Прения по ст116 ук рф

Позиция частного обвинения по ст.116 УК РФ

ПОЗИЦИЯ ОБВИНЕНИЯ по ч.1 ст.116 УК РФ

в порядке ст.43, ч.5 ст.246 УПК РФ

ОБВИНЯЕТСЯ:

Орлова Татьяна Юрьевна,

20.01.1969 г/р, гражданка РФ, уроженка г. Харьков, зарегистрированная по адресу: г. Москва, пенсионерка, образование высшее, ранее не судима,

в том, что 20 августа 2015 года около 13 час 05 мин, находясь на территории СНТ по адресу: Московская область, Красногорский район, действуя умышленно, по предварительному сговору с Фомичевой Л.М. и Ершовым В.С., намереваясь занять должность в органах управления СНТ и выполняя совместный план по фальсификации выборов в органы управления СНТ путем проведения собрания при отсутствии кворума, с целью уничтожения документов, отражающих фактическое количество членов СНТ, явившихся на собрание,

совершила в отношении потерпевшей насильственные действия, причинившие физическую боль, а именно: вырывая у потерпевшей регистрационные списки, которые потерпевшая держала двумя руками, Орлова одной своей рукой тянула списки на себя, а другой рукой, схватив потерпевшую за правое предплечье, чтобы та разжала руки и выпустила списки, оцарапала ногтями правое предплечье потерпевшей. От действий Орловой. на правом предплечье потерпевшей появились царапины, выступила кровь, и потерпевшая ощутила физическую боль в виде жжения.

Таким образом, Орлова. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 116 УК РФ – нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

Доказательствами, подтверждающими обвинение, являются:

1) Показания потерпевшей, согласно которым Орлова, пытаясь выхватить из рук потерпевшей списки участников собрания СНТ, приподнялась, схватила одной рукой документы, а другой рукой схватила правую руку потерпевшей так, чтобы та ее разжала; при этом Орлова оцарапала правое предплечье потерпевшей, из царапин выступила кровь.

2) Справка Травматологического пункта Красногорской городской больницы, выданная потерпевшей 21 августа 2015 г., согласно которой потерпевшей диагностировано телесное повреждение в виде кровоподтеков на правом предплечье.

3) Заключение эксперта, согласно которому у потерпевшей установлено шесть кровоподтеков на ладонной поверхности правого предплечья. Согласно выводу эксперта, наличие на ладонной поверхности правого предплечья шести кровоподтеков до 1,5 см не исключает возможности причинения их при захвате и сдавлении пальцами рук.

4) Показания свидетеля, согласно которым он 20 июля 2014 г. находился на территории собрания СНТ и видел, как Орлова приподнялась из-за стола и схватила потерпевшую за плечо.

5) Показания свидетеля, согласно которым он лично видел действия рук Орловой по отношению к потерпевшей. Так, 20 августа 2015 г. он находился на территории собрания СНТ. Около 13.00 с расстояния примерно 2 метра от него увидел, как Орлова одной рукой вырывает из рук потерпевшей документы, а другой своей рукой держит руку потерпевшей. При этом он видел, как рука Орловой скользила по руке потерпевшей, оставляя царапины и кровоподтеки. Место кровоподтеков соответствовало тому, где Орлова проводила рукой.

Считаем, что доказательства, на которые ссылается сторона защиты, не являются достоверными, а именно:

1) Показания подсудимой Орловой не соответствуют действительности, опровергаются другими доказательствами по делу и направлены на избежание уголовной ответственности.

2) Показания свидетеля не могут быть приняты во внимание, поскольку, как утверждает сама свидетель, она не видела инцидент, произошедший между потерпевшей и подсудимыми, поскольку подсудимая Орлова, приподнявшись со стула в сторону потерпевшей своей спиной полностью закрыла свидетелю видимость происходящего.

3) Показания свидетеля не могут быть приняты во внимание по следующим обстоятельствам. Во-первых, как утверждает сам свидетель, он не видел инцидент, так как повернулся на шум позже. Во-вторых, свидетель может иметь заинтересованность в исходе дела. Так, по его собственному утверждению, он состоит в дружеских отношениях с подсудимым Ершовым. Супруга свидетеля находится в служебной зависимости от подсудимого Ершова, являясь главным бухгалтером в организации, которой руководит подсудимый. В этой связи есть основания сомневаться в правдивости показаний свидетеля.

6) Показания свидетеля не могут быть приняты во внимание, поскольку эти показания запутаны, противоречивы. Как утверждает сама свидетель, в момент инцидента она была занята собственными мыслями, и неотчетливо воспринимала окружающие события. Кроме того, как указала свидетель, она плохо помнит произошедшее, поскольку с момента событий, о которых она рассказывает прошло много времени.

7) Показания свидетеля не могут быть приняты во внимание, поскольку, как указывает свидетель, он стоял в 3-4-х метрах от события преступления и его непосредственно не видел. Как утверждает свидетель, он обернулся на шум, когда подсудимая уже уговаривала потерпевшую успокоиться. Кроме того, свидетель неверно указывает расположение лиц, сидящих за столом, что свидетельствует о неточностях в его восприятии и воспроизведении событий.

Таким образом, считаем, что доказательства, представленные стороной защиты, не соответствуют критериям достоверности.

Основываясь на приведенных доказательствах, считаем, что в действиях Орловой усматривается состав преступления, предусмотренного частью 1 статьи 116 УК РФ.

Объективная сторона преступления выражена в причинении потерпевшей физической боли путем царапания с оставлением царапин на правом предплечье потерпевшей.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом: физическая боль причинена потерпевшей намеренно, с целью достижения преступной цели.

Целью преступления является изъятие у потерпевшей документов для последующей фальсификации выборов общего собрания СНТ.

Мотивом преступления является желание подсудимой занять должность в органах управления СНТ.

Преступление совершено группой лиц предварительному сговору, о чем свидетельствует очевидная сплоченность действий подсудимых. Согласно пдп. «в» ч.1 ст.63 УК РФ данное обстоятельство является отягчающим наказание.

На основании изложенного и в соответствии с ч.2 ст.20, ст.43, ст.318 УПК РФ, пдп. «в» ч.1 ст.63, ч.1 ст.116 УК РФ,

ПРОСИМ СУД:

Признать Орлову виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ и назначить наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей.

Речь в судебных прениях по частному обвинению журналистки С.Кравченко по ст.116 УК (побои)

Мировой суд завершает рассмотрение уголовного дела по частному обвинению гражданки Кравченко по ст.116 Уголовного кодекса РФ, т.е. в причинении побоев. Однако неверно было бы говорить, что в избиении охранника обвиняют обыкновенную гражданку. Как раз здесь под угрозой наказания оказался с большой буквы Журналист, один из тех немногих в городе, кто не боится защищать права граждан. Светлана Николаевна исполняла свой журналистский долг, действовала согласно законодательных и этических норм и, тем не менее, в итоге подверглась уголовному преследованию за свою профессиональную деятельность.

Из всех представленных обвинением доказательств нет ни одного вызывающего доверия и убеждающего в совершении преступления моей подзащитной. Показания свидетелей, являющихся сотрудниками небольшого коллектива, заведомо предвзяты, медицинская документация противоречива, а в части, касающейся правомерности своей охранной деятельности, обвинитель скорее навредил себе и своей охранной организации, нежели убедил суд и зрителей в том, что он действовал правомерно.

Так, из показаний Кривошеева и свидетелей следует, что на территории здания «модуля», где произошел инцидент, якобы действует пропускной и внутриобъектовый режим. Однако никаких документальных подтверждений правомерности взаимоотношений между охранным предприятием и именно ООО «АБВК-Сочи» — ни договора на оказание охранных услуг, ни положения о пропускном и внутриобъектовом режиме мы так и не увидели, хотя защита прилагала все усилия для истребования такой документации. Более того, в соответствии с лицензией №00782 от 05 сентября 2008 г. до января 2012 г. частное охранное предприятие «Регион-3» не могло оказывать охранной услуги в виде обеспечения внутриобъектового и пропускного режима на объектах.

Также в должностной инструкции оперативному дежурному ООО «ЧОП «Регион-3» отсутствует обязанность последнего обеспечивать режим на объекте. Кроме того, на момент инцидента у Кривошеева отсутствовало удостоверение установленного образца, а в том, что было предоставлено на обозрение суду также не давалось полномочий на обеспечение внутриобъектового и пропускного режима. Кстати, подобные серьезные нарушения не впервой для ООО «ЧОП «Регион-3», например, за год до инцидента по инициативе ГУВД по Краснодарскому краю решением краевого Арбитражного суда охранная организация уже была привлечена к административной ответственности за подобное, что освещено в ходе процесса.

А это значит, что действия частного охранника Кривошеева по целому ряду оснований являлись противоправными и выходили за рамки его полномочий, в чем усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст.203 УК РФ — «Превышение полномочий работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, при выполнении ими своих должностных обязанностей».

Необходимо отметить, что действия охранника были неправомерны и в вопросе препятствованию журналисту в проведении видеосъемки.

В соответствии со ст.29 Конституции РФ «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.» Ограничения на видеосъемку установлены, например, Уголовно-процессуальным, Арбитражно-процессуальным, уголовно-исполнительным и др. кодексами. Ни в одном федеральном законе нет запрета на видеосъемку ООО «АБВК-Сочи» или иных учреждений, открытых, как мы установили, для беспрепятственного доступа граждан. Возможно, правомерным бы было ограничение доступа к коммерческой информации с выполнением ряда условий согласно Федерального закона Российской Федерации N 98-ФЗ от 29 июля 2004 г. «О коммерческой тайне» – с определением перечня информации, составляющей коммерческую тайну, нанесением грифа «коммерческая тайна» на материальные носители и прочими мерами. Однако никто из оппонентов ни разу не сослался на коммерческую тайну, они лишь апеллировали к некоему возвышенному статусу «стратегического режимного объекта». Естественно, никаким стратегическим режимным объектом ООО «АБВК-Сочи» не является хотя бы по той причине, что согласно Гражданского кодекса в соответствии со своей организационно-правовой формой деятельность этого общества направлена исключительно на извлечение прибыли. Как выяснено в судебном заседании, в число объектов, подлежащих государственной охране, эта коммерческая организация не входит.

При этом обвинение так и не представило нам легитимного нормативно-правового акта, по которому запрещена видеосъемка в ООО «АБВК-Сочи», вопреки уверениям Кривошеева являющемся самостоятельным субъектом хозяйственной деятельности и договорного права. Безосновательные и ничем не подкрепленные утверждения Кривошеева и его сторонников в некоем запрете, неконституционны. А из этого следует, что поведение представителя охранной организации с самого начала являлось противоправным, ведь инцидент возник именно из-за страха Сафроновой и Кривошеева перед видеосъемкой. И именно противоправность поведения этих лиц привела к возникновению и эскалации конфликта.

Напротив, с точки зрения права журналист Кравченко действовала открыто, гласно, в публичных интересах и в полном соответствии с полномочиями и правами журналиста, предоставленными Федеральным Законом «О СМИ» и иными НПА.

В основу обвинения положены показания свидетелей — сотрудниц «АБВК-Сочи» Сафроновой, Красильниковой и Пирожниковой. Очевидно, что они не являются объективными и непредвзятыми свидетелями, ведь Кравченко ужасно их всех обидела, включив видеокамеру в офисе коммерческой организации. В суде было заметно, что все свидетельницы питают нескрываемую неприязнь к Светлане Николаевне. Более того, свидетель Сафронова в ходе инцидента 08 декабря 2011 г. напрямую угрожала ей судебным преследованием. Она же в суде явно давала неправдивые показания, соврав о том, что беспокоилась за некие секретные документы, о том, что Кравченко не объяснила цель своего визита и что она не давала никаких указаний по выведению и задержанию Кравченко в кабинете. Ценность показаний такого заинтересованного в исходе дела очевидца близка к нулю.

Показания всех свидетелей, как и впрочем обвинителя объединяет занятная особенность: они отлично помнят, что Кравченко вела себя неадекватно, избивала охранника, однако как только речь коснулась деталей, то вся память у них куда-то улетучилась. Ни Сафронова, ни Пирожникова, ни Красильникова не смогли нам пояснить чем, как и куда конкретно наносились удары. При этом Пирожникова вообще не могла определиться то ли толкала Кравченко ладонями, то ли била кулаками или же другими предметами, в т.ч. по голове. Красильникова рассказала, что журналист ловко избивала летящего вниз по лестнице охранника, но вот достигали ли удары ногами цели она не знает, поскольку видела, как журналист ими только размахивала. Одновременно в показаниях весомо разнятся сведения о количестве якобы нанесенных ударов, что само по себе может и не иметь изобличающего во лжи характера, но в обстоятельствах, когда свидетели, не моргая, озвучивают факт причинения побоев, но, путаясь и запинаясь, не могут пояснить конкретных деталей избиения, локализацию и количество ударов, можно утверждать лишь об одном — о том, что свидетели выдают желаемое за действительное, а проще говоря придумывают избиение, дабы наказать строптивую журналистку. Если бы Кравченко руками, ногами и подручными средствами нанесла то количество ударов Кривошееву, которое ей приписывают, то мы бы здесь обсуждали не длину царапины в миллиметрах, а длительность стационарного лечения пострадавшего и количество наложенных швов.

Смущают оговорки обвинителя и свидетелей о том, куда же делась видеосъемка, которую вели сотрудники «АБВК-Сочи». Считаем, что как раз она и устранила бы все сомнения в том, что Кравченко не била сотрудника ЧОПа, однако, разумеется, появление такой видеосъемки было невыгодно для обвинения. Вкупе с этим необходимо отметить, что в ходе процесса частный обвинитель отказался от нескольких серьёзных доказательств обвинения. Например, от допроса сотрудника все той же ООО «АБВК-Сочи» Финикова, принимавшего активное участие в конфликте и наблюдавшего впоследствии несколько гематом на голове и разбитое ухо у охранника. Так же обвинение предложило защите самим истребовать важнейшие сведения из медицинского пункта, где якобы Кривошееву первоначально оказывали помощь.

Такие действия со стороны частного обвинителя не могут не вызывать недоумения. Хотя возможно, как раз здесь кроется нежелание еще больше запутывать ситуацию и изобличить себя во лжи. Ведь как раз сведения, почерпнутые из медицинской документации стали максимально противоречивыми. Ведь первоначально в ухе Кривошеева была обнаружена лишь одна некровоточащая ссадина размером 2 на 1 мм и гиперимия на щеке. Через несколько дней эти следы разрослись и превратились уже в целых три ссадины ужасающими размерами 3 на 2 мм, 2 на 4 мм и 3 на 3 мм. Каким образом произошла столь чудная эволюция ссадин нам так никто не пояснил, а данное противоречие в ходе судебного следствия устранено не было, несмотря на вызов для допроса судебно-медицинского эксперта. Смею напомнить суду, что в соответствии с ч.3 ст.49 Конституции РФ неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

Перейду к общей характеристике вменяемого моей подзащитной преступления.

Объективная сторона ст.116 УК РФ характеризуется деянием в форме активных действий, последствием в виде физической боли и причинной связи между ними. В нашем случае, нет никаких объективных данных, свидетельствующих о том, что Кравченко наносила удары Кривошееву. Ни он, ни его свидетели так и не смогли внести ясность КОГДА, ЧЕМ, КАК И КУДА был нанесен удар, причинивший ссадину. Обвинения, основанные на одних лишь предположениях, не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Необходимо отметить, что в ходе заседания Кривошеев отказался от поддержания обвинения по фактам нанесения всех ударов, кроме якобы повлекшего царапину. А это по нашему мнению значит, что суд при вынесении обвинительного приговора не может выйти за пределы предъявленного обвинения и ссылаться на множественность нанесенных потерпевшему ударов.

Далее. Обязательным признаком состава преступления являются последствия в виде физической боли. Ни разу в ходе процесса Кривошеев не сослался на то, что он испытывал боль. Более того, и он подтвердил показания свидетеля, что царапину в ухе ему показали очевидцы, т.е. узнал о ней только, когда ему об этом сообщили. Все дальнейшие обращения «потерпевшего» в медучреждения были направлены не на получение медицинской помощи, а на фиксацию самого факта появления царапины. Когда же и как ссадины были получены, мы достоверно не узнали, а то, что в ходе судебного заседания в стрессовой ситуации в присутствии зрителей Кривошеев ковырялся очками в собственном ухе красноречиво свидетельствует о многом.

Субъективная сторона побоев характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. Неосторожное причинение физической боли ответственности не влечет.

Ранее изложенный анализ доказательств вины можно резюмировать тем, что обвинением не представлено сколько-нибудь веских доказательств вины Кравченко, в том, что она намеренно стремилась причинить болевые ощущения Кривошееву.

Важно и то, что ни один из свидетелей обвинения не смог внятно и убедительно назвать мотив «преступления». Не смог его сформулировать и обвинитель. В качестве причин, по которой журналист якобы накинулась на охранника, назывались то, что он уходил куда-то звонить и препятствовал видеосъемке. Ни одна из этих версий после исследования приобщенных защитой аудио- и видеозаписей не выдерживает критики, поскольку Светлана Николаевна в течение всего инцидента вела себя корректно и выдержано, вопреки дружным обвинениям в неадекватности со стороны Кривошеева, Сафроновой, Красильниковой и Пирожниковой. Невозможно поверить в то, что спокойная и выдержанная Кравченко резко накинулась на сотрудника охраны, исколошматив его всем чем можно, а затем так же неожиданно успокоилась. Такие предположения являются лишь ничем не подтвержденными домыслами обвинения и опять же не могут положены в основу обвинительного приговора.

Подытоживая сказанное, считаю необходимым отметить, что и стороне защиты, и, думаю, зрителям довольно неуютно присутствовать здесь. Неуютно потому что стыдно за охрану, которая не может отличить пластиковую карточку от удостоверения журналиста, которая выдаёт за побои крошечную царапину, которая не разбирается в собственных правах да обязанностях и бездумно выполняет все указания, даже противоречащие закону и Конституции. Это такие охранники, как потерпевший, невежественные и услужливые, не пускают граждан на общедоступные городские пляжи, перегораживают общедоступные парковки и запрещают журналистам собирать общедоступную информацию. Причем безо всяких веских оснований, внятных объяснений и самое главное, незаконно.

На основании изложенного, и в связи с отсутствием события преступления прошу суд вынести оправдательный приговор в отношении Кравченко С.Н. Кроме того, в соответствии ст.29 ч.4 УПК РФ в связи с выявленными нарушениями закона со стороны ООО «ЧОП «Регион-3» и частного охранника Кривошеева при осуществлении частной охранной деятельности, которые посягают на права и свободы граждан, прошу суд вынести частное определение и выделить соответствующие материалы для направления в правоохранительные органы.

В итоге судья Катерина Калустова признала Кравченко виновной и присудила штраф десять тысяч рублей. На наши доводы, тезисы и умозаключения она просто не обратила внимания. Не заметила. Готовим апелляционную жалобу.

Прения по ст116 ук рф

Когда потерпевший обязан доказать обвинение

В уголовном законодательстве РФ имеются три статьи, по которым обвинение потерпевший доказывает самостоятельно без участия государства в лице прокурора на его стороне. Это:

1. побои (ч. 1 ст. 116 УК РФ);
2. причинение легкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 115 УК РФ);
3. клевета (ч.1 ст. 128.1 УК РФ).

Причинение физической боли человеку является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. 116 УК РФ. Причем не имеет значение каким способом это сделано: удар, толчок, пинок или путем использования слезоточивого газа. Если физическое воздействие повлекло кратковременное расстройство здоровья — легкий вред здоровью, то такое деяние квалифицируется по ст. 115 УК РФ.

Клеветой по уголовному законодательству РФ является умышленное распространение заведомо ложных сведений порочащих честь и достоинство другого лица либо подрывающих его деловую репутацию. Ответственность предусмотрена ст. 128.1 УК РФ.

Уголовные дела возбуждаемые по данным преступлениям называются делами частного обвинения.
_____________________________________________________________________________

Уголовные дела частного обвинения.

Возбуждаются только по заявлению потерпевших и доказываются ими же. Это означает, что на стороне заявителя нет прокурора, потерпевший подав заявление приобретает статус частного обвинителя, на которого возлагаются следующие обязанности:

– подготовить заявление, определиться с квалификацией и правильно изложить требование, установить подсудность;
– изложить суть обвинения в суде, с этого начинается судебное следствие, некоторые допускают ошибки уже на этой стадии;
– определить порядок исследования доказательств и сообщить его суду;
– подготовить ходатайства о получении дополнительных доказательств, если они необходимы;
– допросить свидетелей и подсудимого. Некоторые полагают что судья это будет делать за потерпевшего, это ошибка, право первым задать вопросы будет предоставлено потерпевшему, к этому нужно быть готовым;
– исследовать письменные материалы дела;
– выступить в прениях.

Заявления о привлечении к уголовной ответственности по таким делам подаются мировому судье, а не в полицию. Поэтому подав заявление в полицию потерпевший получит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (практика г. Москвы). Уверен, что многие с этим сталкивались, после чего шли за консультацией к адвокатам по уголовным делам.

Заявление Мировому судье подается по правилам территориальной подсудности с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело (ч. 6 ст. 318 УПК РФ). Заявление должно содержать: наименование суда, в который оно подается (Мировому судье Иванову А. А. а не в Мировой суд), описание места, времени и обстоятельств совершения преступления, просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству, данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность, данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд, и подпись лица, подавшего заявление (ч. 5 ст. 318 УПК РФ).

Наиболее распространенные ошибки в заявлении:

– отсутствие времени совершения преступления: должны быть часы или период времени;
– отсутствие места совершения престулпения: номер дома, квартира;
– нет данных о лице привлекаемом к ответственности;
– отсутствует просьба о принятии к уголовного дела к своему производству

В случаях, если поданное заявление не отвечает изложенным требованиям УПК РФ (ч. 5 и 6 ст. 318), мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему, в котором предлагает ему привести заявление в соответствие с указанными требованиями и устанавливает для этого срок. В случае неисполнения данного указания мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и уведомляет об этом лицо, его подавшее (ч. 1 ст. 319 УПК РФ).

Начало судебного разбирательства. Сроки.

Судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления (ч. 2 ст. 321 УПК РФ). В течение 7 суток мировой судья вызывает лицо, в отношении которого подано заявление, знакомит его с материалами уголовного дела, вручает копию поданного заявления, разъясняет права подсудимого в судебном заседании и выясняет, кого необходимо вызвать в суд в качестве свидетелей защиты (ч. 3 ст. 319 УПК РФ).
Лицо, в отношении которого подано заявление, имеет право подать встречное заявление, которые объединяются в одно производство с первоначальным, рассмотрение дела в этом случае может быть отложено на срок не более 3 суток (ч. 3 ст. 321 УПК РФ).

При оправдании подсудимого суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство (ч. 9 ст. 132 УПК РФ).

Вопреки расхожему мнению при оправдании подсудимого по делу частного обвинения право на реабилитацию у него не возникает.Только в том случае если в первой инстанции, т.е. мировой судья, вынес обвинительный приговор, который был отменен в порялке обжалования.

В случае прекращения дела примирением сторон к подсудимому может быть предъявлен гражданский иск о возмещении морального и материального ущерба, и постановление о прекращении уголовного дела будет одним из доказательств по гражданскому делу.

Пример. Как проигрываются дела.

Буквально недавно мне пришлось участвовать как защитнику подсудимого, обвиняемого бывшей женой в нанесении побоев. Первое же замечание от судьи обвинители получили за вольный пересказ заявления, оно должно зачитываться в точности. Затем, на предложение судьи определить порядок исследования доказательств сторона обвинения взяла длительную паузу, явно не понимая что это такое, причем даже юрист, представитель заявителя, также не знал что ответить, ведь по его разумению все документы представлены с заявлением. Ответа не поступало длительное время, просто молчание и какие-то невнятные пояснения о том, что в будущем они что-то представят. Судья тоже в замешательстве. Дело в том, что инициатива представления доказательств должна исходить именно от сторон, не может судья склонять к представлению ходатайств кого-либо. Нет ходатайства об исследовании — нет доказательства. Судья это понимает, пытаясь спасти положение обвинителей, она всячески намеками пыталась найти выход из ситуации. Поэтому когда стало понятно, что обвинение растерялось и не заявляет ходатайств, судья уже явно «перегибает палку», я воспользовался этим и заявил, что ввиду нежелания представлять суду доказательства стороной обвинения, прошу предоставить такую возможность защите, мною было заявлено ходатайство о порядке исследования доказательств защиты, после чего мы плавно перешли к допросу наших свидетелей. Это означает, что обвинение свою стадию и возможность представить доказательства обвинения пропустило и их заявление осталось ничем не подкрепленным, т.е. голыми словами на двух листах бумаги. Благодаря этому потерпевший превратился в обвиняемого и в результате удалось добиться оправдательного приговора по обвинению в побоях.
Этот пример говорит о том, что уголовный процесс имеет свою специфику, которой не владеют даже сотрудники некоторых юр. компаний, что уж говорить об обычных гражданах.
Дело закончилось оправдательным приговором.

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 116 УК РФ

РЕЧЬ ЗАЩИТНИКА

Уважаемый суд, я убежден в полной невиновности своего подзащитного: Мхххххххххха:

Как следует из материалов данного дела (протокол судебного заседания от 25.03.09 г.) со слов потерпевшей – П.Н.Р.: «Что примерно в 11:00, она хотела выйти из дома, в прихожей стоял Мхххххххххх, он схватил меня за руки кидал из стороны в сторону», «Он меня не пропускал умышленно», «Мхххххххххх удерживал умышленно», «Меня не выпускали на улицу, вытолкнули двое, Мхххххххххха среди них не было», «Я не знаю, кто мне сломал руку, делал синяки, Мхххххххххх или судебные приставы».

Из заявления и показаний самой потерпевшей следует, что мой подзащитный находился в момент выселения, около 10:00 или 11:00 часов, в прихожей жилого дома по ул. Цхххххх, хх.

Показания потерпевшей невозможно расценивать иначе как ложные, надуманные и противоречивые, т.е. придуманные самой П.Н.Р., с целью оговорить моего подзащитного.

Роль Мхххххххххха в данном мероприятии (выселении семейства П.Н.Р.) была крайне незначительной, и сводилась к функции водителя, доставившего на своем личном автомобиле (которого, кстати, никто из «свидетелей» со стороны П.Н.Р. не видел), судебного пристава С.Е.В. для принудительного выселения семьи П.Н.Р. в 10:00, и после этого уехавшего по своим делам, не входя в дом.

Данный факт подтверждается показаниями всех свидетелей со стороны защиты – всеми участниками выселения, кроме самих П.Н.Р., а также письменными доказательствами, имеющимися в материалах дела.

В материалах дела имеется список вызовов клиента ООО «ХХХХХ» по абонентскому номеру ххххххххх (л.д. 67, 68), принадлежащего моему подзащитному. Проанализировав, данные, указанные в данном списке, можно однозначно сделать вывод о том, что во временной промежуток с 10:00 до 11:00 часов, на который указывает потерпевшая и ее свидетели, и даже намного позднее, Мхххххххххх вообще, физически не мог находиться рядом с ней, и причинять ей какие бы то ни были повреждения. В УПК это называется – «АЛИБИ», подтвержденное показаниями всех вменяемых участников выселения, о чем мы заявляли с самого начала рассмотрения бессмысленного заявления мстительной старушки П.Н.Р.

Перечислять, показания так называемых «свидетелей» со стороны «обвинения», я позволю себе только потому, что они вообще не могут подтвердить НИЧЕГО, кроме полной безосновательности утверждений псевдопотерпевшей.

свидетель В.С.В., прибывший в 11:12 часов в дом из которого давно пора было выселить П.Н.Р., как выездной врач, для оказания медицинской помощи больному П.А.П., вообще не смог опознать моего подзащитного, как лицо, присутствовавшее при выселении. Во время присутствия данного свидетеля в доме (с 11:12 часов – до 11:34 часов, и это установлено абсолютно точно!), никто из присутствовавших не совершал каких-либо физических действий в адрес потерпевшей; и сама потерпевшая никаких жалоб не заявляла.

Из этих показаний следует, что как минимум до 11:34 часов, П.Н.Р. была целехонькой, а Мхххххххххх находился слишком далеко от нее, даже для того, чтобы дотронуться до бабульки.

Свидетель П.Е.А., который, давая показания (протокол судебного заседания от 25.03.09 г.) сообщил совсем об ином временном промежутке, с его слов: «До 19.12.07 г. с Мххххххххххым не знаком. Приехали на выселение в 13:00 или 14:00».

Свидетель К.Г.А., несмотря на то, что в доме из которого выселяли семью П.Н.Р не была, и лично ничего не видела, тем не менее, не смогла удержаться от пространных но бессмысленных воспоминаний о событиях, версию которой ей подсказала П.Н.Р. Её показания настолько противоречивы и бессмысленны, что цитировать их я просто не могу, т.к. в них отсутствует мысль, а есть только яд.

Кроме того, из заключения судебно-медицинской экспертизы, следует, что перелом правой ладьевидной кости мог образоваться как от сдавливания рукой, так и в результате ушиба о тупой твердый предмет.

Остальные повреждения могли образоваться при любых обстоятельствах, когда правое или левое предплечье, правая кисть доступны для нанесения повреждений, в том числе нельзя исключать возможность образования повреждений в результате «… физического воздействия руками, при сдавливании рукой, при ударе самой потерпевшей о твердый предмет…»

Таким образом, заключением эксперта установлено, что вред, причиненный П.Н.Р., мог образоваться не только от физического воздействия другого лица, но и от ударов и действий самой потерпевшей.

О том, что П.Н.Р. сама наносила удары голыми руками по двери и окну, заявляет сама потерпевшая. Это подтверждается и показаниями всех свидетелей, в т.ч. и родственников потерпевшей.

Не верить её самой, её родственников, и вообще всех присутствовавших, в этой части, у меня нет оснований, а заниматься разбором всевозможных бредовых домыслов, при очевидной невиновности моего подзащитного, у меня нет никакого желания.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Из этого, основополагающего принципа уголовного судопроизводства следует, что обвинительный приговор суда не может быть основан на предположениях потерпевшей и её мечтах об осуждении Мхххххххххха, к которому П.Н.Р. испытывает древнюю личную неприязнь, и не может служить доказательством самого факта совершения кем бы то ни было, за исключением самой П.Н.Р., преступления предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

На основании вышеизложенного,

требую:

  1. М.А.Г. – ОПРАВДАТЬ, в связи с отсутствием события преступления.
  2. В удовлетворении гражданского иска — ОТКАЗАТЬ.
  3. Взыскать с П.Н.Р. в пользу Мхххххххххха понесенные им расходы на юридическую помощь. Ходатайство об этом, со всеми подтверждающими документами давно ждет своего часа на л.д. № 93.

Суд считает доказанным, что Лебедев совершил преступление, предусмотренное ст 116 УК РФ, — «побои». Приговор: обязательные работы сроком на 150 часов (ХРОНИКА)

16:35 Адвокат Резник: «Приговор необоснованный. Отбили «хулиганство», отобьем и «побои». Будем обжаловать».

16:34 Судья покинул зал заседаний.

16:33 Преступление Лебедев совершил из хулиганских мотивов. Суд приговорил: к обязательным работам сроком на 150 часов.

16:31 Суд считает доказанным что Лебедев совершил преступление, предусмотренное ст 116 УК РФ («Побои»).

16:30 Приговор носит явно выраженный обвинительный характер. Судья говорит, что Полонский «не проявлял агрессии».

16:29 Суд приходит к выводу, что удары Лебедева достигли цели и принесли Полонскому физическую боль.

16:27 Судья зачитывает, что он критически относится к показаниям «специалиста» Комкова.


Адвокат Резник, напротив — прокурор и адвокат Полонского Диана Татосова.

16:24 Судья дает оценку показаниям свидетелей Лисовского, Стерлигова, Селина и Романовой…

16:22 Судья дает оценку показаниям экспертов, приглашенных стороной защиты.


Фото: Ирек МУРТАЗИН — «Новая»

16:18 Судья приступил к описанию просмотра вино записи программы «НТВшники».

16:10 Судья начинает: «Лебедев совершил. » И описывает произошедшее в студии НТВ 16 сентября 2011 года. Приговор читает скороговоркой, разобрать, что именно он говорит, можно с трудом. Со временем скорость чтения приговора увеличивается еще более, и становится совершенно не понятно, что произносит судья Бахвалов. Четко слышна только фамилия «Полонский», которую судья повторяет очень часто.

16:03 Добровинский и Самсонов — адвокаты Полонского, как раз накануне виртуально «отставленные» им — на оглашение приговора не пришли, зато приехала третий адвокат — Диана Татосова. Судья Андрей Бахвалов начал оглашение приговора.

15:30 В Останкинском райсуда — столпотворение. Уже за полчаса до начала оглашения приговора Александру Лебедеву зал заседаний наполнен журналистами. Журналисты шутят: в честь приговора судью Бахвалова «повысили» — переселили с третьего этажа на пятый. На пятом этаже более вместительный зал заседаний.

15:20 Сегодня Останкинский суд Москвы огласит приговор бизнесмену и депутату Александру Лебедеву — по делу о драке с бизнесменом Сергеем Полонским в студии НТВ. Напомним, во время прений на предыдущем заседании прокурор попросила для Лебедева 1 год и 9 месяцев ограничения свободы с запретом на посещение публичных мероприятий, а в ходе яркого выступления адвоката Лебедева Генри Резника обвинения Лебедеву были неоднократно подвергнуты всяческим сомнениям. Взывая к суду, Резник тогда попросил не только полностью оправдать своего подзащитного, но и вынести представление Следственному комитету России — за многочисленные, в том числе недопустимые, нарушения в ходе подготовки материалов дела (запись речи адвоката также доступна на сайте «Новой»). В тот же день через свою страницу в социальной сети Полонский, чье местонахождение до сих пор доподлинно не установлено (на суде говорят одновременно о Камбоджии, Швейцарии и Израиле), заявил «отвод» своим адвокатам и попросил не применять арест для Лебедева. «Документ» в суде не рассматривался.

Обзор кассационной практики Верховного Суда Республики Коми по уголовным делам за июль 2000 года

Обзор кассационной практики Верховного Суда Республики Коми
по уголовным делам за июль 2000 года

Койгородского федерального суда

Б. осужден за нанесение побоев и угрозу убийством Ч., при наличии у Ч. оснований опасаться осуществления этой угрозы, за незаконное лишение Ч. свободы, не связанное с его похищением, с применением оружия, а также убийство гражданина М., совершенные при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Вместе с тем из материалов дела видно, что уголовное дело по факту нанесения побоев Ч. не возбуждалось, соответственно не принимались и меры к примирению сторон до его возбуждения.

Также судом не было разъяснено потерпевшему его право на примирение с подсудимым, не принято мер к примирению сторон, поскольку дело является делом частного обвинения, не выяснено мнение потерпевшего, желает ли тот привлечения к уголовной ответственности Б. за нанесение побоев, не предоставлено слово Ч. в прениях для поддержания обвинения по ст. 116 УК РФ.

При таких обстоятельствах осуждение Б. по ст. 116 УК РФ не может быть признано законным и обоснованным,

Судебная коллегия приговор в части осуждения его по ст. 116 УК РФ отменила, с прекращением производства по делу.

Усть-Куломского федерального суда

Б., Г., А., Т., и Ч осуждены за тайное хищение чужого имущества, совершенное 13 и 15 октября 1999 года по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, с проникновением в хранилище, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Вместе с тем действия осужденных Ч. — по всем трем эпизодам, Г. по обоим эпизодам от 15.10.99 г., А. по эпизоду от 15.10.99 г. после 19 часов — по ст. 158 ч. 2 п.п. «а , б , в» УК РФ квалифицированы неверно. Поскольку Ч. 13.10.99 г., Г., А., и Ч. 15.10.99 г. после 19 часов и Г. и Ч. 15.10.99 г. оба раза в картофельную яму не проникали, а оставались на улице следить за посторонними, т.е. фактически совершили соучастие в краже в виде пособничества.

Их действия следует квалифицировать по ст.ст. 33 ч. 5 , 158 ч. 2 п.п. «а , б , в» УК РФ.

Интинского федерального суда

Неправильное применение уголовного закона в соответствии со ст. 342 п. 4 УПК РСФСР является основанием для отмены приговора.

Б. осужден за причинение имущественного ущерба владельцу имущества путем обмана при отсутствии признаков хищения, за кражу чужого имущества, совершенную неоднократно, с причинением значительного ущерба гражданину и за жестокое обращение с животным, повлекшим его гибель, из корыстных побуждений, с применением садистских методов.

Вместе с тем квалификация действий по ст. 245 ч. 1 УК РФ является неправильной в связи с тем, что нанесение удара палкой по голове собаки при наличии у Б. корыстной цели ее завладения являлось способом хищения собаки. Дальнейшие действия по подвешиванию и удушению собаки являлись способом распоряжения Б. похищенным.

Поэтому все действия Б. по завладению и распоряжению похищенным в данной части обвинения охватываются составом преступления, предусмотренным ст. 158 ч. 2 п.п. «б , г» УК РФ.

Судебная коллегия приговор в отношении Б. в части осуждения его по ст. 245 ч. 1 УК РФ отменила с прекращением производства по делу за отсутствием состава преступления.

Сыктывкарского федерального суда

Квалифицируя действия П. по ст. 33 ч. 5 — 162 ч. 3 п. «в» УК РФ, суд излишне квалифицировал его действия также по ст. 33 ч. 5 — 111 ч. 3 п. «а» УК РФ, поскольку его деяние, как пособника в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего Ж. полностью охватывается диспозицией п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ и дополнительной квалификации не требует.

Судебная коллегия приговор в отношении П. изменила, исключив осуждение по ст. 33 ч. 5 — 111 ч. 3 п. «а» УК РФ.

Сыктывдинского федерального суда

Непредоставление подсудимому последнего слова является существенным нарушением уголовно-процессуального закона .

Р. и З. признаны виновными в разбое группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия, и в краже чужого имущества группой лиц по предварительному сговору при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

Согласно протоколу судебного заседания в нарушение требований ст.ст. 46 , 297 УПК РСФСР, суд не предоставил З. последнее слово, что судебной коллегией признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона и повлекло отмену приговора.

Усть-Цилемского федерального суда

А. по приговору суда обязан являться на регистрацию в орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных. В период испытательного срока А. не являлся на регистрацию в милицию 4 раза, дважды за совершение административных правонарушений привлекался к административной ответственности, в связи с чем уголовно-исполнительной инспекцией было внесено в суд представление о направлении А. в места лишения свободы для отбывания наказания.

Суд, признав доказанными факты неявки на регистрацию А. и факты вынесения каждый раз официальных предупреждений об отмене условного осуждения, сделал вывод, что А. совершил злостное уклонение от исполнения возложенных на него судом обязанностей. Вместе с тем в постановлении указано, что причины неявок А. на регистрацию были уважительными, что исключает злостность неисполнения возложенных судом обязанностей. Таким образом, в постановлении содержаться два взаимоисключающих вывода.

Между тем вывод судьи об уважительности причин неявки на регистрацию А. противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Судебная коллегия отменила постановление в отношении А., с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Корткеросского федерального суда

В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской федерации «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от 30 мая 2000 года, освобождению от наказания подлежат лица, осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы. Действие данного пункта не распространяется лишь на осужденных за преступления, указанные в п. 12 названного Постановления.

З. осужден по ст. 116 УК РФ к штрафу в сумме 6679 рублей 20 коп, по ст. 119 , 330 ч. 2 , 69 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев.

Суд, рассмотрев представление уголовно-исполнительной инспекции, от назначенного наказания по ст. 119 , 330 ч. 2 УК РФ З. освободил на основании п. 6 Постановления «Об объявлении амнистии. «, а в части назначенного наказания по ст. 116 УК РФ в виде штрафа оставил в силе, с учетом непринятия мер осужденным З. к исполнению назначенного судом наказания.

Вывод суда о том, что З. не принимал мер по исполнению назначенного наказания, правового значения не имеет, поскольку п. 11 Постановления «Об объявлении амнистии» не содержит указания на нераспространение действия п. 6 настоящего Постановления.

Судебная коллегия отменила постановление суда в отношении З в части отклонения ходатайства о применении Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской федерации «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов» с направлением дела на новое рассмотрение.

Ухтинского федерального суда

В соответствии со ст. 246 УПК РСФСР разбирательство дела в заседании суда первой инстанции происходит с участием подсудимого, явка которого в суд обязательна.

П. осужден за совершение разбойного нападения, Б. и И. за грабеж.

Как видно из протокола судебного заседания от 25.10.99 г. рассмотрение дела и исследование доказательств происходило в отсутствие подсудимого Б., который был объявлен в розыск. При этом суд освободил от участия в судебном заседании адвоката Б. по причине отсутствия последнего и дело рассматривалось с участием двух подсудимых: П. и И., определение о выделении дела Б. в отдельное производство не выносилось. В отсутствии подсудимого Б. были допрошены потерпевшие, свидетели, оба подсудимых, исследованы материалы дела, после чего дело было отложено в связи с вызовом дополнительных свидетелей.

Из протокола судебного заседания от 14.04.2000 года усматривается, что судебное заседание проводилось в присутствии троих подсудимых, однако в суде непосредственно были допрошены только потерпевший К. и судмедэксперт. Остальные свидетели и потерпевшие в суд не вызывались, не допрашивались и их показания были оглашены в порядке ст. 277 УПК РСФСР. Таким образом, подсудимый Б. был лишен возможности непосредственно участвовать в исследовании доказательств, которые судом были положены в основу его обвинения и тем самым был лишен возможности защищаться от предъявленного ему обвинения.

Вышеперечисленные факты свидетельствуют о допущенных судом существенных нарушениях уголовно-процессуального закона , влекущих отмену приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Усинского федерального суда

В соответствии со ст. 277 УПК РСФСР суд при неявке кого-либо из участников процесса, а равно свидетеля, эксперта или специалиста, решает вопрос о продолжении рассмотрения дела или отложении, при решении отложения дела суд опрашивает явившихся лиц и повторный их вызов производится лишь в необходимых случаях.

В нарушение данного требования суд при рассмотрении дела 14.12.99 г. отложил дело слушанием в соответствии со ст. 277 УПК РСФСР по основаниям не предусмотренным законом — для проведения дополнительной судебно-медицинской экспертизы. А затем, в нарушение ст. 240 УК РСФСР о непосредственном исследовании всех доказательств по делу при рассмотрении 2.02.2000 года огласил показания потерпевшего, свидетелей, данные ими в ходе первого судебного заседания и положил их в основу приговора.

Кроме того, суд при рассмотрении дела по существу 2.02.2000 года нарушил право осужденного К. на защиту в соответствии со ст. 46 УПК РСФСР и 295 УПК РСФСР не предоставив ему слово для своей защиты в судебных прениях, что видно из судебного протокола, в отсутствии адвоката.

Нарушения норм УПК РСФСР, допущенные судом при рассмотрении дела по существу являются существенными и влекут отмену приговора.

Постановление N 44у-138

Президиума Верховного Суда Республики Коми

Суд обязан исследовать данные о личности обвиняемого, при отсутствии надлежащих документов, дело подлежит направлению для проведения дополнительного расследования.

С. осужден за совершенную вместе с Н. кражу чужого имущества при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

24.08.98 г. приговор в отношении С. вступил в законную силу и был направлен начальнику Усинского РОВД для исполнения.

Вызванный по повестке в УИИ ОВД г. Усинска С. пояснил, что в г. Ухте не был с июля 1986 г., а кражу 18.02.98 г. в п. Шудаяг не совершал, к уголовной ответственности не привлекался. В середине февраля 1998 года им был утерян паспорт.

При проведении дополнительной проверки подтвердились обстоятельства пропажи документов у С.

Кроме того С., проживавший в г. Усинске, был дактилоскопирован в УВД г. Усинска.

Лицо, назвавшееся С. также было дактилоскопировано в период расследования уголовного дела в СИЗО-2 г. Сосногорска.

По указанным дактокартам была проведена дактилоскопическая экспертиза, согласно заключению которой следы рук на представленных дактокартах оставлены разными лицами.

Из ксерокопий ф.1 видно, что С. получал новый паспорт в связи с утерей старого.

В материалах личного дела лица, содержащегося в СИЗО-2 и назвавшегося С. также имеется фотография.

Сравнение указанных фотографий позволяет сделать вывод о том, что это совершенно другой человек.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Коми приговор Ухтинского федерального районного суда в отношении С. отменен в полном объеме, в связи с односторонностью и неполнотой как предварительного, так и судебного следствия, выразившейся в неустановлении полных данных о личности обвиняемого, с направлением для производства нового расследования.

Койгородского федерального суда

Неправильное применение уголовного закона является основанием к отмене приговора.

Суд при назначении наказания К. наличие в его действиях особо опасного рецидива преступлений признал в качестве отягчающего обстоятельства, и наказание назначил по правилам ст. 68 ч. 2 УК РФ.

Вместе с тем К., ранее судимый за злостное хулиганство, которое по УК РФ отнесено к категории преступлений небольшой тяжести, следовательно, суду в этом случае необходимо было руководствоваться требованиями ст. 10 УК РФ, имея в виду, что при таких обстоятельствах, согласно ст. 18 ч. 1 УК РФ имеется не опасный, а простой рецидив преступлений.

Судебная коллегия приговор изменила, указав, что в его действиях имеется не опасный, а простой рецидив преступлений, снизив размер наказания.

Эжвинского федерального суда

Суд, назначив наказание К. за преступление, предусмотренное ст. 161 ч. 2 п.п. «а , г» УК РФ, совершенное 17.10.99 г. в виде 3 лет реального лишения свободы без штрафа, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ частично сложил его с наказанием, назначенным ему условно по приговору 25.01.2000 г. за преступление, совершенное 2.10.99 г. Затем окончательное наказание также определил отбывать условно на основании ст. 73 УК РФ.

По данному делу суд назначил реальное лишение свободы, фактически описав в мотивировочной части возможность назначения условной меры наказания с учетом характера, степени общественной опасности совершенного преступления, возраста, личности осужденного, его отношения к содеянному.

Судебной коллегией приговор изменен в части назначения наказания, т.к., в приговоре указаны все основания для применения ему на основании ст. 73 УК РФ наказания условно с испытательным сроком.

Поскольку, в соответствии с п. 29 абзацем 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» условные наказания по двум приговорам должны исполняться самостоятельно, указание в приговоре на применение ст. 69 ч. 5 УК РФ подлежит исключению.

Эжвинского федерального суда

Ф. осужден по ст.ст. 131 ч. 2 п. «б» , 132 ч. 2 п. «б» УК РФ на основании ст. 69 ч. 3 путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Суд при назначении наказания Ф. по совокупности преступлений, ошибочно руководствовался требованиями ст. 69 ч. 3 УК РФ, тогда как с учетом того, что преступление было совершено до вступления в силу нового УК, суду надлежало руководствоваться ст. 40 ч. 1 УК РСФСР.

Учитывая то, что ст. 40 ч. 1 УК РСФСР также предусматривает возможность назначения наказания путем частичного и полного сложения, окончательное наказание Ф. является справедливым и соразмерным содеянному, судебная коллегия приговор в этой части уточнила, считая наказание назначенным с применением ст. 40 ч. 1 УК РСФСР.

Сыктывдинского федерального суда

В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. «в» УК РФ лицам впервые осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести и тяжких преступлений, а также лицам за совершение преступлений по неосторожности к лишению свободы на свыше 5 лет отбывание лишения свободы назначается в исправительной колонии общего режима.

Суд неправильно указал в приговоре строгий вид исправительного учреждения при назначении наказания К., поскольку К., являясь условно осужденным в период испытательного срока совершил тяжкое преступление, следовательно режим должен быть назначен общий, т.к. К. ранее не отбывал наказание в местах лишения свободы, ни одно из совершенных преступлений не является особо тяжким.

Судебной коллегией приговор изменен в части назначения вида исправительного учреждения со строгого — на общий.

Усть-Вымского федерального суда

К. и П. признаны виновными в грабеже, т.е. открытом хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, П. неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, с причинением значительного ущерба гражданину, совершенном при обстоятельствах, изложенных в приговоре и осуждены к 3 годам лишения свободы. На сновании ст. 1 Постановления Государственной Думы ФС РФ «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от наказания освобождены.

Вместе с тем, установив фактические обстоятельства дела и правильно квалифицировав действия П., суд не в полной мере учел степень общественной опасности содеянного и данные о личности подсудимого при определении ему меры наказания.

П. ранее совершал преступление средней тяжести, во время отбывания наказания вновь совершил тяжкое преступление и не осознал содеянное. Фактически он является злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, в связи с чем, согласно п. «а» ст. 11 Постановления Государственной Думы ФС РФ «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» акт амнистии в отношении П. не распространяется.

Кроме того, суд не обсудил вопрос о применении правил, предусмотренных ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ о назначении наказания по совокупности приговоров.

Ошибочно судом решен вопрос и в части гражданского иска, взыскав с родителей подсудимых 2978 солидарно, тогда как, согласно ст. 1080 ГК РФ, 310 УПК РСФСР граждане, несущие по закону материальную ответственность за действия осужденных, возмещают ущерб, причиненный преступлением не солидарно, а в долях.

Судебная коллегия отменила приговор в отношении П. и в части гражданского иска с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Интинского федерального суда

Суд, признав необходимым назначить наказание Х. и С. до трех лет лишения свободы за преступления, совершенные ими до вступления в силу Постановления Государственной Думы ФС РФ «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», обязан был освободить их от назначенного наказания в соответствии с ч. 3 п. 8 указанного Постановления.

Х. Осужден по ст. 175 ч. 2 п. «в» УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы., С осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. «в , г» УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Судебная коллегия приговор в отношении Х. И С. изменила, в соответствии с ч. 3 п. 8 Постановления Государственной Думы ФС РФ «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освободив их от назначенного наказания.

Воркутинского федерального суда

Т., ранее не судимая, осуждена за совершение преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор в отношении Т. изменен в части назначения вида исправительного учреждения со строгого — на общий, поскольку, в соответствии со ст. 58 УК РФ, строгий вид режима может быть назначен женщинам лишь при особо опасном рецидиве преступлений.

Направление дела для производства дополнительного расследования

Эжвинского федерального суда

Направляя дело для производства дополнительного расследования, судья в постановлении указал на нарушения уголовно-процессуального закона , выразившееся в том, что органы предварительного следствия не ознакомили обвиняемого и его защитника со всеми материалами дела; а именно: вместо ознакомления с находящимися в деле 425 листами, ознакомили лишь с 325 листами, что, по мнению судьи, нарушило право обвиняемого на защиту.

Вместе с тем обвиняемый и его защитник были ознакомлены со всеми материалами дела, однако при нумерации листов дела была допущена описка, вместо 425 за листом дела 424 была проставлена цифра 325 и в протоколе об окончании следствия было ошибочно указано, что им были представлены материалы на 326 листах.

Кроме того, судья в нарушение закона направил дело для производства дополнительного расследования прокурору г. Сыктывкара, тогда как надзор за следствием осуществлял прокурор Эжвинского района г. Сыктывкара.

Судебная коллегия отменила постановление судьи о направлении дела для производства дополнительного расследования с направлением дела в тот же суд на новое рассмотрение со стадии выполнения подготовительных действий к судебному заседанию.

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Еще по теме:

  • Заявление на совместительство образец рб Заявление на работу по совместительству При выполнении трудовых обязанностей вне рабочего времени работодатель может попросить работника составить заявление на работу по совместительству. […]
  • Постановил взыскать алименты Взыскание алиментов: разъяснения ВС РФ Количество дел о взыскании алиментов на детей, рассмотренных отечественными судами в 2014 году, превысило 300 тыс. ВС РФ проанализировал данную […]
  • Договор купли-продажи квартиры в пользу третьего лица образец Договор купли продажи в пользу третьего лица образец Договор купли продажи в пользу третьего лица СМИРНОВ ВАЛЕРИЙ СЕРГЕЕВИЧ (пол мужской), родившийся 28 января 1950 года в городе […]
  • Списки детей в детский сад 2018 Списки детей, которые попали в детсады Вологды, опубликуют 7 апреля В этом году списки детей, которые попали в детские сады, выложат раньше, рассказала начальник управления образования […]
  • Адвокат апшеронск сорокина Адвокат апшеронск сорокина Судебный участок №120 Апшеронского района Краснодарского края П О С Т А Н О В Л Е Н И Е 27 августа 2015 г. г. Апшеронск Мировой судья судебного участка № 120 […]
  • Банки г брянска вклады проценты Вклады в Брянске Специальные предложения Дебетовая карта «Польза» - VISA PLATINUM. Каждая покупка по карте приносит вам деньги! до 7% годовых на остаток собственных средств по карте […]