1732 ук рф приговор

Приговор по ст. 173 прим.2

Решение по уголовному делу
ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1ст. 173.2 УК РФ,

Установил:
Маллаевна обвиняется в том, что в феврале 2012 г. по просьбе передала последнему собственный паспорт для образования фирмы ООО «Синтез-М» , за что получила от вознаграждение в размере 25000 рублей.
, с целью совершения одного преступления, связанного с финансовыми операциями, образовал в ИФНС России по на имя фирму ООО «Синтез-М» , зарегистрированную по адресу: РД, .
Таким образом, совершила преступление, предусмотренное ч.1 ст.173.2 УК РФ- незаконное использование документов для создания юридического лица, то есть предоставление документа, удостоверяющего личность, совершенное для создания юридического лица в целях совершения одного преступления, связанного с финансовыми операциями.
Подсудимая, виновной себя, в незаконном использовании документов для создания юридического лица, то есть в предоставлении документа, удостоверяющего личность для создания юридического лица в целях совершения одного преступления, связанного с финансовыми операциями, признала полностью, согласилась с предъявленным обвинением и поддержала свое ходатайство о применении особого порядка постановления приговора без судебного разбирательства, пояснив, что она понимает, в чем состоит существо особого порядка постановления приговора без судебного разбирательства и каковы его процессуальные последствия, ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства ей заявлено добровольно, после консультации с защитником.
По ходатайству подсудимой, с согласия государственного обвинителя дело рассмотрено по правилам ст.316 УПК РФ с применением особого порядка постановления приговора без проведения судебного разбирательства.
Вина подсудимой, в незаконном использовании документов для создания юридического лица, то есть в предоставлении документа, удостоверяющего личность для создания юридического лица в целях совершения одного преступления, связанного с финансовыми операциями, помимо собственного признания ей вины, подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств: показаниями свидетелей, , решением от о создании организации ООО «Синтез-М», свидетельством о постановке на налоговый учет серии 05 , Уставом ООО «Синтез-М» от, протоколом осмотра вещественных доказательств: бухгалтерские, банковские и иные документы, ООО «Синтез-М» имеющиеся в материалах уголовного дела и изъятые в ЗАО АКБ «Владикомбанк» , ИФНС РФ по.
Квалифицируя действия подсудимой, суд исходит из того, что, сознавала, что предоставляет документы, удостоверяющие личность, для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом.
Учитывая изложенное, совершенное, преступление, суд квалифицирует по ч.1 ст. 173.2 УК РФ.
При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, и личность подсудимой.
Совершенное преступление законом отнесено к категории преступлений небольшой тяжести.
Учитывая все обстоятельства в их совокупности, суд считает, что наказание подсудимой, возможным назначить условно на основании ст.73 УК РФ, одновременно возложив на, исполнение следующей обязанности- не менять место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.
На основании изложенного и руководствуясь ст.316 УПК РФ,
Приговорил:
Признать Маллаевну виновной в совершении преступления предусмотренного ч.1ст. 173.2 УК РФ и назначить ей наказание в виде исправительных работ на срок 8 (восемь) месяцев с удержанием в доход государства пятнадцати процентов заработка, ежемесячно.
В соответствии со ст.73 УК РФ данное наказание считать условным с испытательным сроком — восемь месяцев.
В период испытательного срока возложить на, обязанность- не менять место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.
Меру пресечения, подписку о невыезде и надлежащем поведении отменить по вступлению настоящего приговора в законную силу.
Вещественные доказательства: бухгалтерские, банковские и иные документы, налоговые декларации ООО «Синтез-М», имеющиеся в материалах уголовного дела и изъятые в ЗАО АКБ «Владикомбанк» и ИФНС РФ по хранить при уголовном деле.
Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения с соблюдением требований ст.317 УПК РФ.
Председательствующий Приговор отпечатан в совещательной комнате

Именем Российской Федерации

Ст. Каневская Краснодарского края 16.06.2011г.

Мировой судья 152 судебного участка Каневского района

Краснодарского края Лобынцев Н.И.

частного обвинителя, потерпевшей Д.В.Г.,

представителя потерпевшей адвоката Алябьевой Г.М., представившей удостоверение № 2096 от 26.09.2003 года и ордер № 445441 от 06.06.2011 года,

подсудимой Котовой В.В.,

защитника подсудимой – адвоката Юренко М.А., представившей удостоверение №2026 от 1.10.2003 года и ордер №164009 от 6.06.2011 года,

при секретаре Гроховецкой И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению

Котовой В.В., <>, ранее не судимой,

в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 УК РФ,

Котова В.В. нанесла оскорбления, т.е. унизила честь и достоинство другого лица в неприличной форме.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: 18.09.2010 года в 10-00 часов потерпевшая Д.В.В. находилась во дворе своего дома, в это время Котова В.В. высказывалась в ее адрес грубой нецензурной бранью, обзывала потерпевшую воровкой. При этом присутствовали Д.Р.И. и Т.Р.А.. Высказанные Котовой В.В. оскорбления унизили честь и достоинство потерпевшей Д.В.В.. Помимо оскорблений Котова В.В. так же бросала в потерпевшую камни, бутылки при этом высказывала в адрес потерпевшей угрозу физической расправы. В результате нанесенных оскорблений потерпевшая испытывала не только нравственные, но и физические страдания. Причиненный ей моральный вред потерпевшая оценивает в 20000 рублей. Просит привлечь к уголовной ответственности Котову В.В. за преступление предусмотренную ч.1 ст. 130 УК РФ. Просит взыскать с Котовой В.В. в ее пользу 20000 рублей в счет возмещения морального вреда.

В судебном заседании, согласившись дать объяснения по существу предъявленного ей обвинения, подсудимая Котова В.В. вину не признала полностью. Она пояснила, что конфликта с потерпевшей у нее нет. В конфликтных отношениях подсудимая находится с супругом потерпевшей Д.А.В.. Так, 18 сентября 2010 года во второй половине дня, около 15-16 часов, подсудимая шла в магазин по ул. Мира в ст. Стародеревянковской и встретила Д.В.Г. и Д.А.В., которые шли по тротуару. Подсудимая постаралась их обойти, так как они постоянно ее оскорбляют. Но Д.В.Г. и Д.А.В. начали кричать оскорбления в адрес подсудимой. Подсудимую очень потрясло поведение Д.В.Г. и Д.А.В. и она крикнула им, что они воры. Далее, подсудимая пошла в магазин, и примерно через час вернулась домой по адресу: ст. Стародеревянковская ул. Гагарина, <>, села во дворе на лавочку, увидев, что во дворе валяется пластиковая бутылка, подсудимая подняла ее и выбросила за забор, в это время мимо двора подсудимой проходили Д. В.Г. и Д.А.В.. Д. В.Г. собрала соседей в свидетели и побежала на опорный пункт, чтобы снять побои, которые якобы ей нанесла бутылкой подсудимая.

Потерпевшая Д.В.Г. в судебном заседании показала, что проживает в ст. Стародеревянковская Каневского района, Краснодарского края по ул. Гагарина <> вместе со своим мужем Д.А.В. По соседству с ними проживает соседка Котова В.В., проживающая в доме № <>. На протяжении 4 лет Котова В.В. неоднократно на почве личных неприязненных отношений, высказывала в адрес потерпевшей и адрес ее супруга, нецензурные выражения и оскорбительные слова: проститутка, сука, дебилка и т.д.). 18.09.2010 года в 10-00 часов потерпевшая Д.В.В. находилась во дворе своего дома, в это время Котова В.В. высказывалась в ее адрес грубой нецензурной бранью, обзывала потерпевшую воровкой. При этом присутствовали Д.Р.И. и Т.Р.А.. Высказанные Котовой В.В. оскорбления унизили честь и достоинство потерпевшей Д.В.В.. Помимо оскорблений Котова В.В. так же бросала в потерпевшую камни, бутылки при этом высказывала в адрес потерпевшей угрозу физической расправы. Обо всем происходящем потерпевшая сообщала участковому Лобода М.Г.. В результате нанесенных оскорблений потерпевшая испытывала не только нравственные, но и физические страдания. Причиненный ей моральный вред потерпевшая оценивает в 20000 рублей.

Свидетель обвинения Д.Р.И. суду показала, что проживает по адресу: <>. По соседству проживает Котова В.В.. 18.09.2010 года Д.Р.И. находилась у себя во дворе. Около 8-9 часов утра, она вышла со двора на улицу. Тут к ней подбежала Котова В.В. и, показав непристойный жест, побежала в сторону дома Д., которые так же проживают по соседству, и начала топтать цветы, которые растут рядом с домом. Котова В.В. стала обзывать супругов Д.В.Г. и Д.А.В. нецензурными словами.

Свидетель обвинения Д.А.В. суду показал, что 18.09.2010 года, около 8 часов утра, он находился у себя дома по адресу: <>. Услышал, что кто- то стучит по их металлическому забору. Он и его супруга Д. В.Г. вышли из двора, и тут Котова В.В. набросилась на его супругу, бросила ей в лицо бутылку, обзывала нецензурной бранью. Уточнить дату и время происхождения конфликта он не может, но указал, что подобные конфликты происходят уже на протяжении четырех лет.

Свидетель обвинения Т.Р.А. суду показала, что проживает по соседству с Котовой В.В. и Донец В.Г. по адресу: <>. 18.09.2010 года, около 8-10 часов утра, точное время, не помнит, она была свидетелем, того, как Котова В.В. проходила мимо двора Д.В.Г., расположенного по адресу: <>, и увидев потерпевшую Д.В.Г., стала кричать в ее адрес оскорбления. Кричала, что потерпевшая дебильная, аферистка, проклинала её последними словами, высказывалась нецензурной бранью в адрес потерпевшей. Такие конфликты происходят уже несколько лет, при этом Д.В.Г. подсудимую не оскорбляет.

Вина подсудимой Котовой В.В. подтверждается показаниями свидетелей обвинения Д.Р.И., Т.Р.А..

Указанные свидетели подтвердили факт нанесений подсудимой Котовой В.В. потерпевшей Д.В.Г. при изложенных в приговоре обстоятельствах оскорблений, которые та восприняла, как унижение чести и достоинства. Судом не выявлено какой-либо заинтересованности свидетелей Д.Р.И., Т.Р.А. в исходе дела. Их показания последовательны, не противоречат друг другу, соответствуют показаниям потерпевшей Д.В.Г., что объективно свидетельствует об их правдивости.

Показания свидетеля Д.А.В. не могут быть приняты судом как подтверждающие вину подсудимой, так как свидетель Д.А.В. путался в своих показаниях, а также путал даты происхождения конфликта. Его показания не последовательны и не соответствуют показаниям потерпевшей Д.В.Г., что свидетельствует об их неточности.

Совокупность изложенного, объективно свидетельствует о достоверности доказательств, представленных частным обвинителем Д.В.Г..

Стороной защиты не представлено доказательств, опровергающих или подвергающих сомнению доказательства стороны обвинения.

Непризнание вины подсудимой Котовой В.В. суд расценивает как способ защиты.

В соответствии с п.1 ст.21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством. Достоинство любого человека, в том числе достоинство потерпевшей Д.В.Г. подлежит защите. Под достоинством личности понимается осознание самим человеком и окружающими факта обладания им определенными нравственными и интеллектуальными качествами. Это означает, что каждый человек имеет право на уважительное к себе отношение со стороны окружающих. Так как нравственные принципы потерпевшей Д.В.Г. не позволяют употребление нецензурных выражений, подсудимые выразила по отношению к ней неуважение. Поэтому, употребляя в присутствии потерпевшей, а также соседей в ее адрес такие слова, подсудимая не только ущемляют право на честь и достоинство личности, но и унижают его.

Действия Котовой В.В. частным обвинителем правильно квалифицированы по ч.1 ст.130 УК РФ, как оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Преступление, совершенное подсудимой Котовой В.В., относится к категории небольшой тяжести.

В соответствии со ст.60 УК РФ при назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных.

Обстоятельств, смягчающих наказание подсудимой Котовой В.В. судом не установлено.

Обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ч.1 ст.63 УК РФ, судом не установлено.

При назначении наказания суд учитывает и иные данные о личности подсудимых.

Подсудимая Котова В.В. по месту жительства характеризуется отрицательно, за время проживания жалобы со стороны жителей в ее адрес в адрес администрации Стародеревянковского сельского поселения поступали неоднократно. С соседями постоянно конфликтует.

Учитывая необходимость соответствия характера и степени общественной опасности преступления обстоятельствам его совершения и личности виновных, а также, учитывая влияние назначаемого наказания на исправление Котовой В.В., руководствуясь принципом социальной справедливости, суд считает необходимым избрать Котовой В.В. наказание, предусмотренное за данное преступление, в виде ограничения свободы на срок 2 (два) месяца. Установить в соответствии со ст. 53 УК РФ следующие ограничения: не уходить из дома с 22-00 часов до 6-00 часов следующих суток; не выезжать за пределы территории Каневского муниципального образования и не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции; являться два раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию; не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях.

Потерпевшей Д.В.Г. заявлен гражданский иск о возмещении морального вреда в размере 20000 рублей. Обосновывая иск, Д.В.Г. пояснила, что подсудимая Котова В.В. унижала ее честь и достоинство в присутствии жителей станицы Стародеревянковской, причиняя ей тем самым ей нравственные страдания.

Обсуждая вопрос о возмещении морального вреда Д.В.Г., суд учитывает, что Д.В.Г. перенесла стресс, честь и достоинство ее были оскорблены и унижены преступным поведением подсудимой. Суд также учитывает материальное положение подсудимой, то, что она является пенсионером по старости, доходов, кроме пенсии не имеет.

Учитывая отсутствие правовых норм, определяющих материальные критерии, эквивалентные нравственным и физическим страданиям, руководствуясь принципом соразмерности и справедливости, и, исходя из судейской убежденности, на основании ст.151, 1099-1101 ГК РФ и ст.309 УПК РФ суд принимает решение об удовлетворении заявленных исковых требований о возмещении морального вреда частично, взыскав с Котовой В.В. 1000 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.303-310 УПК РФ, суд

Котову В.В. признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.130 УК РФ и назначить ей наказание в виде ограничения свободы на срок 2 (два) месяца. Установить Котовой В.В.в соответствии со ст. 53 УК РФ следующие ограничения свободы: не уходить из дома с 22-00 часов до 6-00 часов следующих суток; не выезжать за пределы территории Каневского муниципального образования и не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции; являться два раза в месяц для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию; не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях.

В возмещение морального вреда взыскать с Котовой В.В. 1000 (одну тысячу) рублей в пользу Д. В.Г..

Приговор может быть обжалован в Каневской районный суд Краснодарского края через мирового судью 152 судебного участка Каневского района в течение 10 суток.

1732 ук рф приговор

Государственная пошлина и судебный штраф

Реквизиты платежных документов для расчета и оплаты государственной пошлины, оплаты судебного штрафа опубликованы в разделе сайта суда «Справочная информация»

судебной практики Саратовского областного суда

по уголовным делам за 3 квартал 2013 года

1. Процессуальные вопросы.

Отсутствие оснований для рассмотрения уголовного дела в особом порядке.

Приговором Балашовского районного суда Саратовской области от 04 апреля 2013 года Н.А.Н. осужден по ч. 1 ст. 159, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69, п. «в» ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ.

Сделав вывод о том, что Н.А.Н. согласился с предъявленным обвинением, суд постановил обвинительный приговор в особом порядке, признав Н.А.Н. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 и ч. 1 ст. 159 УК РФ.

Однако судом не было принято во внимание, что в соответствии с п. 22 ст. 5 УПК РФ обвинением является утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ. При обвинении лица в совершении нескольких преступлений, предусмотренных разными пунктами, частями, статьями УК РФ, в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого должно быть указано, какие деяния вменяются по каждой из этих норм уголовного закона.

Как следовало из материалов уголовного дела, постановление о привлечении Н.А.Н. в качестве обвиняемого не содержало указания о предъявлении ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для рассмотрения уголовного дела в особом порядке, поскольку отсутствовали достаточные данные полагать о согласии Н.А.Н. с предъявленным обвинением, поскольку фактически обвинение по ч. 1 ст. 159 УК РФ ему не предъявлялось.

При таких обстоятельствах приговор суда был признан незаконным и отменен, а поскольку обвинительное заключение, имеющееся в материалах уголовного дела и утвержденное прокурором, не соответствовало постановлению о привлечении Н.В.Н. в качестве обвиняемого, что свидетельствовало о нарушении требований ст. 220 УПК РФ, судебная коллегия, отменяя приговор, возвратила уголовное дело прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального закона.

Принимая решение об удалении подсудимого из зала судебного заседания, суд обязан указать фактические обстоятельства допущенных подсудимым нарушений порядка в ходе судебного заседания и привести достаточные аргументы в обоснование вывода о необходимости его удаления.

Приговором Энгельсского районного суда Саратовской области от 4 июля 2013 года К. С.В. осужден по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в редакции закона от 7 марта 2011 года) к 2 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии – поселении; К.Д.В. осужден по ч.1 ст.116 УК РФ к штрафу в размере 30000 рублей, от назначенного наказания освобожден на основании п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

По смыслу закона удаление подсудимого из зала судебного заседания является исключительной мерой, которая может быть применена только тогда, когда предупреждения председательствующего оказались безрезультатными и дальнейшее присутствие подсудимого создает препятствие продолжению разбирательства дела.

В обоснование принятого решения об удалении осужденного К.С.В. из зала судебного заседания суд сослался на нарушение последним регламента судебного заседания.

Как усматривалось из протокола судебного заседания, несмотря на то, что председательствующим по делу судьей неоднократно делались замечания подсудимому К.С.В. за нарушение порядка в судебном заседании, в протоколе не были отражены какие-либо действия, по нарушению порядка в судебном заседании, его ненадлежащее поведение и неподчинение распоряжениям председательствующего, которые препятствовали суду в осуществлении своих полномочий, а участникам судопроизводства в реализации прав и исполнения своих профессиональных обязанностей.

Практически все замечания были сделаны судом после отказа в удовлетворении ходатайств К.С.В. об отводе судьи. Между тем, доводы, высказанные подсудимым в заявленных им отводах председательствующему судье, не свидетельствуют о том, что порядок в судебном заседании был нарушен.

Таким образом, суд удалил К.С.В. из зала суда без каких-либо к тому законных оснований, вследствие чего необоснованно лишил его права присутствовать при допросе ряда свидетелей со стороны обвинения, потерпевшего, давать самому показания по обстоятельствам инкриминируемого ему преступления, заявлять ходатайства, участвовать в прениях сторон, чем грубо нарушил право подсудимого на защиту.

В связи с указанным, а так же другими нарушениями УПК РФ судебная коллегия приговор в отношении К.С.В. и К.Д.В. отменила, а дело направила на новое судебное разбирательство в тот же суд иным составом суда.

В соответствии с ч. 4 ст. 231 УПК РФ с тороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Приговором Ртищевского районного суда Саратовской области от 25 апреля 2013 года К.А.Н. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ.

Решение о назначении судебного заседания в особом порядке без проведения предварительного слушания было принято председательствующим 11 апреля 2013 года.

Судебное разбирательство было назначено на 25 апреля 2013 года.

В материалах дела имелось извещение, направленное сторонам по почте 11 апреля 2013 года, с приложением к нему копии постановления суда о назначении судебного заседания от 11 апреля 2013 года.

Подсудимый К.А.Н., согласно расписке, о дне судебного заседания был извещен 20 апреля 2013 года.

В судебном заседании 25 апреля 2013 года, согласно протокола судебного заседания сам подсудимый К.А.Н. также подтвердил, что копию постановления суда о назначении судебного заседания на 25 апреля 2013 года в р.п. Екатериновка Саратовской области он получил 20 апреля 2013 года.

Дело начато и рассмотрено судом по существу 25 апреля 2013 года, что свидетельствовало о том, что К.А.Н. не был надлежащим образом уведомлен за 5 суток о месте, дате и времени рассмотрения его дела по существу, что повлекло нарушение права осужденного на защиту на стадии судебного разбирательства, так как он был лишен возможности надлежащим образом подготовиться к судебному заседанию.

Ввиду нарушения права подсудимого К.А.Н. на защиту, судебная коллегия пришла к выводу о процессуальной недействительности самого производства по уголовному делу в суде первой инстанции, в связи с чем отменив приговор, дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

Приговор основан на недопустимых доказательствах.

Приговором Вольского районного суда Саратовской области от 12 апреля 2013 года П.Е.Н. осужден по ч. 2 ст. 159.4 УК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 281 УПК РФ оглашение показаний не явившегося в суд свидетеля, ранее данных в ходе предварительного следствия, допускается только с согласия сторон, за исключением случаев, предусмотренных в ч. 2 этой статьи.

В соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ при неявке в судебное заседание свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных им показаний только в случае его смерти, тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову в суд, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

Как усматривается из материалов дела, в ходе судебного разбирательства подсудимый и защитники возражали против оглашения показаний неявившегося свидетеля А.(Щ.)И.М., однако, несмотря на это суд по ходатайству прокурора огласил показания, данные при производстве предварительного расследования.

Обстоятельств, препятствующих явке в суд указанного свидетеля, не имелось.

При таких данных суд первой инстанции при отсутствии предусмотренных законом оснований, вопреки установленной процедуре судопроизводства не только огласил показания отсутствующего свидетеля, данные им на предварительном следствии, имея возможность вызвать этого свидетеля в суд, но и обосновал этими показаниями в приговоре выводы о виновности осужденного, то есть положил в основу обвинительного приговора недопустимые доказательства.

Таким образом, при постановлении приговора судом были существенно нарушены требования уголовно-процессуального закона.

В суде апелляционной инстанции свидетель А.(Щ.)И.М., постоянно проживающая в г. Воронеж, явку которой так и не смог обеспечить суд первой инстанции, была допрошена посредством видеоконференц-связи.

Поскольку нарушение закона, допущенное судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела, было устранено судом апелляционной инстанции, судебная коллегия в соответствии с требованиями ст. 389.23 УПК РФ постановила новый обвинительный приговор.

Проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия, в том числе проверочной закупки у одного и того же лица, должно быть обосновано и мотивировано, в том числе новыми основаниями и целями.

Приговором Октябрьского районного суда города Саратова от 25 апреля 2013 года Б. Р.А. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б», ч. 2 ст. 228.1; по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

По уголовному делу для получения доказательств сбыта Б.Р.А. наркотического средства сотрудниками полиции была использована помощь Б.Г.А., действовавшего в рамках проводимых оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка».

Как следовало из имеющихся в деле постановлений о проведении проверочных закупок, оперативные мероприятия в отношении Базикяна Р.А. каждый раз проводились на основании имевшейся у сотрудников полиции информации о том, что Б.Р.А. занимается сбытом наркотических средств.

Вместе с тем, проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия, в том числе проверочной закупки у одного и того же лица, должно быть обосновано и мотивировано, в том числе новыми основаниями и целями.

Целями повторных проверочных закупок могут являться пресечение и раскрытие организованной преступной деятельности, и установление всех ее участников, выявление преступных связей участников незаконного оборота наркотических средств, установление каналов поступления наркотиков.

Согласно материалов дела, после проведения проверочной закупки 12 октября 2012 года, в ходе которой была подтверждена полученная оперативная информация и выявлен сбыт именно Б.Р.А. наркотического средства — героина Б.Г.А., сотрудниками правоохранительных органов 17 октября 2012 года было проведено еще одно аналогичное оперативно-розыскное мероприятие в отношении Б.Р.А. с привлечением Б.Г.А.

При этом в материалах дела отсутствовали сведения, подтверждающие обоснованность последующего оперативно-розыскного мероприятия в отношении Б.Р.А., поскольку ни источник приобретения осужденным наркотического средства ни иные причастные к незаконному обороту наркотических средств лица по делу не устанавливались.

Таким образом, вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, после того, как 12 октября 2012 года сотрудники правоохранительных органов уже выявили факт передачи Б.Р.А. наркотического средства, они не пресекли его действия, а посредством привлеченного лица подтолкнули его на дальнейший оборот наркотических средств.

Из требований справедливого суда по ст. 6 Европейской конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации органов полиции. Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований закона, являются недопустимыми.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

С учетом изложенного, предъявленное обвинение и выводы суда о виновности Б.Р.А. в покушении на сбыт наркотического средства 17 октября 2012 года основаны на недопустимых доказательствах, полученных в результате провокационных действий сотрудников полиции.

В связи с этим из приговора суда исключено указание о совершении Б.Р.А. покушения на сбыт наркотических средств 17 октября 2012 года.

Несоответствие оригинала приговора его копиям, которые вручены осужденному и направлены прокурору, повлекло отмену приговора.

Приговором Татищевского районного суда Саратовской области от 26 февраля 2013 года З. А.Р. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ, в соответствии с ч. 4 ст. 74, ст. 70 УК РФ.

Суд признал З.А.Р. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, и назначил наказание в виде 6 месяцев лишения свободы.

К назначенному наказанию суд на основании ст. 70 УК РФ присоединил частично наказание по приговору мирового судьи судебного участка № 2 Татищевского района Саратовской области от 31 января 2012 года и окончательно к отбытию определил З.А.Р. 1 год 7 месяцев лишения свободы.

Вместе с тем, согласно врученной осужденному копии приговора и копии приговора, направленной для сведения прокурору Татищевского района Саратовской области, которые приобщены к материалам уголовного дела, суд назначил осужденному З.А.Р. наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде 6 месяцев лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ присоединил частично наказание по приговору мирового судьи судебного участка № 2 Татищевского района Саратовской области от 31 января 2012 года и окончательно назначил осужденному З.А.Р. наказание в виде 7 месяцев лишения свободы.

При указанных несоответствиях оригинала приговора его копиям, которые в установленном законом порядке вручены осужденному и направлены прокурору, приговор суда в отношении З.А.Р. признан незаконным, необоснованным и отменен, а уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение.

Судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению. Изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Приговором Петровского городского суда Саратовской области от 24 апреля 2013 года Ю. Ш.Х. осужден по ч. 1 ст. 223 (в редакции Федерального закона № 92-ФЗ от 25 июня 1998 года), по ч. 1 ст. 222; ч. 1 ст. 119 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69, ст. 73 УК РФ.

Как следовало из обвинительного акта, Ю.Ш.Х. органами предварительного расследования обвинялся, в частности, в совершении незаконных действий по изготовлению огнестрельного оружия в десятых числах января 2011 года.

Однако, как видно из приговора, суд, признав Ю.Ш.Х. виновным в незаконном изготовлении огнестрельного оружия, установил, что указанные действия он совершил в десятых числа июня 2011 года.

Между тем, обвинение в совершении указанного преступления в десятых числах июня 2011 года Ю.Ш.Х. органами предварительного расследования не предъявлялось.

Указанное нарушение уголовно-процессуального закона являлось существенным и повлекло за собой отмену судебного решения.

Кроме того, из обвинительного акта усматривалось, что органами предварительного расследования Ю.Ш.Х. обвинялся в том, что, реализуя возникший в десятых числах июня 2011 года умысел на изготовление огнестрельного оружия, в январе 2011 года незаконно изготовил огнестрельное оружие.

Таким образом, при описании деяния в обвинительном акте органами предварительного расследования допущены существенные противоречия, которые препятствуют постановлению по делу приговора или вынесению иного решения на основе данного обвинительного акта.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия отменив приговор возвратила его прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Ограничение в ходе судебного разбирательства прав потерпевшего повлекло отмену приговора.

Приговором Ленинского районного суда г. Саратова от 18 декабря 2012 года, которым Е.А.В. осужден по ч. 1 ст. 114 УК РФ.

В соответствии с п.п. 11 и 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 года № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» потерпевшему на любом этапе уголовного судопроизводства должна быть предоставлена возможность довести до сведения суда свою позицию по существу дела и те доводы, которые он считает необходимыми для ее обоснования.

При этом суду следует учитывать доводы потерпевшего по вопросам, которыми затрагиваются его права и законные интересы, при принятии судебного решения необходимо дать им мотивированную оценку.

Поскольку потерпевший вправе принимать участие во всех судебных заседаниях по рассматриваемому делу для защиты своих прав и законных интересов, в этих целях суд обязан извещать потерпевшего о дате, времени и месте судебных заседаний, при отложении разбирательства дела разъяснять потерпевшему право на участие в последующих судебных заседаниях и последствия отказа от использования этого права, что должно быть отражено в протоколе судебного заседания.

Неучастие потерпевшего в последующих после отложения разбирательства дела судебных заседаниях должно носить добровольный характер.

Данные требования закона судом при рассмотрении уголовного дела в отношении Е.А.В. не соблюдены.

Из материалов дела следовало, что постановлением судьи от 04 декабря 2012 года рассмотрение уголовного дела в отношении Е.А.В. было назначено на 13 декабря 2012 года с участием потерпевшего.

В связи с неявкой ряда участников процесса, в том числе потерпевшего, судебное заседание было отложено на 18 декабря 2012 года.

Согласно протоколу судебного заседания, суд, решая вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела 18 декабря 2012 года в отсутствие потерпевшего, принял во внимание телефонограмму, согласно которой И.Н.Ж. просил рассмотреть дело в его отсутствие.

В материалах дела имелась телефонограмма от 13 декабря 2012 года, согласно которой потерпевший И.Н.Ж., якобы, просил рассмотреть дело в его отсутствие, отказавшись от выступления в судебных прениях и положившись в наказании на усмотрение суда.

Однако наличие подобной телефонограммы от 13 декабря 2012 года было опровергнуто представленными потерпевшим документами.

Кроме того, в материалах дела имелось заявление потерпевшего И.Н.Ж. о том, что 18 декабря 2012 года он в суд прибыть не может по состоянию здоровья.

Однако уголовное дело в отношении Е.А.В. рассмотрено судом в отсутствие потерпевшего И.Н.Ж.

При постановлении приговора судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, а именно потерпевшего, повлияли на постановление законного и обоснованного приговора.

Также судебная коллегия нашла заслуживающими внимания доводы апелляционной жалобы потерпевшего И.М.Ж. о несогласии с переквалификацией предъявленного Е.А.В. обвинения с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ.

Из материалов дела следовало, что выступая в судебных прениях, государственный обвинитель изменил предъявленное Е.А.В. обвинение с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ.

Суд постановлением от 18 декабря 2012 года принял предложенное государственным обвинителем изменение обвинения и вынес в отношении Е.А.В. вышеуказанный обвинительный приговор по ч. 1 ст. 114 УК РФ.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения и принятие судом соответствующего решения могут иметь место лишь по завершении исследования значимых для такого рода решений материалов дела и заслушивания мнений по этому поводу участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты.

Непредставление данным участникам процесса возможности изложить свое мнение лишало бы смысла или ограничивало бы обеспечивающие защиту их прав и законных интересов другие закрепленные в УПК РФ правомочия, такие как право выступать в прениях, обжаловать вынесенное судом решение, а также доказывать его незаконность, необоснованность и несправедливость в вышестоящем суде.

Тем самым нарушались бы не только процессуальные права участников судопроизводства, но и их конституционные права, гарантированные ст.ст. 21 (ч. 1), 45,46 (ч.1) и 52 Конституции Российской Федерации. Такое конституционное истолкование нормы ч. 8 ст. 246 УПК РФ согласуется и с закрепленным в ст. 17 (ч. 3) Конституции Российской Федерации требованием, в соответствии с которым осуществление прав и свобод, в том числе в области уголовного судопроизводства, построенного на началах состязательности и равноправия сторон, не должно нарушать права и свободы других лиц, участников судопроизводства (Постановление от 8 декабря 2003 года № 18-П, определения от 14 декабря 2004 года № 393-О, от 16 декабря 2010 года № 1711-О-О, от 29 сентября 2011 года № 1219-О-О, от 25 января 2012 года № 105-О-О, от 24 сентября 2012 года № 1625-О).

Однако, в нарушение данных требований закона, мнение потерпевшего И.Н.Ж. о возможности переквалификации предъявленного Е.А.В. обвинения суд не выяснил по вышеуказанным причинам, копию постановления от 18 декабря 2012 года ему не направил, порядок и срок его обжалования — не разъяснил.

При таких обстоятельствах постановление и приговор суда от 18 декабря 2012 года признаны незаконными, необоснованными и несправедливыми, в связи с чем отменены.

Поскольку допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона неустранимы в суде апелляционной инстанции, то уголовное дело в силу ст. 389.22 УПК РФ направлению на новое рассмотрение.

В случае вынесения апелляционного приговора суд апелляционной инстанции должен отменить приговор суда первой инстанции.

Апелляционным приговором Заводского районного суда г. Саратова от 24 июня 2013 года К.И.В. осужден по ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По смыслу ч. 3 ст.367 УПК РФ (в редакции, действовавшей до 01 января 2013 года), суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения уголовного дела может принять решение об отмене обвинительного приговора мирового судьи и о вынесении нового обвинительного приговора.

Как следовало из содержания приговора, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о незаконности приговора мирового судьи, постановленного в отношении К.И.В., и вынес новый обвинительный приговор. При этом в резолютивной части приговора отсутствует решение суда апелляционной инстанции об отмене приговора мирового судьи, и К.И.В. фактически повторно признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ.

В связи с указанным, а так же другими нарушениями УПК РФ судебная коллегия приговор в отношении К.И.В. отменила, а дело направила на новое апелляционное рассмотрение.

2. Неправильное применение уголовного закона.

Действия осужденных ошибочно квалифицированы как совершенные с применением предмета, используемого в качестве оружия

Приговором Пугачевского районного суда (4) Саратовской области от 17 июня 2013 года, которым осуждены по ч. 3 ст. 162 УК РФ: Г.А.А. и П.С.А.

Судом Г.А.А. и П.С.А. признаны виновными в совершении разбоя, в том числе с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Однако суд не учел, что по смыслу закона, если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия не могут быть квалифицированы как совершенные с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Судом установлено, что, Г.А.А. и П.С.А. угрожали потерпевшей ножом, и этим предметом какие-либо телесные повреждения К.С.А. не причиняли. Сведений о том, что осужденные во время совершения разбойного нападения намеревались нанести удары потерпевшей и причинить вред ее здоровью, не имеется. Таким образом, осужденные, действуя группой лиц по предварительному сговору, лишь продемонстрировали предмет, не применяя его.

При таких обстоятельствах признак «применение предмета, используемого в качестве оружия» был исключен из осуждения Г.А.А. и П.С.А.

В действиях лица только перевозившего наркотические средства квалифицирующий признак «незаконное хранение» отсутствует.

Приговором Энгельсского районного суда Саратовской области от 13 мая 2013 года П.Д.А. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение, хранение и перевозку наркотических средств в особо крупном размере..

Как видно из материалов дела, П.Д.А. по поручению и в интересах неустановленного следствием лица незаконно приобрел наркотическое средство и перевозил его в салоне своей автомашины с места приобретения и до момента задержания сотрудниками полиции.

Таким образом, автомобиль П.Д.А. использовал не для хранения, а для перевозки наркотического средства.

При таких обстоятельствах действия осужденного, связанные с перемещением в автомобиле наркотического средства, полностью охватываются признаком незаконной перевозки наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере, в связи с чем, его осуждение за незаконное хранение наркотического средства в особо крупном размере исключено, а назначенное осужденному наказание снижению.

Выводы суда первой инстанции сделаны без учета изменений, внесенных в законодательство, регламентирующее ответственность за незаконный оборот наркотических средств.

Приговором Энгельсского районного суда Саратовской области от 12 декабря 2012 года осуждены: С.А.В. по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 3 ст. 228.1; по ч. 2 ст. 228 УК РФ; на основании ч. 3 ст. 69, с ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ; К. А.В. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1; по ч. 1 ст. 228, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ; С.И.В. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Как установлено судом первой инстанции, С.А.В., К.А.В. и С.И.В. в ходе оперативно-розыскных мероприятий — «проверочная закупка,» 10 апреля, 16 апреля и 19 апреля 2012 года совершили покушение на незаконный сбыт наркотических средств — дезоморфина, массой 4,0 грамма, 3,4 грамма и 3,29 грамма, соответственно, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, получив за это денежные средства от А.А.В., принимавшего участие в оперативно-розыскных мероприятиях на добровольной основе.

Кроме того, осужденные С.А.В. и С.И.В., каждый в отдельности, незаконно хранили без цели сбыта наркотическое средство — дезоморфин, массой 3,02 грамма и 3,73 грамма, соответственно, что является особо крупным размером, а осужденный К.А.В. незаконно хранил без цели сбыта наркотическое средство — дезоморфин, массой 1,66 грамма, что является крупным размером.

Действия каждого из осужденных квалифицированы как единое продолжаемое преступление по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, также действия С.А.В. и С.И.В. квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ, каждого, а действия К.А.В. — по ч.1 ст. 228 УК РФ.

При этом судом не принято во внимание, что Список № 1 наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых запрещен в Российской Федерации, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года № 1002 и вступивший в силу 01 января 2013 года, дополнен примечанием, в соответствии с которым для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропные вещество из перечисленных в Списке № 1, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре плюс 70…111 градусов Цельсия.

С.А.В., К.А.В. и С.И.В. судом первой инстанции признаны виновными в незаконном обороте наркотического средства — дезоморфина, который включен в Список № 1.

Однако из имеющегося в материалах уголовного дела экспертного заключения от 23 мая 2012 года № 1058/1059/1060 следует, что при судебно-химическом исследовании наркотических веществ, добровольно выданных свидетелем А.А.В. 10 апреля, 16 апреля и 19 апреля 2012 года в ходе оперативно-розыскных мероприятий, и представленных на экспертизу, масса сухого остатка этих веществ не определялась.

Вместе с тем, размер наркотического вещества — дезоморфина, был определен судом исходя из веса всей смеси (препарата), в которую входило это вещество, то есть без выделения сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре плюс 70…111 градусов Цельсия, как этого требует действующее законодательство.

Таким образом, при отсутствии достоверных данных о точной массе сухого остатка дезоморфина, не имелось оснований для выводов о том, что 10 апреля, 16 апреля и 19 апреля 2012 года С.А.В., К.А.В. и С.И.В. было совершено покушение на незаконный сбыт наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, С.А.В. и С.И.В. — незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере, а К.А.В. — незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, как это вменено осужденным в вину.

Приговор отменен с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Действия осужденного ошибочно квалифицированы как подстрекательство к действиям, повлекшим по неосторожности смерть потерпевшего.

Приговором Базарно-Карабулакского районного суда Саратовской области от 15 мая 2013 года осуждены: У.Р.П. по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 109, на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ; М.Н.С. по ч. 1 ст. 109. на основании ч.3 ст. 47 УК РФ.

Суд квалифицировал действия У.Р.П. по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 109 УК РФ, как подстрекательство к действиям, повлекшим по неосторожности смерть У.В.Г.

При этом суд не учел, что в силу ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 109 УК РФ, относится к неосторожным деянием.

При таких обстоятельствах приговор суда в отношении У.Р.П. отменен ввиду неправильного применения уголовного закона.

В действиях лица осужденного за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, отсутствовал состав преступления.

Приговором Кировского районного суда г.Саратова от 6июня 2013года осуждены: Д.Р.С. по ч.3 ст.30, п.«а» ч.2 ст.228.1 (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), по ч.2 ст.228 (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), на основании ч.3 ст.69 УК РФ; Козлов Н.С. по ч.1 ст.228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7декабря 2011 года №420-ФЗ).

В соответствии с ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7декабря 2011 года №420-ФЗ) уголовная ответственность за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств наступает только при наличии их крупного размера.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 7февраля 2006 года №76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации», крупный размер образует масса героина, превышающая 0,5 грамма, и 6‑моноацетилморфина – 0,5 грамма. Поскольку смесь, содержащая героин (диацетилморфин) и 6‑моноацетилморфин, массой не менее 0,428грамма, обнаруженная и изъятая у К.Н.С., крупного размера не образует, в его действиях отсутствует состав преступления за незаконное приобретение и хранение наркотического средства без цели сбыта.

В связи с этим, приговор в части осуждения К.Н.С. по ч. 1 ст. 228 УК РФ отменен, а дело в этой части прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

3. Назначение наказания.

Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность.

Приговором Энгельсского районного суда Саратовской области от 02 июля 2013 года Б.В.С. осужден по ч.1 ст. 285 УК РФ (по эпизоду от 08 февраля 2011 года) к наказанию в виде штрафа в размере 80 000 тысяч рублей; по ч.1 ст. 286 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 80 000 рублей; по ч.1 ст. 285 УК РФ (по эпизоду от 09 июня 2011 года) к наказанию в виде штрафа в размере 80 000 рублей. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения назначенных наказаний окончательно определено наказание в виде штрафа в размере 240 000 рублей. В соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ Б.В.С. назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать в правоохранительных органах должности, связанные с осуществлением функций представителя власти на 2 года.

В соответствии с п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 N 5, от 29.10.2009 N 21, от 02.04.2013 N 6), если подсудимый признается виновным в совершении нескольких преступлений в соответствии со статьей 69 УК РФ и пунктом 4 части первой статьи 308 УПК РФ, в резолютивной части приговора надлежит указывать вид и размер назначенных основного и дополнительного наказаний отдельно за каждое преступление и окончательную меру наказания по совокупности преступлений.

Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность.

Суд, придя к выводу о необходимости назначения Б.В.С. дополнительного наказания в виде лишения права занимать в правоохранительных органах должности, связанные с осуществлением функций представителя власти на 2 года, назначил указанное дополнительное наказание не за конкретное преступление, как этого требует ч. 3 ст. 47 УК РФ, а при назначении наказания по совокупности преступлений.

С учетом соответствующих доводов апелляционного представления судебная коллегия отменила приговор с вынесением нового приговора и назначила осужденному дополнительное наказание как за отдельные преступления, так и по их совокупности.

Назначив при повторном рассмотрении уголовного дела более строгое наказание суд не учел, что первоначальный приговор по мотивам мягкости назначенного наказания не отменялся.

Приговором Ершовского районного суда Саратовской области от 11 июня 2013 года П.В.Н. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

15 февраля 2013 года Ершовский районный суд признал П.В.Н. виновным в совершении преступления предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и назначил ему наказание в виде обязательных работ сроком на 200 часов.

Судебная коллегия определением от 18 апреля 2013 года данный приговор по апелляционной жалобе потерпевшей А.Б.К. отменила, направив дело на новое судебное рассмотрение. Основанием к отмене явилось нарушение судом требований ст. ст. 231, 297 УПК РФ при рассмотрении дела и составлении приговора.

При повторном рассмотрении дела по тому же обвинению Ершовский районный суд признал П.В.Н. виновным в совершении преступления предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и назначил ему наказание в виде обязательных работ сроком на 250 часов.

С учетом требований ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ суд апелляционной инстанции может принять решение, ухудшающее положение осужденного по отношению к приговору суда первой инстанции, не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего.

При этом суд не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления.

Поскольку первый приговор был отменен не за мягкостью наказания и не в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении, суд не вправе был назначать осужденному П.В.Н. наказание более строгое чем, по первому приговору.

В связи с этим суд апелляционной инстанции снизил осужденному наказание до 200 часов обязательных работ.

При наличии оснований наказание осужденному назначается с соблюдением требований ст. 62 УК РФ и ст. 66 УК РФ.

Приговором Энгельсского районного суда Саратовской области от 29 апреля 2013 года осуждены: Л.В.А. по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 (за действия совершенные 5 апреля 2012 года и 7 апреля 2012 года); по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 (за действия совершенные 25 апреля 2012 года); по ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1; на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ; П.В.Г. и М.В.В. по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Как следовало из приговора, назначая Л.В.А. наказание по ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере, суд, не усмотрев отягчающих наказание подсудимого обстоятельств, на основании п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ признал в качестве обстоятельства, смягчающего его наказание – активное способствование раскрытию и расследованию преступлений.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. В соответствии со ст. 66 ч. 2 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление. Таким образом, с учетом указанных выше положений закона, наказание осужденному за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, не могло превышать 4 лет лишения свободы (1/2 от 12 лет = 6 лет; 2/3 от 6 лет = 4 года). Между тем, суд ошибочно назначил Л.В.А. по ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ наказание в виде 6 лет лишения свободы. При таких обстоятельствах судебная коллегия смягчила Л.В.А. наказание, назначенное по ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и по совокупности преступлений.

Совершение умышленного преступления сотрудником органов внутренних дел является основанием для признания отягчающим обстоятельства, предусмотренного п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Приговором Новоузенского районного суда Саратовской области от 1 июля 2013 года Е.Д.В. осужден по п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ; З.А.А. осужден по п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ.

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание, при назначении которого учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а так же влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Однако указанное требование закона при назначении Е.Д.В. и З.А.А. наказания судом не выполнено.

Как видно из материалов дела, в момент совершения 12 октября 2011 года умышленного преступления Е.Д.В. работал заместителем начальника полиции по оперативной работе МО МВД России «Новоузенский» Саратовской области, а З.А.А. — старшим оперуполномоченным оперативно-розыскной группы (экономической безопасности и противодействия коррупции) МО МВД России «Новоузенский» Саратовской области.

Несмотря на это, судом при вынесении приговора совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел, предусмотренное п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ и указанное в обвинительном заключении как отягчающее наказание обстоятельство Е.Д.В. и З.А.А. признано не было, при этом, обоснований такого решения судом в приговоре не приведено.

В связи с наличием соответствующих доводов апелляционного представления, судебная коллегия пришла к выводу, что совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел следует признать отягчающим наказание Е.Д.В. и З.А.А. обстоятельством с усилением обоим осужденным назначенного наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда

Еще по теме:

  • Сети недвижимое имущество Является ли недвижимостью теплосеть, построенная воздушным способом форум для специалистов по теплоснабжению Автор Тема: Является ли недвижимостью теплосеть, построенная воздушным […]
  • Закон об страховании ответственности перевозчика Федеральный закон от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке […]
  • Статья 51 градостроительного кодекса рф пункт 7 Градостроительный кодекс РФ (ГрК РФ) с комментариями к статьям Статья 51. Разрешение на строительство См. текст наименования в предыдущей редакции До 1 октября 2011 г., а в случае, если в […]
  • 119 статья упк рф Статья 119. Лица, имеющие право заявить ходатайство О конституционно-правовом смысле положений пункта 5 части 4 статьи 56 и статьи 119 настоящего Кодекса учетом их нормативной взаимосвязи […]
  • Административные наказания виды и их содержание Статья 3.2. Виды административных наказаний Статья 3.2. Виды административных наказаний См. комментарии к статье 3.2 КоАП РФ 1. За совершение административных правонарушений могут […]
  • Гарант о защите прав потребителей Статья 44. Осуществление защиты прав потребителей органами местного самоуправления Информация об изменениях: Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 133-ФЗ в статью 44 внесены изменения, […]