Договор уступки исключительного права это

Договор об отчуждении исключительного права

В соответствии со ст. 1233 ГК РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор) (рис. 5.2).

Рис. 5.2. Способы отчуждения исключительного права по договору

По договору об отчуждении исключительного права одна сторона — правообладатель, передает или обязуется передать свое исключительное право па результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне — приобретателю (ст. 1234 ГК РФ).

По своей природе договор отчуждения исключительного права близок к договору купли-продажи. Но, несмотря па это, не следует распространять нормы, регулирующие договор купли-продажи, и на договор об отчуждении исключительного права, в первую очередь потому, что по договору купли-продажи переходит право собственности на материальный объект, тогда как по договору отчуждения исключительного права переходит право на объект интеллектуальной собственности, объект по своей сути — нематериальный [1] .

Кроме того, договор отчуждения исключительного права следует отличать и от лицензионного договора, в отличие от которого договор отчуждения исключительного права предполагает не расширение списка лиц, имеющих права использовать объект интеллектуальной собственности, а замену одного правообладателя на другого. В связи с этим в договоре отчуждения исключительного права нет смысла столь полно расписывать переходящее право на объект интеллектуальной собственности, ибо к новому правообладателю переходят все права, принадлежащие старому правообладателю.

Договор об отчуждении исключительного права заключается только в письменной форме и подлежит государственной регистрации в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 1232 ГК РФ. При этом закон делает оговорку, в соответствии с которой несоблюдение письменной формы или требования о государственной регистрации влечет недействительность договора.

Согласно п. 4 ст. 1234 ГК РФ исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации переходит от правообладателя к приобретателю по общему правилу, если соглашением сторон не предусмотрено иное, в момент заключения не подлежащего регистрации договора об отчуждении исключительного права.

Если же такой договор подлежит государственной регистрации, то момент перехода исключительного права определяется в силу закона императивно — моментом государственной регистрации этого договора. Условие подлежащего государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права, устанавливающее иной момент перехода исключительного права, с учетом положений ст. 168 ГК РФ ничтожно.

Договор об отчуждении исключительного права должен соответствовать общим условиям гражданско-правового договора (рис. 5.3).

Рис. 5.3. Общие условия договора

По договору об отчуждении исключительного права приобретатель обязуется уплатить правообладателю предусмотренное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное. При отсутствии в возмездном договоре об отчуждении исключительного права условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 ГК РФ, не применяются.

Выплата вознаграждения по договору об отчуждении исключительного права может быть предусмотрена в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме.

При существенном нарушении приобретателем обязанности выплатить правообладателю в установленный договором об отчуждении исключительного права срок вознаграждение за приобретение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ) прежний правообладатель вправе требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков, если исключительное право перешло к его приобретателю.

Если исключительное право не перешло к приобретателю, то при нарушении им обязанности выплатить в установленный договором срок вознаграждение за приобретение исключительного права правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора.

Переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к другому лицу без заключения договора с правообладателем допускается в случаях и по основаниям, которые установлены законом, в том числе в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) и при обращении взыскания на имущество правообладателя.

Условия договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора, ограничивающие право гражданина создавать результаты интеллектуальной деятельности определенного рода или в определенной области интеллектуальной деятельности либо отчуждать исключительное право на такие результаты другим лицам, ничтожны.

В случае заключения договора о залоге исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации залогодатель вправе в течение срока действия этого договора использовать такой результат интеллектуальной деятельности или такое средство индивидуализации и распоряжаться исключительным правом на такой результат или на такое средство без согласия залогодержателя, если договором не предусмотрено иное.

Отчуждение исключительного права на объекты смежных прав осуществляется также в соответствии со ст. 1233 и 1234 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1307 ГК РФ по договору об отчуждении исключительного права на объект смежных прав одна сторона — исполнитель, изготовитель фонограммы, организация эфирного или кабельного вещания, изготовитель базы данных, публикатор произведения науки, литературы или искусства либо иной правообладатель, передает или обязуется передать свое исключительное право па соответствующий объект смежных прав в полном объеме другой стороне — приобретателю исключительного права.

Договор об отчуждении исключительного права на объекты смежных нрав не подлежит государственной регистрации. Следовательно, переход исключительного права осуществляется в момент заключения договора.

Использование объектов смежных прав без согласия правообладателя и без выплаты вознаграждения допускается в случаях свободного использования произведений (ст. 1273, 1274, 1277—1279), а также в иных случаях, предусмотренных гл. 71 ГК РФ. Кроме того, их допускается использовать свободно в личных, информационных, научных, учебных или культурных целях.

Структура договора об отчуждении исключительного права на произведение определяется соглашением сторон. Кроме того, в нее могут быть включены кроме обязательных и иные условия, по которым стороны достигли соглашения и которые не противоречат действующему законодательству. Структуру и условия наглядно отражает нижеприведенный образец такого договора.

  • [1] Интеллектуальная собственность — основа инновационного развития предприятия / под общ. ред. В. Б. Исакова. М.: ТПП РФ. 2009. С. 72.

Интеллектуальная собственность в России и за рубежом

Договор об отчуждении исключительного права на произведение

Договор об отчуждении исключительного права на произведение – это договор, по которому автор или иной правообладатель передает другому лицу (приобретателю) исключительное право на использование объекта авторского права в полном объеме.

Иногда договор об отчуждении исключительного права называют «продажа исключительного права», «продажа произведения», «продажа авторского права». Такие наименования не встречаются в действующем законодательстве, но зачастую отражают экономическую сущность договора об отчуждении. Однако договор об отчуждении исключительного права на произведение также может быть безвозмездным. В этом случае, опять же с экономической точки зрения, это будет не продажа исключительного права, а дарение. Во избежание неясностей рекомендую не использовать в договорах термины «продажа исключительного права», «продажа произведения», «продажа авторского права», так как они не содержатся в действующем российском праве и могут в дальнейшем вызвать проблемы в толковании договора.

1. Существенные условия договора об отчуждении исключительного права на произведение

К существенным условиям договора об отчуждении исключительного права относятся:

  1. Предмет договора. Предмет договора должен включать указание на объект авторского права, а также условие о том, что исключительное право на этот объект передается приобретателю в полном объеме. В случае отсутствия последней части договор может быть квалифицирован судом как лицензионный договор, что влечет совершенно другие юридические последствия.
    Если предмет договора об отчуждении исключительного права относится к зарегистрированной программе для ЭВМ или базе данных, следует указать реквизиты свидетельства о государственной регистрации.
  2. Цена (вознаграждение правообладателя). По общему правилу, договор об отчуждении исключительного права на произведение является возмездным. Однако стороны могут согласовать безвозмездную передачу исключительного права. Цена определяется по соглашению сторон. В договоре об отчуждении исключительного права цена, как правило, представляет единовременный платеж или несколько платежей в рассрочку.

2. Форма договора об отчуждении исключительного права

По общему правилу, договор об отчуждении исключительного права на произведение должен быть совершен в письменной форме. Если письменная форма не соблюдена, договор и, соответственно, передача исключительного права считаются недействительными.

Договор об отчуждении исключительного права на программу для ЭВМ, а также базу данных, по общему правилу, заключается в письменной форме. Но если программа для ЭВМ или база данных прошли государственную редакцию, то договор об отчуждении исключительного права тоже подлежит обязательной государственной регистрации. До момента государственной регистрации передача исключительного права на программу считается не состоявшейся.

Указанное правило связано с тем, что государственный реестр зарегистрированных программ и баз данных является открытым и публичным, в числе прочего в нем указываются сведения о правообладателе программы. Третьи лица должны знать о смене правообладателя, поэтому требуется государственная регистрация договоров об отчуждении исключительного права на программы и базы данных.

3. Договор об отчуждении исключительного права на произведение: основные права и обязанности сторон

Договор об отчуждении исключительного права на произведение обычно предусматривает следующие обязанности правообладателя:

  • передать исключительное право на произведение в полном объеме. Для исполнения этой обязанности лицо должно являться действительным правообладателем объекта авторского права на момент передачи права. Если правообладателями являются несколько лиц совместно (например, при соавторстве), на стороне правообладателя в договоре должны выступать все лица. В противном случае передача исключительного права не состоится.

Обязанностью приобретателя в договоре об отчуждении исключительного права на произведение является:

  • уплатить правообладателю предусмотренное договором вознаграждение. Порядок и срок уплаты лучше всего также урегулировать в условиях договора. Последствия неуплаты предусмотренного договором вознаграждения зависят от факта перехода исключительного права. Если исключительное право на произведение перешло к приобретателю, правообладатель вправе в судебном порядке перевода прав и обязанностей, которые содержит договор об отчуждении исключительного права на произведение, на себя и возмещения убытков. Если исключительное право на произведение не перешло к приобретателю, правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков.

4. Уступка исключительных авторских прав.

Уступка исключительных авторских прав – термин, который использовался в утратившем силу Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах». В соответствии с действующей сейчас частью IV Гражданского кодекса, термин «уступка исключительных авторских прав» (уступка авторских прав) является некорректным.

Дело в том, что в настоящее время законодательство исходит из концепции исключительного права на объект интеллектуальной собственности как единого и неделимого права. Соответственно, допускается передача или отчуждение исключительного права только в полном объеме, уступка отдельных правомочий, входящих в объем авторского права не допускается. Более подробно об основах законодательства в этой области можно прочесть в теме «Интеллектуальная собственность и интеллектуальные права» Библиотеки Sum IP.

Полезные ссылки по теме «Договор об отчуждении исключительного права на произведение»:

1. Сайт ФИПС, раздел программы для ЭВМ и базы данных
2. Статья 1234 Гражданского кодекса и судебная практика по её применению
3. Краткая статья на сайте Пермской гражданской палаты.
4. Раздел Юридическая консультация по авторским правам нашего сайта.

Национальный центр законодательства и правовых исследований Республики Беларусь

Республика Беларусь
220050 г. Минск, ул. Берсона 1а
Телефон: (017) 200-12-25
Факс: (017) 222-40-96
E-mail: [email protected]
Режим работы: пн.-пт. 9.00–18.00,
перерыв: 13.00–14.00

Договор уступки исключительного права в гражданском праве Беларуси

Лосев С.С., ведущий научный сотрудник Института правовых исследований Национального центра законодательства и правовых исследований Республики Беларусь, кандидат юридических наук, доцент

Гражданский кодекс Республики Беларусь [1] (далее – ГК) устанавливает универсальную оборотоспособность объектов гражданских прав: они могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства или иным образом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте (ст.129 ГК). Данное положение в полной мере относится и к исключительным правам.

Для обозначения сделки, при которой происходит безвозвратный переход исключительного права к другому лицу, отечественный законодатель использует термин «уступка». Договор уступки упоминаются в законодательных актах, посвященных охране отдельных объектов права интеллектуальной собственности. В то же время, в ГК данный тип договора не назван.

Как правовое явление договор уступки исключительного права в отечественной науке гражданского права практически не изучен. Поэтому целью настоящей работы является определение его места среди гражданских договоров, а также анализ основных проблем, связанных с правовым регулированием отношений сторон по этому договору.

Определение договора уступки исключительного права

Договорная конструкция уступки исключительного права ГК не предусмотрена. Однако отнести этот договор к категории непоименованных (contractus innominati) нельзя уже потому, что он упоминается в ряде законов и подзаконных актов. Для того, чтобы определить место рассматриваемого договора в системе гражданского права Беларуси, его необходимо сравнить с двумя наиболее близкими договорными типами – договором купли-продажи и договором уступки права требования (цессией).

Уступка исключительного права выполняет в гражданском обороте функцию, аналогичную той, что выполняет купля-продажа применительно к вещам. В то же время, между объектами договора уступки и купли-продажи существуют принципиальные различия; исключительное право нельзя даже с определенной долей условности приравнять к вещи, поскольку объект исключительного права имеет нематериальный характер.

Семантически уступка означает «отказ от чего-либо в пользу другого» [2, с. 687], что дает основание рассматривать понятие «уступка» как очень широкое по содержанию, в том числе связывать с переходом обязательств кредитора к другому лицу (цессией). Разработанная в римском частном праве конструкция цессии применялось в качестве общего способа приобретения абсолютных прав [3, с. 172]. В советском гражданском праве цессия признавалась особой (специальной) сделкой — соглашением об уступке права требования; по мнению М.И. Брагинского и В.В. Витрянского это было связано с тем, что с точки зрения действующего в то время законодательства применение для этой цели конструкции купли-продажи было невозможно, поскольку предмет договора купли-продажи ограничивался только вещами [4, с. 465]. В современной правовой литературе цессию определяют как сделку уступки права (требования), либо как переход права требования от кредитора к другому лицу [5]. Общим между уступкой исключительного права и цессией является то, что в обоих случаях происходит переход имущественных прав. Однако в случае цессии речь идет об имущественном праве требования кредитора к должнику, вытекающем из определенного обязательства. При уступке исключительного права происходит переход имущественного права, имеющего не обязательственный, а абсолютный характер – правообладателю противостоит не должник, а все третьи лица, обязанные воздерживаться от совершения действий, составляющих содержание данного исключительного права.

Как мы видим, уступка исключительного права не вписывается ни в рамки купли-продажи, ни в рамки цессии. Поэтому договор уступки исключительного права отдельные исследователи предлагают рассматривать как договор особого рода (sui generis) [6, с. 53]. Однако более обоснованным представляется говорить о нем как о самостоятельном договорном типе даже несмотря на то, что в законодательстве этот договор только называется, а обязательства его участников не регламентируются. При этом в юридической литературе в последнее время высказываются предложения о необходимости законодательного определения этого договора с определением существенных условий [7, с. 35]. Данное предложение было реализовано в части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации, которая содержит ст. 1234 «Договор отчуждения исключительного права» [8]. Необходимость закрепления правил о договоре отчуждения исключительного права в гражданском законодательстве Беларуси обусловлена не только стремлением к гармонизации законодательств двух государств, формирующих единое экономическое пространство, но и потребностями кладывающихся общественных отношений.

Проблемы правового регулирования договора уступки исключительного права

Ни раздел V ГК «Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности (Интеллектуальная собственность)», ни специальные законы в области авторского права и права промышленной собственности не содержат ни определения договора уступки исключительного права, ни регламентации обязательств его сторон. С одной стороны, это дает сторонам большую свободу усмотрения в определении условий договора. С другой стороны, возникает вопрос о том, какими правилами следует руководствоваться сторонам в тех вопросах, которые в договоре урегулированы не были.

Обший принцип, предусмотренный ст.5 ГК, предполагает применение к отношениям, прямо не урегулированным актами законодательства или соглашением сторон, норм гражданского законодательства, регулирующего сходные отношения. Известный российский цивилист Е.А. Васьковский так в свое время сформулировал применение принципа аналогии в гражданском праве: «… как аналогия закона, так и аналогия права сводятся к следующему логическому процессу: нужно подвергнуть анализу данный случай, отыскать в законодательстве (или добыть из него) норму, регулирующую другой случай, тождественный с данным во всех юридически значимых элементах, рассмотреть юридический принцип, приведенный в этой норме, и применить его к данному случаю» [9, с. 269].

Однако применение принципа аналогии в отношении договора уступки исключительного права имеет свою специфику. Согласно норме п.4 ст.424 ГК к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав, применяются положения, предусмотренные § 1 «Общие положения о купле-продаже» главы 30 ГК. А поскольку исключительные права относятся к категории прав имущественных, то к договору, предусматривающему их отчуждение на возмездной основе, возможно применение правил о договоре купли-продажи.

Следует обратить внимание на оговорку законодателя о применении правил о договоре купли-продажи только в том случае, если это не противоречит содержанию или характеру отчуждаемых имущественных прав. Говоря об уступке прав, вытекающих из патента, известный российский ученый О.А. Городов подчеркивает, что она осуществляется в рамках юридической модели договора купли-продажи, но с учетом характера предмета сделки, в качестве которого выступает товар sui generis, наделяющий покупателя не телесным объектом, а объемом прав и обязанностей имущественного характера. Поэтому правило о применении к продаже имущественных прав общих положений о купле-продаже должно использоваться с известными оговорками [10, с. 410]. В этой связи нельзя не вспомнить слова А.А. Пиленко, рассуждавшего об ошибочности привлечения априорно выдуманных конструкций, в узкие рамки которых «насильно втискивается институт уступки патента». В своей работе «Право изобретателя» он отмечал: «… одна из распространенных конструкций заключается в том, что патентное право изображается как собственность или как quasi собственность. Исходя из этого утверждения, соответствующие авторы … рассуждают так: патентное право есть собственность; возмездная передача права собственности есть купля-продажа; следовательно, передача патента есть купля продажа и все постановления о купле-продаже должны быть применимы к передаче патента хотя бы и ценою некоторых изменений их смысла. Другие авторы сравнивают передачу патента с цессией и в свою очередь выводят из этого произвольного утверждения самые фантастические выводы. Правильным же может быть только одно решение: тот или другой вывод не должны быть навязываемы жизни потому, что того требует аналогия, а, наоборот, наблюдаемое в жизни решение должно быть сначала изучено, а потом приведено к аналогиям» [11, с. 428-429]. Из этого следует, что наиболее оптимальным является законодательное закрепление специальной договорной конструкции для оформления сделок по отчуждению исключительных прав, учитывающих специфику объекта договора.

Понятие «уступка» не ограничивается только продажей исключительного права; уступка являеся родовым понятием, к которому относятся все возможные варианты отчуждения — продажа, обмен, дарение. Как отмечают специалисты, в действующем законодательстве нет указания на безусловную возмездность договора уступки [7, с. 34]. Поэтому к уступке исключительного права, осуществляемой на безвозмездной основе, применяются правила о договоре дарения, — это вытекает из нормы ст.543 ГК, согласно которой даритель может передать одаряемому не только вещь, но и имущественное право.

Вопрос о возможности распространения норм о договоре мены на сделки с исключительными правами носит дискуссионный характер. Одни ученые исходят из того, что отсутствие в нормах Гражданского кодекса, посвященных договору мены, прямого указания на возможность их применения в отношении имущественного права, дает основание исключить права из круга объектов договора мены [12, с. 265-266]. Другие ученые исходят из того, что из содержания норм ГК не следует прямой запрет договоров мены имущественных прав, а также вещи на имущественное право [13, с.161]. Несмотря на существующие в теории права споры хотелось бы отметить, что договоры уступки исключительного права в обмен на неденежное исполнение уже восприняты практикой [7, с. 33].

Отдельные элементы договора уступки исключительного права

Предметом договора уступки являются действия правообладателя по отчуждению принадлежащего ему исключительного права в отношении определенного объекта интеллектуальной собственности, а объектом договора выступает отчуждаемое исключительное право.

Как подчеркивается в исследованиях, посвященных проблематике патентного права, исходя из признака неделимости объема прав, удостоверенных патентом, их невозможно передать приобретателю в части [10, с. 412], поэтому последний становится обладателем всей совокупности прав имущественного характера, какими располагал патентообладатель. Исключение составляет уступка товарного знака, которая возможна как в целом, так и в отношении отдельных категорий товаров, для которых данный знак зарегистрирован. Сложнее обстоит дело с определением предмета договора уступки исключительных авторских и смежных прав. Статья 25 Закона Республики беларусь «Об авторском праве и смежных правах» [14] предусматривает, что имущественные авторские права «могут быть уступлены полностью или в части», такая же норма предусмотрена ст. 38 Закона в отношении имущественных смежных прав (прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций). Проблема состоит в том, как определить понятие «части» исключительного авторского или смежного права, в качестве которого могут рассматриваться как конкретные способы, так и территория его осуществления. Все это в результате может привести к конфликтам между лицами, приобретающими отдельные «части» исключительного права. Решением проблемы является законодательное закрепление правила о возможности отчуждения исключительного авторского или смежного права только в полном объеме.

Еще одной проблемой, связанной с договором уступки, являются требования законодательства, предъявляемые к его форме. Во всех специальных законах, посвященных объектам права промышленной собственности, содержится требование регистрации заключаемых договоров. Так, например, ст. 36 Закона Республики Беларусь «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» [15] предусматривает, что договор об уступке патента регистрируется в патентном органе и без такой регистрации считается недействительным». Закон Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» [16] в ст. 24 устанавливает, что стороны договора об уступке права на товарный знак обязаны уведомить патентный орган о заключении, изменении и прекращении договора.

Необходимость регистрации договоров уступки исключительного права в отношении объектов промышленной собственности, в том числе и товарных знаков, очевидна, поскольку ее целью является пресечение возможных злоупотреблений патентообладателя (владельца свидетельства) в форме многократного заключения аналогичных сделок. Однако правовая природа регистрации договоров, предусмотренной патентным законодательством, вызывает вопросы, поскольку она не определяется как государственная регистрация. Согласно ст. 166 ГК ничтожность сделки влечет несоблюдение нотариальной формы или требования о ее государственной регистрации. При этом ст. 165 ГК предусматривает обязательную регистрацию только сделок с недвижимостью, а также содержит оговорку о том, что законодательством «…может быть установлена регистрация сделок с движимым имуществом определенных видов». Статья 130 ГК определяет, что к категории движимого имущества относятся только вещи. В ст. 128 ГК вещи и исключительные права названы как отдельные объекты гражданских прав, в связи с чем права на объекты промышленной собственности никак не могут быть отнесены к категории имущества.

Исходя из приведенных выше норм ГК, сделки с объектами права промышленной собственности формально должны признаваться действительными, если они совершены в простой письменной форме. Эти же договоры патентное законодательство признает недействительными в отсутствие регистрации. Налицо коллизия между нормами ГК и иным гражданским законодательством; коллизия, которая решается однозначно в пользу норм кодекса. Впрочем, в литературе представлено и другое мнение, — Э.П. Гаврилов предлагает считать регистрацию патентных договоров государственной регистрацией, поскольку имущественные права на запатентованное изобретение следует приравнять к движимому имуществу [17, с. 52]. Предложение не только методологически неверное, но и прямо противоречащее нормам ГК. Более правильным было бы признать, что между нормами ГК и специальных законов в области промышленной собственности существует коллизия и эту коллизию следует устранить, распространив предусмотренную кодексом государственную регистрацию и на сделки с имущественными правами, если таковая регистрация предусмотрена иными законодательными актами.

Не менее спорным представляется и вопрос о существенных условиях расматриваемого договора. При осуществлении уступки исключительного права в рамках юридической модели договора купли-продажи единственным существенным его условием является условие о предмете. В то же время, в литературе выстказываются мнения о необходимости отнесения к числу существенных и других условий.

Некоторые авторы предлагают считать существенным условие о размере вознаграждения правообладателю за уступку исключительного права [18, с. 603]. Однако сторонники этой точки зрения не учитывают того, что законодательство в области права интеллектуальной собственности подобного требования не содержит, а применяемые к договору правила о купле-продаже прямо предусматривают, что отсутствие в договоре условия о цене означает лишь необходимость ее определения в соответствии со ст.394 ГК. Эту позицию разделяет О.А. Городов, доказывая применительно к договору об уступке патента, что цена не является его существенным условием [10, с. 412].

Еще одним предложением является предложение считать существенным условие о наличии действующих в отношении уступаемого права лицензий с указанием их вида и сроков действия [19, с.12]. Вопрос о возможных обременениях уступаемого исключительного права требует более детального рассмотрения. Уступаемое право должно быть свободным от любых прав третьих лиц, за исключением случая, когда покупатель согласился приобрести право, обремененное правами третьих лиц, — данное правило, предусмотренное ст.430 ГК, может применяться к договору уступки исключительного права по аналогии и означает, что уступаемое право принадлежит только продавцу, в отношении этого права нет обязательств, вытекающих из ранее заключенных лицензионных (авторских) договоров, это право не заложено, не внесено в качестве вклада в уставный фонд коммерческой организации и т.п. Неисполнение продавцом этого обязательства дает покупателю право на основании ст.430 ГК требовать уменьшения цены либо расторжения договора, за исключением случаев, когда будет доказано, что покупатель знал или должен был знать о правах третьих лиц в отношении уступаемого права. Покупатель может согласиться приобрести право, обремененное обязательствами; в этом случае произойдет правопреемство, — покупатель станет стороной договоров, ранее заключенных продавцом. В то же время, данное требование, очевидно, требует специального закрепления в законодательстве.

В вопросе об ответственности за неисполнение обязательств по договору уступки исключительного права следует, в первую очередь, руководствоваться нормами договора. Если же эти нормы отсутствуют, следует руководствоваться нормами главы 30 ГК «Купля-продажа» и главы 32 ГК «Дарение». Если провести аналогии между исключительным правом, отчуждаемым по договору уступки, и товаром, передаваемым по договору купли-продажи, получится следующее. Поскольку основным обязательством продавца является отчуждение в пользу покупателя исключительного права, ответственность продавца связана с возможными недостатками этого права. Применительно к исключительному праву его недостатками могут быть как досрочное прекращение права, так и оспаривание принадлежности права третьими лицами. Однако эти правила целесообразно закрепить законодательно в включении в ГК норм о договоре отчуждения исключительного права, в том числе определить сроки, в течение которых лицо, приобретающего исключительное право, может заявить претензии в связи с возможными недостатками или недействительностью уступаемого права.

Проведенное исследование правовой природы договора уступки исключительного права позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, договор уступки исключительного права является самостоятельным типом гражданских договоров, предметом которого являются действия обладателя исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по его отчуждению приобретателю. Для более адекватного отражения сути данного договора его следует именовать «договором об отчуждении исключительного права».

Во-вторых, применение к договору уступки исключительного права правил о договоре купли-продажи не позволяет обеспечить адекватное правовое регулирование всего спектра отношений сторон договора, в связи с чем требуется включение в ГК статьи, посвященной договору об отчуждении исключительного права. При этом принципиально важным является закрепление норм, определяющих ответственность стороны договора за возможные недостатки отчуждаемого исключительного права.

В-третьих, требует совершенствования правовое регулирование регистрации договоров уступки исключительного права, а именно – распространение на них содержащихся в ГК правил о государственной регистрации сделок.

  1. Гражданский кодекс Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 7 дек. 1998, № 218-З // Ведомости Нац. собрания Респ. Беларусь. – 1999. — № 79. – Ст. 101.
  2. Ожегов, С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / С.И. Ожегов; под ред. Н.Ю. Шведовой. -19-е изд., испр. / — М.: Рус. яз., 1987. — 750 с.
  3. Санфилиппо, Ч. Курс римского частного права: Учебник / Ч. Санфилиппо; под ред. Д.В. Дождева. -М.: Издательство БЕК, 2002. – 400 с.
  4. Брагинский, М.И., Витрянский, В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский.- Изд. 2-е, испр. -М.: «Статут», 2000. – 848 с.
  5. Подгруша, В.В. Юридический словарь современного гражданского права / В.В. Подгруша. // Консультант-Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2009.
  6. Шпак, Е. Передача исключительного права на товарный знак / Е.Шпак // Исключительное право. Промышленная собственность. – 2005. -№ 3. — С.51-57.
  7. Евдокимова, В.Н. Правовая квалификация договоров о передаче технологий: проблемы и решения / В.Н. Евдокимова // Патенты и лицензии. – 2004. — № 8. — С. 33-38.
  8. Гражданский кодекс Российской Федерации . Часть четвертая: Федер. закон Рос. Федерации, 18 дек. 2006, № 230-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2006. — № 52. – Ст. 5496.
  9. Васьковский Е.В. Учение о толковании и применении гражданских законов. / Е.В. Васьковский – Одесса, 1901, — 400 с.
  10. Городов, О.А. Патентное право: учеб. пособие. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. – 544 с.
  11. Пиленко А.А. Право изобретателя. / А.А. Пиленко -М.: «Статут», 2001. – 688 с.
  12. Брагинский, М.М. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. / М.М. Брагинский, В.В. Витрянский: Изд. 2-е, стереотипное. – М.: «Статут», 2000. – 800 с.
  13. Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. /Под ред. О.Н. Садикова. –М.: Дело, 1997. — 438 с.
  14. Об авторском праве и смежных правах: Закон Респ. Беларусь, 16 мая 1996, № 370-XIII // Ведомости Нац. собрания Респ. Беларусь. – 1998. — № 31-32. – Ст.472. .
  15. О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы: Закон Респ. Беларусь, 16 дек. 2002, № 160-З // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2003. — № 1. – 2/909.
  16. О товарных знаках и знаках обслуживания: Закон Респ. Беларусь, 5 февр. 1993, № 2181-XII // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2000. — № 106. – 2/222.
  17. Гаврилов Э.П. Патентные договоры: правовое регулирование. / Э.П. Гаврилов // Патенты и лицензии. – 2003. — № 10. — С.52.
  18. Гражданское право. В 2-х т. Том II. Полутом 1. Учебник. /Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Издательство БЕК, 2003. – 720 с.
  19. Нетбай, Е.М. Договор об отчуждении исключительного права по законодательству Российской Федерации / Е.М. Нетбай.: Автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Росс. гос. гуманит. ун-т. — М., 2010. — 34 с.

Договор уступки исключительного права на объект права интеллектуальной собственности

Обладателю имущественных прав на объект интеллектуальной собственности принадлежит исключительное право правомерного использования этого объекта по своему усмотрению в любой форме и любым способом (п. 1 ст. 983 ГК). Обладатель исключительного права на ОИС может передать это право другому лицу полностью или частично, разрешить другому лицу использовать этот объект или распорядиться им иным образом (там же п. 2).

Основной формой передачи имущественных прав в сфере интеллектуальной собственности является договор. Договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 390 ГК).

Договор должен содержать предмет договора, фиксировать участников договора, определять их права и обязанности, сроки действия, ответственность за нарушение условий договора, определяемых участниками. В определенных случаях договоры (например, договоры об уступке прав, лицензионные договоры) подлежат регистрации.

Правовой формой использования ОИС заинтересованными лицами являются договоры об уступке прав, лицензионные договоры, авторские договоры.

Основными договорными конструкциями, используемыми в сфере оборота исключительных прав, являются договор уступки исключительного права на объект права интеллектуальной собственности, лицензионный договор, договор о создании и использовании результатов интеллектуальной деятельности и договор комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинга).

По договору уступки исключительного права на объект права интеллектуальной собственности одна сторона — правообладатель отчуждает другой стороне исключительное право на соответствующий объект права интеллектуальной собственности.

Заключение договора об уступке прав означает полную передачу правообладателем всех имущественных прав другому лицу, которое становится владельцем этих прав со всеми вытекающими последствиями. Происходит, таким образом, смена правообладателя.

Предметом такого договора является уступка (отчуждение) исключительного права или его части, если это допускается законом, на результат интеллектуальной деятельности (например, произведение литературы (науки, искусства), изобретение, полезную модель, промышленный образец и др.) или приравненный к нему объект (например, фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания).

Существенными условиями такого договора признаются: условие о его предмете; условия, которые названы в законодательстве как существенные, необходимые или обязательные для договоров данного вида (такие в действующем законодательстве отсутствуют), а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Если между сторонами договора уступки исключительного права на объект права интеллектуальной собственности в форме, требуемой законодательством, не достигнуто соглашение по всем существенным условиям такого договора, он считается не заключенным.

Договор уступки исключительного права на объект права интеллектуальной собственности заключается в письменной форме, а в случае если он заключается в отношении объекта права промышленной собственности, права на который удостоверены патентом (свидетельством), — подлежит обязательной регистрации в патентном органе. Не подлежат регистрации в патентном органе договоры уступки исключительных прав на товарные знаки и знаки обслуживания; об их заключении патентный орган должен быть лишь уведомлен.

Общие требования к регистрации договоров уступки исключительных прав на объекты права промышленной собственности установлены постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 21 марта 2009 года № 346 «О регистрации лицензионных договоров, договоров уступки, договоров залога прав на объекты права промышленной собственности и договоров комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинга)».

Договоры уступки исключительных прав на объекты права интеллектуальной собственности подразделяются на патентные и беспатентные. Первые заключаются в отношении объектов, права на которые удостоверены патентом (свидетельством), вторые — в отношении объектов, правовая охрана которым предоставлена в связи с их созданием, а не прохождением процедуры регистрации, установленной законодательством.

В отношении отдельных объектов права интеллектуальной собственности допускается частичная уступка исключительного права. К таким объектам относятся произведения литературы (науки, искусства), компьютерные программы, базы данных, исполнения, фонограммы, передачи организаций эфирного (кабельного) вещания.

Исключительное право на товарный знак (знак обслуживания) может быть уступлено не только в отношении всех товаров (работ, услуг), для которых зарегистрирован товарный знак (знак обслуживания), но и в отношении их части. Уступка исключительного права на товарный знак (знак обслуживания) не допускается, если она может явиться причиной введения в заблуждение потребителя относительно товара (работы, услуги) или его изготовителя (лица, ее выполняющего, оказывающего).

В отношении изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, сортов растений, топологий интегральных микросхем допускается лишь уступка исключительного права в целом.

Уступка исключительного права на географическое указание (наименование места происхождения товара, указание происхождения товара) не допускается. Не допускается уступка исключительного права и на фирменное наименование, кроме его уступки в случае отчуждения предприятия в целом.

Дата добавления: 2014-12-03 ; просмотров: 55 ; Нарушение авторских прав

Еще по теме:

  • Ст 12192 коап рф Решение Московского городского суда от 28 августа 2017 г. по делу N 7-12192/2017 Решение Московского городского суда от 28 августа 2017 г. по делу N 7-12192/2017 Судья Московского […]
  • Защита интеллектуальной собственности гк рф Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (ст.ст. 1225 - 1551) Раздел VII.Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства […]
  • Как оформить завещание на квартиру украина 2018 Составление завещания и его оспаривание Согласно статье 1233 Гражданского кодекса Украины завещанием является личное распоряжение физического лица на случай своей смерти. При этом, […]
  • Тарифы на коммунальные услуги во владивостоке Жители Владивостока узнали, сколько придётся платить за коммунальные услуги с 1 июля Подорожала большая часть услуг. Информация о нормативах и тарифах на коммунальные услуги, размерах […]
  • Открытие ип в 2018 году заявление Заявление на регистрацию ИП в 2018 году Заявление подается в 1 экземпляре. Сшивать и скреплять листы не требуется. При подаче заявления в ФНС необходимо приложить оригинал квитанции об […]
  • Форма 61 при увольнении Унифицированная форма № Т-61 - бланк и образец Унифицированная форма Т-61 используется только в одном случае — при увольнении работника. В статье мы расскажем, для чего нужна эта форма, […]