Требования и гарантии предпринимательской деятельности

_ 4. Гарантии осуществления права на занятие предпринимательской деятельностью

Юридическая защита права на занятие предпринимательской деятельностью и свободы предпринимательства обеспечивается общими принципами права и специальными конституционными принципами, которые в целом представляют собой систему гарантий предпринимательской деятельности. Общеправовые принципы призваны обеспечить правомерность вмешательства государства в экономику. К ним относятся принцип правового государства, принцип уважения основных прав и фундаментальных свобод человека, принцип формального равенства, принцип справедливости, принцип соразмерности, принцип законных ожиданий и др. К специальным конституционным принципам относятся единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка свободной конкуренции, признание частной собственности, юридическое равенство всех форм собственности. Содержание правовых норм, регулирующих предпринимательскую деятельность, должно соответствовать указанным принципам. Такое соответствие является предметом конституционного контроля (см. подробнее гл.2 и 4).

Частноправовые гарантии предпринимательской деятельности заключаются в признании формального равенства независимых участников предпринимательских отношений, свободы договора (свободы волеизъявления) независимых участников предпринимательских отношений, обязательности выполнения участниками экономического оборота принятых на себя обязательств, неприкосновенности собственности предпринимателя, недопустимости произвольного вмешательства в частные дела предпринимателя со стороны других лиц и государства, в частности, необходимости защиты имущества предприятий от незаконного изъятия; необходимости обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты, право на которую не подлежит какому-либо ограничению (ст.1 ГК РФ). Предприниматель имеет право обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными (полностью или частично) актов государственных органов, не соответствующих законодательству и нарушающих охраняемые законом права и интересы. Причиненные предпринимателю убытки в результате выполнения противоречащих законодательству решений государственных или иных органов либо их должностных лиц, нарушивших права предпринимателя, а также ненадлежащее осуществление такими органами или их должностными лицами предусмотренных законодательством обязанностей по отношению к предпринимателю подлежат возмещению этими органами.

Система правовых гарантий не ограничивается установлением общих принципов права и экономических свобод. Нормы предпринимательского права устанавливают также субъективные права субъектов предпринимательства, являющиеся непосредственным выражением этих свобод и защищающие конкретные интересы предпринимателей. Например, требование об уведомлении кредиторов при реорганизации или ликвидации коммерческой организации (ст.60, 63 ГК РФ) направлено на защиту интересов кредиторов, связанных с полным выполнением обязательств коммерческой организации по отношению к ее кредиторам.

Государство должно обеспечивать равное право доступа всех субъектов предпринимательской деятельности на рынок, к материальным, финансовым, трудовым, информационным и природным ресурсам, равные условия деятельности предприятий, независимо от вида собственности и их организационно-правовых форм. Правовые гарантии обеспечивают возможность предпринимателя в соответствии с законодательством, учредительными документами и договорными обязательствами самостоятельно распоряжаться имуществом предприятия, определять объемы производства, порядок и условия сбыта продукции, распределять прибыль на развитие производства, возможность страховать предпринимательские риски страховыми обществами, не допускать монопольное положение на рынке отдельных предприятий и их объединений и недобросовестную конкуренцию.

Гарантии предпринимательства также представляют собой комплекс организационных мер государства по реализации субъективных прав предпринимателей. Названные меры включают:

контроль со стороны соответствующих органов государства над соблюдением законодательства о предпринимательской деятельности;

применение мер принуждения к правонарушителям;

предоставление предпринимателям возможности защиты своих прав и интересов в суде;

своевременное обновление и совершенствование нормативной базы предпринимательства для адекватного отражения реалий общественных экономических отношений;

создание необходимой инфраструктуры рынка и иных условий, необходимых для нормального функционирования экономики;

снятие лишних административных барьеров и устранение иных препятствий для развития предпринимательства;

наличие ясной промышленной политики государства, что означает определение государственных приоритетов в поддержке тех или иных отраслей национальной экономики;

обеспечение стабильности в деятельности рынков, смягчение последствий экономических кризисов;

недопущение злоупотребления доминирующим положением и недобросовестной конкуренции;

экономическую, научно-техническую, правовую поддержку предпринимательской деятельности.

Требования и гарантии предпринимательской деятельности

Гарантия предпринимательской деятельности

, система необходимых условий для успешного ведения собственного дела, включающая:

• право заниматься предпринимательской деятельностью, создавать предприятия, приобретать имущество для их функционирования и развития;

• юридическую и социальную защиту интересов и прав субъектов предпринимательской деятельности, недопущение дискриминации со стороны государства, управленческих органов, должностных лиц;

• равное право доступа субъектов предпринимательской деятельности на рынок, к финансовым, трудовым, информационным и природным ресурсам, равные условия деятельности предприятий независимо от видов собственности и организационно-правовых норм;

• свободный выбор предпринимателем сферы деятельности предприятия в пределах, установленных законодательством и положениями его устава; свободное определение объемов производства, порядка и условий сбыта продукции, распределение прибыли на развитие предприятия;

• экономическую, правовую, научно-техническую поддержку предпринимательской деятельности;

• недопущение монопольного положения на рынке отдельных предприятий и недобросовестной конкуренции;

• возможность страхования предпринимательского риска страховыми учреждениями.

Требования и гарантии предпринимательской деятельности

39. Конституционные гарантии предпринимательства

Важнейший источник коммерческого права – Конституция Российской Федерации, которая содержит гарантии отдельных видов коммерческой деятельности.

Конституционные гарантии предпринимательства содержатся во всех главах Конституции, хотя нередко они формулируются в нормах, определяющих полномочия органов власти. Важной составной частью права на предпринимательство является право предпринимателей иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (п. 2 ст. 35 Конституции РФ). Изъятие имущества предпринимателей только по решению суда – важнейшая конституционная гарантия их имущественной независимости от государства. Содержащееся в п. 3 ст. 35 Конституции положение о том, что принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения, исчерпывающе определяет цели и условия изъятия имущества у предпринимателей. Праву предпринимателей на коммерческую тайну как элемент их конституционно-правового статуса коррелирует право каждого свободно получать информацию (ст. 29 Конституции РФ). Каждый член общества вправе претендовать на получение объективной информации о деятельности предпринимательских структур, с тем чтобы они с помощью недобросовестной рекламы не злоупотребляли своими правами. Осуществление предпринимательских прав подпадает под общий конституционный режим – осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ст. 17 Конституции). Обогащает содержание права на предпринимательство содержащееся в ст. 30 Конституции право каждого на объединение. Это право применительно к лицам, намеревающимся осуществлять предпринимательскую деятельность, означает свободу создания различных организационно-правовых форм (акционерные общества, товарищества, кооперативы и т. д.). Регистрация объединения означает не получение разрешения от государства, а юридический факт, с которым связывается возникновение правоспособности юридического лица. Общепризнанные принципы и нормы международного права также занимают очень важное место в правовой системе Российской Федерации. В соответствии со ст. 17 Конституции в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Таким образом, содержание конституционного права на предпринимательство обогащается и дополнительно гарантируется через подключение к внутреннему конституционному праву положений международного права. При этом иностранные предприниматели пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами России, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Институт предпринимательской деятельности как разрешенного и поощряемого государством занятия – новое явление в российском праве последних десятилетий. Законодатель конструирует право на предпринимательскую деятельность как частноправовую возможность лица, обеспечивающую ему известную сферу свободы и неприкосновенности. Это право гарантирует защиту предпринимателя от посягательств не только государства, но и других частных лиц. В отношении последних также при наличии к тому оснований может быть учинен соответствующий иск для защиты нарушенного права на предпринимательскую деятельность. Право на свободу предпринимательства – это элемент правоспособности частного лица, обеспечиваемой обязанностью всякого и каждого, в том числе государства.

Требования и гарантии предпринимательской деятельности

Конституция России закрепила право человека на свободу предпринимательской деятельности (ст.34). Конституционные права человека и гражданина могут быть распространены Конституционным судом РФ на объединения граждан, созданные для реализации конституционных прав граждан (в частности, на такие юридические лица как хозяйственные товарищества и общества) в той степени, в какой эти права по своей природе могут быть к ним применимы

Столь высокий уровень правового закрепления этого права, по-видимому, привел к рассмотрению в отраслевой юридической литературе этого права лишь как конституционного. На этом же уровне рассматриваются конституционные гарантии права на осуществление предпринимательской деятельности, и объявляется наличие для него «объективных предпосылок». Правда, содержание последней категории автором не раскрывается. В системе требований к осуществлению предпринимательской деятельности выделяются также «требования-предпосылки» или «требования, предъявляемые в виде предпосылок осуществления предпринимательской деятельности». Однако, отраслевая принадлежность самой, весьма «размытой», «системы требований» к осуществлению предпринимательской деятельности автором не определяется. Кроме того, не уточняется, характер предпринимательских прав юридических лиц, создаваемых не для реализации конституционных прав граждан (унитарных предприятий и т.п.) и, следовательно, по логике Конституционного суда РФ, не являющихся субъектами конституционных прав.

Как видно, автор процитированных строк — О. М. Олейник — ограничивается конституционно-правовой характеристикой осуществления предпринимательской деятельности. Между тем, В. С. Мартемьянов, отмечая необходимость выявления специфики правового взаимодействия участников экономического оборота, писал: «Правоотношения каждой отрасли права имеют своих субъектов, специфические объекты и выделяющиеся по своему содержанию и конструкции субъективные права и обязанности». ( здесь и далее — курсив наш).

В правовой науке демонстрировался и противоположный подход – отказ от конструирования субъективных одноименных конституционных и отраслевых прав в связи с тем, что такое конструирование ничего не вносит в содержание субъективного отраслевого права (права на обращение в суд за судебной защитой). Действительно, в зарубежных конституциях право на предпринимательство как таковое может и не провозглашаться. Так, констатируя свободу частной хозяйственной инициативы, ст.41 Конституции Италии предусматривает лишь возможность установления законом программ и мер контроля, предназначенных для направления и координации в социальных целях публичной и частной экономической деятельности. Как видно, свобода хозяйственной инициативы для гражданина может означать возможность приступить (или не приступить) к занятию предпринимательством; конституционное право (свобода) такого типа может заявить о себе в любой момент.

Как отмечалось в правовой литературе, конституционное право отличается от иных отраслей тем, что оно в принципе не призвано регулировать общественные отношения. Конституция определяет фундамент права в стране, закрепляет принципы, основные положения, на которых основываются другие отрасли права. Закрепленные в Конституции постулаты должны развиваться, находить регулирование, конкретизироваться в соответствующих отраслях права. В частности, статьи 8, 9, 34, 35, 46, 53 Конституции касаются предмета регулирования гражданского права и находят соответствующее детальное регулирование в данной отрасли права.

Г. А. Гаджиев замечает по этому поводу: «конституционные положения в силу их стабильности и жесткости не подходят для регулирования рыночных отношений; их роль состоит в другом – гарантировать устойчивость и предсказуемость законодательства о предпринимательстве, основывающегося на ст.34 Конституции РФ».

К числу предпосылок конституционного права «на свободное использование способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности», видимо, могут быть отнесены: а) конституционная правоспособность лица — потенциального субъекта предпринимательства (с образованием юридического лица или без такового); б) наличие в экономической сфере широкого круга дозволенных видов предпринимательской деятельности.

Реализация прав и свобод охватывает весь процесс их практического осуществления: от стадии общего состояния права, его провозглашения и закрепления в законе к стадии обладания и от нее – к стадии непосредственного пользования; конституционная правоспособность лица сама по себе не обеспечивает никакого реального блага, а лишь позволяет иметь предусмотренные законом субъективные права и обязанности, то есть выступает необходимой предпосылкой правообладания. На шаг вперед в реализации права отстоит собственно конституционное основное право, уже как реальное правообладание для конкретного лица (прежде всего гражданина). Будучи реальным носителем субъективного конституционного права на предпринимательство, гражданин России на протяжении всей своей жизни может так и не прибегнуть к его конкретной реализации и не стать предпринимателем. Другое дело — переход лица в плоскость осуществления конкретной предпринимательской деятельности, которому должно предшествовать приобретение этим лицом субъективного права на осуществление конкретной предпринимательской деятельности. В этой плоскости все конкретно: есть не только конкретный субъект, но и право на конкретную экономическую деятельность, соответствующую целям, которые провозглашает это лицо. Субъективное гражданское право на осуществление предпринимательской деятельности может принадлежать почти всем субъектам гражданского права, независимо от конституционной правоспособности того или иного субъекта, при этом ограничения в осуществлении этого права могут быть весьма серьезными для субъектов, на которых не распространяется гл.2 Конституции РФ. Переход от стадии обладания правом к стадии непосредственного пользования этим правом возможен лишь при выполнении известных условий (предпосылок).

Изложенный подход не противоречит общетеоретическим исследованиям, в которых отмечается, что субъективные права, хотя и ощущаются каждым человеком с социально — психологической стороны, но институционально «не зримы» до той поры, пока не реализуются в практической деятельности людей, с которой субъективные права нередко весьма плотно сливаются. Иначе говоря, именно практическая деятельность переводит субъективное право в плоскость реального воплощения.

Таким образом, конституционное закрепление права на предпринимательство (также же как, скажем, и права частной собственности) не должно мешать его рассмотрению как гражданского субъективного, принадлежащего конкретному субъекту гражданского права при определенных условиях (предпосылках). При этом методологически неверно трактовать эти предпосылки как признаки самой предпринимательской деятельности.

К числу предпосылок возникновения субъективного права на осуществление предпринимательской деятельности, действующее гражданское законодательство относит:

  • как правило, государственную регистрацию гражданина — в качестве индивидуального предпринимателя, а организации — в качестве юридического лица (ст.ст.2, 23, 51 ГК РФ).
  • в порядке исключения – разрешение (лицензирование) отдельного вида предпринимательской деятельности (ст.49 ГК РФ).

С государственной регистрацией закон связывает возникновение гражданской правосубъектности организаций как юридических лиц. ( п. 2 ст.51 ГК РФ), а также предпринимательскую правосубъектность гражданина. Исключением являются учреждения представительной и исполнительной власти, суда и прокуратуры, которые не нуждаются в легитимации ввиду публичности своего правового статуса.13 К числу организаций, не нуждающихся в регистрации закон отнес также государственную корпорацию, создаваемую на основании федерального закона о конкретной корпорации (ст.7.1 Фед. закона «О некоммерческих организациях», с доп. внесен. Фед. законом от 08.07.99 г. № 140-ФЗ).

В правовой литературе государственная регистрация рассматривается обычно в качестве признака имманентно присущего самой предпринимательской деятельности как явлению.14 При этом В. Ф. Попондопуло правильно отмечает внутреннюю несвойственность предпринимательству признака государственной регистрации и рассматривает регистрацию лишь в качестве требования юридического порядка.15 Между тем, основные признаки предпринимательства закреплены в ст. .2 ГК РФ, поэтому — все они являются требованиями юридического порядка, которые предусмотрел законодатель.

Следует учитывать существующие в законодательстве запреты на регистрацию, адресованные отдельным группам лиц. Так, ст.166 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» запрещает регистрировать физическое лицо в качестве индивидуального предпринимателя в течение года после его банкротства. Наличие запрета не влияет на возможность физического лица образовать лицо юридическое и через него осуществлять предпринимательскую деятельность. Надо полагать, что конституционное право личности указанным запретом не затрагивается; ограничение касается субъективного гражданского права на конкретную предпринимательскую деятельность (ее форму).

Лицензирование выступает в качестве «основания» осуществления юридическим лицом отдельных видов деятельности; в соответствии со ст.49 ГК РФ: « право юридического лица осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия». Эта норма закрепляет субъективный (и в том числе — временной) характер гражданского права на осуществление конкретной предпринимательской деятельности. Легитимация индивидуального предпринимателя в конкретной предпринимательской сфере также нередко зависит от получения лицензии.

В. А. Семеусов отмечает, что «особый интерес вызывает правовая природа лицензирования, поскольку субъект предпринимательской деятельности в немалом числе случаев становится участником коммерческого, делового оборота по правилам лицензирования».16 Известна позиция Верховного суда РФ, который при рассмотрении конкретного гражданского дела констатировал, что лицензирование может содержать элементы административно-правовых отношений; однако определение видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, относится к характеристике правоспособности юридического лица и в силу этого является институтом гражданского права, регулирование которого отнесено Конституцией РФ к исключительной компетенции Российской Федерации (см. подробнее: Бюллетень Верх. Суда РФ, 1997, № 5).

С позиций науки административного права лицензирование и государственная регистрация рассматриваются как формы прямого административного воздействия на хозяйствующие субъекты и объявляются необходимым элементом современной системы государственного управления.17 Акты государственных органов и органов местного самоуправления, опосредующие государственную регистрацию или лицензирование, в свою очередь могут рассматриваться в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей (ст.8 ГК РФ). Поэтому, с определенной долей условности, и, не забывая о том, что речь идет о предпосылках, непосредственное регулирование которых лежит за пределами гражданского права, можно говорить о становлении участника коммерческого оборота «по правилам лицензирования». Также как конституционные положения призваны гарантировать «устойчивость и предсказуемость законодательства о предпринимательстве», положения Гражданского кодекса призваны обеспечить предсказуемость законодательства административного в части регулирования институтов, тесно связанных с гражданской правоспособностью субъектов гражданского права (лицензирование, государственная регистрация и др.).

По — существу, в качестве предпосылки права на конкретную предпринимательскую деятельность, рассматривается также и разрешительный порядок, например, осуществления внешнеэкономической деятельности в сфере военно-технического сотрудничества.18

С позиций гражданского права юридическое лицо может быть ограничено в правах в случаях и в порядке, предусмотренных законом (п.2 ст.49 ГК РФ). Постановление Пленумов Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ от 1 июля 1996г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» конкретизирует указанную норму ГК РФ: ограничение гражданских прав допустимо лишь на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства19.

Очевидно, что критерии пункта 3 ст. 55 Конституции РФ, распространенные указанным постановлением пленумов на всех субъектов гражданского права, требуют соответствующего законодательного закрепления и конкретизации в гражданском праве, например, в той же статье 49 ГК РФ.

Как видно, эта общая норма (п.2 ст.49 ГК РФ) выступает базой для развития законодательства в направлении установления все новых требований к предпринимателям. В частности, установления в налоговом законодательстве требования, по существу, предварительной оплаты единого налога на вмененный доход до начала осуществления определенных видов предпринимательской деятельности (Фед. закон от 31.07.98г., №148-ФЗ; Закон Иркутской области от 29.09.99г., № 46-оз.). Комментаторы этих законов объявляют о прямой зависимости между уплатой единого налога и правом на осуществление предпринимательской деятельности определенных видов. Весьма показательным является объявление федеральным органом исполнительной власти Свидетельства об уплате единого налога «единственным (?) документом, дающим право беспрепятственного осуществления предпринимательской деятельности».20 Отмеченная экспансия налогового регулирования в гражданско-правовую сферу не является исключительным явлением. Г. В. Петрова, например, отмечает, что налоговое административно-правовое регулирование преобладает над гражданско-правовым не только в силу властного характера налоговых отношений, но и из-за отсутствия кодифицированных актов о предпринимательстве, дополняющих основные институты ГК РФ.21

Между тем, зависимость права на предпринимательство от предварительной уплаты единого налога представляется не такой жесткой и при более внимательном анализе норм налогового законодательства выясняется, что неисполнение обязанности по уплате налога является основанием для применения мер принудительного исполнения обязанности по уплате налога – взыскания налога за счет денежных средств или иного имущества налогоплательщика (ст.45 Налогового кодекса РФ). Статья 3 НК РФ не допускает ограничение или воспрепятствование законной деятельности налогоплательщика, объявляет недопустимыми налоги и сборы, препятствующие реализации гражданами своих конституционных прав. Таких правовых последствий как, например, запрет осуществления предпринимательской деятельности для лица, не уплатившего единый налог, ни налоговый кодекс, ни федеральный или областной законы не устанавливают.

На наш взгляд, такой механизм и не может быть установлен в публичном налоговом праве, поскольку сфера закрепления самих условий (предпосылок) возникновения субъективного права на осуществление конкретной предпринимательской деятельности и его погашения – это гражданско-правовая сфера.

Реализация публичного интереса в своевременной уплате налогов осуществляется посредством гражданско-правовых норм, закрепляющих возможность ликвидации юридического лица по решению суда в случаях нарушения законов или иных правовых актов (ст.61 ГК РФ).22 Надо полагать, что в отношении гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, эта норма не применима.23 Гражданский кодекс предусмотрел для физических лиц иной, отличный от ликвидации, правовой институт — институт утраты силы их регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (ст.25 ГК РФ). Регистрация могла бы утрачивать силу (или аннулироваться) в случае прямого закрепления в ГК РФ оснований для этого, аналогичных, предусмотренным ст. 61 ГК РФ для юридических лиц. По иску государственного органа и на основании решения суда лицензия может быть аннулирована (ст. 13 Фед. закона «О лицензировании отдельных видов деятельности».) Однако Гражданский кодекс не содержит института отзыва (прекращения) лицензии, да и сам термин «аннулирование», как было верно замечено, не отражает правовой сути явления.24

Как видно, условия (предпосылки), погашающие субъективное гражданское право на осуществление предпринимательской деятельности, также нуждаются в дополнительной проработке и последующей детализации в гражданском законодательстве Можно предположить наличие такой же необходимости и для условий видоизменения права на осуществление предпринимательской деятельности в рамках специальной правоспособности на предпринимательскую деятельность в рамках общей правоспособности (например, в случае преобразования унитарного предприятия в хозяйственное общество).

Видимо, таковым условием будет сама реорганизация и государственная регистрация, сопровождающая реорганизацию.

Субъективному праву на осуществление предпринимательской деятельности в абсолютном правоотношении корреспондирует обязанность всех третьих лиц воздержаться от воспрепятствования законной предпринимательской деятельности. Однако нарушения требований, предъявляемых законодателем к осуществлению самой предпринимательской деятельности и сопутствующих этой деятельности требований, могут породить право государственного органа на предъявление иска о ликвидации юридического лица.

§ 1. Конституционные гарантии предпринимательства и проблемы их реализации

На конституционном референдуме 12.12.1993 была принята Конституция Российской Федерации (далее — Конституция РФ). Одновременно прекратила свое действие Конституция (Основной Закон) Российской Федерации (России), принятая 12.04.1978 и применявшаяся с последующими изменениями и дополнениями.

Российская газета. 1993. 25 декабря.

Конституция РФ содержит ряд важных нормативных положений, которые в совокупности составляют конституционные гарантии предпринимательства в современной России. Конституция РФ имеет высшую юридическую силу в иерархии правовых актов в нашей стране; законы и другие правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ. Поэтому юридически гарантированные Конституцией РФ основы предпринимательства не могут быть изменены или нарушены ни одним правовым актом, принятым в России на федеральном, региональном, муниципальном или локальном уровне.

Конституционные гарантии предпринимательской деятельности можно разделить на две группы: относящиеся к основам конституционного строя и относящиеся к правам и свободам человека и гражданина.

Особенность основ конституционного строя, сформулированных в главе 1 Конституции РФ, состоит в том, что они составляют первичную нормативную базу для остальных положений Конституции, всей системы законодательства и иных нормативных правовых актов Российской Федерации. Это означает, что другие главы Конституции РФ содержат нормы, направленные на дальнейшее развитие, конкретизацию основ конституционного строя. В то же время ни одна действующая норма права, независимо от того, где она установлена — в Конституции РФ, федеральных законах, указах Президента РФ или постановлениях Правительства РФ, не может противоречить основам конституционного строя. В случаях возникновения таких противоречий соответствующие нормы признаются неконституционными и утрачивают силу . Основам конституционного строя не могут противоречить также действия и решения должностных лиц, государственных и муниципальных органов, граждан и их объединений.

См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Отв. ред. Л. А. Окуньков. М.: БЕК, 1996. С. 6.

Среди конституционных гарантий предпринимательства в России, относящихся к основам конституционного строя, можно выделить следующие нормы Конституции РФ: —

гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности (ч. 1 ст. 8); —

признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (ч. 2 ст. 8); —

земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности (ч. 2 ст. 9).

Конституция РФ исходит из принципа независимости прав и свобод человека, сформулированных в ее главе 2, от произвола государства . Обладание правами и свободами, на которые не может посягать государство, делает человека самостоятельным субъектом, способным самоутвердиться в качестве достойного члена общества. Российское государство, зафиксировав права человека и гражданина в Конституции РФ, обязуется через деятельность органов законодательной и исполнительной власти, судов, прокуратуры, охраны правопорядка осуществлять их реализацию и защиту .

См.: ст. 17 Конституции РФ.

См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Отв. ред. Л.А. Окуньков. М.: БЕК, 1996. С. 66. См. также: ст. 18 Конституции РФ.

Конституционные гарантии предпринимательства, относящиеся к правам и свободам человека и гражданина, в зависимости от их целевой направленности можно, в свою очередь, условно разделить на три подгруппы — основные, вспомогательные и обеспечительные (или защитные).

К первой подгруппе можно отнести следующие положения: —

каждый вправе свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34); —

право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35); —

каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ч. 2 ст. 35); —

граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц (ч. 1, 2 ст. 36); —

никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (ч. 3 ст. 35); —

законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют. При этом каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57); —

право наследования гарантируется (ч. 4 ст. 35).

Вторую подгруппу образуют права и свободы, способствующие надлежащей и полной реализации конституционных гарантий первой группы. Среди них можно выделить, например, такие, как: —

свобода мысли и слова (ч. 1 ст. 29); —

право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29); —

право свободно передвигаться на территории Российской Федерации, свободно выезжать за ее пределы; право гражданина России свободно возвращаться в Российскую Федерацию; —

право граждан России обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33).

Третья подгруппа объединяет те конституционные гарантии, которые специально ориентированы на обеспечение эффективной реализации всех прав и свобод человека и гражданина, составляющих основы правового статуса личности в Российской Федерации, в том числе тех из них, которые нами условно отнесены к первым двум подгруппам. Обеспечительные (или защитные) гарантии выражены главным образом в следующих конституционных нормах: —

государственная защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется (ч. 1 ст. 45); —

каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45); —

каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1 ст. 46); —

решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46); —

каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46); —

каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53).

Совокупность указанных конституционных гарантий предпринимательской деятельности юридически обеспечивает стабильность основ предпринимательства в нашей стране. Устойчивость этих гарантий, невозможность их внезапной отмены или изменения обеспечены самой Конституцией РФ. Это проявляется, в частности, в том, что положения глав 1 («Основы конституционного строя») и 2 («Права и свободы человека и гражданина») не могут быть пересмотрены ни Федеральным Собранием, ни тем более другим органом государства. Напомним, что, согласно ст. 135 Конституции РФ, если предложение о пересмотре положений указанных глав будет поддержано 3/5 голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом (такой закон пока не принят) созывается Конституционное Собрание. Оно либо подтверждает неизменность Конституции РФ, либо разрабатывает проект новой федеральной Конституции, который принимается Конституционным Собранием 2/3 голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция РФ считается принятой, если за нее проголосовали более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняли участие более половины избирателей.

Целям защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории Российской Федерации служит деятельность Конституционного Суда РФ — судебного органа конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющего судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Компетенция Конституционного Суда РФ установлена ФКЗ от 21.07.1994 «О Конституционном Суде Российской Федерации» .

СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447; 2001. N 7. Ст. 607, N 51. Ст. 4824.

Из сказанного следует вывод, важный практически для всех, кто занимается бизнесом в России или имеет такое намерение: в рамках существующего конституционного строя нет оснований опасаться умаления значения перечисленных выше конституционных гарантий предпринимательской деятельности и тем более запрета предпринимательства, возврата к правовой ситуации, подобной той, которая имела место в годы советской власти. Юридическими гарантиями, направленными на предотвращение противоправных, антиконституционных методов изменения основ конституционного строя, являются, в частности, соответствующие статьи главы 29 УК РФ, которые предусматривают уголовную ответственность за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства. Что же касается возможности изменения Конституции РФ правовыми, законными, демократическими методами, то в целях обеспечения стабильности конституционно-правового порядка в нашей стране изменение основ конституционного строя максимально затруднено механизмами, заложенными в самой Конституции РФ. В то же время целесообразно учитывать, что соотношение политических сил, представленных в Государственной Думе после парламентских выборов 07.12.2003, создает реальные правовые возможности для внесения изменений в Конституцию РФ.

На рассмотренных выше конституционных положениях базируется система нормативных правовых актов, регулирующих предпринимательскую деятельность и правовое положение ее участников (в т.ч. индивидуальных предпринимателей) в Российской Федерации. Основу этой системы составляет новый ГК РФ.

01.01.1995 была введена в действие часть первая ГК РФ от 30.11.1994, которая закрепила правовое положение как индивидуальных предпринимателей — физических лиц, так и различных видов коллективных предпринимателей — юридических лиц, определила понятие предпринимательской деятельности и основные «правила игры» для участников гражданского оборота. Кроме того, с введением в действие нового ГК РФ утратили силу и перестали применяться ряд нормативных правовых актов Российской Федерации и многие нормы союзного законодательства, весьма неопределенно и противоречиво регламентировавшие предпринимательскую сферу. Сохранившие свое действие российские правовые акты и акты законодательства Союза ССР отныне стали применяться постольку, поскольку они не противоречат части первой ГК РФ . Так завершилась «война законов», о которой говорилось выше. Гражданское законодательство стало более ясным и определенным, стимулирующим экономическую активность .

См.: ст. 4 ФЗ от 30.11.1994 «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3302.

Здесь автор не ставит задачу акцентировать внимание на недостатках гражданского законодательства, которые, безусловно, имеются и не остаются незамеченными опытными юристами — учеными и практиками. На некоторые из таких недостатков мы обратим внимание читателя в настоящей работе.

Это был мощный правовой импульс для развития предпринимательства, которое не смогли остановить даже тяжелейшие последствия экономического кризиса 1998 г. Основные итоги первой очереди автоматизированной обработки материалов Всероссийской переписи населения 2002 года, которые подвел Госкомстат России, показали, что на момент проведения переписи индивидуальными предпринимателями являлись около 2-х млн. человек (3% населения страны); примерно 1 млн. человек (1,5%) выступали в качестве работодателей, привлекающих для осуществления своей деятельности наемных работников . По некоторым оценкам, в марте 2004 г. количество граждан-предпринимателей, состоящих на налоговом учете, составляло уже около 4,7 млн. человек. Только за январь и февраль 2004 г. государственную регистрацию в качестве индивидуальных предпринимателей впервые прошли 60 тыс. человек . Эти цифры вселяют надежду на то, что у индивидуального бизнеса в России имеются неплохие перспективы. Однако существуют и серьезные практические проблемы, о которых будет сказано ниже.

См.: Российская газета. 2003. 4 ноября.

См.: Зыкова Т. От налогов не скроются даже «мертвые» // Российская газета. 2004. 5 марта.

Предпринимательство успешно развивается и приносит ощутимые социально- экономические результаты в тех странах, где государство обеспечивает благоприятный инвестиционный климат, стабильность политической и правовой систем, высокий уровень жизни своих граждан, защищает экономику от потрясений. К сожалению, в Российской Федерации сделать это пока не удалось. Так, Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос, в ходе которого россияне давали оценки итогам 2003 г. На вопрос «Как бы вы оценили в целом политическую обстановку в России?» только 6% опрошенных признали ее благополучной, 30% — спокойной. Большинство же участников опроса (51%) сочли политическую обстановку напряженной .

См.: Российская газета. 2003. 31 декабря.

Политическая ситуация в стране непосредственным образом влияет на экономику. Кампании по борьбе с олигархами, показательные налоговые проверки крупнейших корпораций , связанные с этим потрясения фондового рынка, банковский кризис (или кризис доверия к банкам?) лета 2004 г. и другие известные факторы не способствуют созданию благоприятного инвестиционного климата в России. По мнению известного экономиста профессора Е. Ясина, являющегося убежденным сторонником идеи государственно-частного партнерства, крайне важно, чтобы взаимоотношения между бизнесом и государством основывались на доверии и не сопровождались какими-либо прецедентами давления. Сегодня же, похоже, бизнес переживает глубокое недоверие к власти .

См. подробнее: Гололобов Д.В. Корпоративный и государственный шантаж // Правовая реформа, судебная реформа и конституционная экономика: Сборник статей / Составитель П.Д. Баренбойм. М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2004. С. 179 и сл.

См.: Ясин Е. Вскладчину с государством // Российская газета. 2004. 17 ноября.

В докладе Всемирного банка о российской экономике был сделан вывод о «наличии в стране долгосрочных рисков». «Бегство капиталов» в первом квартале 2004 г. достигло 3,5 млрд. долларов. Как отмечали эксперты Всемирного банка, этот факт, а также «скромный» уровень прямых иностранных инвестиций, «видимо, отражают оценку инвестиционного климата в России» . По некоторым данным, неофициальный отток капиталов за первый квартал 2004 г. достигал даже 4,6 млрд. долларов . По итогам первого полугодия 2004 г. эта цифра увеличилась уже до 10 млрд. долларов (это немного меньше, чем за весь 2003 г.) .

См.: Еженедельный журнал. 2004. 5 июля — 11 июля. N 26(127). С. 33.

См.: Делягин М. Монополии снимают сливки // Российская газета. 2004. 16 апреля.

См.: Юргенс И. Капиталы бегут от терактов // Российская газета. 2004. 10 сентября.

В 2005 г. оценки аналитиков Всемирного банка не стали более оптимистичными. По их мнению, в России существенно выше риски для бизнеса, чем в развитых странах, и это ухудшает инвестиционный климат. В числе главных препятствий для нормального развития частной инициативы по-прежнему «непредсказуемость интерпретации законов», «отсутствие уверенности в том, что суд отстоит права собственности» . Несмотря на то, что в 2005 г. банками впервые за 10 лет был обеспечен ввоз капитала, превышающий его вывоз, за этот же год нефинансовые организации и граждане вывезли из страны 7,9 млрд. долларов. По мнению аналитиков, среди причин — нестабильный деловой климат в России, в связи с чем многие компании выводят свои капиталы из-под российской юрисдикции, возвращая их позже из офшоров уже как иностранные инвестиции. Эта точка зрения подтверждается данными Росстата — по состоянию на начало сентября 2005 г. больше всего инвестиций поступило из двух офшорных зон: Кипра (17,5 млрд. долларов) и Люксембурга (16,1 млрд. долларов). При этом такие экономически развитые страны, как Великобритания, Германия, США, инвестировали в Россию соответственно 9,6, 9,3, 7,1 млрд. долларов .

См.: Велетминский И. Не в климате дело // Российская газета. 2005. 23 июня.

См.: Гладунов О., Панина Т. Возвращение в рассрочку // Российская газета. 2006. 18 января.

Не добавляет инвестиционной привлекательности российской экономике и постоянно подогреваемая некоторыми политическими силами дискуссия о том, необходим ли пересмотр итогов приватизации предприятий, осуществлявшейся в 90-х годах.

См.: Еженедельный журнал. 2004. 5 июля — 11 июля. N 26(127). С. 10.

Вашингтонский институт Катона (Cato Institute), специализирующийся на исследованиях либеральных экономических моделей, опубликовал ежегодный индекс экономической свободы в различных странах мира. В индексе учитывалось несколько десятков показателей, относящихся к пяти категориям: размер государственного участия в экономике, законы и защита прав собственности, легкость получения кредитов, международная торговля, правила и регулирование экономики. В данном исследовании самой свободной экономикой признана гонконгская. Второе место по уровню свободы занял Сингапур, третье «поделили» экономики Новой Зеландии, Швейцарии, Великобритании и США. Российская экономика заняла 114-е место из 123, оказавшись между Того и Бурунди. Многолетние индексы Института Катона показывают прямую зависимость между уровнем свободы экономики и темпами ее роста, размерами инвестиций. Для достижения высокой прибыльности национального хозяйства ключевым становится наличие юридической системы, надежно защищающей права собственников .

См.: Еженедельный журнал. 2004. 26 июля — 1 августа. N 29 — 30(130 — 131). С. 35.

Как было показано выше, в России существуют формально-юридические контуры такой системы, выражающиеся в наличии конституционных и иных правовых гарантий предпринимательской деятельности. Однако реализация этих гарантий в отечественной политике, судебной и иной правоприменительной практике пока оставляет желать лучшего. Судебная власть в нашей стране еще только пытается стать самостоятельной, независимой как от политики государства, так и от экономического воздействия извне. Не в этом ли одна из причин невысоких экспертных оценок привлекательности российской экономики?

На один из недавних примеров сотрудничества исполнительной и судебной властей обратил внимание в своем заявлении Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации. Как следует из заявления, в «Российской газете» от 18.04.2006 были «опубликованы материалы о результатах рабочей встречи губернатора Кемеровской области и Председателя Кемеровского областного суда. Согласно публикации, глава исполнительной власти, обеспокоенный вынесением слишком мягких приговоров и освобождением подсудимых от ответственности, попросил объяснений от руководителя областного суда. Последний, в свою очередь, опроверг сведения о либерализме кемеровских судов, убедительно доказав, что уровень «карательной политики» судов в области гораздо выше, чем в целом по стране». В связи с этим Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, в частности, отметил, что подобные явления грозят уходом от справедливого судебного разбирательства, заменой профессионализма и убежденности духом чиновничьей угодливости, превращением суда в орган «исполнения поручений» .

См.: Заявление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // Российская газета. 2006. 25 апреля.

К сожалению, в современной России суд относится к тем институтам, которым граждане доверяют меньше всего. Показательны результаты социологического исследования (Левада-центр, ноябрь 2004 г.). На вопрос «Если вы станете жертвой произвола милиции, защитят ли вас другие правоохранительные органы — прокуратура, суд?» положительно ответили лишь 4% опрошенных. Согласно исследованию фонда «Общественное мнение», 46% опрошенных отрицательно оценивают деятельность судов и лишь 26% — положительно. Многие (44% опрошенных) избегают обращения в суд, считая это хлопотным, затратным, а зачастую безрезультатным . При этом, по официальным данным, ежегодно суды общей юрисдикции рассматривают более 5 миллионов гражданских дел, арбитражные суды — 1 миллион дел по экономическим спорам . Можно предположить, что такое количество споров свидетельствует о серьезных трудностях в сфере гражданских правоотношений и предпринимательской деятельности.

См.: Колесников А. Куда идет суд // Российская газета. 2004. 3 декабря.

Постановление VI Всероссийского съезда судей // Вестник ВАС РФ. 2005. N 2.

Одной из наиболее существенных проблем в России является коррупция, которая становится все более массовой и привычной во всех сферах жизни. Она приобрела системный характер, оказывает разрушительное воздействие на функционирование государственных институтов. Понятие «коррупция» наиболее широко сформулировано в документах ООН и Совета Европы: злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях, в целях третьих лиц или групп.

Нередко предпосылки для коррупции, или коррупционные факторы, закладываются уже в нормах законодательных актов. К таким факторам специалисты относят, например, множественность вариантов диспозиций правовых норм, широкие возможности ведомственного и локального нормотворчества, коллизии норм, определение компетенции по формуле «вправе», широкие дискреционные полномочия, отсутствие административных процедур, завышенные требования к лицу, предъявляемые для реализации принадлежащего ему права, отсутствие детализированных запретов и ограничений для государственных служащих, отсутствие ответственности государственных служащих и контроля, в том числе общественного, за их деятельностью, пробелы в законодательном регулировании и др.

Основными типами коррупционных нарушений являются: взятка; оказание давления с использованием должностного положения на подчиненные структуры, вмешательство в деятельность других государственных и негосударственных органов, требование предоставления информации; оказание предпочтения заявителям, конкурсантам, не основанного на объективном анализе и подготовке решения, рынок чиновничьих услуг; использование служебной информации; отказ от дачи информации; незаконное пользование государственным (муниципальным) имуществом; участие государственного служащего в предпринимательской деятельности и др. . Коррупционные нарушения в зависимости от их вида могут влечь уголовную, административную или дисциплинарную ответственность.

См.: Анализ коррупциогенности законодательства: памятка эксперту по первичному анализу коррупциогенности законодательного акта / Под ред. В.Н. Южакова. М.: Статут, 2004. С. 3 — 44.

Согласно недавним данным ВЦИОМ (опрошены 4350 респондентов в 80 регионах России), половина опрошенных считают, что в их регионах существуют отрасли, доступ в которые искусственно затруднен действиями чиновников. Сегодня большое зло — это так называемые откаты, которые вынуждены платить чиновникам представители малого бизнеса за ту или иную поддержку. И тех, кто платит такую «дань», в России более 60% .

См.: Зыкова Т. Москва слезам не верит // Российская газета. 2005. 21 апреля.

В результате исследования, проведенного в декабре 2005 г. фондом «Общественное мнение», выяснилось, что наиболее коррумпированными структурами россияне считают милицию и таможню (57% опрошенных), суды и прокуратуру (32%). При этом, по мнению 21% респондентов, коррупция наиболее часто встречается в местных органах власти .

См.: Брынцева Г. Меченый конвертик // Российская газета. 2006. 14 января.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в июне 2005 г. презентовала в Москве доклад о состоянии российской экономики. В нем Россия охарактеризована как «слабая страна с сильными чиновниками», которая возвращается к принципам «вмешательства государственного аппарата в экономику», причем » коррумпированы все ветви власти» .

См.: Арсюхин Е. Слабая страна с сильными чиновниками // Российская газета. 2005.

Согласно данным исследования, проведенного Консультативным советом по иностранным инвестициям при Правительстве РФ, на вопрос «что должны сделать власти для улучшения делового климата?» большинство опрошенных предпринимателей (86%) высказались за снижение коррупции, 56% рекомендовали провести судебно-правовые реформы, 47% — уменьшить бюрократизацию. Интересно, что снижение налогов оказалось не самым важным для улучшения делового климата: за такое снижение — лишь 13% респондентов . Приведенные цифры показывают, какое значение имеет борьба с коррупционными явлениями для развития предпринимательства и повышения эффективности экономики.

См.: Арсюхин Е. Платоническая любовь // Российская газета. 2005. 5 марта.

Еще одной актуальной проблемой для российских и иностранных предпринимателей в нашей стране является крайняя нестабильность законодательства, регулирующего многие важные для бизнеса отношения. Так, в Налоговый кодекс РФ сразу после его принятия стали вноситься бесчисленные изменения. Эта ситуация сохраняется на протяжении более шести лет, в течение которых налоговое законодательство изменяется практически ежемесячно. Например, в течение 2005 г. в Налоговый кодекс РФ было внесено 23 изменения. Вряд ли в таких условиях возможно успешное, перспективное планирование бизнеса. Некоторую надежду на перемены в этой сфере вселяет лишь то, что указанная проблема попала в поле зрения Президента РФ и он решительно высказался за то, чтобы в стране наконец наступила налоговая стабильность .

См.: Лашкина Е. Президент хочет налоговой стабильности // Российская газета. 2006.

Всего в 2005 г. российским парламентом было принято 245 законов, около 70% из которых — это изменения и дополнения к ранее принятым законам. Председатель Конституционного Суда РФ справедливо обратил внимание на то, что в таком «поправочном законодательстве» заложена «внутренняя нестабильность», приводящая к юридическим коллизиям. В то же время в соответствии с планом работы парламент должен был еще два года назад принять пакет законов, касающихся борьбы с коррупцией, но до настоящего времени в этом направлении мало что сделано . Одна из причин того, почему «поправочное законодательство» преобладает над собственно законотворчеством, состоит в том, что многие законы принимаются как бы под условием: исходя из предположения, что данный закон незамедлительно необходим обществу и государству, Государственная Дума принимает его, Совет Федерации одобряет, предполагая в дальнейшем внести необходимые поправки .

См.: Владимиров Д. Вооруженные, но бедные // Российская газета. 2006. 26 января.

См.: Владимиров Д. Условный срок для закона // Российская газета. 2006. 25 января.

Представляется, что в значительной степени такую законотворческую практику можно объяснить и тем, что большинство законопроектов сегодня становится законами без всестороннего, вдумчивого обсуждения и доработки с учетом мнения разных политических сил, представляющих различные группы населения: в нынешнем составе Государственной Думы результаты голосования оппозиционных фракций фактически не влияют на принятие решений парламентским большинством, которое составляют депутаты » Единой России».

Современная экономическая и правовая ситуация в нашей стране, соответствующие ей настроения в предпринимательской среде и обществе в целом вряд ли способствуют развитию отечественного бизнеса. По данным опроса, проведенного ВЦИОМ в январе 2005 г., состояние национальной экономики как хорошее оценили 7% респондентов (в 2004 г. — 9%), как плохое — 40% (в 2004 г. — 35%) . Предприниматели, «поднимающие» в таких условиях российскую экономику, вносящие свой ежедневный вклад в увеличение валового внутреннего продукта, — безусловно, смелые и решительные люди. Однако им объективно необходимы реальные гарантии неприкосновенности собственности, экономической и личной свободы, надежности и прибыльности инвестиций в России.

См.: Косовский В. Февраль. Достать чернил и плакать // Российская газета. 2005. 21 февраля.

Чрезвычайно важным в связи с этим представляется восстановление в полном объеме гласности, обеспечение реальной свободы слова и плюрализма мнений на телевидении и в других средствах массовой информации: граждане вправе получать всестороннюю и объективную информацию о событиях политической, экономической и социальной жизни. В правовом государстве в равной степени недопустимы как замалчивание общезначимых объективных фактов, так и тенденциозное освещение определенных событий только с одной — официальной позиции. Лишение населения права на объективную информацию не способствует формированию гражданского общества. Кстати, отвечая на вопрос «какие права человека наиболее важны?», заданный социологами Аналитического центра Юрия Левады, 26% респондентов назвали именно свободу слова, а 17% — право на получение информации . Пока же ситуация со свободой слова, по оценкам специалистов, оставляет желать лучшего: авторитетная международная организация «Репортеры без границ» присвоила России 140-е место (из 167) в международном рейтинге свободы прессы .

См.: Владыкина Т. Какие права больше всего волнуют россиян // Российская газета. 2004. 4 ноября.

См.: Яковлева Е. Увеличительное стекло свободы // Российская газета. 2004. 25 ноября.

По нашему глубокому убеждению, только в условиях реальной гласности, идеологического многообразия, свободы средств массовой информации, неангажированности судов и правоохранительных органов возможна эффективная борьба с коррупцией — одной из острейших проблем не только бизнеса, но и всего российского общества. Если такие условия не будут созданы, то задача снижения уровня коррупции вряд ли будет решена.

Необходимо обеспечить политические, юридические и экономические условия стабильного развития национального права и экономики, формирования у предпринимателей и других граждан уверенности в завтрашнем дне. Важно, в частности, прекратить порочную практику внесения бесчисленных изменений и дополнений в действующие законодательные акты. Для этого целесообразно больше работать над концепциями будущих законов, тщательно, взвешенно и детально обсуждать и качественно дорабатывать законопроекты с точки зрения их содержания, экономического обеспечения, социальных последствий, предотвращения коллизий, а также юридической техники. Представляется, что законопроект должен выноситься на голосование лишь после всесторонней оценки его качества и исправления спорных положений с учетом мнения не только большинства, но и меньшинства депутатов Государственной Думы.

Одновременно в среде государственных и муниципальных служащих следует воспитывать уважение к российским предпринимателям, обеспечивать осознание социальной полезности их деятельности, ее основополагающей значимости для экономики и социальной сферы, стабильного поступательного развития нашей страны.

Безусловная защита законно нажитой собственности, прав и законных интересов ее владельца должна стать приоритетом в работе правоохранительных и иных правоприменительных органов .

К сожалению, это не близкая перспектива. По данным опросов общественного мнения за октябрь 2004 г., люди практически не надеются на помощь представителей структур правопорядка. На вопрос о наличии доверия правоохранительным органам 27% опрошенных ответили отрицательно, 46% признались, что относятся к ним «скорее с опасением». См.: Черненькая О. Не верю // Еженедельный журнал. 2004. 8 ноября — 14 ноября. N 43(144).

Истинная независимость и высокая квалификация судей, эффективность судебной системы в условиях гласного судопроизводства могли бы реально повысить действенность конституционных и иных юридических гарантий предпринимательской деятельности в нашей стране.

Сегодня же еще рано говорить о полной трансформации России в государство, основанное на верховенстве закона и обеспечивающее гражданам всеобъемлющие гарантии прав и свобод человека . Не случайно многие авторитетные юристы, осознавая необходимость судебной реформы, в последнее время все чаще призывают к решению более масштабной задачи — осуществлению правовой реформы в России, которая еще никогда не проводилась в отечественной истории. Так, Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин целью правовой реформы считает создание системных предпосылок для того, чтобы Россия наконец «взяла правовой барьер», т.е. полностью состоялась как правовое и одновременно справедливое государство. В качестве трех главных задач и одновременно направлений правовой реформы он видит: а) правовую трансформацию российского общества; б) трансформацию и стабилизацию системы права; в) реализацию жесткой и устойчивой системы правоприменения, гарантирующей доступ граждан к правосудию и обеспечению своих прав и свобод. При этом правовая реформа включает в себя судебную реформу, вопросы системы и содержания законодательства, юридического образования, правосознания населения и корпоративного самосознания юридического сообщества .

См.: Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2004 год // Российская газета. 2005. 31 марта.

См. подробнее: Зорькин В. Д. Тезисы о правовой реформе в России // Правовая реформа, судебная реформа и конституционная экономика: Сборник статей / Составитель П.Д. Баренбойм. М.: Изд. Тихомирова М. Ю., 2004. С. 7 и сл.

Еще по теме:

  • Образец приказ на директора ооо при создании Приказ №1 о назначении директора ООО Привет всем новичкам в бизнесе! В продолжении темы какие шаги нужно предпринять после регистрации ООО, я пишу очередную статью “Приказ №1 о назначении […]
  • Статья 81 трудового кодекса рф выплаты Какие выплаты полагаются работнику при увольнении по сокращению? Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо […]
  • 119 статья упк рф Статья 119. Лица, имеющие право заявить ходатайство О конституционно-правовом смысле положений пункта 5 части 4 статьи 56 и статьи 119 настоящего Кодекса учетом их нормативной взаимосвязи […]
  • Вакансии адвокат волгоград Вакансии адвокат волгоград Коллеги, открываем новую ежегодную тему с вакансиями для юристов Волгограда и Волгоградской области - 2018 Желаю всем удачи в поисках подходящей и вдохновляющей […]
  • Исковое заявление по отмене договора дарения Исковое заявление о признании договора дарения квартиры недействительным В ________ районный суд г._____________ , Истец: ЛИЦО_1, проживаю по адресу:__________________, […]
  • Агашкова светлана юрьевна судебный пристав Штраф ГИБДД и судебные приставы. Добрый день! Сначала написал в "Законодательство", посоветовали обратиться сюда. Полез в приложение "Госуслуги" и обгаружил там "Судебную задолженность", […]