Банковское страховое право

Как работает банковское страхование в Украине?

Наверное не нужно ни одному здравомыслящему страховщику или банкиру доказывать, что партнёрские отношения между двумя финансовыми институтами — банками и страховыми компаниями взаимовыгодны.

Можно вести теоретические дискуссии на тему: кто от этого выигрывает больше: страховая компания или банк, но давайте просто рассмотрим, что сегодня происходит на практике в процессе организации и реализации сотрудничества этих двух финансовых институтов, в чём конфликт взаимных интересов?

Бурное развитие банковской системы в Украине , как и само банковское страхование, дало возможность практически каждому рядовому гражданину стать «счастливым обладателем матраса». Это или взлелеянная в мечтах квартира, или жизненно необходимый автомобиль — не столь уж важно в данном действе. Но, придя в Банк за деньгами и мечтой, он становится заложником условий получения кредита. И, к сожалению, это касается не только сроков погашения кредита и процентных ставок по нему, необходимости залога и т.п., это касается и права свободного выбора партнёра по страхованию.

Если Клиенту всё-равно – тут понятно. Он соглашается с мнением Банка (или всё-таки кредитного менеджера?) и заключает договор страхования там, где ему указали перстом. Всё замечательно! Наступило обладание мечтой.

Худо-бедно обстоят дела, если в залог предоставляется и, соответственно, страхуется имущество, приобретаемое в кредит. Данный залог тоже страхуется там, где сказали (ну не хочется трепать Клиенту себе нервы, не хочется повышенных процентов за кредит в случаях, если бы он настаивал на СВОЁМ Страховщике).

А если предметом залога является имущество, уже давно находящееся во владении Клиента и, в силу прогрессивности самого Клиента, уже застрахованное у Страховщика не первый год?

Вот тут и начинаются обоюдные «военные действия». Ну НЕ ПОНИМАЕТ! наш гражданин почему вдруг он должен расторгнуть имеющийся договор страхования с компанией, с которой он сотрудничает не первый год и качеством предоставляемых услуг которой он доволен только из-за того, что ЭТОЙ компании нет в списках аккредитованных Банком Страховщиков. Ну НЕ ПОНИМАЕТ! наш гражданин почему вообще НЕ ОН выбирает кому передать свои риски ЗА СВОИ же деньги!

И что он делает? Он пытается влиять на Страховщика, чтобы тот прошёл аккредитацию в Банке.
— «Да с радостью!» — восклицает Страховщик и схватив в охапку документы, мчится в Банк.

Страховщик или «не всё коту Масленица»

Нужно ли говорить сегодня о том, что понятие «Страховщик» в себе носит не только смысловую нагрузку, предполагающую, что это юридическое лицо, организованное, лицензируемое и регулируемое в соответствии с требованиями действующего законодательства Украины для проведения исключительной деятельности — «страхования», с наличием законодательно установленных миллионных уставных фондов, страховых резервов и критериев оценки платёжеспособности.

Совершенно закономерным является желание Страховщика установить, если не дружественные, то хотя бы формально партнёрские связи с банком для того, чтобы можно было порекомендовать «своему» клиенту банк, который прокредитует его на максимально выгодных условиях и, соответственно, гарантированно продать ему страховку именно своей компании.

А так же тешить себя надеждой на взаимообратный жест доброй воли со стороны представителей банка в дальнейшем при получении нового клиента на страхование при кредитовании.

Абсолютно логичная ситуация, от которой выиграть должны все стороны процесса: Клиент получает выгодные условия кредитования в сочетании с привычным сервисом страховой компании, Банк приобретает нового клиента и процентный доход по предоставленному кредиту, страховая компании сопровождает и регулирует риски Клиента и Банка.

Но не тут то было…

То, что действующая компания-Страховщик соответствует нормам нашего законодательства, со всеми лицензиями, резервами и активами – оказывается, ещё НИЧЕГО не значит….для наших уважаемых Банков. Тут действуют другие механизмы внутреннего регулирования: «пущать» или «не пущать», далее по тексту просто – АККРЕДИТАЦИЯ.

Что такое аккредитация? В разных источниках это понятие толкуется по разному. Но так как в данном случае уже не идёт речь о государственной аккредитации, то наиболее точными по смыслу в контексте нашего действа будут следующие определения:

Аккредитация (лат. accredo, «доверять») — в общем случае это процесс, в результате которого организация приобретает официальное подтверждение соответствия качества предоставляемых услуг некоему стандарту. Наиболее распространена в сфере профессиональных услуг, для оценки качества которых потребитель, как правило, не обладает достаточными компетенциями.

А так же следующее:

Аккредитация – процедура, в ходе которой аккредитационный орган официально признает право юридического лица на выполнение работ в определенной сфере. Цели аккредитации просты: во-первых, обеспечивается доверие к аккредитованным организациям и их деятельности, во-вторых, в торговле устраняются технологические барьеры. И в-третьих, в результате аккредитации защищаются интересы потребителей в вопросах качества продукции или услуг.

Без сомнения, Банк вправе выбирать себе партнёров и именно этому может служить процесс проводимой им аккредитации, но хочется подчеркнуть – выбирать СЕБЕ, по страхованию СОБСТВЕННЫХ РИСКОВ, при заключении договора страхования и УПЛАТЫ СТРАХОВЫХ ПЛАТЕЖЕЙ из СВОЕГО кармана.

Но на практике происходит совсем по-другому. Банковское учреждение, проводя аккредитацию страховых компаний, берёт на себя функцию органа по признанию или не признанию права на осуществление страховой деятельности страховщиками (уже признанными таковыми по Закону) и по определению качества предоставляемых ими услуг. Вот незадача-то! Мало того, что не понятно как это согласуется с законодательно определёнными функциями банковских учреждений, возникает вопрос, а какими критериями руководствуется это учреждение? Кем и когда они определены? Какими подзаконными актами? Какова ответственность, проводящих искусственный отбор, за то самое качество? « А судьи кто?».

Вернёмся же к Страховщику, летящему с охапкой документов в Банк за аккредитацией. И не будем о грустном, что его с этими документами могут попросту даже не захотеть принять и не рассматривать, отмахнувшись банальным ответом в телефонную трубку: «много вас тут ходит» или «нам не нужно — у нас своя страховая есть».

Даже после успешной сдачи всех документов, предусмотренных официальной отчётностью, не может наш герой позволить себе расслабиться в лучах весеннего солнца в размышлениях о глобальных проблемах развития страхового рынка. Потому, что ещё неоднократно он будет доносить и доносить всё новые и новые документы, выписки, карточки образцов и т.д. и т.п., доказывать, что он честный, законный, послушный, лояльный, но это не значит, что в результате он получит положительное решение и войдёт в список аккредитованных Банком компаний.

Это даже не значит, что он вообще получит ПИСЬМЕННОЕ сообщение о ЛЮБОМ принятом решении. К счастью это не характерно всем Банкам, но это и не так редко происходит. Получив хотя бы даже устный отказ, Страховщик тщетно будет искать ответа на вопрос «почему?» — ответ будет многозначительно сногсшибающим: «вы не соответствуете нашим требованиям к выбору Страховщика». Но получить эти «требования» хотя бы в виде какого-либо перечня критериев тоже не представляется возможным.

И всё же, тем Страховщикам, кто успешно преодолел первый барьер этого «естественного (или неестественного?) отбора рано радоваться. Банк на этом не останавливается. Начинается «согласование» текстов и тарифов договоров страхования, которые Страховщик ОБЯЗАН реализовывать на «подконтрольной Банком территории». А без этого «ни-ни!». И то, что выдвигаемые требования к условиям заключаемых договоров страхования зачастую никоим образом могут не соответствовать правилам страхования Страховщика, Банк это не интересует. Это уже не только ни по каким параметрам не подходит к определению понятия аккредитации, но и противоречит Закону Украины «О страховании», гласящем:

«Стаття 6. Добровільне страхування та його види
Добровільне страхування — це страхування, яке здійснюється на основі договору між страхувальником і страховиком. Загальні умови і порядок здійснення добровільного страхування визначаються правилами страхування, що встановлюються страховиком самостійно відповідно до вимог цього Закону. Конкретні умови страхування визначаються при укладенні договору страхування відповідно до законодавства….»

«Стаття 17. Правила страхування
Правила страхування розробляються страховиком для кожного виду страхування окремо і підлягають реєстрації в Уповноваженому органі при видачі ліцензії на право здійснення відповідного виду страхування…»

Это что? Юридическая безграмотность? Или всё-таки проснувшаяся генетическая память о «феодальном праве»? Думаю, что это не безграмотность, а второе, со всеми характерными чертами вассалитета и с его правом «на пользование, как землёй, так и её плодами». Почему?

Банк или «право феодала»

Да очень просто, «разрешая работать на своей территории» Банк не только диктует условия всем участникам этого «взаимовыгодного процесса», задействованным в общем процессе обслуживания Клиента, он также претендует и на «ренту» от этого участия в виде комиссионного вознаграждения за агентскую деятельность.

При страховании в рознице Банки обычно четко излагают свои интересы в части получения комиссионного вознаграждения, объясняя это тем, что так они добирают проценты, недополученные по кредитам в борьбе за конкурентоспособность своих ставок по кредитованию. Комиссионное вознаграждение обычно выплачивается официально по агентскому договору Банку.

Основанием для вознаграждения является тот факт, что Банк выступает посредником в привлечении клиентов для страховой компании. Размер комиссионных при этом в среднем составляет 15–30% от суммы страховой премии, которая, в свою очередь, привязана к размеру кредита.

Причем, как правило, не разделяя Клиентов на тех, кому он порекомендовал ту или иную страховую компанию (выступив действительно в роли страхового агента), и тех, кого привел Страховщик в Банк на кредитование, превращая комиссионные за агентскую деятельность в «процент со всего оборота».

Так всё же, речь идёт о взаимовыгодном партнёрстве двух финансовых институтов или о создании колониального сырьевого придатка для многоуважаемого Банка?

Аккредитационный процесс должен служить для подтверждения обеспечения доверия к аккредитованным организациям с основной целью – защиты интересов потребителей. Правильная цель, в процессе действа доведённая до театра абсурда.

А выигрывают ли от этого наши Клиенты? Комфортно ли им бегать от Страховщика к Страховщику, получая кредиты в Банках, основываясь не на своём опыте работы с тем или иным партнёром, а на перечне аккредитованных компаний этим Банком?

На сколько объективизм предопределён личной незаинтересованностью менеджера, решающего кого допустить, а кого не допустить?

Не ТЕРЯЕМ ЛИ МЫ ВСЕ в этом ДЕЙСТВЕ части собственного достоинства и уважения, делового имиджа институтов, которые представляем, и наших Клиентов, на благо которых, наши финансовые услуги предназначены?

Автор: Ирина Ордовская, «Украинская пожарно-страховая компания»

Фориншурер не является страховым агентом или посредником, поэтому вы получите цену страхового полиса от менеджеров страховых компаний Украины напрямую

Узнайте стоимость страхования

©2008-2017 Фориншурер: bancassurance — специализированный B2C-проект журнала №1 о страховании в Украине forinsurer.com, рассчитанный на потребителей страховых услуг, главная задача которого помочь в выборе надёжной страховой компании.

© Полное или частичное использование рейтингов страховых компаний Украины запрещено. База данных рейтингов является интеллектуальной собственностью журнала Insurance TOP.

Банковское страховое право

К вопросу о понятии страхового права

В. С. Белых, заведующий кафедрой предпринимательского права УрГЮА, доктор юридических наук, профессор

И. В. Кривошеев, кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права УрГЮА

Вопрос о наличии страхового права и его месте в системе права остается до сих актуальным и является предметом оживленной дискуссии. Прежде всего, отметим, что его рассмотрение сопряжено с рядом общетеоретических проблем, с которыми непосредственно сталкиваются ученые – юристы, занимающиеся исследованием данного вопроса.

Одна из них – это система права как объективное явление. Она (система) представляет собой внутреннее строение (структуру) права, отражающее объединение и дифференциацию юридических норм 1 . Элементами такого образования являются юридические нормы, правовые институты и отрасли права. Норма права, будучи формально-определенным правилом поведения, является первичной и конечной клеточкой системы права.

В свою очередь, институт права – это обособленная совокупность (группа) юридических норм, призванных регулировать в рамках предмета данной отрасли права определенные, обладающие относительной самостоятельностью общественные отношения 2 . Однако в практическом плане возникают немалые сложности при постановке вопроса: какую совокупность норм можно признать правовым институтом? В юридической науке не выработано достаточно четких критериев для признания в качестве правового института той или иной группы норм права. Поэтому часто ученые и практические работники злоупотребляют этим термином и механически, без необходимой аргументации применяют его к любому правовому явлению. Например, в гражданском праве к числу правовых институтов обычно относят общую часть, право собственности, обязательственное право и др. C другой стороны, в литературе институтами признаются отдельные виды гражданско-правовых договоров (купли-продажи, поставки, подряда, страхования и т. д.).

Возникает парадоксальная картина: понятие «институт гражданского права» охватывает и обязательственное право, и договорное право, и договор страхования. Некоторые ученые выход из этой ситуации пытаются найти путем ввода в научный оборот таких терминов как «подотрасль права» и «субинститут права» 3 . На наш взгляд, данный подход представляется интересным и заслуживает внимания. Это, во-первых.

Во-вторых, как видно, даже невооруженным взглядом, при формировании структурных подразделений системы права велика роль субъективного фактора. При этом мы не принижаем значения предмета регулируемых общественных отношений.

Ситуация с категорией «правовой институт» еще больше осложняется, если в обособленную группу юридических норм входят правила о юридических лицах, праве собственности, гражданско-правовых договорах. Здесь уже нет однородных отношений, а потому вряд ли можно говорить о правильном применении термина «институт права».

C названных позиций страховое право (равно и банковское, биржевое, валютное, инвестиционное) является неким правовым образованием, призванным регулировать разнородные общественные отношения. В орбиту правового регулирования вовлечены и отдельные институты гражданского права, а также правовые институты и юридические нормы других отраслей права (государственного, административного, финансового и др.). В итоге страховое право – это комплексное образование (подотрасль), сочетающее нормы публичного и частного права. Оно (право) является составной частью предпринимательского права.

Как комплексное образование страховое право не имеет собственного предмета и метода правового регулирования в их традиционном понимании. Оно формируется и развивается на стыке публичного и частного права 4 . Публичные начала в страховом праве особо проявляются в сфере обязательного страхования, чему будет посвящен специальный параграф данной работы. Однако «элементы» публичного можно обнаружить на стадиях государственной регистрации и лицензирования деятельности страховых организаций, обеспечения финансовой устойчивости страховщиков, государственного надзора за страховой деятельности, а также в таких основных институтах гражданского права как юридические лица, договор, собственность.

Проиллюстрируем сказанное на примере использования категории юридического лица. В Гражданском Кодексе РФ (ст. 48) дается традиционное определение понятия юридического лица, которое (с учетом такого критерия как коммерческая направленность) подразделяется на коммерческие и некоммерческие организации. Вместе с тем в ГК РФ отсутствует деление юридических лиц на публичные и частные, хотя указанная классификация имеет и теоретическое, и практическое значение. Скажем, статус публичного юридического лица требует специального нормативно-правового закрепления (например, Закон РФ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России») 5 .

В. И. Серебровский один из первых обратил внимание на то, что по своей организации страхование (правда, на Западе) делится на два основных вида: частное и публичное. К формам публичного страхования относятся государственное и общественное, а к формам частного страхования – единичные предприниматели, акционерные страховые общества, общества взаимного страхования, общества смешанного типа 6 . В то же время, названный ученый считал недопустимым отожествлять страхование публичное со страхованием обязательным, а страхование частное со страхованием добровольным.

Теперь обратимся к истории страхового права. В советский период (где-то в 20-е годы) проблема страхового права была глубоко исследована Е. Меном 7 . Он считал, что разноотраслевые нормы, регулирующие соответствующие отношения в сфере страхования, не укладываются ни в одну из отраслей публичного и частного права. По мнению ученого, эта группа норм, регламентирующих страховую деятельность, должна быть отнесена к самостоятельной отрасли права.

С точки зрения С. А. Рыбникова, обязательное страхование, проявляясь в виде определенной публично-правовой повинности, есть институт публичного права 8 . Нетрудно догадаться о юридической природе добровольного вида страхования. В. К. Райхер обосновал наличие страхового права в качестве комплексной отрасли 9 . Сущность данного подхода состояла в следующем. В процессе регулирования конкретных общественных отношений, в частности страховой охраны производительных сил общества и материального благосостояния граждан, последние (отношения) остаются одновременно самостоятельными элементами различных отраслей. Образуемая при этом отрасль, как считает В. К. Райхер, обладает единством, объединенным на основе самостоятельно существующего предмета правового регулирования.

В. И. Серебровский представляет страховое право в виде правовой дисциплины, не имеющей самостоятельного характера 10 . Учитывая, что значительное количество норм страхового права выражают гражданско-правовую природу, то, по мнению ученого, главную роль в системе страхового права играют именно нормы гражданского (торгового) права. Однако, как считает В. И. Серебровский, нельзя страховое право рассматривать лишь частью гражданского или торгового права. Помимо норм гражданского права отношения по страхованию регулируются и нормами других отраслей права.

Из сказанного можно сделать вывод, что известный исследователь советского страхования рассматривает страховое право как комплексное образование, хотя при этом он не использует соответствующее словосочетание.

Идея основных и комплексных отраслей понравилась и получила дальнейшее развитие в трудах О. C. Иоффе, М. Д. Шаргородского, Ю. К. Толстого и др. Так, C. C. Алексеев, проводя разграничение между «гражданским хозяйственным правом» и «административным хозяйственным правом», выделяет хозяйственное право как вторичную структуру в системе права. Он считает, что «содержание комплексной отрасли складывается из специальных норм, обладающих предметным и известным юридическим единством. Но каждая из этих норм имеет главную «прописку» в той или иной основной отрасли…» 11 .

Спорным является вопрос о критериях отнесения того или иного нормативного массива (образования) к категории – «комплексная отрасль права». Развернутые признаки комплексных отраслей содержатся в работах проф. Ю. К. Толстого 12 . В частности, он видит следующие признаки, позволяющие разграничивать основные и комплексные отрасли. Если основные отрасли обладают предметным единством, то комплексные – нет. Во-вторых, основные отрасли не должны включать нормы других отраслей права. И, наоборот, комплексные отрасли гармонично сочетают нормы различных отраслей права. В-третьих, основные отрасли имеют специфический метод правового регулирования общественных отношений. У комплексных отраслей такой метод отсутствует.

О. А. Красавчиков, критикуя теорию комплексных отраслей, считает, что Ю. К. Толстой необоснованно употребляет термин «отрасль» к явлению, которое таковым не является 13 . Двузначность термина «отрасль» создает неправильные представления, своего рода иллюзии о том, что, хотя комплексная отрасль и не является основной (самостоятельной), тем не менее все-таки это – отрасль, хотя и комплексная. По мнению ученого, этот недостаток концепции комплексных отраслей был подмечен уже в первой половине шестидесятых годов.

На некоторую непоследовательность в научной позиции Ю. К. Толстого было обращено внимание и в специальной литературе по страховому праву. Как справедливо утверждает М. Я. Шиминова, для страхового права определяющее предметное единство состоит в том, что оно объединяет, регулирует общественные отношения, возникающие в процессе мобилизации, распределения и использования страхового фонда в целях осуществления страховой защиты производственных сил общества 14 .

На позиции отрицания страхования в качестве комплексной отрасли стоит В. Н. Яковлев. Он считает, что совокупность разнородных норм по страхованию не может именоваться отраслью страхового права, хотя бы с эпитетом «комплексная», поскольку не обладает свойством самостоятельности, присущим отраслям. По мнению автора, страхование – это даже не комплексный правовой институт, так как они (отношения) не представляют собой прочную общность. Поэтому В. Н. Яковлев относит данную совокупность юридических норм к комплексному институту страхового законодательства 15 .

Ряд ученых рассматривает страхование (в смысле страхового права) как гражданско-правовой институт. Например, О. А. Красавчиков дает следующее определение страхованию: «… это гражданско-правовой институт, состоящий из комплекса правовых норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие при создании и использовании страхового фонда» 16 .

С гражданско-правовых позиций рассматривают страховое право К. А. Граве и Л. А. Лунц. Отношения, возникающие по поводу добровольного и обязательного страхования, регулируются страховым правом как отраслью гражданского права 17 . Как видно, у этой точки зрения обнаруживается внутреннее противоречие, поскольку и составная часть (страховое право), и целое (гражданское право) объявляются отраслью советского права.

Итак, страховое право, еще раз повторим, является комплексным образованием (лучше, чем комплексная отрасль), сочетающим публично-правовые и частно-правовые начала 18 . Оно (право) обладает предметным единством – это общественные (экономические) отношения по страховой охране имущественных интересов физических и юридических лиц.

Пока можно лишь предполагать о возможностях становления и развития в обозримом будущем страхового права как самостоятельной отрасли права. Сейчас же наблюдается процесс накопления некоторых «компонентов» формирующейся отрасли права.

______________________________

1. Теория государства и права: Учебник/Отв. ред. Корельский В. М., Перевалов В. Д. Екатеринбург: Изд-во Уральской государственной юридической академии, 1996. C. 316–317.

2. Якушев В. C. О понятии правового института//Правоведение. 1970. № 6. C. 67.

3. Егоров Н. Д. выделяет внутри гражданского права пять подотраслей: право собственности и другие вещные права; обязательственное право; личные неимущественные права; право на результаты творческой деятельности; наследственное право. В свою очередь, подотрасль обязательственного права состоит из двух правовых институтов: договорные и внедоговорные обязательства (Гражданское право. Часть I. Учебник/Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. М.: Изд-во ТЕИС, 1996. C. 21–23).

4. См.: Белых В. C. Теория хозяйственного права в условиях становления и развития рыночных отношений в России//Государство и право. 1995. № 11. C. 57.

5. Белых В. C., Скуратовский М. И. Гражданский кодекс и банковское законодательство//Хозяйство и право. 1997. № 4. C. 62–63.

6. Серебровский В. И. Избранные труды. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики». 1997. C. 300–301.

7. Мен Е. Юридическая природа страхового договора по законодательству РСФСР//Вестник государственного страхования. 1923. № 7. C. 9–10.

8. Рыбников С. А. Юридическая природа взаимоотношений сторон в обязательном страховании//Вестник государственного страхования. № 11–12. C. 31.

9. Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М., 1947. C. 189.

10. Серебровский В. И. Избранные труды. C. 278–279.

11. Алексеев С. C. Структура советского права. М.: Юрид. лит., 1975. C. 185, 193.

12. Толстой Ю. К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства//Правоведение. 1957. № 1. C. 45; Он же. Кодификация гражданского законодательства в СССР (1961–1965). Автореф.… докт. юрид. наук. Л., 1970. C. 12.

13. Хозяйственное право/Отв. ред. Грибанов В. П., Красавчиков О. А. М.: Юрид. лит., 1977. C. 21.

14. Шиминова М. Я. Государственное страхование в СССР. М.: Наука, 1987. C. 54; Она же. Основы страхового права России. М.: АНКИЛ, 1993. C. 11.

15. Яковлев В. Н. Страховые правоотношения в сельском хозяйстве. Кишинев, 1973. C. 152–157.

16. Советское гражданское право: Учебник. Том 2/Под ред. Красавчиков О. А. М., 1985. C. 267.

17. Граве К. А., Лунц Л. А. Страхование. C. 25.

18. Худяков А. И. определяет страховое право как комплексный правовой институт (см.: Худяков А. И. Страховое право. СПб., 2004. С. 201, 218).

Является ли страховое право отраслью права

Главная > Реферат >Банковское дело

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Финансовый университет при Правительстве РФ»

Факультет права и политологии

«Является ли страховое право отраслью права»

Выполнил: студент гр. Ю 4-1

доцент, Касторнова Т. А.

Страховое право является наиболее активно развивающейся составной частью российской системы права. Однако юридические издания по страхованию, страховому праву или страховому делу, как правило, оставляют без внимания один из дискуссионных вопросов о месте страхового права в системе современного российского права. Кроме того, в настоящее время сложилась практика, при которой законотворчеством в области страхования занимаются как законодательные, так и различные органы исполнительной власти, основываясь на позиции отсутствия какого-либо системного подхода к проблеме.
Подход к изучению системы права, к анализу начал и способов системного воздействия на общественные отношения предполагает единое научно обоснованное представление о системах вообще и системах права в частности.
Философским отправным моментом такого подхода может стать определение системы, которое дал В.С. Тюхтин: «Система есть множество связанных между собой компонентов той или иной природы, упорядоченное по отношениям, обладающим вполне определенными свойствами; это множество характеризуется единством, которое выражается в интегральных свойствах и функциях множества».
Имманентными признаками всякой системы, считает Ю.А. Урманцев, являются: 1) единое основание объединения объектов (компонентов, элементов); 2) наличие отношений, обусловливающих единство совокупных объектов; 3) определенный закон композиции элементов.
На основе данной общей дефиниции систему права можно определить как совокупность правовых форм, внутренне упорядоченную по отношениям, обеспечивающим относительную самостоятельность и единство этой совокупности, которое выражается в ее интегральных, обеспечительных и координационных свойствах и функциях. Это определение охватывает существенные признаки как системы права, так и его подсистем: отраслей, подотраслей, институтов и т.д.
Рассмотрение структуры права не только как состава его компонентов (отраслей, институтов, норм), но и как устойчивую связь между элементами позволяет нам видеть не только ее статику, но и динамику. Поэтому структура может пониматься и как строение (состав) объекта, и как закон связи, система устойчивых отношений между элементами, и как результирующая структура, результат взаимодействия между элементами.
Выявление закономерностей в строении права и их использование способствует правильному уяснению и применению закона, а также дальнейшему его совершенствованию. Особое значение исследования структуры имеют для устранения правовых диспропорций, пробелов, разночтений и т.д. Это выглядит оправданным с той точки зрения, что в процессе развития системы права ее структурные единицы могут трансформироваться в более крупные (например, институт права в подотрасль), также может иметь место и обратный процесс. На всех этих переходных этапах использование единого понятия структурной единицы системы права, по нашему мнению, позволит сохранить непрерывность научного исследования.
Российское право полиструктурно, поскольку его, как и другие целостные системные образования, отличает известная иерархия структур, дифференцированная на нормы, институты, отрасли. И если наличие указанной триады (норма, институт, отрасль) всегда является необходимым в строении права, то имеются и необязательные правовые образования, такие, как подотрасли, субинституты, межотраслевые комплексные институты.
С.С. Алексеев, выделяя в иерархии структур главную структуру в строении права: норма, институт, отрасль, — вместе с тем допускает удвоение и утроение структуры права, которые как комплексные образования наслаиваются над главной. Появление вторичных структур он объясняет богатством и многогранностью правового регулирования ряда общественных отношений, невозможностью вместить все особенности регулирования в рамках одной, хотя бы и главной структуры.
Говоря об объективной обусловленности структурных элементов права системой общественных отношений, нельзя в связи с этим согласиться, в частности, с Ц.А. Ямпольской, предлагающей отказаться от деления права на отрасли. По ее мнению, существуют только отрасли законодательства как наиболее крупное членение правовых норм, а проблема системы законодательства должна строиться на основе функционального критерия. Право же следует рассматривать как систему прочно взаимосвязанных в единое целое правовых норм, которые можно классифицировать внутри системы в зависимости от конкретных научных и практических задач.
Такой подход к трактовке права, как верно замечает М.В. Молодцов, равносилен отказу от признания его системного характера, ибо не может быть системы без определенной внутренней организации, без структуры.
Говоря о влиянии системы общественных отношений на структуру права, безусловно, имеется в виду их разнокачественность и своеобразие, требующие специфического правового регулирования. Эти качественно различные группы общественных отношений, представляющие собой предмет правового регулирования соответствующих подразделений структуры права, являются главным системообразующим фактором, объективным критерием деления права на отрасли, подотрасли и институты.
Однако только предмета правового регулирования для дифференциации, в частности, отраслей права, недостаточно. Правовые нормы иногда регулируют аналогичные общественные отношения (например, по защите собственности), но относятся к различным отраслям права (уголовному, гражданскому и т.д.). Поэтому следующим системообразующим фактором в науке выделяют метод правового регулирования. Однако нужно заметить, что специфический метод в чистом виде свойственен только двум отраслям российского права — гражданскому и административному. Так, для первого характерно равенство участников общественных отношений, для второго — их подчиненность. Для всех остальных отраслей права (в том числе и для страхового права) характерны, хотя и особые, но комбинированные или сборные методы. Так, В.Ф. Яковлев справедливо отмечает, что отдельные черты метода могут быть присущи нескольким отраслям, хотя и в своеобразной форме; индивидуальность метода каждой отрасли права определяется соотношением дозировки элементов дозволения, обязывания и запрета. При этом В.Ф. Яковлев, занимаясь исследованием метода гражданского права, пытается доказать, как основные его черты проявляются в институтах права собственности, обязательственного права, наследственного права и т.д. Таким образом, можно констатировать, что предпринимается попытка найти один из системообразующих факторов подразделений структуры права на уровне институтов.
Метод правового регулирования как системообразующий фактор производен от предмета, т.е. от совокупности тех общественных отношений, являющихся объектом его воздействия. Природа общественных отношений определяет ту или иную комбинацию юридических приемов, способов и средств, предназначенных для достижения целей правового регулирования. Методы (средства) правового регулирования, существующие независимо от предмета, на которые они направлены, не могут служить основанием для разделения права на отрасли.
Таким образом, каждой структурной единице системы права присущи три сущностные характеристики, позволяющие выделить данную структурную единицу из системы права, а также отличить ее от иной правовой категории. Этими сущностными характеристиками являются сфера регулируемых общественных отношений, метод и особый режим правового регулирования, присущие данной структурной единице системы права. Они могут и совпадать (например, метод правового регулирования у различных институтов одной отрасли права), но совокупность всех трех характеристик строго индивидуальна для конкретной структурной единицы системы права.
В юридической литературе предпринимались попытки обоснования единого страхового права, включающего в себя как нормы частного гражданского права, так и нормы публичного административного и финансового права. Критерием выделения и построения как «самостоятельной» отрасли страхового права является, как правило, специальный вид деятельности, который и объединяет все правовые нормативные акты. Сторонниками данной теории еще в 20-х годах прошлого века были С.А. Рыбников и Е. Мен. Следует отметить, что необходимость исследования и обоснования единства правового регулирования постоянно выдвигает сторонников данной теории исключительно из числа исследователей, занимающихся изучением правового регулирования отношений, возникающих в конкретной сфере хозяйственной деятельности.
В настоящее время все чаще предпринимаются попытки научного обоснования страхового права как комплексной отрасли права. В течение длительного периода времени утверждение В.К. Райхера о комплексном характере отрасли страхового права, поддержанное другими учеными — сторонниками данной концепции (Ю.К. Толстой, С.С. Алексеев), не подвергалось сомнениям. Так, по мнению В.К. Райхера, наряду с существованием базисных отраслей права, которые выделяются по предмету и методу, существуют также комплексные отрасли права, выделение которых происходит только по предмету правового регулирования. По мнению М.И. Козыря, комплексная отрасль права — это наличие органичного комплекса двух факторов: 1) тесно связанных между собой общественных отношений как предмета правового регулирования; 2) метода правового регулирования, соответствующего каждому виду отношений.
В ряде учебных пособий по страховому праву наблюдается четкая характеристика в понимании страхового права как комплексного образования, сочетающего нормы публичного и частного права, не имеющего собственного предмета и метода правового регулирования в их традиционном понимании. В учебной литературе по финансовому праву страховое право также рассматривается как комплексное, межотраслевое по своей природе, регулируемое несколькими отраслями права, в частности гражданским и финансовым правом.
Сторонниками взглядов на страховое право как комплексную отрасль права являются также М.Я. Шиминова и Л.И. Корчевская, а также М. Елкин и Б. Тарабарин.
«Очевидно, — отмечает А.П. Чирков, — что в комплексных отраслях (морское, банковское, СТРАХОВОЕ ПРАВО, где нормы, в них входящие, не связаны единым методом и механизмом регулирования, и где почти все они (нормы) имеют «прописку» в основных отраслях, довольно сложно определить специфический метод регулирования». Однако С.С. Алексеев полагает, что эту комплексную общность отличает не специфический метод и механизм регулирования, а некоторые особые принципы, общие положения, отдельные специфические приемы регулирования, свидетельствующие о существовании специального, хотя и не видового юридического режима.
С другой стороны, ряд ученых подвергают справедливой критике возможность существования комплексных отраслей права, а также необходимость выделения или создания новых. Так, Р.О. Халфина предупреждает: «Попытки конструирования бесчисленных новых «отраслей права» ведут к размыванию системы, к излишней дифференциации правового регулирования, к ослаблению связей внутри системы права». Применительно к выделению страхового права в самостоятельную отрасль В.И. Серебровский отмечал: «Если всмотреться ближе, то страховое право представляется не чем иным, как только объединенной в целях удобства изложения и изучения совокупность норм самого разнообразного содержания, заимствованных из различных отраслей права».
Действительно, необходимость объединения правовых норм различной отраслевой принадлежности для правового регулирования отношений в такой сфере предпринимательской деятельности, какой является страхование, не вызывает никакого сомнения. Однако выделять комплексные правовые образования, характеризовать их в качестве вторичных структур права и, более того, утверждать, что они являются предпосылкой образования новых отраслей права, представляется ошибочным.
Так, на позиции отрицания выделения страхового права как комплексной отрасли права стоит В.Н. Яковлев. Он считает, что совокупность разнородных норм по страхованию не может именоваться отраслью даже с эпитетом «комплексная», поскольку не обладает свойством самостоятельности, присущим отраслям. Страхование — это даже не комплексный правовой институт, так как страховые отношения не представляют собой прочной общности. Поэтому В.Н. Яковлев именует данную совокупность юридических норм комплексным институтом страхового законодательства.
В этом направлении заслуживают внимания исследования С.В. Полениной, конкретно указавшей условия становления новых отраслей права: а) распространение правовой регламентации на ту часть социальной действительности, которая раньше не была объектом правового регулирования; б) отпочкование от одной или нескольких отраслей права взаимосвязанной совокупности норм (правовых институтов), приобретших качественно новые свойства. Материальным субстратом для появления новой отрасли права применительно только ко второму случаю является межотраслевой пограничный комплексный институт. Его превращение, а точнее, группы взаимосвязанных пограничных институтов в новую отрасль права возможно лишь тогда, когда этот институт приобретает некую определенную «критическую массу», лишь по достижении которой у него появится необходимая сумма новых свойств, касающихся предмета, метода, принципов и механизма правового регулирования. Наличие особых критериев или системообразующих факторов (предмета, метода, принципов, механизма регулирования), безусловно, свидетельствует об утрате соответствующим правовым образованием признака комплексности и появления новой отрасли права. Поэтому закономерен вывод автора, что сама природа отрасли права как категории социальной действительности исключает возможность существования «комплексных» отраслей права. В своих дальнейших исследованиях С.В. Поленина приходит, на наш взгляд, к справедливому выводу о том, что отраслям права комплексность вообще не присуща .
О.А. Красавчиков, критикуя теорию комплексных отраслей, считает, что необоснованно употреблять термин «отрасль» по отношению к явлению, которое таковым не является. Из числа современных исследователей проблем страхового права следует выделить А.А. Мамедова. Автор полагает, что главным препятствием для построения отраслей права, выделенных на основе видов деятельности с учетом особенностей отношений (в том числе и сфере страхования), является то, что предмет правового регулирования в подобных отраслях права неоднороден. Именно поэтому следует согласиться с мнением ученых, высказавшихся в пользу существования не комплексных отраслей права, а в пользу существования комплексных отраслей законодательства.
Действительно, неоднозначное понимание и отношение к термину «отрасль» приводит порой к преждевременному выводу о необходимости выделения таких самостоятельных правовых образований, к которым можно отнести страховое, банковское, транспортное, предпринимательское, исполнительное, информационное, муниципальное право и др.
Для определения места страхового права в российской системе права важное значение имеет анализ вида нормативных правовых актов, содержащих нормы страхового права. Здесь невозможно не заметить крайнюю разнородность источников страхового права, а также их разобщенность. Как показывает зарубежная практика, регулирование страхового права лишь в единичных случаях связано с принятием и применением единого источника права в виде кодекса (например, во Франции).
Идею создания страхового кодекса вынашивают и российские законодатели. Признавая страхование комплексной отраслью права, члены страховой секции при Комитете по финансовым рынкам и денежному обращению Совета Федерации еще в июле 2003 г. приняли решение о разработке страхового кодекса по аналогии подготовки Налогового кодекса РФ. Как отметил В. Филипков: «. В рамках страхового кодекса должны быть решены следующие вопросы: в области гражданского права должны быть отражены аспекты, не урегулированные в ГК, прописаны моменты, связанные с взаимодействием страховщиков по сострахованию, взаимному страхованию, перестрахованию, а также вопросы, связанные с защитой прав потребителей страховых услуг. В области государственного права должны быть определены статус и функции страхового надзора, в области административного — взаимоотношения субъектов рынка и надзора, их права и обязанности, ответственность». По словам заместителя председателя секции Александра Филиппова, законопроекты по отдельным видам страховой деятельности будут разрабатываться как части страхового кодекса.
На наш взгляд, подготовка кодифицированного нормативного акта требует огромной подготовительной работы по систематизации и кодификации действующей законодательной страховой базы. Так, Федеральный закон от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» имеет ряд серьезных недостатков. Сегодня ни у кого не вызывают сомнения выявленные противоречия в понятийном аппарате страховых терминов, закрепленных в Законе РФ N 4015-1 от 27 ноября 1992 г. (в ред. от 10 декабря 2003 г.) «Об организации страхового дела в РФ» и отраженных в гл. 48 Гражданского кодекса РФ; употреблении в законе сленговых выражений — «выкупная сумма», «собственные средства» и др.
Нельзя не заметить, что современное страховое законодательство характеризуется не только внешней, но и внутренней несогласованностью. Некоторые понятия и термины, использующиеся в нем, не имеют прочной теоретической основы или не сходятся по смыслу с традиционными в правовой науке их значениями. Многое в страховом праве заимствуется из экономико-финансовой науки (например, понятие страхового фонда и др.). Подавляющая доля категорий страхового права имеет экономическое происхождение (расчет страховых взносов, применение актуарных расчетов, страховых тарифов и т.д.). Нередко данные экономические категории не имеют юридического обоснования и не сочетаются с устоявшимися правовыми понятиями и конструкциями. Многочисленные публикации экономического толка, поддержанные представителями финансовой науки, рассматривают страхование как «систему экономических отношений, включающую совокупность форм и методов формирования целевых фондов денежных средств и их использование на возмещение ущерба при различных непредвиденных неблагоприятных явлениях (рисках), а также на оказание помощи гражданам при наступлении определенных событий в их жизни.
При выяснении параметров рассматриваемой взаимосвязи для страховой науки важен аспект, связанный с уточнением предмета регулирования отрасли страхового права РФ. Отношения в сфере страхования расположены на стыке финансового и гражданского права и требуют при своем регулировании учета интересов как государства, так и гражданского общества. Предмет страхового права не образуется исключительно из страховых отношений, здесь неизбежно присутствуют отношения административно-организационного плана.
Финансисты-правоведы неоднократно высказывают суждение о том, что страхование с точки зрения финансовых правоотношений представляет один из самостоятельных институтов (звеньев) финансовой системы государства, образующийся в процессе формирования и использования страховых фондов и являющийся предметом правового регулирования финансового права.
Размышления ученых наводят на мысль, что в теории права остается до конца невыясненным вопрос о частноправовом и публичном характере правоотношений, возникающих в сфере страхования, отношений в сфере финансовой деятельности, а также об особенностях их правового регулирования. На наш взгляд, данные вопросы нуждаются в более глубоком анализе и специальном изучении.
Таким образом, признание страхового права самостоятельной отраслью российского права или отнесение страхового права к комплексному правовому образованию нельзя признать обоснованными как с позиций общей теории права, так и современного правового понимания. Состав страховых отношений, включающий элементы гражданско-правовых, финансовых, административных и даже конституционных правоотношений, находит свое отражение в комплексе правовых норм, составляющих межотраслевой правовой институт, направленных на их правовое регулирование и образование комплексного страхового законодательства. Интенсивный рост страхового рынка требует в первую очередь стройной системы нормативных актов, общепризнанной страховой терминологии. А потому в современных условиях РФ только все нормы страхового законодательства в совокупности дают возможность осуществления такого правового регулирования страхования, которое обеспечило бы надлежащую стабильность страховых правоотношений и финансовую устойчивость страховой деятельности. Для страхования не имеет решающего значения структура права. Страховые правоотношения могут подвергаться воздействию со стороны одной или нескольких отраслей права. Необходимо, однако, чтобы содержание в целом правового регулирования соответствовало сущности страхования, способствовало надлежащей реализации их функций. Поэтому недопустима ситуация, когда происходит искусственная подборка границ и свойств страхования под правовые закономерности, и в частности закономерности системы права.
Литература

Бондаренко А.А. Итоги развития страхового рынка России в I квартале 2009 года. Журнал «Финансовая аналитика: проблемы и решения» 9(21) – 2009, сентябрь.

Гвозденко А.А. Страхование — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект 2006 — 464 с.

Гладков И.С., Щербакова К.Т. Страховое дело в России и за рубежом: исторические аспекты. Журнал «Региональная экономика: теория и практика» 2(41) – 2007, февраль.

Ермасов С.В., Ермасова Н.Б. Страхование Учебник, 2-е издание, переработанное и дополненное. Для студентов ВУЗов, обучающихся по специальности 060400 «Финансы и кредит» и 060500 «Бухгалтерский учет, анализ и аудит». Издательство: ООО «Высшее образование» 2008 — 613 с.

Марченко М.Н., Дерябина Е.М. Основы государства и права: учебник. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект 2007. – 360 с.

Пименова Е.Н. Страховое право: Учебное пособие. – М.: ФОРУМ, 2009. – 176 с.

Прокопьева Е.Л. Реализация принципов инвестирования в страховой деятельности. Журнал «Финансы и кредит», 18(402) – 2010, май.

Еще по теме:

  • Суд мед экспертиза уфа Судебно-медицинская экспертиза Военно-врачебная коллегия Уфа, 450000, Российская Военно-врачебная коллегия Уфа, 450000, Российская, 98/2, ост. Горсовет, 2 этаж Адвокатское партнерство Уфа, […]
  • Исковое заявление на бездействие судебного пристава исполнителя образец Исковое заявление на бездействие судебного пристава исполнителя образец Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом […]
  • Калькулятор каско на машину Калькулятор каско ВНИМАНИЕ!Результаты расчета являются предварительными и не могут считаться официальным предложением РЕСО-Гарантия. Вы можете узнать точную стоимость полиса у Вашего […]
  • Открытие ип в 2018 году заявление Заявление на регистрацию ИП в 2018 году Заявление подается в 1 экземпляре. Сшивать и скреплять листы не требуется. При подаче заявления в ФНС необходимо приложить оригинал квитанции об […]
  • Тарифы на коммунальные услуги во владивостоке Жители Владивостока узнали, сколько придётся платить за коммунальные услуги с 1 июля Подорожала большая часть услуг. Информация о нормативах и тарифах на коммунальные услуги, размерах […]
  • Форма 61 при увольнении Унифицированная форма № Т-61 - бланк и образец Унифицированная форма Т-61 используется только в одном случае — при увольнении работника. В статье мы расскажем, для чего нужна эта форма, […]