Источники дохода для финансирования терроризма

Оглавление:

Деньги для террористов

Правительства разных государств пытаются лишить террористические сети доступа к мировой финансовой системе. Толку от этого почти ноль. В арсенале противодействия политиков террористам «заморозка» финансовых активов, составление «чёрных списков», разработка законов, перекрывающих лазейки для финансирования теневой деятельности, которая может быть связана с терроризмом. Однако длинные минусы от такой политики получают в своих кассах бизнес и бюджет.

О неэффективности финансовой борьбы с терроризмом рассказывается в материале Питера Ноймана, опубликованном в «Foreign Affairs». Ниже рассматриваются основные тезисы доклада.

В первые дни «войны с террором», ещё до того как Соединённые Штаты начали воздушные удары по талибам, а спецназовцы были отправлены на поиск отрядов Усамы бен Ладена, президент Джордж Буш-младший подписал распоряжение №13224. Указ президента, датированный 23 сентября 2001 года, был направлен на «запрещение сделок» с теми, кто подозревается в терроризме. Речь шла в первую очередь об «Аль-Каиде» (запрещена в России).

«Деньги — источник жизненной силы террористических операций», — заявил Буш. Спустя пять дней Совет безопасности ООН в своей первой основной резолюции после терактов 11 сентября призвал государства «предотвратить и пресечь финансирование» терроризма.

С тех пор прошло больше пятнадцати лет. Очевидно, что противостояние финансированию терроризма потерпело неудачу. Как указывает эксперт, сегодня существует больше террористических организаций, которые имеют денег больше, чем когда-либо прежде. В 2015 году самопровозглашённое «Исламское государство» («ИГ», запрещено в России) имело бюджет в размере до 1,7 миллиарда долларов (данные исследования King’s College, Лондон, и компании Ernst & Young). Это самая богатая террористическая группировка в мире на тот момент. В том же году общая сумма всех замороженных террористических активов составила менее 60 млн. долл. Всего три государства — Израиль, Саудовская Аравия и Соединённые Штаты — сумели конфисковать более 1 миллиона долларов.

Руководствуясь предположением о том, что терроризм стоит денег, правительства в течение многих лет стремятся перекрыть доступ террористам к глобальной финансовой системе. Они ведут чёрных списки, замораживают активы, пишут бесконечные правила, направленные на предотвращение финансирования терроризма. Всё это обошлось государственному и частному секторам в миллиарды долларов.

Большое количество террористических источников финансирования никогда и не входило в глобальную финансовую систему. Да, такой подход, вероятно, мешает террористам использовать международную финансовую систему, но нет никаких доказательств того, что он когда-либо мешал самими террористическим организациям. Большая часть террористических атак стоит мало денег. Вместо поиска иголки в стоге сена правительства должны пересмотреть подход к противодействию финансированию терроризма, отвлечь их внимание от финансового сектора и принять более широкую стратегию, включающую дипломатические, военные и правоохранительные варианты. В противном случае, полагает эксперт, политики ещё много лет будут тратить время и деньги на реализацию стратегии, которая не обеспечит безопасность.

Спустя месяц после убийства террористами 130 человек в Париже (13 ноября 2015 года) Совет безопасности ООН провёл специальную сессию по борьбе с финансированием терроризма. «Перед лицом такого неизбирательного варварства» французский министр финансов Мишель Сапин заявил: «Мы все обязаны действовать». Он описал основные источники финансирования «ИГ»: торговля нефтью, древностями, произведениями искусства, похищение людей, вымогательство и торговля людьми. Но вот что интересно: вместо того, чтобы объяснить, как международное сообщество может прекратить контрабанду нефти или предотвратить похищения людей, он призвал замораживать финансовые активы, проверять банки, улучшать финансовую разведку и более жестко регулировать цифровые валюты.

Тогдашний министр финансов США Джейкоб Лью, выступая на том же заседании Совета безопасности, сказал, что цель заключается не в том, чтобы лишить террористов их денег, а в «защите международной финансовой системы».

И вот этот-то подход и потерпел неудачу. По двум причинам. Во-первых, деньги террористов найти трудно. Лидер «Аль-Каиды» Айман аль-Завахири и самозваный халиф «ИГ» Абу Бакр аль-Багдади, ясное дело, не имеют лицевых банковских счетов, а их посредники уж точно не назначаются «официально» и не фигурируют в чёрных списках правительства и международных институтов вроде ООН. Никаких имён, никаких названий. Как тут выявить «подозрительные транзакции»? Если бы банки изучали каждое движение денег, за которым они не увидели бы сразу «законного экономического обоснования», им пришлось бы каждый день анализировать десятки миллионов транзакций. Учитывая, что террористические операции дешевы (ни одна из недавних атак в Европе не стоила более 30.000 долл.), банкиры должны были бы углублённо исследовать обстоятельства, связанные с миллионами транзакций на суммы менее 1000 долларов!

Во-вторых, большое количество террористических «фондов» никогда не входило в глобальную финансовую систему. В Афганистане, Ираке, Сомали, Сирии и Йемене, где у «Аль-Каиды» и «ИГ» есть свои «опорные пункты», лишь крошечный процент населения имеет банковские счета, напоминает Нойман. Даже крупные и вполне законные сделки идут за наличные. И это означает, что большинство людей там вообще не взаимодействует с международной финансовой системой!

Есть и дополнительная проблема для политиков. Не только работа с финансовым сектором оказалась неэффективной. Правительства также «нанесли вред ни в чем не повинным гражданам и компаниям». Для удовлетворения требований административных органов финансовые учреждения терпели убытки в инвестиционных портфелях, теряли клиентов, которые «могли быть» связаны с финансированием терроризма. Банкам приходилось работать, не имея на руках разведывательных данных по конкретным физическим и юридическим лицам. В итоге банки полагались на открытые базы данных, однако такие базы содержали неточные или устаревшие записи.

Наконец, такое давление на финансовую систему подпитывает бум неформальных и нерегулируемых финансовых услуг. Вместо использования западных банков иммигранты на Западе всё больше полагаются на неформальные системы денежных переводов, известные в мусульманском мире как сети хавала. В отличие от банков, эти сети зависят от доверия, требуют минимум идентификации, не поддерживают систематических или централизованных записей и не находятся в зоне внимания правительственных регуляторов.

Иными словами, выдавливание террористов из международной финансовой системы лишь облегчило им перевод денег по всему миру!

Далее следует ключевое в докладе Ноймана. Проблемы с нынешней стратегией имеют более глубокие корни. Сама идея финансирования терроризма ошибочна. Якобы существует множество финансовых методов, используемых всеми террористическими группировками. Нет ничего более далёкого от истины! Концепция финансирования терроризма определяется его целью, и это затрудняет обобщение источников и методов. Различные группы финансируют свою деятельность по-разному, а для транснациональных сетей вроде «Аль-Каиды» и сами методы могут отличаться от места к месту. Взять, к примеру, участие восточно-африканской группировки джихадистов «Аль-Шабаб» (запрещена в России) в торговле слоновой костью. Когда это впервые стало известно (в 2013 году), эксперты быстро добавили браконьерство в дикой природе в список методов финансирования терроризма, а политики, и в их числе Хиллари Клинтон, начали призывать к действиям против торговли слоновой костью в рамках глобальной войны с терроризмом. На самом деле не было никакого риска, что, к примеру, «ИГ» начнёт заниматься истреблением слонов в Ираке и Сирии. Политикам следовало бы уразуметь, что борьба с торговлей слоновой костью за пределами влияния «Шабаб» вряд ли станет полезной для борьбы с терроризмом.

Три основных фактора определяют финансирование деятельности террористическими группировками. Во-первых, уровень поддержки группировки. Когда группировка участвует в гражданских войнах, в которых все стороны обвиняются в совершении зверств, она часто может рассчитывать на добровольные пожертвования от людей.

Второй фактор, определяющий методы сбора средств террористическими группами, — это уровень, на котором они могут использовать незаконную экономику. Террористы часто получают прибыль от контрабанды древностей, нефти, сигарет, контрафактных товаров, бриллиантов или той же слоновой кости. Они обычно используют существующие сети и часто сотрудничают с преступниками. Производство героина в Афганистане относится ещё к 1970-м годам, то есть оно было там задолго до талибов. Браконьерство в Восточной Африке не стартовало с появлением «Аль-Шабаб» и не закончилось крахом группировки. Маршруты контрабанды в Ираке и Сирии, которые существовали на протяжении десятилетий, наверняка переживут «ИГ». Товары, на которых делают деньги террористические организации, — нефть в Ираке, сигареты в Сахеле или алмазы в Западной Африке, — просто отражают те или иные незаконные промыслы в регионах. И для противодействия финансированию терроризма правительствам необходимо заняться основными экономическими структурами этих регионов — по меньшей мере, разрушить связи этих структур с террористами. Содействие развитию и совершенствование управления и борьбе с коррупцией сыграет куда более важную роль, нежели предотвращение использования террористами международной финансовой системы.

Третьим фактором, определяющим способы финансирования, является способность террористов получать доступ к законным источникам денег. Власти США сначала знали бен Ладена как человека, финансирующего терроризм, однако источники его богатства — его семейные деньги, строительные и фермерские хозяйства, которыми он владел, — были абсолютно законны. Аналогичным образом Ирландская республиканская армия создала многочисленные предприятия, в том числе службы такси и гостиницы, которые были надлежащим образом зарегистрированы и платили свои налоги, да только вот доходы организация тратила на вооружённую борьбу.

«ИГ» захватило территории в Ираке и Сирии. И стало собирать с «подданных» налоги и взимать плату за торговлю! Доходы группировки от этого только в 2014 году превысили 300 миллионов долларов. На своем «пике», в конце 2014 года и в начале 2015 года, группировка также зарабатывала от 1 до 3 миллионов долларов в день (!) на нефтеторговле. С другой стороны, территориальные завоевания обходились дорого. Приходилось поддерживать «бюрократию» и строить «утопию», которая была обещана. Нужно было оплачивать школы, больницы и инфраструктуру, нанимать судей, учителей и уборщиков улиц. Дополнительный доход шёл на расходы.

Для международных регулирующих органов такой рост «ИГ» — головная боль: ни один из основных источников дохода группировки не может быть легко перехвачен финансовыми инструментами («чёрным списком» или замораживанием банковских счетов).

Тем не менее, финансовые средства «ИГ» сократились с примерно 1,9 млрд. долл. в 2014 году до менее чем 1 млрд. долл. США в 2016 году. Но это объясняется скорее военными действиями, чем действиями каких-либо финансовых органов. Согласно данным коалиции, возглавляемой США, к ноябрю 2016 года «ИГ» потеряло 62% своей территории в Ираке и 30% территории в Сирии. Налоговая база «государства» сократилась, а ещё «ИГ» потеряло контроль примерно над 90 процентами своих нефтяных скважин.

Однако эти усилия никак не препятствовали возможностям «ИГ» или «Аль-Каиды» организовывать или вдохновлять террористические атаки на Западе. Террористические операции дешевы. Согласно исследованию, проведённому Норвежским исследовательским институтом обороны в 2015 году, более 90% джихадистских нападений в Европе в период с 1994 по 2013 годы были «самофинансируемыми». Например, террористы, в январе 2015 года совершившие нападение на французский журнал «Charlie Hebdo», были преступниками низкого пошиба, которые ранее встречались в тюрьме. Эти знакомцы финансировали нападение, занимаясь наркотиками, играя на мошеннических кредитах и даже торгуя поддельными кроссовками.

Более полутора десятилетий ведётся война с финансированием терроризма, и сегодня разработчики этой политики должны признать недостатки своего подхода. Финансовые инструменты не могут остановить одиноких преступников, направляющих грузовики в толпу. Регулирующим органам следует признать, что война с финансированием терроризма была дорогостоящей и контрпродуктивной, наносила ущерб ни в чем не повинным гражданам и компаниям и существенно не ограничивала способность террористических группировок к действиям.

Если правительства не найдут способы перестроить систему обмена информацией с финансовым сектором, большая часть существующих процедур выявления подозрительных транзакций по-прежнему останется «дорогостоящими упражнениями».

Вместо этого правительства должны интегрировать свои усилия по ограничению финансирования терроризма с более широкой стратегией борьбы с терроризмом. В январе 2016 года военные США бомбили базы «ИГ» и уничтожили наличные деньги: десятки миллионов долларов за один день. Это больше, чем вся международная финансовая система заморозила с момента появления «халифата».

Методы борьбы с финансированием терроризма должны быть адаптированы к группировке и театру действий. Террористические организации собирают деньги разными способами, а правительства, как правило, реагируют одним и тем же набором средств борьбы. Удушение финансирования терроризма в Брюсселе должно сильно отличаться от того же самого в Ракке.

Россия не является исключением. Несмотря на то, что у нас принят антиотмывочный закон и создана специальная служба по борьбе с отмыванием грязных денег и финансированию терроризма, потоки «теневых» денег не иссякают. Каждый день Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) получает около 8-10 тысяч сообщений о финансовых операциях, из которых от 8 до 10 процентов относятся к подозрительным сделкам. Примерно такой же уровень подозрительных сделок и в других странах.

Однако основной проблемой Росфинмониторинг считает то, что наши кредитные и финансовые предприятия редко информируют финразведчиков о подозрительных операциях клиентов, чтобы не портить с ними отношения. Более того, в ходе проведенных финразведкой проверок лизинговых компаний, ломбардов и казино нарушения законодательства по противодействию отмыванию преступных доходов обнаруживались в каждом втором случае. Поэтому на днях руководитель Росфинмониторинга Виктор Зубков призвал банковские учреждения для противодействия легализации незаконных доходов и финансированию терроризма делиться информацией об операциях, которые вызывают подозрения. Он заявил, что подобные сведения будут строго конфиденциальными и не нарушат тайну банковских вкладов.

Зубков напомнил, что спецподразделение по противодействию финансирования терроризма действует в его службе не один месяц. Создана база данных физических и юридических лиц экстремистов и террористов, которая, по его словам, обновляется каждые три месяца. В настоящее время в списке находятся около 1 тысячи физических лиц и примерно 124 юридических лица. Этот список был составлен на основе данных российских правоохранительных органов и информации, поступившей от зарубежных коллег и ООН. Это уже седьмая версия списка экстремистов и террористов. Он служит помощью банкам в противодействии попыткам финансирования террористической деятельности, предупреждая их о потенциально подозрительных клиентах. В конце августа Росфинмониторинг направил его в российские кредитные организации.

Но этого явно недостаточно для перекрытия источников финансирования международного терроризма. Поэтому в ближайшее время планируется усилить надзор за кредитными и некредитными организациями в сфере соблюдения законодательства по противодействию отмыванию «грязных денег» и финансированию терроризма. Будет ужесточена и ответственность банков за нарушение законодательства. Под особый контроль будет взят вывоз капитала за рубеж. По словам Виктора Зубкова, под видом иностранных инвестиций в Россию зачастую возвращается отечественный капитал, принадлежащий преступным группировкам, которые с помощью офшорных зон отмывают деньги, полученные незаконным путем. И первоочередная задача Росфинмониторинга — подорвать экономическую основу преступных группировок, которые планируют террористические акты. Росфинмониторинг будет проводить совместные операции с другими финразведками стран мира и Интерполом.

Помимо этого Государственная Дума уже сегодня готовит ряд поправок в Закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», которые, в частности, предусматривают снижение порога контроля за сделками по операциям на счетах, а также досрочного расторжения договора, в случае если банк заподозрит клиента в финансировании терроризма.

Между тем Банк России издал три указания «О требованиях к подготовке и обучению кадров в кредитных организациях», «О квалификационных требованиях к специальным должностным лицам, ответственным за соблюдение правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и программ его осуществления в кредитных организациях», «О порядке представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений, предусмотренных Федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Также было принято Положение Банка России «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Что касается первого указания, то в соответствии с документом каждый банк обязан разработать собственную программу подготовки персонала в целях противодействия «отмыванию» преступных доходов и финансированию терроризма. Кредитные организации вправе самостоятельно определять тематику, содержание и сроки обучения по данной программе, однако должны вносить в нее изменения по мере изменения нормативной базы. Экзамены сотрудникам придется сдавать не реже одного раза в год.

Согласно второму документу Центробанк утвердил требования к банковским должностным лицам, которые следят за противодействием отмыванию доходов и финансированию терроризма в своих кредитных организациях. Должностные лица в данном случае делятся на две группы — ответственный сотрудник и сотрудник соответствующего структурного подразделения. Ответственный сотрудник должен иметь высшее юридическое или экономическое образование и опыт работы, связанный с осуществлением банковских операций не менее одного года. Сотрудники структурного подразделения должны иметь высшее образование и опыт работы не менее шести месяцев. При этом на указанные должности не могут быть назначены лица, судимые за совершения преступлений в экономической сфере, совершившие административные нарушения в области финансов, налогов и сборов в течение 1 года, предшествующего назначения.

Другое указание устанавливает обязанность кредитных организаций извещать свои филиалы, не передающие самостоятельные отчеты, о своих решениях, не направлять в уполномоченный орган сведений об операциях, в отношении которых возникло подозрение, что они осуществляются в целях легализации доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, а также уведомлять их о принятии или непринятии уполномоченным органом сведений об указанных операциях. Кредитная организация самостоятельно определяет порядок направления уведомления в филиал и его формат. Полученное уведомление хранится в филиале кредитной организации не менее пяти лет со дня его получения.

И последний документ — это Положение «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Новое положение ЦБ обязывает банки провести идентификацию всех старых и новых клиентов и выгодоприобретателей. Срок на это дается один год. В соответствии с документом банки сами должны будут разработать и утвердить программы проверок клиентов и выгодоприобретателей, по каждому из которых будет собираться информация. Все сведения будут оформляться в анкете-досье клиента в соответствии с перечнем, разработанным Центробанком. Если кредитная организация не может завершить идентификацию клиента, установление и идентификацию выгодоприобретателя по причине непредставления клиентом необходимых документов и сведений, кредитной организации рекомендуется сообщить об этом в федеральный орган исполнительной власти, принимающий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Все за сегодня

Война и ВПК

Мультимедиа

Откуда террористы берут деньги?

Сейчас в их распоряжении даже социальные сети. Чтобы продемонстрировать всем свою силу, на страницах в интернете эти люди размещают такие жуткие фотографии, что они вселяют в сердца других страх и ужас. Для каждой группировки выбирается название и визитная карточка и изо всех уголков мира созываются новобранцы. У этих лиц есть конкретные цели и ради них они готовы на все, будь то взрывы или массовые убийства. Неважно, как они себя называют. Во всем мире они известны под одним именем — «террористическая группировка».

Согласно последним исследованиям, проведенным в 2014 году австралийским Институтом экономики и мира, количество человек, погибших в результате террористических атак, с 3 361 человека в 2000 году увеличилось до 17 958 в 2013-м. Только за период с 2012 по 2013 гг. это число увеличилось почти на 60%. Значительная часть погибших стали жертвами террористических атак в Сирии. Исследования показывают, что за два последних года число убитых стало еще больше. 80% погибших пришлось на пять стран: Ирак, Афганистан, Пакистан, Нигерия и Сирия. Ответственными за эти убийства стали опять таки четыре основные группировки: «Исламское государство», «Боко харам», «Талибан» и «Аль-Каида». Но за счет чего существуют эти группировки? Как они обеспечивают себе доходы?

Итальянская журналистка и политолог Лоретта Наполеони (Loretta Napoleoni), изучающая вопросы финансирования террористов, считает, что важнейший и самый большой источник доходов террористических группировок составляет наркоторговля. Разумеется, террористы занимаются и другими видами незаконной деятельности и тем самым обеспечивают себе крупных денежных сумм. Бывший главный редактор журнала Foreign Policy Мойзес Наим (Moises Naim) в одной из своих монографий пишет, что среди всего прочего террористы получают себе прибыль от продажи поддельных товаров.

В Афганистане производство опийного мака считается основным источником доходов террористов. По данным ООН, 86% мирового опиума производится из афганского мака, который является самой главной статьей дохода террористов в этой части земного шара. По имеющейся информации, «Аль-Каида» и «Талибан» значительную часть своих доходов обеспечивают за счет продажи опиума. Еще одним источником поступления денежных средств для террористов являются ограбления банков. Например, игиловцы, нападая на города и расхищая государственное имущество, в том числе и в ходе банковских ограблений, получили в свое распоряжение колоссальные материальные ресурсы.

Некоторые террористические организации создают вполне законные экономические учреждения и за их счет получают свои доходы, однако довольно часто используют эти свои фирмы для отмывания денег. Многие организации, связанные с сельским хозяйством и строительством, тоже помогают террористам. В 2001 году газета New-York Times в одной своей статье сообщила, что Усама Бен Ладен имеет сеть супермаркетов по продаже меда, которые работают на Ближнем Востоке и в Пакистане. Лидер террористов не только тратил доходы от продажи меда на обеспечение своей группировки, но и пользовался его перевозкой для тайной транспортировки денег и оружия.

Торговля искусственными изделиями и древними ценностями Ирака и Сирии с их последующей отправкой в другие части света представляет собой еще один источник доходов террористических группировок. В разное время в тех или иных культурных регионах появлялись многие террористические организации, которые обеспечивали свой доход за счет контрабанды исторических артефактов. Хотя, возможно, на фоне военных преступлений игиловцев, таких как массовые казни и нарушение прав человека, уничтожение и незаконный вывоз культурных ценностей не кажется уж столь вопиющим фактом.

Поскольку туризм составляет крупную часть валового внутреннего производства многих стран, разрушение террористами этих древних ценностей и их хищение может нанести серьезный ущерб национальным экономикам. Как бы то ни было, в настоящее время искусство как бы способствует тому, чтобы террористические группировки, такие как ИГИЛ, развивались еще интенсивнее. Именно поэтому в целях предотвращения подобных действий со стороны террористов противостоящие им силы предпринимают активные меры.

«Черное золото» тоже представляет собой один из важнейших источников доходов террористов. Например, по словам секретаря Национального конгресса Ирана Ахмада Чалаби, группировка ИГИЛ обеспечивает свои военные действия в Сирии и Ираке за счет продажи нефти, добываемой в этих странах. На самом деле большинство сирийских нефтяных скважин находится в районе между иракской границей и рекой Евфрат, который в данный момент контролируется игиловцами. До появления «Исламского государства» Сирия ежедневно производила 400 тысяч баррелей нефти, а сейчас это количество сократилось до 80 тысяч. Таким образом, в настоящее время часть сирийской добычи нефти находится в регионе, контролируемом ИГИЛ.

Даже продавая эту нефть за половину ее реальной стоимости, террористы все равно каждый день буду получать несколько миллионов долларов. Часть этих средств «Исламское государство» направляет в Ирак, чтобы с их помощью привлекать на свою сторону солдат и офицеров бывшей иракской армии. Все перечисленные способы позволяют террористам извлекать для себя прибыли, однако важнее всего то, что почти все крупные террористические группировки в мире финансируются конкретными правительствами и странами, поэтому уничтожить их посредством пресечения финансирование бывает очень трудно.

Для того, чтобы искоренить терроризм во всем мире, необходимо проникнуть в его самые тайные пласты и найти ответы на некоторые вопросы. Так, например, почему отдельные правительства и страны используют террористические группировки в противостоянии с другими правительствами и странами? Какие экономические и политические интересы причастны к созданию этих группировок, которые даже иногда восстают против своих бывших покровителей?

Глава ГРУ назвал источники финансирования террористов в Сирии

Москва. 25 августа. INTERFAX.RU — Торговля нефтью, наркотиками и историческими артефактами составляет основу доходов террористов в Сирии. Об этом заявил начальник Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба Вооруженных сил России генерал-полковник Игорь Коробов.

«Основными источниками финансирования международных террористических организаций в Сирии являются доходы от незаконной продажи нефти, торговля артефактами, имеющими культурную и историческую ценность, наркотиками, продажа человеческих органов для трансплантации, а также сбор так называемого налога с населения захваченных территорий», — сказал Коробов в пятницу на «круглом столе» в ходе форума «Армия-2017».

По его словам, существенную роль в обеспечении деятельности террористов играют частные пожертвования и финансовые поступления от различных неправительственных организаций и благотворительных фондов, созданных исламистами в других странах мира.

«Как правило, средства перечисляются на банковские счета подставных лиц в соседних с Сирией государствах, где обналичиваются и контрабандным путем доставляются на сирийскую территорию», — добавил глава военной разведки.

Источники дохода для финансирования терроризма

Как подчеркивает в своей новой статье американский журналист Мартин Бергер, не секрет, что контрабанда культурных ценностей и произведений искусства по доходности занимает третье место после контрабанды наркотиков и оружия.

ЕС ужесточил правила борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма

Евросоюз изменил правила борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма, приняв директиву, которая позволит пресекать незаконное финансирование, не мешая нормальному функционированию платежных систем, сообщают СМИ со ссылкой на коммюнике Совета ЕС.

Откуда деньги на джихад. Как ИГ выживало за счет фирмы из Франции

Во Франции продолжается разбирательство по делу цементного гиганта Lafarge, обвиняемого в передаче денег ИГ и «Джебхат ан-Нусре». По версии следствия, концерн, построивший завод в Сирии, платил террористам за безопасность своего бизнеса. Речь идет о миллионах евро, причем финансовые транзакции осуществлялись и накануне атаки на редакцию Charlie Hebdo в Париже в 2015 году. Французское общественное мнение шокировано этими обстоятельствами.

В МВД РФ рассказали о выявленных случаях финансирования терроризма

Правоохранители в России выявили 100 преступлений связанных с финансированием терроризма в 2017 году, сообщил начальник антикоррупционного главка МВД Андрей Курносенко.

Леонид Гусев: «Финансирование терроризма обретает новые формы»

Финансирование терроризма сегодня обретает новые формы, рассказал старший научный сотрудник Центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана Института международных исследований МГИМО МИД России Леонид Гусев.

Глава ГРУ ГШ ВС РФ назвал источники финансирования террористов в Сирии

Торговля нефтью, наркотиками и историческими артефактами составляет основу доходов террористов в Сирии. Об этом заявил начальник Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба Вооруженных сил России генерал-полковник Игорь Коробов.

О схемах финансирования исламского радикализма в Россиию Раис Сулейманов

Эксперт Института национальной стратегии, религиовед Раис Сулейманов рассказал в интервью об основных схемах финансирования радикализации мусульман и исламского терроризма в России, используемых в течение последнего четверть века, а также о тех рисках, которые влечет за собой финансирование мечетей и исламского образования из-за рубежа.

«Финансовые методы Запада в отношении ДАИШ не работают» — Питер Нойманн

Эксперт Международного центра по изучению проблем радикализации и политического насилия при Королевском колледже Лондона Питер Нойманн считает, что нынешняя стратегия Запада, которая призвана бороться с финансированием «Исламского государства», неэффективна. Об этом он заявил в интервью немецкой газете Die Zeit.

Кто финансирует терроризм в России: с октября банки сообщили о 250 случаях

С октября 2016 года российские банки направили в ЦБ более 250 сообщений о сомнительных операциях с признаками финансирования терроризма. Об этом сегодня, 9 февраля, сообщил на встрече представителей ассоциации банков «Россия» с Цетробанком заместитель председателя регулятора Дмитрий Скобелкин.

«Финансистов» терроризма будут лишать доходов на всей территории СНГ

Лиц, участвующих в финансировании терроризма, приобретении и распространении оружия массового поражения, а также легализовавших доходы, полученные преступным путем, могут лишать этих доходов на всей территории СНГ. Такое положение внесено в проект договора стран СНГ о противодействии легализации преступных доходов, финансировании терроризма, приобретения и распространения оружия массового поражения, который в среду, 25 января, в Минске обсуждает экспертная группа.

Снабжение боевиков одеждой будет считаться финансированием экстремизма

Пленум Верховного РФ суда постановил, что финансированием экстремистской деятельности является не только сбор денег для организации или конкретного экстремиста, но и предоставление вещей, например, одежды, или гаджетов.

Как оплачивается терроризм в странах Юго-Восточной Азии?

То, что страны Юго-Восточной Азии сегодня сталкиваются с угрозой распространения радикального ислама с сопутствующим ростом насилия, говорят многие факты. Только за последний год прогремели взрывы в Индонезии и в Таиланде, готовились теракты в Малайзии и в Сингапуре. Эти акты террора совершаются приверженцами идеологии ДАИШ, которое целенаправленно распространяет в регионе свое влияние, вербуя сторонников, готовых с оружием в руках воевать на его стороне в зоне конфликта на Ближнем Востоке и бороться с его врагами здесь, в регионе.

Пособниками террористов стали банкиры и судьи?

В четырех регионах России синхронно прошли задержания преступников, которые создали подпольный банк. За два года работы через него было «прокачано» около 50 млрд рублей, часть из которых пошла на финансирование боевиков в Сирии и Ираке. Отправятся ли преступники за решетку, или уйдут от наказания, как уже было не раз?!

МВД РФ задержало отмывших 50 миллиардов рублей для финансирования боевиков в Сирии

Задержаны участники подпольной финансовой структуры, подозреваемые в финансировании радикальных исламистов из средств, полученных после отмывания около 50 миллиардов рублей. Об этом сообщил источник, знакомый с ходом расследования, передает РИА Новости.

Механизмы финансирования терроризма. В России выявлено 3,5 тысячи частных спонсоров терроризма

18 ноября указом президента Владимира Путина была образована Межведомственная комиссия по противодействию финансированию терроризма. На саммите G20 Владимир Путин заявил, что, по данным России, 40 стран финансируют террористов, в частности ИГИЛ. Как выяснили «Известия», террористы получают финансовую помощь и от российских граждан из 80 регионов страны. Так, по данным Росфинмониторинга, 3,5 тыс. россиян (за 2013–2014 годы) направляли денежные средства террористическим группировкам. А в этом году спецслужбы выявили общий объем транзакций в помощь ИГИЛ на 300 млн рублей.

ОБСЕ поможет Киргизии в борьбе с финансированием терроризма

ОБСЕ окажет содействие Киргизии в борьбе с отмыванием добытых преступным путем доходов и финансированием терроризма. Об этом заявил исполняющий обязанности главы Центра ОБСЕ в Бишкеке Джон МакГрегор во время встречи экспертов Евразийской группы (ЕАГ) по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма.

НАК: террористы в России «диверсифицировали» источники финансирования

Источники финансирования террористического подполья в РФ за последние годы принципиально изменились: если раньше основные денежные потоки шли из-за рубежа, то сейчас средства достают от разбоя и вымогательства.

Исламисты получили до $45 млн за год от выкупов за заложников

Общий объем средств, которые получили боевики радикальной группировки «Исламское государство» в качестве выкупа за похищенных ими людей, составил за последний год от $35 млн до $45 млн, утверждают эксперты ООН, осуществляющие мониторинг за соблюдением санкций в отношении террористических организаций.

Борьба с финансированием ИГ вышла на международный уровень

В столице Бахрейна Манаме прошло международное совещание, на котором обсуждалась борьба с финансированием террористических группировок — в первую очередь «Исламского государства» (ИГ).

Ватикан готов поделиться информацией о финансировании «Исламского государства»?

В Ватикане прошла консистория по ближневосточному вопросу, сообщает Radio Vatican.

Нефтедоллары для исламского террора

Боевики из «Исламского государства» (ИГ) поставили контрабандную торговлю нефтью на широкую ногу. По данным иракских властей, ИГ удерживает под контролем не менее семи месторождений: Химрин, Наджима, Каяра, Аджил, Балад, Зала и Батман общей добывающей мощностью до 80 тысяч баррелей нефти в сутки, и продают «черное золото» всем желающим.

Некоторые страны ЕС тайком покупают нефть у террористов

Некоторые государства Европейского союза покупали нефть у террористической организации «Исламское государство», тогда как официально осуждают террористов. Об этом заявила посол Европейского союза в Ираке Яна Хибаскова. И хотя она отказалась называть страны, высказываются предположения, что это могут быть Турция и Франция, передает канал «Вести».

Соглашаясь выкупать своих граждан, Европа финансирует террор «Аль-Каиды»

«Наличными — 5 млн евро — было набито три чемодана. Немецкий чиновник, которому поручили доставить этот груз, прибыл сюда на борту почти пустого военного самолета, затем его отвезли на тайную встречу с президентом Мали, который обеспечил Европе позволяющее сохранить лицо решение мучительной проблемы», — пишет журналистка Рукмини Каллимачи в статье для The New York Times.

Богатство воинов Аллаха. Как делают состояние боевики Ирака и Сирии

Они требуют большой выкуп за заложников, разоряют археологические раскопки, торгуют нефтью и пшеницей. Исламисты из Сирии и Ирака якобы получают миллиарды. Военная кампания в Ираке позволит им обогатиться еще больше.

Королевский банк Шотландии обслуживал счета семьи Усамы бен Ладена

Королевский банк Шотландии обслуживал счета семьи Усамы бен Ладена, считавшегося террористом номер один в мире. Об этом сообщает газета The Wall Street Journal со ссылкой на правоохранительные органы Германии.

На деньги, обналиченные в Дагестанских банках, финансируется бандподполье

В Дагестане ежегодно обналичиваются десятки миллиардов рублей, часть которых идет на финансирование бандитского подполья. Об этом заявил 25 апреля, на конференции, посвященной противодействию отмыванию доходов и финансированию терроризма, организованной Ассоциацией российских банков, первый заместитель Генерального прокурора РФ Александр Буксман.

Справочное руководство по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма

Банки и бандиты

Россия в 2014 году заняла председательское место в «Большой восьмерке» (G8), саммит которой пройдет в начале июня в Сочи. Согласно предварительной повестке дня, на саммите главное место будут занимать вопросы борьбы с наркоторговлей и терроризмом, а также с офшорами. Эти глобальные проблемы прямо или косвенно связаны с банковским сектором, который систематически оказывает преступному миру обширный перечень услуг.

Центробанк приравняет обмен биткоинов к финансированию терроризма

Центральный банк России намерен приравнять предоставление российскими юридическими лицами услуг по обмену виртуальных валют, включая биткоин, к противоправной деятельности, связанной с отмыванием денежных средств и финансированием терроризма. Об этом говорится в сообщении регулятора, опубликованном 27 января на официальном сайте ЦБ РФ.

«Алмазный терроризм»

На вопросы корпоративного журнала «Газпром» ответил обозреватель агентства Rough & Polshed, автор нашумевшей книги «Алмазы Аллаха» Сергей Горяинов.

Гуманитарные организации платили дань террористам из «Аль-Шабаб»

Организации, распределяющие гуманитарную помощь в Сомали, платили боевикам из «Аль-Шабаб» за возможность работать в районах, которые контролирует группировка, сообщает «Би-би-си», ссылаясь на совместный доклад двух научных институтов — Overseas Development Institute и Heritage Institute for Policy Studies.

Нужно усилить борьбу с финансированием экстремизма

В Русской церкви призвали усилить борьбу с теневой экономикой и финансированием экстремизма и терроризма.

Задержаны участники группировки, финансировавшей террористов

Сотрудники полиции и работники ФСБ провели крупную операцию, по итогам которой задержали семь участников крупной преступной группировки, специализировавшейся на незаконных банковских операциях. Об этом сообщили в пресс-центре МВД России.

Как сомалийские пираты стали корпорацией

Нищие сомалийские рыбаки, сменившие сети на АК-47, за последние семь лет стали успешной корпорацией и заработали $400 миллионов. У них есть свои финансисты и инвесторы, свои банки в ОАЭ, сеть по торговле наркотиками и даже корпоративная этика.

Праздник жертвоприношения и экстремистские группировки в Пакистане (2)

По сообщению арабского информационного портала «Илаф», в Пакистане экстремистские группировки рассчитывают на доход от продажи шкур жертвенных животных для финансирования своей деятельности. Такая торговля приносит доход в миллионы долларов и является вторым источником поступлений в бюджет боевых группировок после прибыли с закята в месяц рамадан. Экстремисты действуют, прикрываясь многочисленными нелегальными благотворительными фондами.

Теракты финансируются за счет браконьерства

После объявления имен четырех террористов, причастных к захвату торгового центра в Найроби, стало известно, что источником финансирования группировки является браконьерство.

Семь столпов экономики террора

Мнение о причинах и технологии финансирования террора российского политолога И.И.Хохлова.

Кошелек экстремистов

Казахские эксперты по противодействию терроризму обеспокоены тем, что в последнее время в их стране растет количество религиозных экстремистов. Этот вопрос обсуждался на республиканской научно-практической конференции «Ислам против терроризма» в Кокшетау.

Противостояние экономике террора

Продолжая тему религиозного экстремизма и терроризма в Казахстане, в который уже раз поднятую «ДН» в прошлом номере в интервью с религиоведом Асылбеком Избаировым, мы продолжаем рассматривать разные стороны этой проблемы в поисках ответа на сакраментальное: что делать? Совершенно очевидно, хочется ли властям или отдельным их представителям признавать или нет, но у терроризма в Казахстане есть предпосылки – социальные, а также идеология – радикальная. Есть в нашей стране и организации, занимающиеся террором, пускай отчасти они виртуальны, как «Солдаты халифата», но небольшие, сражающиеся до последнего джамааты, уничтожаемые в разных городах республики — реальность, от которой никуда не уйти. И уничтожение одной группы практически никак не влияет на опасность со стороны аналогичных формирований. Впрочем, в этой главе нашей журналистской серии мы хотели бы больше внимания уделить наименее заметной сфере этой крайне болезненной ситуации – экономике террора , тому, благодаря чему желающие умирать и убивать могут делать это в нашей стране пугающе часто.

Саудовская Аравия — главный спонсор международного терроризма

В настоящее время мир наблюдает своеобразное «второе рождение» исламского терроризма, несколько поутихшего после войны, объявленной ему, фактически, всем миром 11 сентября 2001 года. Значительно «потрепанная» и лишившаяся своего лидера и главной «звезды» Усамы бен Ладана, Аль-Каида, по-видимому, восстановила силы и «отметилась» операциями в Ливии, Йемене, Мали и Сирии. «Фронт» радикальных салафитских организаций усилился и несколькими новоделами, а, кроме того, к нему присоединились уже, как казалось лишь нескольким годами ранее, ставшие музейным экспонатом Братья-мусульмане. Последние не только участвуют в кровопролитной войне против президента Сирии Башара Асада, но и попали в легальное политическое поле в Египте, где они одержали победу на выборах в парламент и провели своего кандидата, Мухаммеда Мурси, в президенты. В чем же причина «бессмертия» радикальных исламистских организаций? Почему мировым «империям», таким, как США, Евросоюз, Россия, не удается полностью уничтожить международный терроризм, «сдобренный» радикальной салафитской проповедью?

Еще по теме:

  • Статья 195 кодекса рф об административных правонарушениях часть 1 № 195-ФЗ Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях 30 декабря 2001 года N 195-ФЗ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ Раздел I. ОБЩИЕ […]
  • Административные наказания виды и их содержание Статья 3.2. Виды административных наказаний Статья 3.2. Виды административных наказаний См. комментарии к статье 3.2 КоАП РФ 1. За совершение административных правонарушений могут […]
  • Закон о защите прав потребителей молдова Закон о защите прав потребителей молдова В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо […]
  • Ст 8 и 10 коап рф Комментарии к СТ 8.10 КоАП РФ Статья 8.10 КоАП РФ. Нарушение требований по рациональному использованию недр Комментарий к статье 8.10 КоАП РФ: 1. Цель данной статьи - содействовать […]
  • Ст 1113 гк рф комментарий Статья 1113. Открытие наследства Комментарий к статье 1113 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями и дополнениями В комментируемой […]
  • Коренная адвокат барнаул Адвокат Коренная Анна Анатольевна Адвокатский кабинет Коренной Анны Анатольевны, адвокатская палата Алтайского края. Адвокатская деятельность с ноября 2004 года (Регистрационный номер в […]