 и 282 надо полностью отменить или частично декриминализовать, идут давно. Так, к примеру, депутат Госдумы от партии «Родина» Алексей Журавлев пытался внести такие законопроекты, но они были отклонены. После громкого дела екатеринбургского блогера Руслана Соколовского ряд российских видеоблогеров записал обращение к президенту Владимиру Путину с просьбой отменить статью 282, но ответа не последовало.

Одной из проблем публичной дискуссии по ст. 280 и 282 является смешение статей и понятий. Так, к примеру, в публичной риторике охранители любят переводить разговор с «экстремистских статей» за лайки и репосты на обсуждение наказания за доведение подростков до самоубийства через социальные сети (ст. 110 УК РФ «Доведение до самоубийства»), за призывы к терроризму (ст. 205.2 «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности») или даже к статьям за изготовление и распространение детской порнографии. Таким образом, дискуссия размывается, и сторонники отмены или частичной декриминализации становятся людьми, которые «хотят разрешить призывы к терроризму» или «защищают суицидальные сообщества». Но на самом деле это не имеет к «экстремистским» статьям никакого отношения.

В распоряжении Znak.com оказалась подборка предложений, подготовленных различными экспертами и представленных как в администрацию президента, так и в Госдуму.

Первое предложение — частичная декриминализация статьи в части «распространения информации», если опубликованные материалы не привели к каким-либо деструктивным последствиям. Это можно сделать, например, при помощи наложения ответственности за такие действия в рамках уже существующей ст. 20.29 КоАП РФ «Производство и распространение экстремистских материалов» с учетом соответствующих поправок.

Второй вариант — привлекать к ответственности за распространение подобной информации только в случае неоднократности данного деяния, что исключит привлечение граждан к ответственности в случае их добросовестного заблуждения.

Еще один подход — это возложить ответственность на Роскомнадзор по ограничению доступа к «экстремистской» информации, блокировать ее и выносить распространителю предупреждение.

Есть предложения изменить систему оценки материалов «на экстремизм». Например, поручить это не случайным экспертам, а специальной комиссии из аккредитованных экспертов, при этом обязательно из другого региона, чтобы исключить возможность давления региональных властей.

Главный редактор издания «Медиазона» Сергей Смирнов по поводу возможных корректировок настроен пессимистично. Он считает, что в нынешнем виде при сложившейся практике статью 282 нужно полностью отменять.

«Многолетняя практика такова, что каким-то образом скорректировать статьи просто не получится. Следователи следуют инструкциям и практике, они выполняют поставленные задачи. В принципе, можно просто снять задачи закрывать по 280 и 282 статье, но это же не связано именно с законами», — говорит Смирнов.

Адвокат Сергей Бадамшин говорит, что в нынешнем виде статья 282 наносит «больше вреда, чем могла бы принести пользы».

«Требования Евросоюза по противодействию экстремизму не содержат требований, чтобы это было обязательно уголовно наказуемым преступлением. Если же государство хочет, чтобы люди получали за какие-то высказывания наказания, надо выработать механизм по поиску отличий между призывами и высказыванием точки зрения. Наши же лингвисты часто работают в угоду следствию, по сути подписывая людям обвинительные приговоры. Второй вариант — частичная декриминализация этой статьи и перевод ее в КоАП. По административным статьям могут налагаться арест, штрафы, обязательные работы. Наконец еще важный фактор: например, кто-то зовет убивать людей некоей национальности. Если кто-то пойдет, то это — подстрекательство и уголовная ответственность. А если это кричит пьяный на автобусной остановке, которого никто не слушает? Проходите мимо или привлекайте его по административной статье», — считает Бадамшин.

Депутат Сергей Шаргунов сказал Znak.com, что даже если дела по 280 и 282 УК РФ не заканчиваются приговором в виде тюремного срока, осужденные по ним все равно испытывают сложности с трудоустройством и получают клеймо на всю жизнь — а часто речь идет о совсем молодых людях.

«Я вижу, что дальнейшая работа должна строиться по нескольким направлениям. Первая — это работа с конкретными случаями. Кстати, тут может включиться и Генпрокуратура, которая обладает правом опротестовывать приговоры. Кроме того, обсуждение отдельных историй даст понять обществу и власти, что все случаи — показательны, проблема системная. Второе направление будущей работы — это начало дискуссии с государством по статье 282. Я лично считаю, что в нашем Уголовном кодексе есть масса других статей, фактически дублирующих 282. Призывы к терроризму — это вообще отдельная статья. Тут нам стоит побороться за редактуру законодательства и, видимо, частичную декриминализацию этой статьи, перевода какой-то ее части в КоАП. Главное — чтобы это все не падало на голову обычным молодым людям, которые просто кому-то не понравились и которые вдруг попадают за решетку», — считает Шаргунов.

Коап экстремизм статья

Как свести к минимуму риск уголовного преследования за перепост, необдуманный комментарий или картинку в интернете, объясняет Информационно-аналитический центр «Сова».

Информационно-аналитический центр «Сова» ведет мониторинг применения антиэкстремистского законодательства с момента его появления. Вы можете быть не согласны с нашими взглядами или оценками, но вам стоит к нам прислушаться, учитывая наш опыт.

Что происходит

Антиэкстремистское законодательство существует в России с 2002 года и продолжает расширяться. Оно основывается на рамочном законе «О противодействии экстремистской деятельности» и на июнь 2016 года включает в себя целый ряд статей Уголовного кодекса (УК), несколько статей Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) и целый ряд положений, относящихся к гражданскому праву. Это законодательство касается:

— попыток свержения власти и нападений на ее представителей,

— общеуголовных преступлений, совершаемых по мотиву национальной, религиозной и прочей вражды,

— нескольких разновидностей публичных высказываний (см. ниже),

— организационной активности, касающейся перечисленного выше,

— мелких правонарушений — изображения свастики и прочих запретных символов, распространения запрещенных материалов и т.д.

Это очень широкое законодательство, но мы здесь сосредоточимся только на тех нормах, которые касаются публичных высказываний, причем сделанных именно в интернете.

Количество людей, осужденных за преступления (это УК) или правонарушения (это КоАП) «экстремистской направленности», то есть за все, о чем говорилось выше, исчисляется сотнями в год и продолжает расти. По данным мониторинга Центра «Сова» (пусть и неполным), все большую долю в уголовном антиэкстремистском правоприменении занимают именно приговоры за высказывания. Например, в 2015 году за «экстремистские высказывания» было осуждено почти вдвое больше людей, чем за прочие «преступления экстремистской направленности». И из этих высказываний 85% в 2014–2015 годы были сделаны в интернете. По мнению Центра «Сова», от 5% до 10% таких приговоров явно неправомерны, но есть и немало спорных.

Практика антиэкстремистского правоприменения вызывает в российском обществе все большее беспокойство.

Зачем вам вообще читать эту памятку?

Казалось бы, если власти злоупотребляют антиэкстремистским законодательством в сравнительно небольшой части случаев и при этом вы сами считаете, что вы что-то пишете в интернете не с целью призвать к погромам, убийствам или перевороту, то не лучше ли исходить из того, что риск для вас невелик? Он сравним с риском попасть в авиакатастрофу, но ведь на самолетах мы все (или почти все) летаем.

Так обстоят дела, если вы не привлекли к себе чем-то неприязненное внимание полиции или иных органов власти. Впрочем, если и не привлекли, точнее, не думаете, что привлекли, риск не сводится к нулю, как и с самолетами, — и полезно хотя бы знать, что делает этот риск выше или ниже и каковы могут быть последствия.

Антиэкстремистское законодательство

Существует мнение, что эти законы направлены против «плохих парней» и нас с вами коснуться не могут. Но людей, разделяющих такое мнение, все меньше.

Куда популярнее точка зрения, что привлечь могут любого и за что угодно. Но и она, судя по собранным нами данным, неверна: не любого и точно не за что угодно. Ваше высказывание — будем называть этим словом демонстрацию взглядов в любой форме, будь то слова, рисунок, фото, видео, аудио или что-то еще — должно подходить под хотя бы одну из многочисленных норм антиэкстремистского законодательства. Нет такого правонарушения — «экстремизм», хотя в обыденной и журналистской речи так часто и говорят. Нарушить можно только конкретную норму закона.

Основные понятия закона «О противодействии экстремистской деятельности»:

1) экстремистская деятельность (экстремизм):
— насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
— публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;
— возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
— пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
— нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
— воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;
— воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;
— совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;
— пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций;
— публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;
— публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;
— организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;
— финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг;

2) экстремистская организация — общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности;

3) экстремистские материалы — предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы;

4) символика экстремистской организации — символика, описание которой содержится в учредительных документах организации, в отношении которой по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Мы кратко перечислим те типы высказываний, которые могут быть интерпретированы как экстремистские и повлечь уголовную или административную ответственность. В соответствующих нормах много правовых тонкостей, но разбирать их все не имеет смысла, так как многие из них слишком часто игнорируют и сами правоохранительные органы. Мы отметим лишь те тонкости, которые имеют практическое значение.

Все варианты наказаний можно посмотреть в Приложении, ниже мы оговариваем лишь минимальный и максимальный варианты. Но важно отметить, что по уголовному делу суд может также назначить дополнительное наказание в виде запрета на определенные профессиональные занятия или на пользование интернетом сроком на несколько лет.

Возбуждение ненависти и розни (статья 282 УК)

Если вы делаете публичное высказывание, касающееся какой-то большой группы людей, которую можно описать в терминах национальности, гражданства, религии, языка и так далее, постарайтесь отнестись к нему внимательнее.

Возможно, какая-то из таких групп вас раздражает или пугает, а возможно, даже вызывает у вас более сильные враждебные чувства, и вы готовы выразить эти чувства или высказать какие-то соображения, явно направленные против этой группы. Центр «Сова» выступает за толерантность, но мы отдаем себе отчет в том, что все и всегда толерантными быть не могут, так что проявления интолерантности — вещь неизбежная. Вынося за скобки нравственные оценки, заметим, что подобные высказывания — это ваше право, но оно ограничено (что, кстати, само по себе обычно в мировой практике), и вам самим решать, насколько вы считаете нужным покуситься на эти ограничения.

Как уголовно наказуемые рассматриваются высказывания, направленные против людей, объединенных по признакам национальности (в смысле этничности, а не гражданства) и религии. Прочие объединяющие признаки, упомянутые в статье 282 УК, не используются, но речь может пойти практически о любой группе людей, объединенных каким-то признаком, — об «определенной социальной группе», как сказано в УК.

В принципе, разъяснения Верховного суда ограничивают применение статьи 282, но полагаться на эти ограничения в полной мере нельзя. Например, на данный момент дел о возбуждении ненависти к «социальной группе» представителей власти или политических деятелей нет, но нельзя исключить, что они могут появиться снова (как это не раз бывало до разъяснений ВС).

Верховный суд разъяснил, что в деле должно фигурировать именно возбуждение ненависти и вражды к людям, но не к их организациям (религиозным, национальным, политическим и прочим) или лидерам таковых, не к идеям, взглядам и обычаям. Это очень верные разъяснения, но в состав статьи 282 УК входит, помимо «возбуждения ненависти», еще и «унижение» людей по тем же групповым признакам, — и Верховный суд не разъяснил, какого рода унижение криминально, а какое нет. Поэтому на практике мы видим, что резкие высказывания в адрес религиозных идей, национальных обычаев и т.п. могут рассматриваться как криминальные в смысле статьи 282 УК.

Из Постановления Пленума Верховного суда РФ 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

3. При производстве по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности судам необходимо иметь в виду, что согласно пункту 2 части 1 статьи 73 УПК РФ подлежат доказыванию мотивы совершения указанных преступлений.

7. Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц. Критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды.

При установлении в содеянном в отношении должностных лиц (профессиональных политиков) действий, направленных на унижение достоинства человека или группы лиц, судам необходимо учитывать положения статей 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 года, и практику Европейского Суда по правам человека, согласно которым политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации; государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в средствах массовой информации в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий. Критика в средствах массовой информации должностных лиц (профессиональных политиков), их действий и убеждений сама по себе не должна рассматриваться во всех случаях как действие, направленное на унижение достоинства человека или группы лиц, поскольку в отношении указанных лиц пределы допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц.

8.
Не является преступлением, предусмотренным статьей 282 УК РФ, высказывание суждений и умозаключений, использующих факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах и не преследующих цели возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.

Чтобы минимизировать риск привлечения к уголовной ответственности, недостаточно избегать призывов к противоправным действиям по отношению к людям в связи с их цветом кожи, национальностью, вероисповеданием и т.д., это само собой разумеется. Не следует высказываться о таких группах людей в выражениях, которые считаются грубыми, не следует намекать (и тем более прямо указывать) на желательность какого бы то ни было ущемления их в правах, не стоит в грубых выражениях отзываться об их верованиях, символах и обычаях.

Если ваш гнев или иные негативные эмоции на самом деле направлен не на всю такую группу, а только на определенную ее часть в связи с какой-то ее деятельностью, очень важно это ясно проговорить. Возможно, высказывание ваше все равно будет не слишком толерантным, но зато меньше шансов, что оно окажется еще и криминальным, а главное — оно станет более точным и содержательным.

По статье 282 предусмотрено наказание от штрафа в 100 тысяч рублей до пяти лет лишения свободы, но если высказывания сопряжены с призывами к насилию, были совершены в группе или вы как-то использовали свое служебное положение, — то до шести лет.

Призывы к экстремистской деятельности (статья 280 УК) и сепаратизму (статья 280 1 УК)

Определение экстремистской деятельности — длинное (см. ниже), но его надо хотя бы в общих чертах запомнить, поскольку публичный призыв к любому из действий, входящих в это определение, — довольно тяжкое преступление. Если призыв сделан в интернете, то наказание за него — до пяти лет принудительных работ (то есть работы там, куда пошлет суд) или лишения свободы.

Призыв необязательно должен иметь четкую грамматическую форму, соответствующую призыву, всякого рода намеки на необходимость сделать то-то и то-то тоже могут быть сочтены призывом. Возможно, вы решили пошутить, но имейте в виду, что ваш юмор могут не понять.

Так что не следует намекать на желательность (и тем более необходимость) переворота, сепаратизма, терроризма, возбуждения вражды к каким-то группам (см. выше) или их дискриминации, создания любых силовых помех органам власти (включая, естественно, полицию, но также избиркомы), совершения любых преступлений по мотивам вражды к какой-то национальной, религиозной и т.п. группе, демонстрации запрещенной символики (см. подробнее ниже) или финансирования всего перечисленного.

Честно говоря, список столь длинен, что запомнить его непросто, но он интуитивно понятен и дает представление о том, какого рода действия считаются экстремистскими и к каким, соответственно, нельзя призывать. Есть, однако, три нюанса, на которых следует остановиться подробнее.

Во-первых, об упомянутой в этом перечне дискриминации. За саму по себе дискриминацию в нашей стране почти никогда не преследуют, вопрос этот мало обсуждается, поэтому многим непонятно, что именно следует считать дискриминацией. Тема эта, действительно, сложная, но, чтобы избежать обвинения по статье 280 УК, следует избегать высказываний о желательности нарушения чьих-то прав или законных интересов в зависимости именно от его/ее/их расы, национальности, вероисповедания (или отсутствия такового), языка и социального происхождения.

Во-вторых, запрет на возбуждение вражды в определении экстремизма (там почему-то используется слово «рознь») сформулирован гораздо шире, чем в статье 282 УК: запрещается еще и «пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека» по групповым признакам. В совокупности, кажется, эти термины охватывают все мыслимые негативные высказывания, связанные с групповыми признаками, как, впрочем, и «унижение достоинства», предусмотренное в статье 282. Так вот, избегайте хотя бы наиболее явных негативных высказываний, как написано выше применительно к статье 282, но главное — не говорите, что другим стоит пренебрежительно или негативно относиться к другим людям по таким групповым признакам. В конце концов, если вашей целью не является действительно спровоцировать конфликт, не следует учить других людей относиться к кому-то плохо: другие люди и сами это умеют не хуже вас.

В-третьих, призывы к сепаратизму выделены теперь в отдельную статью 280 1 УК. Наказание по ней — то же, что и по статье 280. И учтите: судя по практике, речь не идет именно о призывах к сепаратистскому мятежу, по ней могут преследовать за любое высказывание о желательности уменьшить территорию Российской Федерации, как она изображена на официальной карте.

Оправдание терроризма (статья 205 2 УК)

Такое высказывание относится сразу и к террористическим, и к экстремистским преступлениям, наказание по ней, если речь идет об интернете, варьирует от штрафа от 300 тысяч до миллиона рублей до семи лет лишения свободы. Запрещается не оправдание в моральном или педагогическом смысле («он мстил за отца», «в детстве он перенес травму»), а именно утверждение правильности и желательности терактов как метода действия.

Естественно, говорить такое не следует.

«Реабилитация нацизма» (статья 354 1 УК)

Кавычки здесь обозначают название статьи, а также тот факт, что ее состав названию не соответствует. Применительно к высказываниям эта новая — так что практики пока очень мало — статья УК включает в себя несколько разных составов разной степени понятности.

Первый — отрицание или одобрение преступлений, установленных Нюрнбергским трибуналом. Большинство из нас не знает списка этих преступлений, но в целом речь идет о наиболее массовых преступлениях, совершенных германскими властями в годы Второй мировой, так что, в общем, понятно, о чем речь.

Второй состав можно только процитировать: «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны». Насколько широкое понимание здесь возможно, сказать нельзя — практики нет. Напрашиваются опасения насчет криминализации исторических дискуссий. Но поскольку использована формулировка «заведомо ложных», вашей защитой при такого рода обвинении может служить указание на источник, по возможности наименее маргинальный.

Наказание по первым двум составам варьирует от штрафа до 300 тысяч рублей до трех лет лишения свободы.

Третий состав менее тяжкий — от такого же штрафа до года исправительных работ (то есть вычета из зарплаты), — и речь идет о грубых высказываниях или осквернении памятных дат и символов, связанных с российской военной историей. Все эти даты и символы мало кто помнит, но если вы о них пишете, вы ведь понимаете, что они относятся к военной истории, — и в этом случае просто будьте вежливы. Быть вежливым вообще неплохо, но в данном случае еще и более безопасно.

Оскорбление религиозных чувств верующих (часть 1 статьи 148 УК)

Что означает термин «оскорбление чувств», как именно отличить «религиозные чувства» верующих от других их чувств, — все это оставлено на усмотрение следствия и суда, что на практике означает полный произвол и хаос в правоприменении. Ясно только, что речь идет о высказываниях, направленных против религиозных обычаев, верований, символов и учреждений. Судя по формулировке, похожей на формулировку статьи «Хулиганство», и по имеющейся практике, криминальными считаются только высказывания, сделанные в грубой форме.

Межрелигиозные диспуты и диспуты между верующими и неверующими во все времена были весьма эмоциональными, но теперь, если вы поддаетесь эмоциям в таком диспуте и срываетесь на грубость, вы рискуете быть привлечены к уголовной ответственности и понести наказание от штрафа до 300 тысяч рублей до лишения свободы на один год.

Участие в экстремистском сообществе (статья 282 1 УК) или организации (статья 282 2 УК)

Если вы не состоите в организации (в том числе и в неформальном сообществе), которая уже запрещена как экстремистская (статья 282 2 ) или в деятельности которой, как вам кажется, легко заподозрить экстремизм в смысле его определения в законе, вам вряд ли стоит беспокоиться.

За публикации в сети по этим статьям обвиняют вообще очень редко, но практика может измениться. В принципе, публикация документов, программных статей, заявлений лидеров таких организаций может рассматриваться как форма участия в деятельности, по крайней мере если это систематическая публикация. На всякий случай посмотрите на список уже запрещенных организаций на сайте Минюста: вы легко можете не знать, какие запрещены, а какие нет, но от ответственности это вас не избавит. А ответственность — от штрафа в 300 тысяч рублей до лишения свободы на шесть лет (если не рассматривать варианты, вряд ли применимые к высказываниям в интернете).

Все то же самое верно и для организаций, которые запрещены как террористические, и сообществ, ориентированных на террористическую деятельность, только статьи УК, соответственно 205 5 и 205 4 (там и наказания суровее: только лишение свободы — от десяти до 20 и от пяти до десяти лет соответственно). В террористической деятельности вы, конечно, не участвуете, но посмотрите все же на список организаций, которые запрещены как террористические — он тоже не столь очевиден.

Сводный список запрещенных организаций есть на сайте Центра «Сова».

Иногда возникает вопрос, может ли участие в группе в социальной сети, связанной с такой организацией, рассматриваться как участие в организации. По смыслу законов и по сегодняшней практике — нет. Но все равно имеет смысл проверить, в каких группах вы состоите, даже если вы их на самом деле не читаете.

Распространение «экстремистских материалов» (статья 20.29 КоАП)

В любом уголке нашей большой страны суд может запретить тот или иной «материал» как экстремистский, будь то книга, видеоролик, страница или сайт в интернете, песня и т.д., в том числе и просто некий файл, изъятый с чьего-то компьютера. Содержание этих материалов на практике варьирует от совершенно людоедского до совершенно невинного, а идеологический спектр покрывает чуть ли не все известные течения. И распространение любого из этих материалов является правонарушением по статье 20.29 и влечет наказание либо в виде небольшого, до трех тысяч рублей, штрафа, либо в виде ареста до 15 суток.

В принципе, дело может дойти и до уголовного обвинения по перечисленным выше статьям, но в реальности для такого обвинения вовсе не требуется, чтобы материал был запрещен, — напротив, именно публикация запрещенного материала лишь изредка приводит к уголовному делу.

Список запрещенных материалов официально публикуется на сайте Минюста, но читать его там технически крайней затруднительно, проще воспользоваться более понятной и удобной версией на сайте Центра «Сова» — начинайте отсюда (это первая часть, но на июнь 2016 года их уже девять). Наконец, текущую версию списка можно скачать с сайта Минюста целиком.

Признаем, содержание списка длиной уже более трех с половиной тысяч пунктов невозможно запомнить, а часто невозможно и понять, так как описания во многих случаях не дают никакого представления о том, что запрещено. Никакой контекстный поиск вам тоже не поможет узнать, запрещен ли тот или иной материал. И тем не менее, это никого не освобождает от ответственности по статье 20.29. Наконец, статья КоАП предполагает наказание лишь за «массовое» распространение, но любая публикация онлайн считается судами именно массовым распространением.

Таким образом, у вас нет способа наверняка не нарушить эту норму закона, если вы вообще что-то републикуете. Но если вы не хотите рисковать, то можете принять хотя бы некоторые меры предосторожности:

— избегайте распространения материалов уже запрещенных организаций (см. выше), если только вы не уверены, что именно этот материал не запрещен;

— если материал вызывает у вас сомнения, задайте варианты его названия, например, в news.yandex.ru — и, возможно, вы увидите новость о его запрете;

— если вам самому кажется, что этот материал какой-то «явно экстремистский», воздержитесь от републикации: если он не запрещен сегодня, то может быть запрещен завтра, а у вас-то он останется (см. об этом ниже).

Демонстрирование запрещенной символики (статье 20.3 КоАП)

Важно сразу подчеркнуть, что согласно неудачно сформулированной части 1 статьи 20.3 правонарушением считается публичная демонстрация определенной символики вне зависимости от вашего намерения и от контекста, достаточно самого наличия на картинке или в видео запретных символов. Наказание за это — от одной до двух тысяч рублей или арест до 15 суток.

На сегодняшний день запрещено несколько разновидностей символики (и атрибутики).

1. Нацистская. К ней относятся символы, использовавшиеся в Третьем Рейхе, но иногда и символы современных неонацистов. Со многими, пусть и не всеми, реально или потенциально противоправными символами можно ознакомиться здесь.

2. Сходная с нацистской до степени смешения. Термин «до степени смешения» — стандартный для гражданского права и означает сходство, затрудняющее различение для обычного человека. Степень сходства определяет суд. На практике известно, что все мыслимые знаки, чем-то похожие на свастику, могут быть сочтены схожими с таковой, но в других вопросах суды чаще проявляют здравый смысл.

3. Символика запрещенных за экстремизм и терроризм организаций (см. о них выше). Каталога такой символики нигде сейчас нет, да и не у всех таких организаций есть вполне определенная символика. Ситуация осложняется тем, что многие символы, использовавшиеся или используемые запрещенными организациями, широко используются и вне таковых — например, серп и молот или шахада (написанное по-арабски краткое исповедание мусульманской веры). На практике за такие популярные символы почти никогда не привлекают, да и в целом эта норма применяется редко, так что вам достаточно знать, как выглядит основная символика запрещенных организаций, — в случае сомнения просто погуглите картинки на название организации, и если какой-то символ явно именно к ней и относится, сделайте выводы.

4. Символика организаций, сотрудничавших с Третьим Рейхом во время Второй мировой войны или отрицающих нацистские и связанные с ними преступления. Эта норма настолько непонятна, что Дума поручила Правительству составить каталог таких символов, а Правительство его пока не составило, так что норма еще не работает.

Проблемные моменты

Публичность

Противозаконным может быть только публичное высказывание. И видимо, если содержание высказывания противозаконно, то оно тем опаснее, чем более публично. Но эти нюансы, как и многие другие, суды принимают во внимание редко. Главное, что оценивается в суде, — это содержание высказывания. Публичным же оно считается во всех случаях, когда оно было доступно «неопределенному кругу лиц», сколько бы человек его реально ни читало, слушало или смотрело.

Де-факто это означает, что суд сочтет публичным любое высказывание в интернете, не скрытое, так или иначе, паролем. Но даже и высказывания «только для друзей» в социальных сетях или посланные по e-mail достаточно большому числу людей признавались публичными. Так что следует забыть о приватности своего блога или аккаунта — вернее, исходить из того, что все, что вы пишете в интернете, суд сочтет публичным.

Весьма значительную долю публикаций в социальных сетях составляют репосты. Растет их доля и среди высказываний, за которые привлекают к ответственности. Насколько это законно? Ведь речь идет не о ваших словах.

По смыслу закона суд должен оценивать именно ваше высказывание, то есть не сам скопированный текст (картинку или видео), а вашу публикацию как целое. Ваша публикация включает в себя, помимо собственно копии, какой-то ваш комментарий или отсутствие такового, а также контекст — содержание вашего блога или аккаунта в целом. Ведь большинство реальных читателей воспринимает репост именно в данном контексте, с которым они знакомятся в этот момент или ознакомились ранее, и представляют себе вашу позицию. Фактически, репост — это цитата, которая всегда должна оцениваться в контексте (и применительно к СМИ это подтверждено Верховным судом). Увы, суд почти никогда не оценивает репосты таким образом.

Если вы хотите репостить нечто, что, как вам, прочитавшему эту памятку, кажется, суд может оценить как экстремистское высказывание, то с точки зрения собственной безопасности вам следует сделать одно из двух. Либо просто не делать такой репост, что, конечно, решает проблему безопасности, но явно чрезмерно ограничивает вашу свободу слова и возможность обсуждать интересные вам темы. Либо сопроводить репост комментарием, ясно показывающим, что вы не согласны с тем содержанием, которое, как вам кажется, суд сочтет экстремистским. Этот вариант безопасности не гарантирует, но, судя по практике, весьма существенно ее повышает.

Конечно, вы можете считать, что если суд и сочтет цитируемое высказывание экстремистским, вы с этим заранее не согласны и не готовы воздержаться от того, чтобы поддержать это высказывание. Еще вам может представляться просто смешным делать к репосту самоочевидные комментарии. Тогда просто решите, готовы ли вы рискнуть.

И последнее: часто говорят, что у нас привлекают и за «лайки». Нет, пока это не так. Зато был уже приговор за принятую отметку своего имени в чужом посте «ВКонтакте», включавшем запрещенное видео. Интерпретировать принятую отметку как распространение информации — это явная натяжка, но приговор такой был вынесен и вступил в силу, так что стоит внимательнее относиться к принятию упоминаний своего имени (в тех сетях, где есть такой механизм).

Комментарии

Под вашим постом могут появиться комментарии, которые покажутся вам подсудными. Несете ли вы за них ответственность? По закону — нет. На практике известны случаи, когда обвинение приписывало комментарии самому автору поста. Но такие случаи единичны и являются явным произволом, который все же есть шанс оспорить в суде.

Длящееся правонарушение

Вполне возможна ситуация, когда вы год назад что-то опубликовали или репостили в блоге или аккаунте — и в тот момент это было законно, а незаконно стало вчера. Самый распространенный вариант — некий материал именно вчера внесли в список экстремистских. Но мог измениться и сам закон, и какое-то высказывание теперь стало незаконным.

Конечно, закон не имеет обратной силы, и ваше действие год назад, как не было виновным, так и осталось. Но ведь публикация-то существует, она уже незаконна, а вы ее не удалили, и вас могут обвинить в этом, поскольку в каком-то смысле вы прямо сейчас продолжаете распространять этот материал. При должном уважении к закону такое обвинение не должно бы предъявляться, так как здесь нет сознательного действия с вашей стороны, да вы, скорее всего, просто и не помните, что размещали год назад. Но нельзя поручиться, что обвинение не будет предъявлено.

И, если дело возникает, срок давности уж точно может отсчитываться не от момента публикации, а от того последнего дня, когда она еще была в вашем блоге или аккаунте. Это особенно важно, когда речь идет о делах по административным правонарушениям по статьям 20.3 или 20.29 КоАП, так как по ним срок для возбуждения дела очень короткий — три месяца с момента их совершения или обнаружения.

Блокировки

При наличии в вашем аккаунте/блоге или на вашем сайте «экстремистского материала» или даже материала, на него очень похожего, от вас могут потребовать его удалить. Обычно это делают прокуратура или Роскомнадзор, зачастую через администрацию сети или хостинг-провайдера. Если вы не согласны удалять материал, можете обжаловать это требование в суде. Но если вы его не удалили, то вне зависимости от обжалования готовьтесь к тому, что доступ пользователей из России к вашему сайту или блогу будет заблокирован, причем не именно к тому материалу, а ко всему сразу. Если вы полагаете, что все ваши читатели накоротке с прокси-серверами, анонимайзерами и VPN, можете не беспокоиться, но чаще всего это не так.

В случае если у вас сайт, блокировку осуществит Роскомнадзор и поставит вас об этом в известность. Как уже было сказано, вы можете судиться, но шансов выиграть у вас мало. Если вам дороги читатели, не умеющие или ленящиеся обходить блокировку, возможно, проще удовлетворить требование Роскомнадзора (обычно оно сводится к какому-то одному материалу) или уж завести новый сайт.

Когда речь идет о блоге, Роскомнадзор тоже зачастую может действовать напрямую, а вот с социальными сетями сложнее: заблокировать доступ к отдельному аккаунту чаще всего технически невозможно, но можно убедить это сделать администрацию социальной сети. С «ВКонтакте» это обычно легко удается, с фейсбуком или твиттером — в части случаев: их администрация будет сверять запрос Роскомнадзора со своими правилами и представлениями. Важно иметь в виду, что администрация сети может блокировать что-то также по требованию отдельных обидевшихся на вас граждан, в том числе усмотревших в ваших постах что-то «экстремистское». И в случае блокировки поста или всего аккаунта администрацией социальной сети или блог-платформы обойти блокировку уже никак не получится, так что останется либо договариваться, либо заводить новый аккаунт.

Печатная версия Памятки включает полный текст упоминаемых в ней статей УК и КоАП. «Медиазона» при публикации опустила это приложение: любой пользователь интернета способен самостоятельно найти соответствующие тексты. Извлечение из Постановления Пленума ВС №11 также приводится в сокращении.

Еще по теме:

  • Суд мед экспертиза уфа Судебно-медицинская экспертиза Военно-врачебная коллегия Уфа, 450000, Российская Военно-врачебная коллегия Уфа, 450000, Российская, 98/2, ост. Горсовет, 2 этаж Адвокатское партнерство Уфа, […]
  • Исковое заявление на бездействие судебного пристава исполнителя образец Исковое заявление на бездействие судебного пристава исполнителя образец Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом […]
  • Калькулятор каско на машину Калькулятор каско ВНИМАНИЕ!Результаты расчета являются предварительными и не могут считаться официальным предложением РЕСО-Гарантия. Вы можете узнать точную стоимость полиса у Вашего […]
  • Открытие ип в 2018 году заявление Заявление на регистрацию ИП в 2018 году Заявление подается в 1 экземпляре. Сшивать и скреплять листы не требуется. При подаче заявления в ФНС необходимо приложить оригинал квитанции об […]
  • Тарифы на коммунальные услуги во владивостоке Жители Владивостока узнали, сколько придётся платить за коммунальные услуги с 1 июля Подорожала большая часть услуг. Информация о нормативах и тарифах на коммунальные услуги, размерах […]
  • Форма 61 при увольнении Унифицированная форма № Т-61 - бланк и образец Унифицированная форма Т-61 используется только в одном случае — при увольнении работника. В статье мы расскажем, для чего нужна эта форма, […]