Как взыскать с судебных приставов убытки

Взыскание убытков, причиненных действиями (бездействием) судебных приставов-исполнителей

Целью вынесенного судебного акта является восстановление нарушенных прав посредством его правильного и своевременного исполнения, которое возлагается на судебных приставов-исполнителей. Несвоевременное или неправильно исполнение судебных решений дает право взыскателю обратиться в суд с соответствующей жалобой и возместить причиненный ущерб.

Основной обязанностью судебного пристава-исполнителя является принудительное исполнение судебных постановлений и решений, вступивших в законную силу. В рамках данной обязанности приставы взыскивают денежные суммы, накладывают арест и изымают имущество, запрещают выезд за пределы РФ, а также осуществляют иные необходимые действия в рамках исполнения судебного акта. Однако порой указанные меры принимаются не в полной мере, несвоевременно или не принимаются совсем, в результате чего взыскателю наносится ущерб.

В середине 19 века в Российской империи если неправильными или противозаконными действиями судебного пристава причинялся кому-либо материальный ущерб, то наряду с дисциплинарным взысканием или привлечением к уголовному наказанию нанесенный ущерб подлежал компенсации из денежного залога пристава, а в случае недостаточности залога покрывался его личным имуществом. В настоящее время при удовлетворении иска о возмещении вреда сумма вреда взыскивается с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны РФ.

Статья 53 Конституции РФ гласит, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов госвласти или их должностных лиц.

В соответствии с п. 2, п. 3 ст. 19 ФЗ от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее — ФЗ N 118-ФЗ) судебный пристав несет ответственность за проступки и правонарушения в соответствии с законодательством РФ. Ущерб, причиненный приставом, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством РФ.

Так, в соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, т.е. расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно ст. ст. 16, 1069 ГК РФ убытки (вред), причиненные в результате незаконных действий (бездействия) госорганов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов подлежат возмещению Российской Федерацией, субъектом РФ или муниципальным образованием за счет соответствующей казны.

Данную норму закрепляет и п. 2 ст. 119 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — ФЗ N 229-ФЗ) — заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Одновременно с подачей иска в суд потерпевший вправе обратиться с жалобой к вышестоящему должностному лицу виновного лица.

Некоторые юристы считают, что взыскать ущерб с ФССП РФ возможно только после того, как отдельным судебным решением будет установлена незаконность действия (бездействия) пристава в ходе исполнительного производства. Однако в силу положений п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве» тот факт, что постановление, действия (бездействие) пристава не были признаны в судебном порядке недействительными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким постановлением, действиями (бездействием). Незаконность действий (бездействия) пристава суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда. Суды при вынесении решений подтверждают эту норму (см. решение АС Нижегородской области от 23.03.2016 по делу N А43-22762/2015, Постановление Семнадцатого ААС от 09.03.2016 N 17АП-18921/2015-АК по делу N А60-42083/2015).

Совокупность доказательств

Итак, иск предъявляется к РФ, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств — ФССП России. В соответствии с п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» (далее — информационное письмо N 145) иск подлежит рассмотрению по месту нахождения органа, причинившего вред (органа, должностным лицом которого причинен вред), если иное не предусмотрено законодательством.

При подаче иска о возмещении вреда, причиненного незаконным действием (бездействием) судебного пристава-исполнителя потерпевшая сторона в соответствии с п. 82 Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее — Постановление N 50) обязана доказать следующие обстоятельства:

  • противоправность действий (бездействия) пристава, т.е. вину причинителя вреда. При этом суд оценивает противоправность действий (бездействия) пристава с учетом обстоятельств, послуживших основанием для таких действий (бездействия);
  • факт причинения вреда и его размер;
  • причинно-следственную связь между незаконными действиями пристава и наступившими последствиями (причинением вреда);
  • отсутствие у должника иного имущества, за счет которого можно удовлетворить требования по исполнительному документу. В силу п. 85 Постановления N 50 обязанность доказывать данный факт снимается с истца, если в ходе исполнительного производства пристав не осуществил необходимые действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными.

При этом отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Таким образом, лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков, должно доказать весь указанный фактический состав. Отсутствие хотя бы одного из условий ответственности влечет отказ в удовлетворение иска.

Незаконные действия (бездействие) пристава

Для реализации задач по правильному и своевременному исполнению исполнительных документов пристав наделен рядом полномочий, указанных в ст. 12 ФЗ N 118-ФЗ, которые он вправе и обязан использовать для недопущения сокрытия должником имущества, на которое возможно обращение взыскания.

В соответствии с ч. 1 ст. 36 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — ФЗ N 229-ФЗ) содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены в 2-месячный срок.

Преждевременные или запоздалые действия судебного пристава-исполнителя, которые повлекли ущерб для взыскателя, часто становятся причиной для подачи иска в суд.

Так, в соответствии с п. 7 ст. 64, п. 4 ст. 69 Закона N 229-ФЗ пристав ввел в отношении имущества должника обеспечительную меру — ограничение на совершение регистрационных действий. Однако через некоторое время, посчитав, что взыскатель отказался от получения имущества в счет погашения долга, пристав снял ограничение, после чего должник реализовал указанное имущество. При этом денежных средств от продажи данного имущества в счет погашения долгов не поступило. После рассмотрения дела суд взыскал с ФССП РФ полную сумму ущерба, а также судебные расходы (см. решение АС Смоленской области от 31.05.2016 по делу N А62-249/2016).

В связи с ненадлежащими действиями судебного пристава, а именно несвоевременным наложением ограничения на распоряжение транспортным средством, автомобиль выбыл из собственности должника и, таким образом, данными действиями причинен убыток взыскателю. Пристав наложил арест на ТС спустя 7 месяцев после возбуждения исполнительного производства. К этому моменту ТС было продано должником третьим лицам, долг не погашен. В связи с тем что иного имущества у должника не было, пристав вернул исполнительный лист взыскателю и завершил исполнительное производство. Взыскатель обратился в суд. В результате рассмотрения данного дела суд взыскал с ФССП РФ сумму ущерба и уплаченную заявителем госпошлину в полном объеме (см. решение АС Нижегородской области от 23.03.2016 по делу N А43-22762/2015).

Часто рассматриваются споры о признании незаконным бездействия пристава, выразившегося в неналожении ареста на денежные средства должника, находящиеся в банке. В таком случае также имеется возможность взыскания убытков при признании бездействия пристава незаконным (см. Постановление ФАС СЗО от 12.09.2013 по делу N А45-28064/2012, Постановление ФАС ДО от 11.06.2013 по делу N А51-13607/2012).

Утрата имущества хранителем

В целях обеспечения исполнения исполнительного документа пристав имеет право накладывать арест на имущество должника, изымать указанное имущество и передавать его на хранение, о чем выносится соответствующее постановление. В соответствии с п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве» при утрате переданного на хранение или под охрану имущества взыскатель также имеет право на иск о возмещении вреда, поскольку пристав несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника.

При этом взыскатель не обязан подтверждать вину и причинно-следственную связь между конкретными действиями (бездействием) пристава, отвечающего за сохранность арестованного имущества, и утратой имущества, даже если эта утрата произошла по вине других лиц. Для взыскания убытков требуется доказать лишь факт утраты такого имущества, каких-либо дополнительных доказательств невозможности исполнения судебного акта при этом не требуется (см. Постановление Семнадцатого ААС от 09.03.2016 N 17АП-18921/2015-АК по делу N А60-42083/2015). Согласно п. 7 информационного письма N 145 передача изъятого имущества хранителю не освобождает РФ от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения приставом надлежащего хранения изъятого имущества. Таким образом, имущественную ответственность в связи с утратой переданного на хранение имущества должника несет не хранитель, а ФССП РФ (см. решение АС Свердловской области от 06.11.2015 по делу N А60-44308/2013, Постановление Третьего ААС от 18.01.2016 по делу N А74-5092/2015).

Пункт 87 Постановления N 50 указывает, что по смыслу ст. 1081 ГК РФ Российская Федерация в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении, например, при утрате имущества — с лица, которому имущество передано на хранение (хранителя или должника), не исполнившего надлежащим образом своих обязательств.

Если хранителем арестованного имущества назначен взыскатель, то его возможные убытки, связанные с хранением имущества, ложатся на его плечи. Так, взыскатель обратился в суд с иском в адрес ФССП РФ о взыскании убытков, которые возникли в связи с необходимостью хранить арестованное имущество в своем помещении. Факт хранения имущества не позволяет взыскателю — собственнику помещения — сдавать его в аренду. Рассмотрев материалы дела суд отказал в удовлетворении иска в связи с тем, что необходимость хранения имущества должника сама по себе не является безусловным основанием для взыскания убытков. Также суд указал, что истец не заявлял возражений против наложения ареста на имущество, не был лишен возможности перемещать имущество в иные помещения, при этом сам являлся лицом, в интересах которого был осуществлен арест имущества (см. Постановление АС Московского округа от 11.07.2016 по делу N А40-140310/2015).

По данным УФССП России по Челябинской области в 2015 г. в суды было подано 95 исков по деятельности судебных приставов-исполнителей данной структуры на общую сумму 209370000 руб. Из них судами было удовлетворено только 5 исков на сумму 3146000 руб.

Начальник отдела правового обеспечения УФССП России по Челябинской области Иванова Зоя Владимировна призывает решать спорные вопросы во внесудебном порядке: «Мы рекомендуем гражданам и юридическим лицам для решения вопросов, связанных с действиями/бездействием судебных приставов, сначала обращаться в Управление, в отдел по работе с обращениями. Полученная в результате проверок работы судебного пристава информация от специалистов Управления избавит многих от обращения в суд, которое влечет оплату госпошлины и трату времени на судебные заседания».

Публикации

Компания взыскивает убытки с ФССП. Два подхода Верховного суда, которые нужно учесть

Семен Лопатин, Юрист Арбитражной практики

Полина Стрельцова, Юрист по проектам в области банкротства

Лопатин, Стрельцова_Арбитражная практика_ Компания взыскивает убытки с ФССП. Два противоположных подхода ВС РФ_08.2017

Часто исполнить судебный акт не удается из-за незаконных действий (бездействий) судебного пристава-исполнителя. В таких случаях взыскатель вправе требовать возмещения убытков со службы судебных приставов.

Процесс доказывания в таких делах довольно непрост. Кроме того, суды расходятся во мнении, когда взыскатель вправе обращаться с требованием об убытках. Рассмотрим, в каких случаях компании удастся отстоять свою позицию.

Неполучение денежных средств по исполнительному листу не свидетельствует о причинении вреда

Если пристав не соблюдает требования законодательства об исполнительном производстве, взыскатель вправе подать заявление о возмещении причиненного вреда. Такой вывод следует из системного толкования положений Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон № 229-ФЗ) и статей 15, 16, 1069 ГК РФ, устанавливающих право лица, чьи законные интересы и права нарушены, обратиться с требованием о возмещении убытков.

Незаконные действия судебного пристава-исполнителя могут выражаться:

— в окончании исполнительного производства без предусмотренных законом оснований;

— снятии ареста с имущества должника и многих других.

Бездействием пристава признается:

— непринятие мер по аресту денежных средств на известном приставу расчетном счете должника;

— несвоевременное и неполное перечисление денежных средств взыскателю;

— ненаправление сторонам исполнительного производства принятых приставом постановлений.

В любом случае, как действия, так и бездействие должны сопровождаться нарушением правовых норм в сфере исполнительного производства.

Процедуру возмещения вреда, причиненного в результате незаконного действия (бездействия) пристава, наряду с Законом № 229-ФЗ и ГК РФ регулирует постановление Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее – Постановление Пленума ВС № 50). Постановление разъясняет вопросы, касающиеся объема и предмета доказывания по данной категории дел, бремени доказывания, необходимости признания действия (бездействия) пристава незаконным и т.д.

Аналогичные положения содержит информационное письмо Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами».

Как показал анализ судебной практики, сложность данного вида дел заключается в особенностях доказывания, которые меняются в зависимости от фактических обстоятельств дела.

Актуальной проблемой по делам о взыскании убытков всегда выступала сложность доказывания всех элементов, необходимых, чтобы получить от государства компенсацию за деятельность судебного пристава. Арбитражный суд при рассмотрении заявления о взыскании убытков, причиненных действием (бездействием) судебного пристава-исполнителя должен установить:

— факт причинения вреда;

— вину причинителя вреда;

— причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда (п. 82 Постановления Пленума ВС № 50).

Важно отметить, что, как и в случае взыскания договорных убытков, недоказанность размера убытков от незаконного действия (бездействия) пристава не станет основанием для отказа в удовлетворении заявления. В данном случае суд определит размер подлежащего возмещению вреда с разумной степенью достоверности, с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (п. 5 ст. 393 ГК РФ) (п. 84 Постановления Пленума ВС № 50).

Порядок рассмотрения требования о взыскании убытков, причиненных в результате противоправной деятельности пристава-исполнителя, не включает в себя обязательное признание такого действия (бездействия) незаконным в рамках отдельного спора. Арбитражный суд самостоятельно оценивает данное обстоятельство при оценке обоснованности заявленного требования.

Однако для установления факта причинения убытков и вины судебного пристава-исполнителя недостаточно признания действия (бездействия) пристава-исполнителя незаконным, а также фактического неполучения взыскателем денежных средств по исполнительному документу.

Основным обстоятельством, имеющим правовое значение при оценке факта причинения убытков, является доказанность того, что незаконное бездействие пристава-исполнителя повлекло невозможность исполнения судебного акта. Именно это обстоятельство свидетельствует о возникновении убытков у истца. Под невозможностью исполнения судебного акта понимается утрата взыскателем возможности удовлетворения своего требования за счет имущества должника.

Если истец не доказал невозможность исполнения, cуды прямо указывают, что заявленная к взысканию сумма является не вредом, наступившим в результате бездействия пристава, а суммой, которую истец не получил в результате неисполнения гражданско-правовых обязательств ответчиком. Соответственно, правовые основания для взыскания убытков отсутствуют (постановление АС Московского округа от 10.11.2016 по делу № А40-227085/2015).

Сам факт неполучения денежных средств по исполнительному листу не свидетельствует о причинении вреда взыскателю и не является основанием для возложения на государство обязанности возместить неполученные суммы по исполнительному листу. Верховный суд прямо указал, что отсутствие реального для взыскателя результата от действий пристава не означает причастности к этому должностного лица и наличия повода переложить на государство обязанность возместить не полученные от контрагента суммы (постановление от 28.12.2016 по делу № А40-2226685/2015).

Количество дел о взыскании убытков с приставов растет, но размер требований снижается

Согласно статистике, опубликованной на сайте Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2016 году арбитражные суды удовлетворили 31,1% от общего количества заявлений о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебных приставов-исполнителей. Всего с ФССП взыскали 130 800 руб., в 2015 году процент удовлетворенных требований составил 30,5 % (133 743 руб.), в 2014 году – 26,1 % (95 771 руб.).

Как усматривается из опубликованной информации, количество дел растет, но при этом общий размер требований снижается:

Взыскать убытки с казны вправе только добросовестный субъект

Суды выработали два противоположных подхода по вопросу о взыскании убытков со службы судебных приставов.

Подход 1: взыскать убытки можно только после исчерпания всех возможностей в рамках исполнительного производства, что подтверждается его окончанием в установленном порядке.

В данном случае суды отказываются удовлетворять требования о взыскании убытков с ФССП, если исполнительное производство не окончено. По мнению судов, нельзя полагать, что истец утратил возможность удовлетворить свое требование, если исполнительное производство в отношении должника еще не окончено либо было возобновлено. Факт причинения вреда до такого момента не может считаться доказанным, что влечет отказ в удовлетворении искового заявления (постановления 10ААС от 12.04.2017 по делу № А41-11209/2016, АС Московского округа от 18.07.2016 по делу № А40-77775/2015, от 08.02.2017 по делу № А40-239587/2015).

Указанный подход поддержал и Верховный суд (определение от 15.02.2017 по делу № А40-119490/2015). В данном деле суд пришел к выводу, что невозможность исполнения судебных актов является следствием как ненадлежащего исполнения своих обязанностей приставом, так и действий (бездействия) самого взыскателя. В связи с этим Верховный суд отказался взыскать убытки с ФССП.

Судебная коллегия указала, что «средства, предполагающие смещение баланса общественных интересов, могут выплачиваться субъектам, продемонстрировавшим исключительно добросовестное поведение и приложившим максимальные профессиональные усилия для достижения положительного результата, но не рассчитывающим в качестве цели предпринимательской деятельности на гарантированные выплаты со стороны государства».

Судебная коллегия признала действия взыскателя по обращению взыскания на земельные участки, отчужденные в пользу третьих лиц, а также на оспаривание договоров купли-продажи, недостаточными для признания их осуществлением эффективного контроля за интересующим взыскателя имуществом. По мнению суда высшей инстанции, заявитель совершал указанные действия «исключительно с целью имитировать видимость обращения к судебной защите и показать утрату возможности получить причитающиеся с должника денежные средства».

Анализ определения показал, что факт невозможности исполнения судебного акта доказывает не просто утрата возможности исполнить его за счет средств должника, но и принятие должником всех «необходимых с точки зрения процессуального законодательства действий, которые могли бы способствовать эффективности фактического исполнения».

По сути, Судебная коллегия указала на обязанность взыскателя предпринимать все зависящие от него действия, чтобы получить денежные средства и создать препятствия для отчуждения должником имущества (своевременно обжаловать сделки, оспаривать незаконные действия государственных органов и т.д.). Более того, взыскатель должен самостоятельно контролировать ход исполнительного производства, в частности, соблюдение приставом сроков, установленных в Законе № 229-ФЗ. Если взыскатель не предпринял такие действия, его поведение расценивается как недобросовестное, а требование взыскать убытки с ФССП не подлежит удовлетворению.

Представляется, что данная позиция спорная. Частично она противоречит подходу Пленума ВС РФ в части определения обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения спора. В частности, на отсутствие необходимости признания действий (бездействия) пристава незаконными в отдельном судебном производстве прямо указывает п. 82 постановления Пленума ВС № 50. Согласно данному постановлению, истец по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием пристава, не обязан доказывать, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

Однако, анализируя определение Судебной коллеги ВС РФ, можно сделать вывод, что несмотря на отсутствие такой обязанности у истца и направленности исполнительного производства на защиту взыскателя, заявитель будет вынужден доказывать свою «добросовестность» в исполнительном производстве (отсутствие иного имущества у должника, отслеживание действий пристава и т.д.).

Подход 2: взыскать убытки можно, даже если исполнительное производство не окончено.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ поддержала второй подход о возможности взыскать убытки, даже если исполнительное производство не окончено (определение от 24.01.2017 № 53-КГ16-90). Она пришла к прямо противоположному выводу, чем Судебная коллегия по экономическим спорам, указав, что само по себе продолжение исполнительного производства не препятствует возмещению убытков, причиненных бездействием пристава-исполнителя.

При этом важным условием для взыскания убытков является реальная, а не формальная невозможность получить исполнение, поставленная в зависимость от наличия неоконченного исполнительного производства.

Интересно, что арбитражные суды ссылаются на это определение, а также на аналогичное определение от 26.04.2016 № 5-КГ16-37 при оценке обоснованности требований взыскателя. Но таких примеров в судебной практике крайне мало (постановления 7 ААС от 15.03.2017 по делу № А45-12636/2016, АС Восточно-Сибирского округа от 12.08.2016 по делу № А74-9630/2015, 3ААС от 16.02.2017 по делу № А33-26582/2015).

При утрате переданного на хранение имущества доказывать невозможность исполнения судебного акта не придется

В отношении причинно-следственной связи между действиями пристава и убытками, из судебных актов следует, что она должна быть очевидной. Суд должен сделать прямой вывод, что именно бездействие пристава-исполнителя послужило причиной невозможности исполнить судебный акт (постановление АС Московского округа от 20.02.2017 по делу № А41-45618/2015).

Так, в одном деле пристав на основании исполнительного листа возбудил исполнительное производство. В дальнейшем в связи с ликвидацией должника-организации исполнительное производство было окончено. Суды указали, что начавшийся процесс ликвидации, а затем банкротства не оправдывает полного бездействия судебного пристава-исполнителя. Таким образом, суды пришли к выводу, что именно в результате незаконного бездействия пристава истец утратил возможность получить присужденные денежные средства и понес убытки (определение Верховного суда РФ от 18.04.2016 по делу № А40-32230/14).

Важно отметить, что при взыскании убытков в результате утраты имущества, которое пристав передал на ответственное хранение третьему лицу, доказывать невозможность исполнения судебного акта не нужно. Доказательством причинно-следственной связи в этом случае является факт утраты имущества, на которое обращено взыскание, по причине незаконного бездействия пристава (постановление АС Северо-Западного округа от 17.06.2016 по делу № А56-31370/2015).

Так, суд указал, что при утрате переданного на хранение или под охрану имущества взыскатель имеет право возместить вред за счет казны Российской Федерации, поскольку пристав несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника. То обстоятельство, что действия (бездействие) пристава не признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда. Факт бездействия службы судебных приставов, выразившегося в ненадлежащем обеспечении сохранности арестованного имущества, ответчик не опроверг. С момента ареста и передачи на ответственное хранение пристав не принимал должных мер по сохранности арестованного имущества: не выезжал и не осматривал имущество, не связывался с ответственными хранителями. То есть, передавая на хранение имущество, его сохранность не обеспечил, контроль не осуществлял. Учитывая эти обстоятельства, суд признал требования истца о возмещении убытков правомерными (постановление АС Поволжского округа от 03.11.2016 по делу № А57-12161/2015).

Таким образом, при взыскании убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) пристава, в объем доказывания входят следующие обстоятельства:

— факт причинения убытков;

— вина судебного пристава-исполнителя;

— причинно-следственная связь между незаконными действиями (бездействием) пристава и причинением вреда.

При этом каждое из приведенных обстоятельств имеет свой предмет доказывания, который зависит от фактических обстоятельств дела.

Даже установив, что бездействие пристава неправомерно, суд может отказать во взыскании убытков, если посчитает, что взыскатель сам способствовал их возникновению, так как не совершал всех необходимых действий в рамках исполнительного производства (например, по оспариванию действий (бездействия) пристава, которые он считает неправомерными).

В связи с этим для взыскателя принципиально важным является его поведение в период исполнения судебного акта. Необходимо максимально контролировать процесс исполнения, вести активную переписку, следить за общедоступными источниками, например вносимыми записями в ЕГРН. В таком случае, даже с учетом позиции Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, взыскатель значительно повысит шансы получить причитающиеся ему средства как в рамках исполнительного производства, так и по делам о взыскании убытков.

Взыскание убытков с судебных приставов

Введение процедуры по взысканию убытков с судебных приставов произошло относительно недавно. Основной ее целью выступает повышение эффективности исполнения судебных решений и пресечение слишком частых случаев нарушения судебными приставами своих должностных полномочий либо проявление халатного бездействия и безответственности, результатом которых выступало появление убытков у взыскателей.

Одной из основных причин для взыскания убытков с судебных приставов является факт утери ранее арестованного имущества либо его порчи в процессе реализации и продажи. Пропажа и отсутствие вещей, подвергшихся аресту судебным приставом и переданным ему на ответственное хранение, является полноценным основанием для последующего взыскания убытков.

Другой причиной для права взыскания убытков с судебных приставов является их незаконное бездействие, связанное с применением обеспечительных мер. В таком случае материальные убытки возникают у взыскателя, вследствие проявленного бездействия пристава-исполнителя в отношении имущества, находящегося в его распоряжении.

К последней и весьма распространенной категории относятся действия судебного пристава, связанные с неверным распределением финансовых средств, включая нарушение установленных сроков перечисления необходимых сумм со счета службы судебных приставов на счет взыскателя. В данном случае взыскание будет представлять возмещение убытков в виде процентного соотношения за незаконное пользование чужими финансовыми средствами.

Если вы столкнулись с неправомерными действиями судебных приставов, либо вам требуется иная правовая помощь, либо вас интересует, сколько могут вычитать из зарплаты судебные приставы, предлагаем вам перейти к заполнению электронной формы, находящейся на нашем сайте. После этого вы сможете рассчитывать на грамотную и квалифицированную консультацию наших адвокатов, а также иную помощь, которая вам потребуется.

Вопрос-ответ

Бесплатная онлайн юридическая консультация по всем правовым вопросам

Судебные приставы

Здравствуйте. На меня в банк пришёл исполнительный лист чтобы удержали 14865р оказалось что с меня должны были снять 3580р. Всю сумму сняли с карты по которой я плачу кредит мне насчитали в банке проценты. С судебных приставов я не добилась даже извинения. Кому я могу пожаловаться?

Пристав ответит за причиненные убытки, если доказан состав гражданского правонарушения

Когда можно заявлять требование о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) судебных приставов — исполнителей, кого уведомить о таком обращении в суд и как посчитать размер убытков, заявленных ко взысканию? Ответы на эти вопросы, возникающие в ходе подготовки дела и судебного разбирательства, можно найти в судебной практике.

Неправомерное поведение судебных приставов — исполнителей нередко становится причиной возникновения у взыскателей убытков, связанных с невозможностью получить удовлетворение своих требований к должнику. Нарушения со стороны приставов могут быть выражены в различного рода действиях или бездействии. Например, неналожении ареста на денежные средства или иное имущество должника, непринятии мер к розыску имущества, незаконном снятии ареста, в результате которого должник может вывести свои активы и т.д. В тех случаях, когда взыскатель лишается возможности получить причитающееся ему исполнение от должника по вине приставов, он вправе рассчитывать на возмещение причиненных ему убытков по правилам ст. 15 ГК РФ.

Применение такой меры ответственности, как возмещение убытков, возможно, если доказаны противоправность действий нарушителя в форме действия или бездействия, причинная связь между его противоправными действиями и возникшими убытками, наличие и размер понесенных убытков. При этом для удовлетворения требования о возмещении убытков необходимо доказать наличие совокупности указанных условий. Недоказанность одного из них исключает возможность удовлетворения требования о возмещении убытков (постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.06.2011 по делу № А26-3919/2010).

Упущенные нюансы при подготовке иска могут повлечь отказ в удовлетворении требований взыскателя

Заявлять требования о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) приставов взыскателю следует только пос­ле окончания исполнительного производства.

Если у взыскателя нет доказательств того, что исполнительное производство окончено в связи с невозможностью исполнения по причине отсутствия у должника денежных средств и иного имущества, то нет и оснований считать, что возможность удовлетворения требований взыскателя за счет имущества должника безусловно утрачена (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 03.12.2010 г. по делу № А45-9019/2010). Это связано с тем, что эффективность исполнения принятого в пользу взыскателя судебного акта должна оцениваться по итогам совершения исполнительных действий, выраженных в окончании исполнительного производства. Соответственно, факт причинения вреда до такого момента не может считаться доказанным.

Таким образом, взыскатель перед обращением с иском о возмещении убытков за счет казны должен дождаться окончания исполнительного (конкурсного) производства по делу и только после этого обращаться в суд. В противном случае нетерпеливый взыскатель рис­кует столкнуться с отказом в преждевременно заявленном иске, а впоследствии, когда он еще раз обратится в суд к приставам после окончания исполнительного (конкурсного) производства, его иск не примут к рассмотрению, поскольку имеется вступившее в законную силу решение суда по ранее рассмотренному делу (решение о первоначальном отказе в иске о возмещении убытков) по тому же предмету и между теми же лицами (п. 1 ч. 1 ст. 148 АПК РФ).

Кроме того, до предъявления требования о возмещении вреда взыскатель обязан обратиться к солидарным или субсидиарным должникам, если таковые имеются. Ему следует заручиться доказательствами, подтверждающими факт обращения к указанным лицам и неполучение от них имущественного удовлетворения (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.12.2011 по делу № А27-2458/2011). Только при невозможности удовлетворить свои требования он вправе обращаться с иском к приставам.

Указанный порядок предъявления имущественных требований к казне в связи с причинением вреда неправомерным поведением судебного пристава отличается от ситуации, когда убытки взыскиваются с директора частной компании. В последнем случае не имеет значения, была ли возможность возмещения имущественных потерь организации с помощью иных способов защиты гражданских прав, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу.

Однако, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано (п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Необходимо также учитывать, что реальная возможность для взыскателя получить удовлетворение своих требований зависит от ряда факторов. Так, при решении вопроса о списании денег со счета должника учитывается очередность удовлетворения требований других кредиторов, установленная в исполнительном производстве, с учетом приоритетности удовлетворения требований кредиторов первой, второй и третьей очередей. В связи с этим даже при доказанности незаконных действий (бездействия) судебного пристава, выразившихся, к примеру, в неправомерном снятии ареста со счета должника, у взыскателя нет права требовать возмещения убытков, если имелись кредиторы в исполнительном производстве приоритетных очередей (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.05.2013 по делу № А19-15152/2012).

Перед принятием решения о возмещении убытков в пользу взыскателя суд учитывает, имеются ли иные взыскатели, которые вправе в приоритетном порядке или на равных началах претендовать на получение денежных средств. Например, при наличии других взыскателей в сводном исполнительном производстве взыскатель вправе требовать возмещения убытков только пропорционально причитающейся ему сумме, указанной в исполнительном до­кумен­те (постановление Президиума ВАС РФ от 13.12.2011 № 9350/11 по делу № А40-50085/10-24-422).

Еще одно условие возмещения причиненного взыскателю вреда — невозможность исполнения судебного акта за счет иного имущества должника при выбытии имущества, в отношении которого судебный пристав — исполнитель не осуществил необходимых действий или, наоборот, осуществил действия, помешавшие взысканию. Если это условие не выполняется, суд может указать на отсутствие прямой причинно-следственной связи между бездействием пристава, например, не арестовавшего своевременно имущество, и невозможностью получения имущественного удовлетворения кредитора за счет должника (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14.06.2012 по делу № А53-18295/2011).

Заявлять самостоятельное требование о признании действий пристава незаконными необязательно

Требование о возмещении вреда, причиненного по вине судебных приставов, подлежит удовлетворению, если будет доказано, что он возник именно в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава — исполнителя и именно из-за этого имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.

Проиллюстрируем на примере. Судебный пристав — исполнитель возвратил компании — взыскателю исполнительный лист на 500 000 руб. ввиду отсутствия у должника денежных средств и иного имущества. Однако взыскатель посчитал, что пристав допустил нарушение, своевременно не наложив арест на денежные средства должника в банке в размере 250 000 руб., и обратился в суд с требованием о взыскании причиненных приставом убытков в размере невзысканного долга — 500 000 руб. На основании выпис­ки по счету должника было установлено, что на момент возбуждения исполнительного производства на нем действительно числилась указанная сумма, причем в течение времени, достаточного для наложения ареста. Более того, взыскатель сообщал приставу о наличии у должника этого счета, но в итоге деньги из банка были перечислены.

Суд пришел к выводу, что при надлежащем исполнении судебным приставом — исполнителем своих обязанностей взыскатель действительно мог бы получить по исполнительному листу удов­летворение, но только в сумме 250 000 руб., которая и составляет размер причиненного вреда. В связи с этим требование было удовлетворено частично (п. 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 145).

Если действия (бездействие) судебного пристава не были в судебном порядке признаны незаконными, это обстоятельство само по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении убытков. В этом случае суд оценивает законность действий (бездействия) пристава при рассмотрении иска о возмещении убытков. При оценке законности действий судебного пристава суд исходит из того, насколько эффективно и профессионально он действовал в конкретной ситуации, своевременно и в необходимом объеме им предпринимались меры в рамках исполнительного производства, наличие уважительных причин, объективно препятствующих ему своевременно осуществить исполнительские действия (постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.05.2012 № Ф03-1860/2012).

Не исключают право взыскателя на возмещение вреда, причиненного выбытием имущества должника по причине незаконных действий судебного пристава — исполнителя, и положения ст. 321 АПК РФ, которые предоставляют взыскателю право неоднократного после возврата исполнительного листа предъявления его к взысканию (постановление Президиума ВАС РФ от 03.11.2009 № 8974/09 по делу № А56-19229/2008).

Однако действия (бездействие) пристава все-таки лучше обжаловать в суде, требуя признания их незаконными. Вступившее в законную силу судебное решение будет надлежащим и достаточным доказательством вины причинителя вреда. Вина судебного пристава может, кроме того, подтверждаться вступившим в законную силу приговором суда общей юрисдикции о признании его виновным в совершении преступления, который имеет преюдициальное значение (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01.10.2012 по делу № А43-25883/2011). Но вместе с тем следует учитывать, что наличие вступившего в законную силу судебного решения о признании действий (бездействия) приставов незаконными еще не является безусловным основанием для возмещения вреда за счет казны. Если исполнительное производство (или конкурсное в ситуации, когда в отношении должника возбуждено дело о банкротстве) еще не окончено, то, как было сказано ранее, оснований для возложения ответственности на казну не имеется (постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.01.2014 № Ф03-6623/2013 по делу № А73-1989/2013).

Взыскатель может претендовать на возмещение убытков, если возможность взыскания долга была реальной

Помимо того что суд оценивает наличие у взыскателя реальной возможности удовлетворить свои требования за счет иного имущества должника, также рассматривается наличие реальной возможность получить удовлетворение требований взыскателя в каждом конкретном случае с учетом наличия и вида активов должника, составляющих его имущественную массу. Если, к примеру, у должника никакого ликвидного имущества в наличии не было, а имелась только просроченная дебиторская задолженность, которая не представляла коммерческой ценности, то оснований для возложения ответственности за убытки на казну не имеется (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2013 по делу № А82-7708/2012).

Если у должника имелась доля в уставном капитале хозяйственного общества, и в результате непринятия приставом мер к аресту должник успел ее реализовать другому лицу, то суд принимает во внимание дату уведомления общества о совершенной сделке уступки доли, поскольку именно с этого момента доля переходит к новому владельцу (п. 6 ст. 21 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Если пристав наложил арест, но не направил соответствующее постановление в налоговый орган, то суд учитывает, когда состоялся переход права на долю. Если на момент наложения ареста доля уже не принадлежала должнику, то пристав не должен был направлять постановление в налоговый орган, поскольку из имущественной сферы должника данный актив уже выбыл (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.07.2011 по делу № А29-10547/2009).

При недостаточности имущества должника для полного удовлетворения требований взыскателя он не вправе требовать разницу за счет казны, даже если в действия судебного пристава имелись нарушения, поскольку в данном случае реальная возможность получения удовлетворения отсутствовала, и нарушения судебного пристава не находятся в прямой причинно-следственной связи с невозможностью для взыскателя получить полное удовлетворение своих требований. При несогласии взыскателя с оценкой имущества должника при выставлении его на торги он вправе ее оспорить, представить свои доказательства в пользу того, что имущество стоит дороже, и при этом с учетом имеющихся спроса и предложения на рынке реально существует возможность имущество по такой цене реализовать (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.10.2013 по делу № А45-20722/2011).

Размер убытков, причиненных утратой имущества должника, может быть приблизительным

На практике нередко судебные приставы по халатности утрачивают имущество, за счет которого взыскатели могли бы удовлетворить свои требования. В случае утраты имущества, на которое обращено взыскание, после его ареста и изъятия судебным приставом — исполнителем, в том числе в случае передачи этого имущества на ответственное хранение, взыскатель, в пользу которого обращено взыскание на заложенное имущество, может требовать возмещения ущерба, причиненного ему утратой арестованного имущества, непосредственно со службы судебных приставов.

При этом взыскатель не обязан подтверждать вину и причинно-следственную связь между конкретными действиями (бездействием) судебного пристава — исполнителя, отвечающего за сохранность арестованного имущества, и утратой имущества, даже если эта утрата произошла по вине других лиц. В свою очередь служба судебных приставов, возместив взыскателю убытки, вправе взыскать их с ответственного хранителя, не исполнившего надлежащим образом своих обязательств по договору хранения (постановление Президиума ВАС РФ от 16.04.2013 № 17450/12 по делу № А56-55948/2011).

Эта правовая позиция в настоящее время подтверждена в постановлении Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве». В п. 7 этого постановления дополнительно указано, что если в процессе рассмот­рения иска о возмещении вреда истец не может доказать точный размер своих имущественных потерь, полный отказ в иске только по этому основанию не допускается. В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа соразмерности и справедливости ответственности (см. также «ЭЖ», 2014, № 23, с. 7).

В частности, если из-за незаконного снятия ареста с имущества оно было отчуждено должником либо после передачи на хранение погибло у хранителя, возможный размер убытков может быть равен примерной стоимости отчужденной или погибшей вещи. Если исполнительное производство окончено в связи с невозможностью исполнения, на истца по иску о возмещении вреда за незаконные действия (бездействия) судебного пристава не возлагается обязанность по доказыванию отсутствия иного имущества у должника, на которое можно обратить взыскание.

Вместе с тем даже при наличии подтвержденных фактов утраты конкретного имущества судебным приставов при наличии у должника иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, требование взыскателя о возмещении убытков не подлежит удовлетворению (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.03.2014 по делу № А03-1863/2013).

Отметим, что служба судебных приставов, в свою очередь, вправе взыскать убытки, причиненные утратой переданного на реализацию имущества территориальному управлению Росимущества. При этом денежные средства, составляющие сумму убытков, подлежат зачислению не на расчетный счет ­ФССП России, а в определенных размерах на депозитные счета ее структурных подразделений, ведущих соответствующие исполнительные производства, в рамках которого в управление Росимущества передавалось имущество должников на реализацию и было утеряно, для последующего перечисления указанных средств взыскателям (постановление Президиума ВАС РФ от 04.03.2014 № 18275/13 по делу № А27-22078/2012).

Таким образом, при доказанности взыскателем всей совокупности элементов состава нарушения в действиях пристава, наличия у должника имущества, за счет которого реально могли бы быть, но не были удовлетворены его требования в связи с противоправным поведением пристава, отсутствие возможности для получения удовлетворения за счет иных активов, взыскатель вправе претендовать на возмещение причиненных ему убытков по правилам ст. 15, 1069 ГК РФ (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.02.2014 по делу № А19-22741/2012, Дальневосточного округа от 17.01.2014 № Ф03-6701/2013 по делу № А51-4953/2013).

Еще по теме:

  • Ст 51 п 6 фз Статья 51. Основания увольнения с военной службы Информация об изменениях: Федеральным законом от 19 июня 2004 г. N 53-ФЗ в статью 51 настоящего Федерального закона внесены изменения, […]
  • Административные правонарушения в области воинского учета 2018 Статья 21.5. Неисполнение гражданами обязанностей по воинскому учету Неявка гражданина, состоящего или обязанного состоять на воинском учете, по вызову (повестке) военного комиссариата или […]
  • Исполнительный лист в рб Закон РБ Об исполнительном производствеСтатья 53. Возвращение исполнительного документа взыскателю после возбуждения исполнительного производства После возбуждения исполнительного […]
  • Военный приказ об увольнении в запас Приказ Министра обороны РФ от 30.03.2018 N 165 "О призыве в апреле - июле 2018 г. граждан Российской Федерации на военную службу и об увольнении с военной службы граждан, проходящих […]
  • Статья 24 пункт 1 фз Дело N189-О. КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 29 января 2015 г. N 189-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА РЕВЫ РУСЛАНА СЕРГЕЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО […]
  • Статья 51 п 2 в военном билете Как военнослужащему уволиться по ст.51 п.2 пп.б? Cрок увольнения по ст.51 п.1 пп.б Вопрос относится к городу Cтаврополь Это в каком документе такая статья присутствует? Уточнение от 22 […]