Актер и адвокат что лучше

Оглавление:

Правила жизни Вуди Харрельсона

Хреново родиться хомяком — не поболтаешь и не покуришь.

Что меня раздражает, так это когда люди смотрят мои интервью по телевизору и говорят: «Черт, да он удолбан». Хочу заметить: я никогда не работал удолбаным, не дал ни одного интервью в удолбаном состоянии, никогда не появлялся удолбаным перед публикой и сейчас я тоже не удолбан.

Ненавижу прессу. Все, чем они занимаются, — это оттачивают свой цинизм и сарказм. Это что, бл*, теперь такой вид искусства?

Я помню, как на какой-то пресс-конференции встает один такой полупидор и говорит: «Вот вы, Вуди, играли серийного убийцу, порнографа, а сейчас вот играете адвоката. Я смотрю, вы упорно беретесь только за темных героев, но постепенно снижаете планку». А я сижу и думаю: «Знал бы ты, чувачок, что адвоката сыграть сложнее всех. Вот где тьма-то».

Адвокаты — вот лучшие актеры. И лучшие драмы разворачиваются не в театре, а в здании суда. Ведь разница между исполнением монолога перед зрителями и исполнением монолога перед присяжными настолько мала, что почти незаметна. Причем хорошие адвокаты играют намного лучше, чем хорошие актеры. Но я не расстраиваюсь. Все-таки лучше быть плохим актером, чем хорошим адвокатом.

Мне наплевать, как я играю. Мне просто нравится играть.

Я не Микки Рурк. Никто и не заметил, что я ушел из кино, а потом вернулся. Помню только, что пару раз меня кто-то спросил: «А вы вообще кто?»

Я довольно посредственный работник, но зато я золотой чемпион по отдыху. Я могу переотдыхать кого угодно. Я, блин, в этом деле король.

Люблю, когда мне говорят: «А эту сцену будем снимать на Багамах. Собирайся».

У меня очень здоровые отношения с фанатами. По крайней мере, я с ними не сплю. Но поскольку я никогда не делал на этот счет публичных заявлений, то какие-то бабы все равно продолжают слать мне свое белье. Белье, кстати, разное: бывает хорошее, бывает — не очень.

Ненавижу обувь. Как-то раз я был на вечеринке в особняке Кортни Кокс (американская актриса, известная по сериалу «Друзья». — Esquire). Естественно, я был босым. И хотя это было чертово Малибу, я замерз как проклятый. Стою, мерзну, и тут подходит Дженнифер Анистон и, типа, говорит: «Блин, да ты же замерзаешь, Вуди!» А я говорю: «Ну, типа того». В общем, она сняла свои ботинки и отдала мне свои носки — чтобы я не мерз. Наверное, не очень-то круто взять и выклянчить носки у красивой женщины. Но я не раскаиваюсь. Уж очень она это по‑матерински обставила.

Когда боги решили спустить на землю копию своего божественного великолепия, они назвали ее Сальма Хайек.

У меня прекрасная жизнь: меня окружают потрясающие женщины и мне не насрать на то, что происходит в мире.

Глупо думать, что в раю я буду жить лучше, чем сейчас.

Когда я был в седьмом классе, я сделал доклад об окружающей среде и вымирающих видах. Полагалось, чтобы доклад был длиной в пару страниц, но я сделал около пятидесяти. Но ничего особенного не произошло. Просто кто-то сказал: «Черт, Вуди…»

Сострадание — это желание разделить боль, а не хрен собачий.

Я заметил, что как только я начинаю выступать в защиту чего-либо и раскрываю свой рот, то тут же лишаюсь части своих поклонников.

Мне кажется, что дети должны как можно раньше узнать, что такое несправедливость. Потому что с этим знанием легче существовать во взрослом мире. В моем случае это произошло достаточно поздно, о чем я до сих пор здорово жалею. Это было в шестом классе. Один парень приставал к девчонке, и я сказал ему, чтобы он отвалил. Он послал меня. Мы страшно подрались, а потом нас обоих вызвали в кабинет директора. Этот хряк устроил нам обоим настоящий ад, и мне досталось точно так же, как и тому парню. Это было ужасно несправедливо, потому что я просто защищал девчонку. Так вот: если бы я узнал о несправедливости раньше, я бы просто навалял тому парню и удрал бы домой.

Я всегда рассматривал насилие как недорогой и проверенный афродизиак.

Когда мне было что-то около двадцати, и я впервые поднялся к Мачу-Пикчу (заброшенный город инков в горах Перу. — Esquire), один чувак — местный духовный лидер — сказал мне: «Когда ты занимаешься любовью, ты должен творить любовь». И это лучший совет, который я слышал на сегодняшний день.

Когда-то я хотел быть богатым и знаменитым просто ради того, чтобы в ресторане мне давали лучший столик и все такое. Но вообще-то быть богатым и знаменитым нужно, конечно же, не для этого.

Мне нравятся люди, которые мыслят иначе. И поэтому мне нравится слоган компании Apple — «Мысли иначе». Но только ни хрена они не мыслят иначе.

Если у тебя есть возможность сделать что-либо смешнее, сделай это смешнее.

«Ты лучший, Вуди», «Чувак, ты их всех уделал», «Держись, мужик» и всякую подобную херь я слышу каждый день. Это нормально, ништяк. Главное — не начать в это верить.

Ненавижу славу. Сучка страдает раздвоением личности.

Всегда подозревай тех, кто при разговоре прячет глаза. Ублюдок либо трахнул твою сестру, либо ворует у тебя с крыльца газеты.

Нравится мне вот эта линкольновская фраза: «Я побеждаю своих врагов, превращая их в своих друзей». Когда я вспоминаю ее, я даже о ФБР начинаю думать с симпатией.

Я все еще готов сесть в тюрьму.

Марихуана — это преступление, но преступление без жертвы. Каждый волен распоряжаться своим телом и здоровьем так, как ему хочется. Это и есть свобода. И если у меня есть мечта размозжить себе голову кувалдой, то никто не вправе эту мечту у меня отнимать.

Моя главная надежда относительно себя самого заключается лишь в том, что я просто надеюсь не просрать достигнутое.

Занятия спортом никогда не бывают лишними. Но понять это лучше сейчас, а не в тот момент, когда за вашим толстым, тяжело дышащим телом будут гнаться полдюжины зомби.

Ненавижу рано вставать.

Приятно думать, что даже если Господь ленится, он все равно с тобой.

Я всегда опасался сделать великий фильм, потому что потом будет очень сложно повторить успех.

Вообще-то «Прирожденные убийцы» — это недопонятая романтическая комедия.

Даже те великие события, которые еще не случились, когда-нибудь станут простым вчерашним днем.

Это еще что! В Литве, говорят, люди вообще в ящиках живут.

Попытайтесь полюбить салаты.

Что отличает хорошего адвоката?

Своевременное обращение к адвокату поможет быстро и действенно решить практически любую юридическую проблему.

Стоимость услуг адвоката зависит от множества критериев: от его известности до тяжести обвинений.

Услуги адвоката по транспортным происшествиям позволяют избежать водителю, попавшему в ДТП, существенных финансовых затрат, а в случае выигранного дела — не нести расходов вовсе.

Чтобы максимально использовать возможности действующего законодательства и избежать необоснованно или несправедливого наказания, рекомендуется проконсультироваться со специалистом.

Развод без согласия мужа или жены — одно из самых хлопотных дел семейного права, и помощь грамотного специалиста поможет остаться в выигрыше, сэкономив время, нервы и сохранив имущество.

Обратившись к юристам за услугой представительства в арбитражном суде, вы сможете сэкономить личное время, получив при этом надежного защитника ваших интересов перед законом.

В последнее время среди зрителей популярны телепрограммы, посвященные судебным процессам. Прильнув к экранам, любители телешоу следят за судьбами участников передачи и особенно — за выступлениями актера-адвоката, умело оперирующего юридическими терминами, украшенными остроумными замечаниями. В результате у многих складывается мнение, что и реальное дело выиграть не так сложно, главное — нанять адвоката… любого. Но это далеко не так.

Если возникла ситуация, разбирательство по которой происходит в суде, каждому человеку, каким бы «подкованным» в законодательстве он ни был, можно дать совет — найти адвоката, который сможет оказать грамотную юридическую помощь и представить интересы клиента в суде. Но как нанять действительно хорошего специалиста и сколько будут стоить его услуги?

На что обратить внимание?

Прежде чем оценивать адвоката, нужно определить, по каким критериям проводить анализ. Ведь хороший адвокат не обязательно должен быть одет в дизайнерский костюм и свободно цитировать Плевако (хотя это, безусловно, плюсы), но он должен прекрасно ориентироваться в правоведении, уметь грамотно и связно излагать мысли. Основные требования к адвокату мы приведем ниже.

Первое впечатление: встречают по одежке…

Правозащитник не обязательно должен носить костюм от Yves Saint Laurent, но его внешний облик должен соответствовать статусу. Кто в суде прислушается к человеку в джинсах и мятой рубашке? При этом аккуратность, как и грамотность, — спутники профессионального адвоката во всем: в составлении и хранении документов, в письме, в разговоре. Опытный юрист умеет быть и обаятельным, и жестким, находить проникновенные слова и мгновенно вспоминать сложные формулировки и статьи законов.

Но не только это говорит о его профессиональных качествах.

Образование, опыт, успешные дела: что говорит об уровне профессионализма адвоката?

Образование, полученное в крупном российском или зарубежном юридическом вузе, — несомненное достоинство, однако далеко не главное. Не каждый юрист может стать адвокатом: для начала независимой практики нужно иметь 2 года стажа по специальности и сдать квалификационный экзамен. После этого претендент должен обратиться в комиссию, где его статус подтвердят в течение 2-х месяцев.

Однако самым важным показателем для специалиста является его работа. Стоит поинтересоваться, сколько адвокат провел дел и сколько из них было выиграно (причем хорошо, если формат дел был схож с вашим), как долго длились разбирательства и т.д. Помните, что неудачи неизбежны в практике любого, даже самого успешного, адвоката, поэтому, если юрист говорит лишь о выигранных делах, это повод задуматься о правдивости его слов. Чаще всего даже частные адвокаты проводят бесплатную первую консультацию, во время которой клиент может задать все интересующие вопросы о специализации и опыте юриста, а также рассказать в общих чертах суть обращения.

Специализация: мухи и котлеты — отдельно

Хороший адвокат — это не тот, который берется за любое дело, а тот, который специализируется в определенной области права. Невозможно разбираться во всем, к тому же законодательная база постоянно меняется. Чтобы быть настоящим профессионалом, нужно долгое время работать в какой-то одной области, изучать практику по выбранной категории, как свою, так и коллег, — только так можно с отличием разбираться в правоприменении. Это позволяет получить не только юридический опыт, но и понять тактику, которую лучше применить в конкретных делах, с данным судьей и прокурором. «Универсальный» специалист попросту не справится с такими объемами информации. И конечно, не стоит забывать о связях в определенной области — о нужных знакомствах не принято распространяться громко, но они всегда полезны, особенно в юридической среде.

Оценка проблемы: стоит ли овчинка выделки

Итак, адвокат производит положительное впечатление, специализация у него соответствующая и опыт работы по похожим делам есть. Теперь самое время изучить его подход к работе. Настоящий специалист уже при первой встрече старается вникнуть в дело, внимательно слушает клиента и задает уточняющие вопросы. В то же время он ничего не скрывает и готов объяснить свои последующие действия доступным, неюридическим, языком. Грамотный адвокат не будет обещать золотых гор и обязательно предупредит о возможных вариантах развития ситуации, обозначит все нюансы — в том числе и негативные, расскажет о наибольшей вероятности того или иного исхода. Если юрист сходу заявляет о 100-процентной гарантии выигрыша дела — подумайте, прежде отдавать деньги за его услуги. Хороший адвокат, если не может помочь с каким-то делом или его аспектом, может посоветовать другого надежного специалиста.

Стоимость услуг адвоката

Последним (а не первым) вопросом в обсуждении должно стать озвучивание суммы вознаграждения для адвоката и порядок оплаты. Также стоит узнать о возможности дополнительных расходов по делу. Цены на услуги адвоката могут быть совершенно различными и зависеть от разных факторов: сложности дела, продолжительности процесса и других. Подробнее о стоимости услуг мы поговорим ниже.

Сколько стоит нанять хорошего адвоката

Как известно, каждый попавший под следствие человек имеет право на бесплатного адвоката, услуги которого предоставляют адвокатские конторы. Какой адвокат лучше: бесплатный или платный — каждый вправе решать сам, но все же зачастую люди отказываются от «государственного» юриста, предпочитая самостоятельно нанять специалиста. Законодательно размер вознаграждения частного адвоката не зафиксирован и определяется исключительно соглашением сторон.

Как мы уже отметили, стоимость услуг адвоката зависит от множества критериев: от его известности до тяжести обвинений. Если дело несложное, можно прибегнуть к услугам специалиста с небольшим опытом, пока не сделавшего себе громкого имени в юридических кругах. Если же ситуация запутанная и сложная — лучше обратиться к маститому профессионалу (в рамках своих финансовых возможностей, конечно).

Стоимость первой консультации адвоката в Москве начинается от 1500 тысяч рублей по одному правовому вопросу (для физлиц). Выезд специалиста к задержанному — в среднем около 20 000 рублей. Если адвокат ведет уголовное дело, то придется заплатить не менее 80 000 рублей, если гражданское — от 50 000. Правовое сопровождение на постоянной основе обойдется клиенту в среднем в 60 000–80 000 рублей в месяц.

Найти хорошего адвоката в столице — дело одновременно и простое, и сложное. В Москве большая конкуренция, поэтому юристы вынуждены постоянно повышать свою квалификацию, предлагать лучшие условия для клиентов, поддерживать разумные цены — в этот простота для клиента. Сложность заключается в том, что не всегда среди огромного количества предложений сразу можно найти «своего» специалиста, который поможет по всем необходимым вопросам. Однако если такого адвоката удалось отыскать — квалифицированная помощь в юридической сфере обеспечена.

Как и где найти хорошего адвоката

Советы дает председатель МКА «ЮрСити», адвокат, кандидат юридических наук
В. А. Шакина
:

«В наши дни завести семейного адвоката или хотя бы всегда иметь под рукой телефон юриста-профессионала — уже не роскошь, а необходимость. Особенно это касается людей, которые так или иначе связаны с ведением бизнеса. Хорошего специалиста отличает, во-первых, четкая специализация (например, у нас в «ЮрСити» есть адвокаты, специализирующиеся на взыскании страхового возмещения, а есть адвокаты, чья стезя — уголовные дела). Во-вторых, у профессионала всегда много отзывов о работе, он не побоится дать контакты предыдущих клиентов (при их согласии, конечно). В-третьих, стоит обратить внимание на то, сколько лет адвокат работает в конторе: если он часто переходит с места на место — это может быть связано с его профнепригодностью (к примеру, в «ЮрСити» есть специалисты, которые трудятся у нас уже много лет). И наконец, стоит выбирать тех юристов, которые отрабатывают свое вознаграждение полностью: готовы выезжать на дом к клиенту и на заседания суда, доступны для консультаций ежедневно, могут оказать помощь в сборе и подготовке документов — словом, не работают в режиме «с 9 до 5», а выкладываются на все 100%».

«Бандитский Петербург» часть 2 «Адвокат», 15 лет спустя. Актеры и роли. (22 фото + 1 видео)

Дмитрий Певцов, роль — Сергей Александрович Челищев, «Чёрный Адвокат»

Родился 8 июля 1963 года в Москве в семье заслуженного тренера по пятиборью и спортивного врача.

В 1985 году окончил актёрский факультет РАТИ (ГИТИС), курс И.И.Судаковой и Л.Н.Князевой.

В 1986-87 годах проходил солдатскую службу в Театре Советской Армии.
После армии работал в Театре на Таганке.

С 1991 года — актер театра Ленком.

Принял участие в записи диска «Поют актёры Ленкома» (композитор Николай Парфенюк) и рок-оперы Павла Смеяна «Слово и дело».
В 2002 году был ведущим реалити шоу «Последний герой — 2».
В 2004 году записан сольный альбом «Лунная дорога».

Весной 2009 года в дуэте с певицей Зарой принял участие в телепроекте «Две звезды», где занял второе место.

С 2001 года принимает участие в кольцевых автогонках кубка Volkswagen Polo (Команда Спорт-Гараж).

Заслуженный артист РФ (1995).
Народный артист РФ (15.01.2001).

Алексей Серебряков, роль — Олег Андреевич Званцев, «Белый Адвокат»

Родился 3 июля 1964 года в Москве.

Заслуженный артист России (1998).
Народный артист России (2010).

Впервые снялся в кино, когда ему было 13 лет — ассистенты режиссеров Краснопольского и Ускова выбрали Алексея на роль сына одного из главных героев в популярнейшем телевизионном фильме «Вечный зов».
К окончанию школы на его счету было шесть главных ролей.

Поступив на радио-телевизионный факультет Московского энергетического института, обучение там так и не начал, потому что принял приглашение главного режиссёра Сызранского театра.

В 1981 году — актёр Сызранского драматический театра, где проработал 8 месяцев, затем вернулся в Москву.

В 1986 году окончил актерский факультет ГИТИС (курс О.П.Табакова).

В 1986-1991 годах — актёр театра-студии Олега Табакова («Табакерка»).
Играл главную роль в Московском драматическом театре на Таганке в спектакле Романа Виктюка «Федра».
Играл в мюзикле «Метро» и антрепризном спектакле «Новый».

В последние годы в основном занят в кино.

Ольга Дроздова, роль — Екатерина Дмитриевна Званцева

Родилась 1 апреля 1965 года в Находке.
Училась во Владивостокском институте культуры, затем поступила в Свердловский театральный институт, на курс Дмитрия Астрахана. Окончила Театральное училище имени М.С. Щепкина (1989, мастерская Владимира Алексеевича Сафронова).
С 1989 года — актриса театра «Современник».

Заслуженная артистка России (2002).

Замужем за актёром театра «Ленком» Дмитрием Певцовым; 7 августа 2007 года у них родился сын Елисей.

Лев Борисов(08.12.1933 — 15.11.2011),роль — Виктор Павлович Говоров, криминальный авторитет «Антибиотик»

Родился 8 декабря 1933 года в городе Плес Ивановской области.

Заслуженный артист России (1994).
Народный артист России (26.01.2001).

Младший брат народного артиста СССР Олега Борисова (1929-1994).
Окончил Театральное училище имени Б.В. Щукина (1956, курс В.К. Львовой).
Работал в Калининградском драмтеатре, Московском Академическом театре имени В. Маяковского, Московском Театре киноактера (1956-1960), Московском областном драматическом театре имени А.Н. Островского (1971-1978).
В 1981-1987 годах — актёр Московского драматического театра имени К.С. Станиславского.
С 1988 года — актёр Московского драматического театра имени М.Н. Ермоловой.

Ушёл из жизни ранним утром 15 ноября 2011 года в Боткинской больнице Москвы от инсульта.
Похоронен 17 ноября на Троекуровском кладбище столицы (участок № 6).

Источник: www.youtube.com

Олег Басилашвили, роль — Николай Степанович Прохоренко, прокурор

Родился 26 сентября 1934 года в Москве.

Заслуженный артист РСФСР (1969).
Народный артист РСФСР (4.08.1977).
Народный артист СССР (30.11.1984).

Родился в семье Валериана Ношревановича Басилашвили (ок. 1900—1975) и Ирины Сергеевны Ильинской (1908—1980), известного в СССР филолога, автора учебника по русскому языку для учителей, книг «Лексика стихотворений Пушкина», «О богатстве русского языка» и других. Дед по матери С. М. Ильинский (1872—1934), архитектор, закончил Московское училище ваяния и зодчества. По его проекту в 1914—1917 гг. построен храм св. мучеников Адриана и Наталии у станции Лосиноостровская. Грузинская фамилия Басилашвили была только у отца, а до него все предки были Басиловыми. Обе фамилии переводятся одинаково — «потомок Басила».

В 1956 году окончил Школу-студию МХАТ (курс Павла Массальского) и получил распределение в Сталинградский областной театр, который покинул, даже не начиная там своей театральной деятельности. В Ленинграде, куда Олег Валерианович с супругой, Татьяной Дорониной, отправился после Сталинграда, был приглашен в Ленинградский театр имени Ленинского комсомола. В 1959 году вместе с женой был приглашён в Большой драматический театр им. Горького.
Со 2-й половины 1960-х годов стал одним из ведущих актёров театра.
Широкую известность ему принесли роли в кинофильмах Эльдара Рязанова.
В конце 1980-х был депутатом Верховного Совета СССР.
В 1990—1993 годах — народный депутат РСФСР (РФ).

Почётный член Российской академии художеств.
Академик Российской академии кинематографических искусств «Ника».

Пётр Вельяминов , роль -Егор Федосеич Алексеев, бывший тренер по дзюдо

7 декабря 1926, Москва, РСФСР, СССР — 14 июня 2009, Санкт-Петербург, Россия.

Заслуженный артист РСФСР (31.12.1976).
Народный артист РСФСР (29.01.1985).
Народный артист Чувашской Республики.

В 1974-1995 годах — актёр Театра-студии киноактёра в Москве.

В 1976 году присвоено звание Заслуженного артиста РСФСР. Через некоторое время был представлен на получение звания Народного артиста, но в то время актёр ещё не был реабилитирован. Звание Народного артиста будет присвоено Петру Вельяминову лишь в 1985 году после получения свидетельства о реабилитации.

С 1995 года — актёр Санкт-Петербургского академического театра комедии имени Н.П. Акимова, участвовал в спектаклях театра «Приют комедианта».
В день празднования 50-летия творческой деятельности Петра Вельяминова ректор питерской Театральной академии торжественно вручил актёру подарок — символический студенческий билет. У народного артиста России, сыгравшего около 300 ролей в театре и кино, не было актёрского образования. Свои «театральные университеты» он проходил в лагерной самодеятельности…

Последние десять лет Пётр Вельяминов изредка выходил на театральную сцену. В кино снимался крайне редко. Однако непоседливый по натуре артист не мог усидеть дома без дела. С 1997 года был первым деканом факультета театрального искусства в Балтийском институте экономики, политики и права (БИЭПП).

Похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге.

Зинаида Шарко, роль — баба Дуся

Родилась 14 мая 1929 года в Ростове-на-Дону.

Заслуженная артистка РСФСР (8.03.1960).
Народная артистка РСФСР (22.04.1980).

После начала Великой Отечественной войны с детским ансамблем песни и пляски участвовала в концертах для раненых в госпиталях. За эти концерты, в общей сложности 900, она была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», которую и 65 лет спустя назовёт самой дорогой из своих наград.

В 1951 году окончила Ленинградский театральный институт (курс Бориса Вульфовича Зона).
В 1950-1951 годах работала в Ленинградском областном театре, в 1951-1952 годах — актриса Ленгосэстрады, в 1952-1956 годах — актриса Театра имени Ленсовета. С 1956 года — актриса Ленинградского АБДТ имени М. Горького (с 1992 — имени Г. А. Товстоногова).

В кино с 1954 года (первая роль — почтовая служащая — в фильме «Мы с вами где-то встречались»).

Армен Джигарханян, роль — Гурген / Гиви Чверхадзе, криминальный авторитет из Москвы

Родился 3 октября 1935 года в Ереване.

Заслуженный артист Армянской ССР (1966).
Народный артист РСФСР (29.01.1973).
Народный артист Армянской ССР (1977).
Народный артист СССР (6.02.1985).

Работал помощником оператора на киностудии «Арменфильм» (1953-1954).
Окончил Ереванский художественно-театральный институт (1958).
В кино актёр дебютировал в 1960 году в роли Акопа в фильме «Обвал», а известность Армену Джигарханяну принесла одна из лучших его киноролей – молодой учёный-физик Артем Манвелян из картины режиссёра Фрунзе Довлатяна «Здравствуй, это я!».
Популярнейший на сегодняшний день актёр кино, им сыграно около двухсот ролей в кино- и телефильмах («Новые приключения неуловимых», «Чайка», «Старые стены», «Премия», «Когда наступает сентябрь», «Здравствуйте, я ваша тётя», «Собака на сене», «Место встречи изменить нельзя», «Тегеран-43», «Никколо Паганини», «Паспорт», «Цареубийца» и многие другие).
За несколько десятилетий своей кинокарьеры Армен Джигарханян стал самым снимаемым российским актёром. На его счету разноплановые роли в фильмах лучших советских и российских режиссёров, в лентах различных жанров, в комедийных и приключенческих картинах, в драмах и музыкальных фильмах.
Почётный гражданин Еревана (2001).

Валерий Кухарешин, читает закадровый текст

Родился 7 декабря 1957 года в Ленинграде.
В 1979 году окончил ЛГИТМиК (курс Аркадия Кацмана — Льва Додина).
С 1980 года работает в ленинградском Молодежном театре на Фонтанке. Параллельно играет в театре Сатиры, в Русской антрепризе имени Андрея Миронова, занят в спектаклях «Белого театра». Работал с режиссёрами В.Малыщицким, Е.Падве, Р.Виктюком, С.Спиваком, В.Тумановым, Р.Смирновым.

Народный артист России (2005).

Принимает участие в дубляже фильмов и сериалов.

Алексей Девотченко(14.10.1965 — 05.11.2014), роль — Степан Марков, капитан из ОРБ

14 октября 1965 (Ленинград) — 5 ноября 2014 (Москва), похоронен на кладбище в поселке Комарово.

Заслуженный артист России (17.04.2006, отказался от звания в 2011 году).

Ученик актерских мастерских Аркадия Кацмана и Льва Додина. В 1990 году окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии им. Н.К. Черкасова (ныне — Академия театрального искусства).

Играл в ТЮЗе им. А.А. Брянцева (1989-1991, 1993-1995), в Эстетическом центре «Семья» и «Театре поколений» (1991), в детском драматическом Театре Сказки на Неве (1991-1992), в Театре им. Ленсовета (1992), в Камерной филармонии. В период работы в Малом драматическом театре (1999-2000) исполнил роль Райса («Молли Суинни»), участвовал в спектаклях «Клаустрофобия», «Стройбат», «Пьеса без названия» (вводы).

С 1996 по 2008 год — актер Российского государственного театра имени А.С.Пушкина (Александринский театр).

Сыграл главные роли в спектаклях Андрея Андреева («Над пропастью во ржи», ТЮЗ), Александра Галибина («Сказание о царе Петре и убиенном сыне его Алексее», Александринский театр), Владимира Михельсона.

Отдельного упоминания заслуживает работа Девотченко с режиссером Григорием Козловым, в спектаклях которого им были сыграны роли Порфирия Петровича в «Преступлении и наказании» по роману Ф.М. Достоевского (за эту роль в 1994 году актер получил Высшую петербургскую театральную премию «Золотой софит» и Театральную премию им. К.С. Станиславского в 1995 году), Принц в «Сонате счастливого города» по О. Уайльду (оба спектакля – Петербургский ТЮЗ), Аркашка Счастливцев в «Лесе» А. Островского (Театр на Литейном), Крейслер в «P.S. капельмейстера Иоганнеса Крейслера, его автора и их возлюбленной Юлии» по Э.Т.А. Гофману и В.-А. Моцарту (Александринский театр) и другие.

Станислав Ландграф(15.09.1939 — 27.12.2006), роль — Семён Борисович Ланкин, шеф коллегии адвокатов

Родился 15 сентября 1939 года в Ленинграде.

Заслуженный артист РСФСР (2.07.1974).
Народный артист РСФСР (5.08.1982).

В 1961 году окончил Ленинградский государственный театральный институт им. А.Н. Островского, курс Е.И. Тиме.
Более сорока лет работал на сцене драматического театра им. В.Ф. Комиссаржевской.
Принимал участие в спектаклях С.-Петербургского театра «Приют Комедианта».
Очень активно играл в театре, поэтому в кино снимался мало.
Сыграл более ста ролей, создав богатую галерею образов из разных эпох и жанров. Наибольшую известность актёру принесло исполнение роли царя Бориса в трилогии А.К. Толстого.
В последние годы успешно выступал в спектаклях «Идиот», «Горячее сердце», «Игрок».

Ушел из жизни 27 декабря 2006 года. Похоронен на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге.

Юрий Ковалёв, роль — Толя «Доктор», Анатолий Георгиевич Решетов

Юрий Ковалев родился 30 марта 1968 года.
Запоминающаяся и впечатляющая внешность актера предопределила его амплуа на экране – Юрий играет роли крепких парней, колоритных членов группировок и кланов, бойцов подразделений специального назначения.
Безусловной визитной карточкой актера является его небольшая роль Толи-Доктора во второй части остросюжетного многосерийного фильма «Бандитский Петербург. Адвокат» (2000).
Каждый, кто видел этот сериал, не мог остаться равнодушным к яркому персонажу Юрия Ковалева, имеющему по сценарию просто море обаяния, подчас трогательной наивности и абсолютно трагическую судьбу – Анатолия Георгиевича Решетова (так было полное имя Толи-Доктора) убили в ходе криминальных разборок.
Вот как описывают время съемок Юрия в сериале «Бандитский Петербург» очевидцы: «Приятно было его видеть в начале двухтысячных, шедшим походочкой в развалочку по улице Жуковского в черном кожаном пилоте, спортивных штанах и кроссовках, и садящегося в 124-й «Мерседес». Тогда создалось впечатление, что человек не выходит из роли ни на минуту».

Леонид Максимов, роль — Гусь

Родился 9 сентября 1956 года в Барнауле.

Окончил музыкальное училище имени Римского-Корсакова при Ленинградской государственной консерватории (отделение музыкальной комедии) в 1985 году.

В 1984-1986 годах — актер Ленинградского государственного театра музыкальной Комедии.

С 20 ноября 2002 года — артист Театра Сатиры на Васильевском.

Анатолий Петров, роль — Валерий Степанович Чернов, опер из ОРБ

Родился 30 июля 1958 года.

Заслуженный артист РФ (1994).

В 1981 году окончил ЛГИТМиК, мастерская Р.С. Агамирзяна.
Играл в «Балтийском доме» и Молодежном театре на Фонтанке.
В труппе Санкт-Петербургского Большого драматического театра им. Г. Товстоногова с 1995 года.

Александр Большаков, роль — Сашка «Танцор»

Родился 15 октября 1968 года в городе Котельнич Кировской области.
В 1996 году окончил СПБГАТИ (курс И.Малочевской).
С 1998 года — актер Театра имени В.Ф.Комиссаржевской.

Заслуженный артист России.

Владимир Литвинов, роль — Мишаня «Стреляный»

Родился 15 марта 1951 года в Ленинграде.

Заслуженный артист России (2007).

После окончания средней школы и службы в армии поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК) на актерское отделение факультета драматического искусства. В 1976 году получил диплом ЛГИТМиК(а).

В разные годы работал в театрах Ленинграда — театре Комедии, ТЮЗе, театре драмы и комедии на Литейном.

С 1986 года в течение двух сезонов принимал участие в театральном проекте Саратовского театра драмы. В это же время начал активно сниматься в кино.

Во время съемок картины «За все заплачено», проходивших во время войны в Афганистане, он был тяжело ранен — штырь от антенны бронетранспортера вошел в тело актера на 15 сантиметров. Несколько операций вернули Литвинова к жизни.

Евгений Вышенков, роль — Ледогоров, криминальный авторитет на «сходке» у Антибиотика на даче

Родился 14 декабря 1962 года в Ленинграде.
Окончил Восточный факультет Ленинградского государственного университета (1984).
В 1984-1993 гг. — сотрудник спецотдела уголовного розыска, последнее звание — капитан милиции.
С 1997 года — заместитель директора Агентства журналистских расследований (АЖУР).
В 2009-2010 гг. — ведущий программы «Пресс-клуб» на телеканале «100ТВ».
Автор идеи и ведущий 12-серийного документального фильма «Опасный Ленинград».
Соавтор Андрея Константинова по книгам «Тульский — Токарев», «Свой — Чужой», «Наружное наблюдение» и др.

Евгений Сидихин, роль — Никита Никитич Кудасов, майор, начальник 15-го отдела РУОПа

Родился 2 октября 1964 года в Ленинграде.

В 1989 году окончил актерское отделение факультета драматического искусства ЛГИТМиКа (мастерская Л.Додина).

Работал в Театре им. Ленсовета,
с 1993 года — в БДТ им. Товстоногова.

В кино с 1990 года.

Виктор Сухоруков, роль — Валерий Петрович Глазанов, депутат Петросовета

Родился 10 ноября 1951 года в городе Орехово-Зуево.

Заслуженный артист России (2002).
Народный артист России (2008).

В 1978 году окончил ГИТИС (курс профессора В.П.Остальского).

Работал в ленинградских театрах:
Академическом театре комедии имени Н.П.Акимова (1978-1982, 1995-1999), Театре имени Ленинского комсомола (1986-1993), Молодом театре (1983-1985); театре драмы и комедии на Литейном (1993-1995).

Участвовал в театральных антрепризах, в том числе в спектакле Олега Меньшикова «Игроки».

В кинематографе дебютировал в 1973 году в фильме Родиона Нахапетова «С тобой и без тебя», однако по-настоящему привлек к себе внимание лишь в 1990 году главной ролью в фильме Юрия Мамина «Бакенбарды». Сыграл в большинстве фильмов Алексея Балабанова.

Зимой 2002 года был приглашен в Англию сыграть роль одного из злодеев в 20-м фильме о Джеймсе Бонде «Умри, но не сейчас», однако был вынужден отказаться, поскольку предложенный ему график съемок вступил в противоречие с расписанием спектакля Олега Меньшикова «Игроки».

С 2011 года — актер Московского театра им. Моссовета.

Александр Лыков, роль — Гоша Субботин, оперуполномоченный

Родился 30 ноября 1961 года в поселке Рахья Всеволожского района Ленинградской области.

В 1984 году окончил актерское отделение факультета драматического искусства ЛГИТМиКа (мастерская В.Петрова).

Работал в Театре им. Ленсовета, ТЮЗе им. Брянцева, Театре на Литейном, театре «Территория» (1994-1996).

В кино дебютировал в 1981 году в фильме «Други игрищ и забав». Широкую известность приобрел в конце 90-х годов, благодаря роли инспектора Казанцева по прозвищу «Казанова» в телесериале «Улицы разбитых фонарей».

Николай Рудик (08.06.1948 — 07.03.2002), роль — Череп

Родился 8 июня 1948 года в Краснодаре, в семье водителя и кладовщицы.

После окончания средней школы уехал в Москву и поступил в Школу-студию МХАТ, затем перевёлся в Театральное училище имени Щепкина.

Ещё студентом познакомился с Татьяной Александровной Хомич, которая стала его женой.

В 1974 году служил в Театре Советской Армии.
Затем переехал в Ленинград, много ездил по стране, работал в различных театрах СССР.

Актёр требовательно относился к себе и своей профессии, нередко отказываясь от ролей. Причины могли быть разные: если не нравился сценарий, режиссёр или партнёры, он ни за какие деньги не шёл сниматься или играть в спектакле.

Период кризисных годов «безвременья» и развала кинопроизводства пережил тяжело, как и многие артисты: с 1992 года работал кровельщиком, иногда что-то и где-то играл, но не много. Вся их кровельная бригада состояла из режиссёров и актёров.

В 2001 году Николай Витальевич тяжело заболел, а 7 марта 2002 года ушёл из жизни.

Татьяна Александровна, его жена, после смерти мужа приняла монашеский постриг.
Дети Николая Витальевича Рудика трудятся в сфере кино и театра:
Стреленая Александра Николаевна — оператор и режиссёр;
Рудик Елизавета Николаевна — актриса театра «ЛицЫдеи»;
Рудик Георгий Николаевич — специалист по киносъёмочной аппаратуре.

Партнер ЮБ ЕПАП Алексей Резников:

«Чтобы стать успешным адвокатом, юристом нужно быть в последнюю очередь»

№6 (1096) 09.02—15.02.2013

Алексей Резников: Успех адвоката заключается в том, чтобы мыслить на языке клиента

Алексей РЕЗНИКОВ — один из самых успешных адвокатов в Украине. Количество резонансных дел, в которых он принимал участие (и многие из которых выиграл), впечатляет. Помимо судебной практики, Алексей Юрьевич успевает заниматься еще и общественной деятельностью. Он — вице-президент Ассоциации юристов Украины, депутат Киевсовета, до недавнего времени работал в КДКА. В интервью «ЗиБ» партнер Юридического бюро «ЕПАП» А.Резников рассказал, из-за чего он отказался от уголовной практики, каковы расценки на услуги адвокатов в Украине и как добиться успеха в профессии.

«Для правоохранительных органов адвокаты являются раздражающим фактором»

— Алексей Юрьевич, один из ваших коллег не так давно заявил, что в последнее время престиж адвокатской профессии стал равен нулю, и обвинил в этом бывшее руководство ВККА. Согласны ли вы с этим?

— Я считаю, что сегодня в обществе адвоката пока еще, к счастью, уважают и статус его высок. Студенты юридических вузов стремятся прийти в нашу профессию. Я, например, как бывший член КДКА, знаю, сколько молодых юристов хотят стать адвокатами. Так что, по-моему, адвокатура не утратила престижа.

Но есть другой момент: для представителей правоохранительных органов — прокуратуры, милиции и других силовых структур — адвокаты являются раздражающим фактором, потому что не дают им делать свою работу, нарушая законы, не выполняя инструкции, предписания и правила. Адвокат для них — проблема. И этот негатив часто выражается в абсолютном игнорировании его прав, статуса. Потому что адвокатура действительно не могла защитить своих представителей должным образом, заставить считаться с их статусом и выполнять требования закона.

Можно ли в этом обвинить руководство предыдущего состава ВККА? Наверное, нет. Хотя бы потому, что достаточных полномочий для защиты адвокатов по всей Украине у них и не было. Делали ли они достаточно для того, чтобы пропагандировать адвокатуру? Наверное, нет. Были ли они авторитетны и уважаемы в адвокатском сообществе? Наверное, нет. Большинство адвокатов не уважало отдельных членов ВККА. Конечно, нельзя комиссию в полном составе огульно называть плохой. Там были и нормальные люди. Другой вопрос — какая философия доминировала в прежнем составе ВККА, в частности у Владимира Высоцкого, который возглавлял этот орган и у которого было достаточно много конфликтов в профессиональной среде? Он не стал тем лидером, который бы объединил разные группы адвокатов, разделенные по возрасту, коммерческим интересам и т.д.

— Смогут ли обновленные органы адвокатского самоуправления изменить ситуацию, заставить тех же правоохра­нителей считаться с собой?

— Думаю, в первую очередь адвокаты как представители сообщества должны защищать себя сами. Если мы не можем защитить себя, то как тогда мы можем защищать клиента? Да, я знаю много случаев нарушения прав адвокатов, их незаконного задержания, избиения, и мы реагировали на это. В АЮУ, например, была создана горячая линия по таким вопросам. И мы пытались помочь коллегам, писали призывы, воз­звания, обращались в правоохранительные органы, органы власти. И на это в итоге была позитивная реакция.

У адвокатского сообщества есть опре­деленные ожидания. Хочется верить, что, если новые люди, которые пришли в органы адвокатского самоуправления, взяли на себя эту ответственность, они с ней справятся. И я уверен, что у них будет больше сторонников, которые станут им помогать, чем у прежних лидеров. Но все-таки ждать, что придут добрые дяди и тети, которые все за нас сделают, не следует. Я живу по другим принципам. Да, я готов помогать и делать все, что от меня зависит, для адвокатуры. По своим причинам я не баллотировался ни в один из органов, возможно, в следующей каденции опять приму активное участие в жизни адвокатского самоуправления. Но тем не менее убежден, что адвокаты должны защищать себя сами.

— Как вы считаете, сможет ли в существующих условиях эффективно работать заложенная в законе модель адвокатского самоуправления?

— В целом закон позитивный, но в нем есть некоторые недочеты, в том числе это касается структуры. Мне кажется, появились органы, которые на самом деле не будут работать. Реальный орган адвокатуры, без которого не обойтись, — это КДКА. Ее задачи ясны: проводить «селекционную» работу, принимать экзамены и отбирать в наши ряды пополнение. Вторая миссия — более жесткая, карательная: рассматривать жалобы и принимать решения, надо ли наказывать адвоката или, наоборот, защищать. А вот дальше начинаются интересные вещи.

Согласно закону «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» в новой структуре мы имеем и съезд адвокатуры, и региональные конференции, которые избирают делегатов. При этом есть еще и советы — органы, в которые входит достаточно большое количество людей. Как они будут собираться и работать, что будут делать? Не совсем понятно.

Плюс есть еще КДКА. Раньше КДКА и советы, по сути, были совмещены. Это был цвет адвокатуры региона, люди, которым на определенный период доверили выполнение важной функции — помогать развиваться адвокатуре. Мне интересно, каков будет КПД тех же советов.

К тому же у нас есть несколько центральных органов — Национальная ассоциация адвокатов, в составе которой — САУ. Отдельно существует ВКДКА. Конкуренция между этими двумя органами может со временем проявиться.

Я лично считаю, что в норме закона заложен потенциальный конфликт. Тут должно хватить мудрости двум известным в адвокатуре людям — Лидии Изовитовой, которая представляет классическую, опытную адвокатуру, и Валентину Загария, который олицетворяет молодую «ветвь» профессионального сообщества. Я верю, что им хватит мудрости для того, чтобы два этих органа работали не конфликтуя. Но важно понимать, что структура только тогда хороша, когда она работает независимо от того, кто занимает те или иные посты.

— Тот же В.Загария в интервью нашей газете сказал, что полномочия этих органов четко разделены и конфликт между ними исключен…

— Да, формально полномочия раз­делены. Но рано или поздно у руководителя одного из этих органов может появиться соблазн получить больше власти.

«Я решил, что никогда не буду «уголовным» адвокатом»

— Задолго до принятия закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» наиболее ожидаемой в сообществе была норма о монополизации права адвокатов представлять интересы клиента в суде, которая в итоге так и не была включена в этот акт. Как вы думаете, с чем это связано? Нужна ли монополизация на данном этапе?

— Почему монополизация так и не была введена? Все-таки мне кажется, что это был политический компромисс, благодаря которому закон прошел через парламент. Мы ведь знаем, как много до этого предпринималось безуспешных попыток принять закон об адвокатуре. В качестве компромисса, по-видимому, решили оставить возможность родственникам и специалистам в области права представлять интересы клиента в суде. По большому счету это в свое время признал КС, приняв соответствующее решение.

В первую очередь эта норма касается уголовного права. Все-таки самая деликатная сфера столкновения интересов адвоката и клиента — уголовные дела, потому что там речь идет о свободе человека. Что же получается на практике? Обвиняемые или подозреваемые находятся в СИЗО либо уже отбывают наказание в колониях, и родственники, имея статус защитника, как бы цинично это ни прозвучало, злоупотребляют правом на свидание, занимая комнаты для переговоров, в которых адвокаты могли бы встречаться со своими подзащитными и оказывать им реальную помощь. Я знаю многих коллег, занимающихся уголовными делами, которые не могут встретиться с клиентами, потому что вынуждены ждать, когда освободятся комнаты для свиданий.

Мне кажется, тут нужно четко определить статус и, если родственники хотят быть защитниками, найти какую-то другую формулу. А профессиональная защита должна быть профессиональной. И в большинстве цивилизованных стран существует на нее монополия. Мы ведь, например, не отвергаем гомеопатию, народную медицину, но лечить нас должен все-таки имеющий лицензию доктор. Потому что это разные вещи и разные степени ответственности. Врач несет в том числе и уголовную ответственность за оказание некачественной медпомощи или отказ в ее оказании. Так и адвокат несет профессиональную ответственность. А какую ответственность несет брат-кум-сват-сосед или специалист в области права, который, например, работает на каком-то заводе?

Если ко мне сейчас придет клиент и скажет, что хочет, чтобы я представлял его интересы в уголовном процессе, я десять раз подчеркну: я не специалист в уголовном праве. И даже если клиент будет настаивать, все равно предложу привлечь других моих коллег, которые специализируются в этой области.

— Кстати, в одном из интервью вы признались, что еще в студенческие годы сознательно отказались от уголовной практики. С чем это связано?

— С тем, что я для себя не мог решить одну моральную дилемму. Я осознанно, класса с восьмого, мечтал стать адвокатом. В институте четко понимал, что учусь на юриста, чтобы попрактиковаться и обязательно стать адвокатом. И вдруг, когда стал много читать, столкнулся с правилами адвокатской этики и узнал, что защитник не может отказаться от своего клиента, если начал с ним работать, кроме исключительных случаев, прописанных в законе. Я задал себе вопрос: «А что, если мне попадется клиент, обвиненный в растлении малолетних, изнасиловании (можно, например, вспомнить случай с Оксаной Макар в Николаеве)? Если я вынужден буду защищать человека, обвиняемого в таком преступлении, и, разбираясь в деле, свято уверую, что человек действительно виновен?» И я осознал, что не смогу его профессионально защищать, потому что мое нутро этого не приемлет и я считаю, что наказание для такого человека должно быть максимально строгим. А все, что я делаю в жизни — делаю искренне. Загораюсь проблемой клиента, начинаю за него переживать. Каждый проигрыш — это для меня внутренняя катастрофа. Хотя, конечно, есть профессиональная деформация, например, хирурги говорят, что они циники, потому что иначе сойдут с ума. И я тоже учу своих студентов: «Мы должны быть циниками, не принимайте ничего близко к сердцу». Но скажу честно: когда я их учу, знаю, что сам так не поступаю.

Теоретически я могу защищать человека, который обвиняется в неуплате налогов. Это я еще могу понять и как-то принять. А вот тяжкие насильственные преступления не могу ни принять, ни объяснить. Поэтому я решил, что никогда не буду «уголовным» адвокатом.

«Практику нужно формировать самим. Для этого ты и должен быть лидером рынка»

— В последнее время в Украине планомерно менялась законодательная база: были приняты новые УПК, законы «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», «О бесплатной правовой помощи». Любые перемены вызывают некоторый дискомфорт. Вы и ваши коллеги ощутили это на себе? Насколько вам комфортно работать в новых условиях?

— Китайцы желают человеку, которого не любят: «Чтоб ты жил в эпоху перемен». А мы живем как раз в эпоху перемен — с тех пор как от СССР перешли к независимой Украине. И народ, и правители, и политики. И мы, адвокаты. Пишутся новые законы и тут же снова меняются. И для меня абсолютно привычно это состояние. У меня нет никакого дискомфорта, настолько к этому привык — еще с 3-го курса, когда начал осуществлять юридическую деятельность. На 5-м курсе я зарегистрировал первую консалтинговую компанию, в то время вообще еще не было законодательства, которое регулировало бы те вещи, которые мы тогда делали, по сути формируя рынок. Поэтому для меня это совершено нормальная ситуация. Новый закон? О’кей, сразу же перестроились.

Наоборот, такая изменчивость рынка — это преимущество для тех коллег, которые быстро реагируют, быстро обучаются и сами формируют практику. Тем мы и интересны для клиента, что реагируем и соображаем быстрее, чем те, кто живет инертно: пока выучит новый закон, пока поймет, хорошо это или плохо, пока дождется практики правоприменения. Практику нужно формировать самим. Для этого ты и должен быть лидером рынка.

— В Украине недавно начал действовать закон «О бесплатной правовой помощи», с января работают центры по предоставлению вторичной правовой помощи. Адвокаты вашей фирмы участвуют в этой программе?

— Пока не участвуют…

— Насколько качественной, по вашему мнению, будет предоставляемая помощь? Не получится ли так, что в центрах будут работать не лучшие специалисты?

— Не думаю. Во-первых, чаще всего в эти центры будут идти наши коллеги, которые хотят чему-то научиться. Они в любом случае уже получили статус адвоката. То есть у них есть минимум несколько лет стажа, высшее юридическое образование, и они сдали квалификационный экзамен. Да, может, у такого адвоката мало практического опыта, но он уже допущен в адвокатское сообщество, и у него есть право осуществлять адвокатскую деятельность. А плюс к этому у него есть еще и амбиции — желание выиграть дело, доказать, защитить интересы клиента. Он большего добьется, чем разжиревший, почивающий на лаврах дядечка, у которого все сложилось.

— Руководитель этого проекта рассказывал, что у них в регионах, наоборот, большинство — опытные адвокаты…

— Да, вторая категория — это классическая адвокатура, которая не гонится за деньгами. У них другой ритм жизни. Конечно, любой адвокат хочет получать хорошие гонорары. Но хороший адво-кат — это тот, у кого есть призвание. Тот, кто пришел ради денег, долго не выдержит — уйдет в бизнес, будет по-другому зарабатывать деньги.

Адвокаты — это особая каста. Именно поэтому приветствую монополизацию. Сюда должны приходить люди, которым в кайф этим заниматься. Почему я часто беру дела pro bono? Не ради денег, которых там нет, а ради самого факта — защитить человека, помочь ему восстановить справедливость.

— Не отразится ли новый закон на судьбе юридических фирм? Не будут ли отбирать у них клиентов те же юридические клиники, центры по предоставлению вторичной правовой помощи?

— Нет, я так не думаю. Такого ведь нет ни в одной стране мира, где существует подобная система. А практически в любой стране есть малоимущие и, соответственно, обязанность предоставлять им помощь. В США суд вообще может любого, даже самого именитого адвоката, обязать предоставлять бесплатную помощь. И у него нет шансов отказаться, если только он, например, не предложит оплатить услуги более квалифицированного адвоката.

Тут конкуренции быть не может. Кто захочет — будет там работать, а кто не захочет, тот туда даже не придет. Но я считаю, что адвокатское сообщество должно нести небольшое финансовое бремя в интересах тех коллег, которые берут на себя ответственность за оказание бесплатной правовой помощи. Должны создаваться фонды для финансирования таких клиник и центров. Потому что государство не в состоянии выплачивать справедливые гонорары нашим коллегам, которые предоставляют такие услуги. И эти ручейки сольются в обильную реку, которая будет питать наших коллег. Таким образом будет достигнут баланс. Интересы всех учтены: малоимущие получают квалифицированную адвокатскую помощь, а те, кто ее оказывает, — доплату из фондов адвокатского сообщества.

«У нас все еще нет понятия «рейдерство». Оно не является преступлением»

— Украину в последнее время назы­вают одной из самых неблаго­приятных в инвестиционном отношении стран, и не в последнюю очередь из-за рейдерства. Вы считаетесь специалистом в сфере решения таких конфликтов. Как вам удавалось противодействовать рейдерству?

— Это очень болезненная проблема. Во многих интервью я говорил, что главный рейдер — это государство. Конечно, я имею в виду не сам институт, а людей, которые его представляют и занимают определенные должности. Невозможно совершить рейдерский захват, если у тебя нет нескольких главных козырей: представителей исполнительной службы, судейского корпуса, милиции, прокуратуры, ну и, как правило, сотрудников госреестра. Помогают они рейдеру, конечно же, за деньги.

Чтобы победить рейдерство, нужно сделать несколько несложных вещей. Во-первых, у нас в уголовно-правовом лексиконе все еще нет понятия «рейдерство». Оно не является преступлением.

— Уголовные дела по фактам рейдерства возбуждают, но по другим статьям…

— Вот именно. За подделку документов, за хулиганство и т.д. Однако это такие статьи, наказание по которым не очень серьезное. Но ведь можно рейдерство сделать уголовно наказуемым. И тогда тот, кто в этом участвует, превратится в члена организованной группы по незаконному отобранию собственности. Тут и сроки могут быть серьезные. Вот тогда у государства появится возможность с этим бороться.

То, что людей карают за убийство, не означает, что никто не убивает и не насилует. Но, возможно, кого-то страх перед наказанием остановит. У рейдера страха нет вообще. Ведь по большому счету он ничего не нарушает.

Не секрет, что многие наши олигархи свой капитал сколотили на рейдерстве. У нас отнять — это нормально. Мы можем говорить о несовершенстве России. Но от рейдерства там почти избавились. Каким образом? Просто в первую очередь стали лишать статуса неприкосновенности, осуждать и сажать судей. Именно судей. Потому что судебное решение в случае рейдерского захвата играет ключевую роль. И теперь получить определение суда, помогающее рейдерам, в России практически невозможно. У нас тоже стали двигаться в этом направлении. Но пока примеров, когда те, кто реально занимался рейдерством, понесли заслуженное наказание, нет.

И другая проблема — люди, которые страдают от рейдерства, готовы на все, пока идет защита их активов. Если удалось их отстоять, отбить атаку, они успокаиваются. Юристы говорят: «Нельзя останавливаться, нужно привлечь к ответственности тех, кто этим занимался, и не только заказчиков, но и пособников». Но клиент обычно не хочет тратить на это деньги, нервы и т.д.

А если нашлись бы предприниматели, которые довели борьбу до логического конца, возможно, для кого-то это стало бы уроком.

— Вы сказали, что нужно поменять законодательство в данной сфере. А как вам удавалось разрешать такие конфликты в существующих законодательных условиях?

— Есть уже определенные проду­манные системные контрдействия. Конечно, без сотрудничества с клиентом и его упорства борьба невозможна. Поскольку во всем этом чаще всего участвуют те или иные представители власти, одно из главных средств противодействия — публичность процесса. Рейдеры, как вурдалаки, не любят солнечного света. Поэтому связь с прессой, правильно организованная пиар-кампания играют большую роль. Плюс настойчивость клиен-та.

Один из удачных примеров борьбы с рейдерством — защита «Квазар-микро». Там так уперлись и собственники, и трудовой коллектив, даже сайт был создан по борьбе с рейдерством. До сих пор, проезжая мимо «Квазар-микро», можно видеть сваренную из кусков металла конструкцию, изображающую саранчу, которую пронзают мечом.

Это символичный памятник борьбе с рейдерством. Было очень приятно, когда мне и моим коллегам после этого дела вручили медали «За защиту «Квазара». Я горжусь этой наградой, хотя она не государственная. Но клиент оценил наш труд. И это кайф. Это то, ради чего на самом деле работаешь.

— Насколько оправданы слухи о повальной коррумпированности нашей судебной системы?

— Это не слухи, это факт. Я в этом уверен. К сожалению, большинство моих коллег с этим сталкиваются. Я, конечно, не говорю, что на 100% все судьи коррумпированы, но то, что коррупция повальная — это правда. На самом деле есть альтернатива коррумпированным решениям — админресурс. Тогда денег не платят, просто дают команду — и судья выносит нужное решение, конечно же, неправосудное. Но самое забавное: очень часто, даже вынося правосудное решение, судьи ждут благодарности. Так уж у нас повелось. Мы же с детства привыкли, что наши родители благодарят учителей, врачей, потом мы сами начинаем это делать — шоколадка, кофе, бутылка коньяка. И это вроде бы нормально. Но из этого «прорастают» такие понятия, как бакшиш, калым. В этом отношении мы до сих пор азиаты. Потому что на Востоке это не является преступлением, это часть культуры.

Конечно, искоренить коррупцию полностью невозможно. Она есть в разной степени во всех странах, даже, наверное, в Сингапуре, где ее якобы нет. Но ее масштабы при желании можно уменьшить. Для этого на самом деле просто нужна политическая воля.

«Чтобы быть рейтинговым политиком, нужно с честным лицом врать избирателям»

— Вы так же, как и Сергей Власенко, получили широкую известность благодаря судебному процессу, связанному с «третьим туром» выборов. Позже ваши пути разошлись: С.Власенко ушел в политику, вы остались верны адвокатуре. Не кажется ли вам, что политическая деятельность может в какой-то мере нанести ущерб адвокатской карьере?

— Адвокат — тоже на самом деле дипломат и должен быть готов к компромиссам, он не должен мыслить категориями «белое — черное». Тем более что очень часто клиент на самом деле может быть неправ, и ты обязан смягчить, найти аргументы, мотивы, которые максимально ему помогут.

Политики — люди, более чем способные к компромиссам. Помните героя Валентина Гафта из фильма «Гараж»: «Предать — это не предать, это вовремя предвидеть»? Многие политики по нескольку раз меняют цвет партийного билетика в зависимости от конъюнктуры. Мне это очень не нравится. И хотя я всегда рядом с политикой — у меня там масса друзей, я делаю много работы для людей, которые этим занимаются, — мне пока совершенно не хочется стать политиком. Потому что, к сожалению, я знаю, что это довольно грязное дело. Есть компромиссные вещи, на которые приходится идти политикам, а я на это пойти не могу. Я их не осуждаю, они по-другому не могут.

Например, для того чтобы быть рей­тинговым политиком, нужно быть популистом, нужно с честным лицом врать избирателям. У меня были возможности баллотироваться в парламент каждого созыва, но я понимал, что это не мое. Допустим, я стал народным депутатом. За хорошие вещи проголосовать нельзя, потому что мы сегодня по ту сторону баррикад, или, наоборот, нужно говорить о чем-то бестолково, но популистски. Я еще в горсовете с этим сталкивался. Но это муниципальный орган, и здесь можно найти для себя компромисс. Мне, например, все равно, как это с политической точки зрения, но если я считаю, что это нужно для Киева — я за это голосую.

Мешает ли политика адвокатуре? Но ведь человек, уходя в политику, пишет заявление о приостановлении статуса адвоката…

— Однако тот же С.Власенко пре­доставляет адвокатские услуги.

— Я не считаю, что он предоставляет адвокатские услуги. Это такая форма политической деятельности. Используя свои профессиональные навыки и законодательство, он выполняет защитные функции. Но таких защитников-неюри­стов достаточно много.

Если говорить о его клиентке, то ее всегда защищают и «уголовные» адвокаты.

Я, кстати, участвовал в ТВ-передачах, где обсуждался проект УПК, и слушал коллег, представлявших самую извест-ную в Украине заключенную. Когда они комментировали УПК, к сожалению, я слышал не юридические аргументы, а конкретные политические популистские лозунги. Например: «Это — кодекс для богатых». Как это понять? Кодекс для богатых, для бедных, для среднего класса?

— То есть адвокат все-таки не дол­жен быть политиком?

— Адвокат не должен быть политиком. Он должен определиться. Я, как адвокат, могу защищать политика и в своей речи, возможно, даже использую какие-то политические сентенции, ссылки, но сделаю это только для того, чтобы максимально качественно оказать правовую помощь, представить позицию моего клиента и в хорошем смысле слова повлиять на суд. А в другой раз я буду говорить о законах мироздания, об астробиологии. Все зависит от «кейса». Политик тоже может использовать свои знания в области права. Пример: декабрь 2004 года, Верховный Суд, то, что журналисты называют «третьим туром», или в правовой конструкции — повторное проведение второго тура… Так вот, в 2005-м Виктора Федоровича представляли в том числе и политики-юристы — Михаил Добкин, Тарас Чорновил. Да, они выступали с политическими речами. Но там были и профессиональные адвокаты. И каждый делал свою работу…

— Оглядываясь назад, вы можете сказать, что решение о переголосовании было все-таки политическим, а не правовым?

— Нет. Это было замечательное решение, одно из немногих в стране, в котором реально был применен принцип верховенства права. Лично я готов высказать массу критических суждений о последствиях политического правления победителя тех выборов, но решение было безупречным.

В той сложнейшей ситуации прямого способа защиты нарушенного права не было, но при этом Конституция и философия права говорят: если право нарушено, то все равно должен быть найден способ его защиты. Если это прямо не прописано в законе, должна применяться аналогия нормы, аналогия закона, аналогия права. Коль скоро суд согласился, что имели место системные нарушения, которые делали невозможным установление реальных результатов выборов, нужно было сделать правила игры честными. Решили: пусть кандидаты еще раз сойдутся в честном бою — и тогда определим, кто реальный победитель.

В этом разница позитивистского и европейского подхода. Есть старая прусская система: если черным по белому написано — мы действуем, а если не написано — то нет. А есть принцип верховенства права.

— То есть следовать не букве, а духу закона…

— А доказывает то, что это правильная философия, бизнес, который очень быстро развивается. Вы спросите: какое право применяют большие компании? Английское. Его квинтэссенция в том, что судьи будут оценивать, сделано ли это разумно, добропорядочно, это ли имели в виду стороны, когда выполнили или не выполнили условия договора.

— Не секрет, что в нашей стране адвокату, кроме таланта, мастерства, профессиональных знаний, приходится учитывать и другие факторы, в том числе и политику.

— Я с этим тысячу раз согласен.

— Вам приходилось сталкиваться с делами, которые вроде бы и не были политическими, но за которыми на самом деле стояла политика?

— В 2005 году я с коллегой представлял акционеров «Криворожстали». Тогда Премьером была Юлия Тимошенко, а Президентом — Виктор Ющенко. Внешне это был спор, связанный с признанием результатов конкурса недействительными и изъятием в собственность государства пакета акций. За ним последовало аналогичное «дело Никопольского завода ферросплавов». Но в действительности это была явная политика, поскольку таковы были предвыборные обещания В.Ющенко. Задача — отнять собственность и перепродать дороже. Задействована была «вся королевская рать» — ГПУ, Кабмин, Минюст, Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку. Сам Фонд госимущества выступал как истец, а не ответчик, хотя должен был сидеть рядом с нами, поскольку оспаривалась сделка. Чистая политика! Но все равно нам хватило способностей и креатива учесть в том числе и политические аспекты и выстроить определенные конструкции, имеющие воздействие на общественное мнение, для того, чтобы было больше маневра в правовом поле. Клиент нам сказал: «Я понимаю, что «Криворожсталь» заберут, но если не продемонстрировать, что это сделать сложно, что это неправильно с точки зрения стабильности права частной собственности, то завтра «Криворожсталь» будет в каждой деревне. И это будет катастрофа для страны». И если вы проверите статистику — сначала в 2005 году было 3000 предприятий на реприватизацию, потом 300, а потом — 3. «Риторика» постепенно менялась. Я считаю, что в этом и наша заслуга, мы сумели создать сильную оборону в суде. Плюс клиент боролся.

Это был чистой воды рейдерский захват. Но рейдером выступало государство. С «Криворожсталью» нам данную конструкцию довести до конца не удалось, но получилось погасить политический накал. С НЗФ нам было уже легче, и, когда политическая пена стала оседать, смогли выиграть. Мы тогда, кстати, применили прецедентное решение ЕСПЧ «Стрейтч против Великобритании» (хотя в нашей системе нет прецедента). И судебная п­алата ВС по рассмотрению админдел услышала нас и отправила дело на новое рассмотрение.

«Нужно уметь улыбаться, потому что клиент в любом случае хочет человеческого отношения»

— В книгах Джона Гришэма часто описывается мир юридических фирм — безжалостный, механистический, в котором все поставлено на поток, все посвящено биллингу (выписывание клиенту счетов за предоставление юрфирмой почасовых услуг). Насколько отличается ситуация в крупных украинских фирмах?

— В крупных юридических фирмах все так и есть. Ведь они должны все время быть на плаву и содержать большой коллектив. А это уже индустрия бизнеса, машина по производству денег. Не ради наживы, а для того, чтобы содержать эту машину: платить высокие зарплаты, арендовать хорошие помещения, нанимать лучших специалистов, чтобы пре­доставлять клиенту высокого качества услуги. У маленькой фирмы накладные расходы маленькие — два адвоката с секретарем снимают маленькую квартирку. Они обслуживают 2—3 клиентов в месяц. А в большой фирме у руководителя практики — 7—8 юристов, и он может вести одновременно 10 дел на высоком уровне.

Такие фирмы, как наша, занимаются ценными бумагами, корпоративным правом, банковским, финансовым, арбитражным, интеллектуальным, налоговым правом. Приходит ко мне клиент со сложной задачей, я говорю коллегам: «Мне в рабочую группу нужен юрист-«корпоративщик», специалисты по заимствованиям, по интеллектуальной собственности». Чтобы это все вот так красиво функционировало, нужен бюджет на уровне государства, спланированный на год.

— У Дж.Гришэма, например, описывается, как партнеры вы­ставляют клиентам счета за обед или ужин, за вещи, не имеющие отношения к делу…

— У нас такого нет. Америка — не показатель, это единственная страна в мире, где такое огромное количество юристов, где все привыкли воевать и решать вопросы в правом поле. Поэтому юридическая профессия процветает.

Но что такое квинтэссенция биллинга? Что покупает клиент? Квалифицированное наполненное время. Если это молодой юрист — его время стоит дешевле, если опытный партнер — дороже.

— Каковы цены на услуги вы­соко­классных юристов в Украине и формы финансовых отношений между адвокатами и клиентами?

— В среднем от $100 до $600 в час, в зависимости от квалификации, опыта, признания и от самой компании (может ли она выставлять такие высокие счета, покупают ли ее услуги). У начинающих более низкие расценки, но постепенно они их поднимают. Моя первая ставка во Львове была $50 в час, и было очень тяжело продавать услуги. Потом в Киеве мы подняли до $60, дела пошли чуть лучше. Имея несколько клиентов из деловых кругов и заработав репутацию, подняли до $150 в час, и услуги стали продаваться еще лучше. Сейчас в нашей фирме начинающий юрист стоит € 100 в час, партнеры — € 450. Это как рестораны — есть «Макдональдс», а есть элитные. Вы покупаете не только качественную еду, но и престиж, окружение, приятный сервис. Так и в юриспруденции. Чем выше уровень специалиста, тем качественнее услуга, больше комфорта и выше надежность. Вы же, если можете себе это позволить, пойдете к более опытному врачу, а не к новичку?

Биллинг — одна из наиболее рас­про­страненных форм взаимоотношений с клиентом. Но не единственная. Есть еще понятие «кэп», когда платится примерно оговоренная сумма денег. Когда юридическая работа стандартизирована, можно понять, сколько примерно уйдет времени и усилий. Есть еще понятие «гонорар за успех». Тогда у клиента меньше берут на текущие расходы, и в случае успеха он платит серьезный гонорар. Бывают комбинированные формы оплаты. С клиентом всегда можно договориться.

Конечно, как и в США, потогонная система у нас в больших компаниях тоже есть. Но у нас она связана не с постоянной «выкачкой» денег. Получается, чем моложе юрист, тем больше он работает. Это как в армии: новобранец проходит курс молодого бойца, он должен делать все, и это дает ему возможность стать опытным. Отсеиваются ненужные, остаются лучшие. Мы заинтересованы иметь лучших юристов, пусть худший ищет себе другое место под солнцем. Мы берем много за услугу, но и даем много. У нас прекрасная, сильная команда, наши ребята — толковые, креативные, смелые. И даже если от нас кто-то уходит, то всегда — только на повышение.

— Вы один из известных и преуспевающих адвокатов в Украине. Помимо очевидных вещей (таланта, знаний), какие еще факторы помогают добиться успеха в нашей стране?

— Мне кажется, что успешного адвоката, как и любого успешного в своей профессии человека, выделяют некие способности. Обязательно креатив, нестандартность мышления. К сожалению, многие мои коллеги очень стандартно мыслят. Вот встречается юрист с клиентом. Тот спрашивает: «Скажи мне, можно я вот так сделаю?» Юрист ему отвечает: «Нет, нельзя. Согласно закону такому-то, статье такой-то, пункту такому-то, постановлению от числа такого-то и т.д. и т.п.». Клиент его скоро возненавидит и не захочет больше с ним работать. Человек не хочет слышать: «Нет, нельзя». Он хочет услышать: «Вот так нельзя, но я вам придумаю, как можно, не нарушая закон». Я помогаю клиенту осознать, чего он хочет, и оптимально дойти до цели. Поэтому успех адвоката заключается в том, чтобы мыслить на языке клиента — неважно, на украинском, английском или китайском. Сегодня у тебя клиент — жесткий бизнесмен, а завтра — автор балетной постановки с тонкой, ранимой душой, у него все на эмоциях. А послезавтра — бракоразводный процесс. Наша задача — войти в душу клиента и понять его.

А для этого нужно быть еще и эрудированным, интересоваться всеми гранями жизни — спортом, историей, политикой и т.д. Безусловно, важны удача, везение.

Нужно уметь улыбаться, потому что клиент в любом случае хочет человеческого отношения. Я бы сказал так: чтобы быть успешным адвокатом, нужно в меньшей степени быть юристом с точки зрения правовых знаний, а в большей степени — психотерапевтом, чтобы подставить клиенту жилетку, журналистом, способным собрать информацию и толково и удобоваримо ее описать, чтобы, например, судье захотелось ее прочитать. А в суде адвокат должен быть еще и актером, чтобы сыграть то, что написал в иске, заставить себя слушать.

В общем, чтобы добиться успеха, юристом нужно быть в последнюю очередь.

Еще по теме:

  • Купить конфискованное имущество в екатеринбурге Непрофильные активы, залоговое, арестованное и конфискованное имущество от банков в регионе Екатеринбург (Свердловская область) Продажа непрофильных активов, залогового имущества от банков […]
  • Деловое письмо это документ Деловые (служебные) письма – понятие, виды, составление и оформление Как известно, всю информационную документацию, на основе которой принимаются управленческие решения, условно разделяют […]
  • Как вернуть отправленные деньги на qiwi Перевел деньги на карту мошенника — как вернуть? Всем известна пословица, гласящая, что бесплатный сыр может быть только в мышеловке. Однако почему-то не все ее вспоминают, когда […]
  • Развод если ребенок инвалид детства Юридическая онлайн консультация Главная Семейное и наследственное право Алименты на ребенка-инвалида в Украине Алименты на ребенка-инвалида в Украине Все знают, что […]
  • Договор дарения денежных средств Договор дарения денежных средств Образцы документов. Образцы договоров, контрактов, приказов, соглашений. Далее--> Образцы заявлений. Образцы заявлений, обращений, исков, резюме. […]
  • Право на обязательную долю в наследстве рф Кому полагается обязательная доля в наследстве? Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо сейчас. Среди наследников […]